March 14, 2020

Как вождь пролетарской революции обманывал царских жандармов

Как вождь пролетарской революции обманывал царских жандармов

«Сегодня съел целых шесть чернильниц» - читала дома Мария Ильинична Ульянова письма от своего брата Владимира, от того самого, который является первым из кремлёвской троицы «лежащий Владимир, сидящий Владимир и стоящий Владимир».

Что? Ленин ел чернильницы? Однозначно, да. 17 июля 1903 года, по воспоминаниям Владимира Ильича, во время заседания РСДРП в Брюсселе кто-то крикнул «Полиция!», и будущий вождь пролетарской революции схватил со стола чернильницу и проглотил её, не жуя.

Это случилось не просто так, а благодаря одной из привычек. Ленин раньше чернильницы ел часто. Правда, не совсем настоящие. Из хлеба.

Но обо всём по порядку.

Конечно же, за революционером наблюдали и следили, и когда он был на воле, и когда был в тюрьме. И способы обмана Лениным царской охранки достаточно интересны. Как он сам часто говорил, «нет такой хитрости, которой нельзя было бы перехитрить».

Однажды в дом к Владимиру Ильичу пришли жандармы, очень желающие проверить его библиотеку на премет запрещённой литературы. Конечно же, таковая у него имелась, иначе, какой он, к чёрту, революционер? И стояли эти книги на нижней полке. Ленин, конечно, и бровью не пошевелил, лишь изобразил величайшее радушие, подвинул жандармам стул со словами «...А то неудобно же будет тянуться до верхней полки!» Полицейские только удивились его вежливости и обходительности и, конечно же, начали смотреть с верхних полок. А когда дело дошло до нижних, тут уже и будущий вождь все шутки-прибаутки по нескольку раз выдал, да и сами слуги закона устали порядком. Справедливо рассудив, что, раз практически во всём шкафу нет ничего запрещённого, то и на нижних полках ничего не будет, жандармы откланялись и уехали. А оставшиеся в усадьбе супруги Крупские долго истерично ржали после пережитого.

Сидя в тюрьме, Ленин придумал хороший план — писать письма с грамматическими ошибками. Причём так, что эти ошибки складывались в слова. Сестра будущего вождя рассказывала о том, как однажды получила от него очень странное письмо. В нём наш политзаключённый начинал с какого-то стихотворения, писал о том, как ему хорошо живётся в тюрьме, пересказывал содержание «Капитанской дочки» и ещё много всего, и всё это с жуткими грамматическими ошибками.

Письмо начиналось так: «Вуглу Мышь седит, нна меня глядит. Бяда!...». Подчеркнув первые ошибки («У меня...»), женщина поняла способ расшифровки и без особого труда поняла, что ей хотел передать Ленин. Если кому интересно, в письме он сообщал, что у него отобрали деньги.

Владимир Ильич в тюрьме писал, разумеется, не только письма. Ему в голову приходили умные мысли, и их надо было как-то передать на волю. Тут и родился гениальный план. Писать нужно было не чернилами, а… молоком. Благо его-то Ленину давали в больших количествах за вредность — он жаловался на ослабленное здоровье. Бумагу, на которой что-то написано молоком, революционеры нагревали с помощью лампы — и вуаля, мысли вождя отчётливо проявлялись на, казалось бы, чистом листе. Писал Ленин между строк в книгах, которые ему передавали.

А вот импровизированные чернильницы он делал из хлеба. Жандармы частенько любили заходить к нему в камеру; едва заслышав лязг ключа в замке, Владимир Ильич быстро всё съедал. Правда, он не учёл одного важного факта… Охранники об этом догадались.

«Мы-то прекрасно знали о том, что заключенный Ульянов ест чернильницы. И вздругорядь, понарошку, в день раз по сто к нему заглядываем. Ужо-тка забавно было нам смотреть, как он глотает их не жуя. Они уж не лезут ему, а он все глотает. Бедовый был! А ночью мучился, сердечный. Пучило его ночью! Страшно слушать! Зато за 14 месяцев, что он у нас пробыл, он так крепко раздался от постоянного переедания, что штаны лопались» (Н.Г.Зябин. «Мои встречи с Лениным». Париж, 1924, изд.»Суаль», с.248)

Рассказывают, что в определённый период ему давали сильно разбавленное молоко, поэтому его труд «Очерки политической экономии начала XIX века», написанный тогда, не сохранился.

P.S. Вы, разумеется, можете попробовать этот способ дома. Но учтите: молоко в царской России было, разумеется, куда более жирным, чем то, что сейчас, поэтому может и не получиться, уж не сочтите за хруст булкой)

Ну и напоследок держите пару анекдотов на тему, а то вдруг не слышали:

«Ленин, сидя в тюрьме, сделал себе из хлебного мякиша чернильницу, из куриного пера ручку, из молока чернила, а из соседа по камере он сделал себе Крупскую»

«Потом, в эмиграции, он хвастался Крупской:
- Как вспомню, Наденька, жратва в тюрьме была архиневажнецкая. Вот я и разводил лохов из подполья на хлебушек с молочком, типа в книгах между строчками тайно писать сообщения буду».