Вы любите поезда?

Я люблю. Мерное покачивание, стук колес, шелест ветра и бумаги, запахи металла, еды и дешевого парфюма. Все это делает поездку настоящей.

Мне часто приходится ездить: мои родственники живут в другом городе. Чтобы скоротать время, я всегда беру с собой книги.

В этот раз я взял что-то фэнтезийное, попавшееся мне на глаза в старой букинистической лавке. Я всегда любил её больше прочих. Она находилась на окраине города, людей в ней всегда было очень мало. Заходя в нее, посетитель сразу чувствовал запах книжной пыли и времени. Продавец в этой лавке, сколько я себя помню, не менялся. Пожилой мужчина в узких очках и коричневом костюме — помнится, он чем-то напоминал мне Бильбо Бэггинса.

Приглянувшееся мне издание казалось довольно старым, изрядно потрепанным временем. Страницы уже пожелтели, обложка, увитая металлическим узором, была изготовлена из какого-то бархатистого материала. Что ж, посмотрим.

По привычке, начал читать только после того, как поезд тронулся: ощущение движения всегда успокаивало. То, как плавно улицы, дома и автомобили переходили в поля, леса и озера.

Книга затянула меня с первой страницы. Никогда не думал, что что-то может так сильно увлечь.

Я зачитался так, что не заметил, как прошло три часа. Выдохнув и положив закладку, я отложил книгу на столик и поднял глаза на слегка запотевшее окно. Сердце замерло.

Невозможно было поверить своим глазам. Быстро протерев глаза и окно, я взглянул на него еще раз, чтобы убедиться.

Вместо деревенек и лесов за окном виднелись огромные папоротники размером с наш поезд, сверху которых можно было увидеть разноцветные бутоны цветов. Среди всей этой красоты летали бабочки — от самых больших до самых маленьких.

Я подумал, что это сон. Усиленно протерев глаза, пару раз ущипнул себя за плечо.

Не сон. И не галлюцинация. Не только вижу, но и чувствую прекрасный аромат цветов и свежести.

Я с жадностью впитывал каждую черту, каждую деталь открывшегося мне мира, будь то животное, или насекомое, или какое-то диковинное растение.

— Это Алания, — услышал я звонкий голос рядом с собой и повернул голову. Сбоку от меня сидела миниатюрная девушка, одетая в короткое, походившее на бутон, платье. Она перевела взгляд прекрасных желтых глаз на меня и улыбнулась так, что можно было разглядеть ее немножко заостренные клыки. Это ничуть не пугало, скорее наоборот — притягивало.

— Что? Страна из сказки?.. Кто ты?

Девушка звонко рассмеялась, откинув голову назад так, что её серые волосы с мягким шелестом скатились с плеч за спину.

— Я проводник в этот мир. Мое имя Арматриа, что означает “серебряный танец”. Я полуэльф-полунимфа. — Только тогда я заметил, что её ушки действительно были немного заострены, да и черты лица казались очень правильными. Однако я думал, что все эльфы бледны, она же была немного смугла.

— Очень приятно… Мое имя Марк, что означает “молот”. Конечно, не такое красивое, как у тебя… — Арматрия вновь рассмеялась.

— Смотри! — она указала на окно, и я перевел взгляд на пейзаж.

Поезд выехал на открытое пространство, и вокруг расстилалось лишь бесконечное поле зеленой травы, в высоту едва достигающей окна. По нему летели воробьи, не уступавшие в размерах лошадям. На них находились наездники.

Это были темноволосые девушки и юноши. Они были облачены в доспехи и летали в определенном порядке. Мне показалось, что так у них проходят какие-то учения.

Один из всадников пролетел прямо вдоль поезда, и я успел разглядеть его лучше. Кожа у него была смуглая, куда темнее, чем у моей проводницы, а уши были чуть более заостренными. Выделялась ещё одна маленькая особенность — небольшие рожки, наполовину скрытые волосами.

Это все так восхищало, что сердце замирало от одного только взгляда. И хотелось совсем не дышать, чтобы не спугнуть проносившиеся мимо образы.

— Это мормары. Сложно сказать, на кого они больше похожи. Что-то от эльфов, что-то от лесных духов. Мормары — воины. Лучшие из всех. Их часто используют в войнах. Сами же они конфликтов не создают.

— Что-то вроде наемников?

— Да, абсолютно верно! — девушка искренне обрадовалась тому, что я правильно понял ее, и это не могло не вызвать улыбку.

Один пейзаж сменялся другим, и вскоре справа показалось озеро. В нем плавали розоватые кувшинки. Вода была кристально-чистой, и можно было разглядеть водоросли на самом дне. Чуть вдали вырисовывались большие камни, на которых сидели прекрасные девушки с рыбьими хвостами вместо ног. По всему телу у них вились татуировки на тон бледнее цвета хвоста. Они пели красивые песни на неизвестном мне языке, и голоса их были благозвучны, даже приторны. Я не понимал ни единого слова, но почему-то был уверен, что в песне их рассказывается о какой-то красивой легенде.

Рядом с булыжниками плавали рыбки, возможно, не меньше меня наслаждаясь столь дивным пением. Мне вдруг захотелось спрыгнуть с поезда, окунуться вместе с ними и плыть на зов прекрасных дев. Вода казалась прохладной, освежающей и манила без конца.

— Это сирены. Отличаются от русалок по сути только голосом. Русалки немы, но прекрасны. Сирены прекрасны, но еще и поют красиво.

Кивнув и выдохнув, я перевел взгляд на книгу. Интересно, все видели такое после прочтения или только я?

Взгляд снова вернулся к окну, и поезд снова оказался в зарослях растений. На этот раз за окном расстилалось маковое поле. Алые головки цветов виднелись далеко впереди, а среди них летали маленькие существа с тончайшими серебристыми крыльями, одетые в пестрые наряды, похожие на лепестки цветов.

— А это те самые нимфы, чья кровь течет в моих жилах. Правда же, они прекрасны?

— Да. А у тебя тоже есть крылья?

— Не знаю. Я еще не достигла того возраста, когда они отрастают. Они ведь появляются после первых ста лет.

Я распахнул глаза и удивленно уставился на свою проводницу.

— После ста?! Сколько же тебе тогда…

— Ну… — девушка смущенно закрутила прядь серебристых волос на пальце. — Мне еще только восемьдесят девять. Но ты не переживай! Проводниками у нас становятся с пятидесяти.

Я не мог поверить, что этой милой девушке уже восемьдесят девять! Хотя чему я удивлялся? Этот мир был совершенно другим. Все происходящее напоминало сказку, и я не мог поверить в его действительное существование.

— Молодой человек! Молодой человек, просыпаемся… — где-то вдалеке прозвучал неприятный грубый голос.

— Нам пора прощаться... — печально проговорила Арматрия.

— Я еще смогу увидеть тебя?

— Помни, что ты всегда сможешь оказаться в нашем мире, — девушка коснулась моей головы. — Просто закрой глаза и вспомни обо мне. Ты будешь помнить и прошлые визиты в наш мир...

— Прошлые?.. Погоди, разве я бывал здесь?

— Да. Ты бывал здесь в детстве. Может, помнишь? Мы играли с тобой, когда ты был совсем маленьким. Наверное, отчасти поэтому ты обладаешь столь богатой фантазией, — девушка смущенно рассмеялась.

— Я обязательно вернусь.

— Тогда до встречи, Марк. До встречи.

Арматрия легко коснулась моего лица пальцами, и ее силуэт начал расплываться, превращаясь в совершенно другой...

Я вздрогнул и резко открыл глаза, нервно оглядывая все вокруг. Передо мной стоял контролер, рядом находился обычный столик, обычные запахи и звуки окружали меня. Что самое обидное — вид из окна тоже был будничный, совершенно непримечательный.

— Поезд подъезжает к вашей остановке. Готовьтесь к выходу заранее. Остановка делается всего на двадцать минут, поспешите.

— Да, конечно. Благодарю.

Я посмотрел в окно. Справа показались серенькие пятиэтажки, между которыми ютились ларьки, и таких скучных, безликих строений становилось все больше и больше: поезд подъезжал к городу.

Видимо, настала пора возвращаться к реальности.

Я перевел взгляд на столик и заметил, что книги на нем больше нет. Сначала меня охватил страх. Я боялся, что не смогу вернуться туда, не смогу увидеть чудо того мира. А потом напряжение резко пропало, улетучилось, и я ощутил спокойствие. Может быть, моя проводница забрала книгу, как билет в тот мир?..

Я собрался и покинул поезд вскоре после того, как он достиг станции. На душе осталось приятное ощущение сказки. Из-за облаков выглянуло солнце, и я подставил навстречу ему лицо, с которого ещё долго не сходила улыбка.

Ступив на платформу, я оставил позади волшебный поезд в необыкновенный мир. Но я знал, что стоит только закрыть глаза — и снова можно оказаться в том прекрасном месте.