June 6, 2021

Глава 14 - Жертва

Ξ

Юношу, который первым пробудился и трансформировался, звали Да Цян. Того, кто жил с Тан Саном, называли Сяо Мутоу [П.п. – 小 “Маленький” 木头 “Дурак”], того, кто жил с Да Цяном, звали Ма Тоу.

Ван Яньфэн дал им имена, но они были очень простыми: их имена были похожи на имя Тан Сана, их звали Ван Да [П.п. - 大 “Большой/Первый, но в данном случае Старший”], Ван Эр[二 “Второй”] и Ван Сан. Ван Яньфэн также сказал им, что если они станут вассалами в будущем, то они смогут поменять свои имена. Только став вассалом, человек мог получить официальное имя и дождаться, пока бирка с именем вассала не будет повешена на них, чтобы не приняли за раба и не убили.

После обеда Ван Яньфэн попросил их вернуться в свои комнаты, чтобы они отдохнули. Их занятия начнутся завтра.

Шок в течение дня и тепло в доме, заставили Ван Эра быстро заснуть, когда они с Тан Саном пришли в свою комнату.

Наблюдая, как он засыпает, Тан Сан тихонько встал с постели, в это время небо на улице было уже темным. Он тихо прошел через холл и подошел к двери комнаты на другой стороне первого этажа, поднял руки и осторожно приоткрыл дверь. Лин Мусюэ жила в этой комнате, отдаленной от двух комнат, где жили мальчики.

Когда дверь открылась, Тан Сан увидел лицо Лин Мусюэ.

Увидев, что это пришел Тан Сан, красные и опухшие глаза Лин Мусюэ снова стали влажными.

Тан Сан зашел в комнату и закрыл дверь.

«Что с тобой?» - тихо спросил Тан Сан.

Он очень беспокоился о девочке, которая согрела его впервые после того, как он пришел в этот мир. Такое тепло действительно было редкостью для людей в этом адском мире. Когда он спросил, Лин Мусюэ мгновенно подошла к нему и заплакала: «Увааа!».

«Мама, мама…».

Тан Сан был ошеломлен, придерживая ее тело.

У него внезапно появилось зловещее предчувствие, будто в его глотке застрял ком, и он не мог дышать. «Что случилось, с твоей мамой?» - поспешно спросил Тан Сан.

Лин Мусюэ уже плакала, не имея возможности говорить.

Тан Сан нахмурился, помог ей сесть у кровати, положил правую руку ей на спину и медленно ввел свою энергию Таинственного Небесного Навыка в ее тело, чтобы стабилизировать ее эмоции.

После того, как он ввел энергию в тело Лин Мусюэ, он сразу заметил, что в ее теле была очень слабая голубая энергия, и эта голубая энергия, казалось, могла поглощаться силой Таинственного Небесного Навыка.

Тан Сан поспешно отказался от своего умения, он не хотел отнимать силу родословной Волков Ветра у Лин Мусюэ, потому что был шанс, что она не сможет её восстановить. Это действительно причинило бы ей боль.

Но после вливания энергии Таинственного Небесного Навыка в тело Лин Мусюэ, она почувствовала тепло, и её эмоции немного стабилизировалось.

Со слезами на лице, она посмотрела на Тан Сана.

«Мама, я видела маму на том алтаре.»

На мгновения Тан Сан почувствовал, что его мозг опустел.

Алтарь, мать...

Видимо, на том алтаре десять человеческих женщин были матерями десяти человек, унаследовавших родословную Волков Ветра!

Если там была мать Лин Мусюэ, то естественно, так же была и женщина, которая привела его в этот мир.

Даже если он провел с ней всего месяц, а в его голове не было никаких воспоминаний, но, в конце концов, она была той, кто привела его в этот мир.

И именно из-за того, что он решил выдать себя за пробудившего родословную Волков Ветра, она...

Думая об этом, тело Тан Сана не могло сдержать дрожь.

Он никогда не ожидал, что демоны-волки окажутся такими безжалостными. Остальные трое не знали об этом, но они скорее всего были такими же, как и Тан Сан, разлучённые со своими матерями с младенчества и вообще не смогли их узнать. Только Лин Мусюэ, росла и жила со своей матерью. Тогда ей очевидно было страшно, но мать она все же узнала.

Сильный страх не позволил ей закричать и таким образом спас ей жизнь. Но видя, как ее мать убивают, она не могла сдержать своего горя после того, как пришла в себя.

«Этот мир очень жесток». В этот момент дверь внезапно открылась. Ван Яньфэн и Цю Цзин вошли в комнату.

Глаза Цю Цзин тоже были красными.

Тан Сан резко встал: в этот момент кровь в его теле, закипела, и он действительно был не в состоянии контролировать свои эмоции. Даже если бы он высвободил маленькую частичку своего духовного сознания, он мог бы разрушить здесь все.

В этот момент Цю Цзин быстро шагнула вперед, подошла к ним, обняла Лин Мусюэ и мягко погладила по спине.

Ван Яньфэн закрыл глаза от боли.

«Каждый, вассал клана Демонов, прошел через подобное. Это правило клана Демонов. Если человеческие женщины рожают детей с родословной Демона, с точки зрения Демонов, это было непочтительно по отношению к их предкам. Чтобы искупить подобный грех, нужно преподнести этих женщин как жертв предкам. Вы же видели человеческие черепа под алтарем? Их всех убили именно по этой причине».

«Когда я увидел вас двоих, я почувствовал, что вы другие. Вы оба мудрее. Особенно ты. Хотя ты и кажешься таким же, как и другие дети, которые прошли оценку, но когда тех детей убили, твое тело напряглось. Это был не страх, а чувство готовности начать действовать. Я был рядом с тобой, поэтому я очень хорошо это почувствовал. Я не знаю, откуда ты получил знания и приобрел такую мудрость в своем возрасте, но я хочу сказать тебе, что в этом мире у тебя наконец-то появился шанс выжить. Только твоя импульсивность, может принести смерть, причем не только тебе, но и нам всем. Согласно правилам клана Демонов, во время восстания вассалов, все связанные вассалы будут казнены. Даже если ты всего лишь ребенок. Самый безопасный способ для нас сейчас, это чтобы я схватил тебя и передал волкам и позволил им пытать тебя. Вы оба, понимаете, что я имею ввиду?»

Постепенно в глазах Тан Сана гнев сменился на холод, и глядя на Ван Яньфэна, он успокаивался.

«Тогда вы собираетесь отдать меня им?»

Внезапно Ван Яньфэн почувствовал дрожь в своем сердце. Он, даже немного стеснялся, когда на него смотрел Тан Сан. Хоть Тан Сан и был пока что лишь ребенком, но рядом с ним Ван Яньфэн чувствовал себя беспомощным.

Он не мог не улыбнуться: «Если бы я хотел тебя отдать, то стал бы я тебя останавливать во время церемонии жертвоприношения? Тебе ничего не нужно делать, малыш. Ты больше не увидишь тело своей матери. С телом уже давно разобрался демон-волк. Если у тебя действительно есть сердце, тогда живи хорошо и много работай, чтобы стать сильнее». Холод в глазах Тан Сана постепенно исчез, и его сжатые кулаки медленно расслабились.

Если он пробудит собственное духовное сознание, он на 80% уверен, что сможет все здесь уничтожить. Однако, если он захочет снова стать богом, то из-за подавления этого мира, это будет сделать гораздо сложнее. Подавление Законов на этой планете слишком сильно.

В этом мире, на этом Континенте Феи, разве человеческая трагедия только в городе Волков Ветра? Нет, она в каждом уголке этой планеты. Даже если все Демоны в городе Волков Ветра будут убиты, это не сможет решить фундаментальную проблему человечества.

Ван Яньфэн прав: только если он станет сильнее, то сможет все решить.

В этот момент теплая рука схватила руку Тан Сана.

Тан Сан повернулся, чтобы посмотреть, и увидел Цю Цзин со слезами на глазах.

«Малыш, мы ничего не можем с этим поделать. Если у тебя будет хорошая жизнь, то это будет лучшим утешением для твоей матери. Когда-то у меня тоже был ребенок, но он не прошел оценку. Если бы он смог добиться успеха, даже при том, что мне бы пришлось умереть, я бы согласилась не раздумывая.

С этими словами Цю Цзин притянула Тан Сана к себе в объятия, держа его и Лин Мусюэ, она плакала.

Объятия Цю Цзин были теплыми, согревая сердце Тан Сана наполненное убийственным намерением.

Лин Мусюэ плакала и постепенно заснула в теплых объятиях Цю Цзин. Ван Яньфэн отправил Тан Саня обратно в его комнату.

«Спи спокойно», - сказал Ван Яньфэн и коснулся его головы.