Ага!

До моря оставалось недолго. Двое парней шли по пыльной просёлочной дороге, щурясь от яркого солнечного света. Пахло травой и уже немного — прибрежной тиной. Парни несли в руках пакеты с бутылками воды и домашнего вина. Больше в пакетах не было ничего — ни полотенец, ни плавок, хотя они собирались искупаться и посидеть на берегу.

— Я, кстати, трусы не надел. Не хочу потом сушить, лучше дольше в воде пробудем. — Сказал Петя. Он был одет в тонкие широкие штаны на резинке, футболку и шлепки.
— Ага. Я тоже без них буду купаться, всё равно никого нет. — Ответил Славик.

Вдоль берега водохранилища, которое для краткости называли морем, росли деревья и густой камыш. Возле воды всегда можно было найти укромное место с песчаным подходом к воде и парой коряг, на которые удобно повесить одежду. Парни очень ценили такие места. Они знали друг друга с детства и уже не первый раз купались голыми. Пете очень нравилось оставлять всю одежду на ветке и заходить в воду как можно дальше, так чтобы почти не видеть берег — вокруг только небо и вода. Петя подозревал, что и Славе это нравилось, потому что тот всегда выходил из воды с торчащим членом. Петя, конечно, делал вид, что ему не интересно. Сам он был полноват, стеснялся своей наготы, но ради того, чтобы увидеть друга голым переступал через стеснение. А Славик был очень хорош — широкоплечий, мускулистый с красивыми руками и короткими рыжими волосами. Прямыми на голове и кудрявыми там, куда нужно было стараться не смотреть.

Славик как раз закончил рассказывать, где купил вино, когда они подошли к берегу в том месте, где обычно купались.

— Давай уже попробуем? — Сказал Петя.

Парни отпили по очереди из литровой пластиковой бутылки. Петю мучила жажда, поэтому он сделал большой глоток. Гораздо больше, чем стоит делать в жару на пустой желудок. Вино было сладким, тёплым и очень хмельным. Он сразу почувствовал, что пьянеет.

Обычно они раздевались до трусов и остывали перед тем, как войти в воду, но сегодня Петя был без них. Он разулся, вдохнул поглубже и стянул штаны. Пока он наматывал их на ветку, чтобы не унесло ветром, Славка тоже остался только в футболке. Его толстый розовый член стоял. Головка оголилась и на ней искрилась капелька смазки. Петя смотрел на член, совершенно позабыв из-за вина об осторожности.

— Это ситуация способствует… — Славик неловко улыбнулся, взял член за основание и натянул кожу на головку привычным жестом, который до этого не видел ни один посторонний человек. Петя чуть не перестал дышать.

— Пошли в воду — сказал он, снял футболку и направился к морю.

Минут двадцать они плавали, пока не устали, потом нашли плоское дно в том месте, где вода была по грудь и остановились передохнуть. Волны толкали то к берегу, то обратно, поэтому приходилось подгребать руками, чтобы сохранять вертикальное положение. Петя не мог перестать думать о члене друга. Интересно, у него до сих пор стоит?

Парни говорили о прочитанных книгах, об общих знакомых, о всякой ерунде и расстояние между ними сокращалось. Тогда Петя решился на трюк. Он повернулся к другу в профиль и делая вид, что теряет равновесие, начал грести под водой совсем рядом с телом Славы, протянул руку под водой и коснулся ладонью члена. Член стоял!

— Ой, извини! — Петя отступил на шаг — Я случайно!
— Ничего… можешь продолжать  — ответил Славик.

Они прижались вплотную, чтобы устоять против течения и дрочили друг другу. Даже в прохладной воде член Славика был горячим. Горячим, толстым и очень твёрдым. И дыхание его тоже было горячим. Петя осмелел, он трогал и ласкал Славика везде — яйца, грудь, он мял его жопу — черта, которую не должны переходить два натурала, даже если они много выпили.

Вдалеке на берегу показались люди. Какая-то женщина и ребёнок подошли к воде. Наверное, выбирали, где расположиться. Петя на мгновение испугался, но Слава обхватил его ногами под водой и начал дрочить быстрее. Стало труднее сохранять равновесие, но такого возбуждения Петя не испытывал ни разу. Когда люди ушли, он сказал:

— Пошли на песок, я хочу тебе отсосать.

Эти слова дались ему тяжело. Он увидел тень сомнения на лице друга, но Славик ответил: «Ага». Выходя из воды, они держались за руки.

На суше ребята выпили ещё вина. Петя опустился на колени и сразу облизал головку. Никаких сомнений, как это обычно описывают в плохих историях, он не испытывал. Он очень хотел этого и хотел давно. Мужчина знает, как обращаться с членом, поэтому Петя сначала щедро обслюнявил его, чтобы капало, потом взялся левой рукой за основание и начал ритмично двигаться. Когда слюна начала стекать по яйцам, Петя их облизал. Облизал ниже и глубже. Прижался лицом к мокрым волосам в промежности. У него кружилась голова от запаха, возбуждения и вина. Яйца Славика — аккуратный нежно-розовый кожаный мешочек — подрагивали от движений языка. Когда вся промежность стала влажной и скользкой, Петя взял член в рот как можно глубже, одной рукой лаская там, где успел облизать, другой начал сжимать жопу Славика, подталкивая его вглубь себя.

Этот член было невозможно проглотить целиком, он входил в горло до рвотного рефлекса, но всего наполовину. Пете нравилось, он хотел ещё глубже, чтобы нос уперся в пах, а из глаз полились слезы. Он увеличил темп, лапая руками всё тело друга — даже проскользнул к его дырочке, потом взял Славика за бёдра и начал ебать себя в рот всё быстрее и быстрее. Слава убрал руки за спину и стонал. (Ах если бы он схватил ими голову и долбил не давая вдохнуть!)

— Я сейчас кончу!

Петя промычал и увеличил темп. Слёзы всё таки появились в глазах. Член во рту запульсировал и потёк. Соленая и густая сперма наполнила рот и вытекла через уголки губ по подбородку. Удивительно, но она была по-настоящему вкусной. Петя проглотил всё, что успел, облизал губы и член, как в порно, чтобы не осталось ни капли. К этому моменту они были совершенно пьяными. Петя сидел на песке с липким лицом и боялся смотреть вверх, в глаза.

— Давай я тебе.

Петя снизу, Славик сверху — они лежали на песке и сосали. Слава очень старался, он нежно прошёлся по стволу, потом начал ритмично сосать, иногда подаваясь вперед чтобы облизать яйца. В эти моменты Петя видел вблизи оттопыренную жопу и розовое, почти безволосое, колечко сфинктера. Он приподнял голову и поцеловал ягодицу, потом облизал дырку. Как же он хотел, чтобы Славик сел ему на лицо, хотел втянуть его запах, почувствовать горячее тепло его промежности. Они никогда не говорили о сексе откровенно и вот без всяких разговоров трахаются на пляже, куда в любой момент могут прийти люди. И им обоим плевать — увидят ли их. Петя даже хотел, чтобы все увидели его с хуем во рту. Он примкнул губами к дырочке Славы, попробовал продавить внутрь язык. Не получилось и тогда он начал лизать, иногда покусывая булки. Он хотел бы войти в него членом — он с детства смотрел на эту округлую классную задницу. Но никогда не решится предложить. Даже после всего, что уже случилось. «Мы просто лучшие друзья» — думал Петя, облизывая яйца и хуй Славика, пока Славик постанывая делал для друга тоже самое.

Слава кончил. Потом кончил ещё раз. И ни капли не пролилось на землю. У Пети болело горло. Он отметил с удовольствием, что дело не в холодной воде, а в том, что его долго и сильно трахали. Он хотел обнять друга и поцеловать в губы, но вино уже выветрилось вместе с решительностью. «Мы же не пидоры какие-то» — думал Петя.
Петя больше всего боялся, что Слава пожалеет, что ему станет противно. Поэтому он начал говорить о воде, о том, как здорово, что не нужно сохнуть, о пути обратно. И разговор получался совершенно нормальным. Как будто сегодня и не случилось то, о чем Петя мечтал со школы, как будто они не держались за руки, как будто во рту не было вкуса спермы.

Они устали и шли обратно в два раза дольше, чем к воде. Петя пытался разобраться в себе. Возбуждение прошло, но что-то осталось — чувство, которое было всегда теперь не хотело отступать. Петя хотел сказать: «Знаешь, я очень тебя люблю». Но вместо этого крепко пожал другу руку и сказал:

— Давай ещё сходим как-нибудь?

И Славик ответил: «Ага».