It looks like you

Шум льющейся воды перекрывал даже топот моих ботинок в прихожей. Я прислушался. Так и есть. Ты не знаешь, что я дома. Ты принимаешь душ. Отлично. Скидываю тяжелую обувь и направляюсь к двери в ванную, на ходу стягивая джинсы и футболку, пропотевшую после тренировки — забыл гребаную сменку в зал. Еле слышно щелкает замок и дверь отходит в сторону, открывая фантастическую картину. Вода хлещет на пол кабины, а ты уперлась в стену, закатив глаза кверху, не видя и не слыша ничего. Легкая футболочка не спрятала возбужденных твердых сосков, призывно глядящих прямо на меня. А еще ты настолько торопилась со своей вибрирующей игрушкой, что забыла снять кружевные черные трусики. Ты успела отодвинуть только мешающую игрушке фиолетового цвета ткань. Частое грудное дыхание, такое знакомое... Такое соблазнительное...

Ты хочешь стонать громче... но боишься быть услышанной. Сжимаешь губы, кусаешь их. Я не выдержал — достал телефон. Дорогая, камера в двадцать пикселей это точно не забудет. Твои соки стекают по пальчикам, обхватывающим игрушку на батарейке. Сучка. Ноги задрожали и фокус фиксирует крупным планом блаженство на твоем изящном личике. Пауза. Тебя начинает сводить судорога. Ты вот-вот кончишь. Делаю шаг. Другой. Осторожно кладу руку на черное кольцо у основания вибратора, обхватывая и твои пальцы. Ты подскочила и вскрикнула от неожиданности. Я повернул кольцо выключателя. Тише.

— Ты... ты... — залепетал твой голос. — я закрыл твой рот поцелуем. Ты почти не отвечала на прикосновения языка. Слишком напугалась?

Секунда и вибратор катится по полу. Киска истекает, пуская ручейки по бедрам. Отрываюсь от губ, глядя в глаза.

— Я не... — начала ты трепетным голосом.

— ... хотела, дорогая... очень хотела. — я положил палец на твои губы.

Без слов опускаюсь на колени. Ощущаю твой запах. Черт! Обожаю этот запах! Отодвигаю ткань трусиков в сторону, ощущая от них просто божественный запах твоего сока. Кончиком языка касаюсь губок на гладкой блестящей киске. Ты ойкнула и улыбнулась. Чуть не сходя с ума от желания, впиваюсь губами в истекающий источник. Язык скользит, будто живет своей жизнью. Ты стонешь и уже не стесняешься. Все громче. Прижимаешь мою голову к себе. Я рычу, неистово вращая головой. Наслаждаюсь твоим вкусом. Обжигаю язык о твою вишенку. Сучка сладенькая. Я не могу видеть, но чувствую, как твоя голова мечется по стене из стороны в сторону. Твое дыхание все больше прерывается. Громкие стоны переходят в крики.

Язык резко покидает сладкую горячую пещерку. Ты зарычала в сердцах что-то нечленораздельное. Черт. Как же я тебя хочу. Твою кожу. Волосы. Рот. Язык. Хватаю тебя за талию и одним движением переношу в душевую кабину с хлещущей из гусака прохладной водой. Ты смотришь на меня мутными от похоти глазами. Тело твое не успело остыть после ласк и ты не ощущаешь прохлады. Футболка уже насквозь промокла от девичьего пота и воды. Трусики чуть спущены ниже талии слева. Растрепанные волосы.

— Сукин сын. — шепчешь ты.

Вместо ответа я устремляю на тебя взгляд, не выражающий ничего кроме желания. Ты отступаешь, глядя в мои глаза, словно кролик, парализованный страхом перед змеей.

Твои руки намыливали уставшее после тренировки тело. Спина, торс. Плечи. Твоя рука опускается вниз. Сноровисто дотстала из боксеров твердый член. Мыло скользнуло по моей плоти. Твоя ручка творила чудеса. Скользила по стволу, размазывая мыло. Я застонал, когда ты стала тихонько водить пальчиками по набухшей истекающей головке. Я расставил руки в стороны, опираясь в стену и кабину, чтобы удержаться на ногах. Победоносная улыбка но твоих губах. Опускаешься в своих трусиках, развратно приспущенных, на колени.

Очищенный от мыльной пены ствол погружается в твой умелый (я-то знаю) горячий ротик. Язычок дразнил уздечку. Смазка стекала на язычок, которым ты порхала по головке. Губки засасывали член, причпокивая. Я стонал, не в силах держаться. Глаза. Твои бесстыжие глаза. Член почти полностью в ротике — я уже ощущаю горлышко, которым ты умело обжимаешь головку, заставляя меня рычать.

— АААААА!!! Сучка! Какая же ты развратная! — вырывается из груди.

Ты поднимаешь на меня взгляд, но я не вижу — моя голова закинута кверху. Если посмотрю на тебя — сразу кончу.

Я ощутил, как член покидает твой ротик, а язычок, будто не желая отпускать, скользит по уздечке вдоль всей длины.

— Так трахни свою развратную сучку... — прошептала ты, увлекая меня за собой, держа меня отнюдь не за руку.

Мы дошли только до коридора. Трусики лежали разорванными в другом конце квартиры. Футболка болталась на двери кунхи Я развернул тебя спиной к себе и трахал сзади. Точнее, вдалбливал в тебя член с каждым ударом все сильнее и быстрее. Ноги твои подкосились и ты обязательно упала бы. Мои руки обхватили тебя за талию и за грудь, терзая соски. Ты не переставая кричала.

— Ко-н-ча-ю! Кон-чаю! Конча-юююю!!! Пожалуйста, еще-ее-еее!!! — в такт ударам вопила ты.

Я рычал от удовольствия. И кричал, вдалбливая в тебя член. От каждого удара тебя подбрасывало и ты кричала еще громче. Крик сорвался на визг. Я почувствовал, как ты течешь. По моим ногам стекал твой сок. Я это знал точно.

— Нельзя — шепчу — Терпи. Терпи.

Член пульсировал в твоей киске. Я ощущал, как ты обжимаешь меня внутри. На миг замедлил темп.

— Пожалуйста — пропищала ты не своим от удовольствия голосом. — Позволь...

— Нельзя! — я стал уже не переставая долбить твою мокрую киску. — Терпи, сучка... кого хочешь?!!

— Тебя... — шепчешь — Тебя... — голос все громче.

Киска истекает по твоим и по моим ногам. Удары еще сильнее. Я кричу, не желая прекращать этот сладкий разврат. Твои роскошные волосы, мокрые, спутавшиеся. Хватаю их одной рукой, наматываю на кулак. Чуть тяну на себя, сбавляя темп и останавливаясь.

— Хочу тебя! Тебя!!! Тебя!!! Сукин ты кобель, бля!!! С ума сводишь, садист, твою мать!!! — ты кричишь так дерзко. Так неожиданно. И сексуально.

Чуть тяну волосы на себя, разворачивая лицом. Бешеные от похоти глаза. Ноги не держат тебя. Взгляд испепеляет желанием...

В кухне тебя разметало по столу под ударами, проникающими в девочку. Крики стали хриплыми...

— Сильнее... Сильнее... — шептала ты... — Да... Мммммм...

Я вновь бьюсь в тебя изо всех сил. В награду ты кричишь... Громче. Громче. Кто-то сверху застучал по батареям. Дорогая, мы перебудили соседей.

— Кончаю!!! ДАААА!!! — киска пульсирует. Ты бьешься в экстазе об стол. Обессиленно стонешь, прогибаясь. Как же сладко и долго. Кажется, это три оргазма, перешедшие в один большой, яркий, непрекращающийся, сладкий до невозможности.

Ты наконец, довольная, обессиленная, откидываешься на стол. Глядя прямо в глаза, произносишь:

— Иди ко мне — облизываешься явно намекая...

Головка скользнула между твоих горячих губок и ты причмокивая, лежа на столе, принялась отсасывать, все так же развратно и похотливо глядя в глаза. А может даже глубже, чем в глаза.

Еще два движения... Черт...

— Ааааааа... — стон вырывается из груди и сперма заливает твой ротик, не умещаясь. Ты с упоением глотаешь и облизываешься. И неотрывно смотришь в г��аза...

— Как тебя много, дорогой. — белая капля стекает по краю губ. — А еще ты вкусный, я тебе не говорила?

Я совершенно обалдевший от всего, что происходило в последние полчаса, смотрю пустым взглядом в окно.