March 10, 2020

Инъекция

— Стой! — женщина успела схватить за руку мальчика, в слезах бежавшего к выходу из подвала. — С ума сошел? Куда ты побежал?

— Там моя мама!

— Она, наверное, укрылась в другом месте. Найдешь ее, когда все прекратится.

Со временем грохот от разрывов снарядов стих, люди начали выходить из убежища. Перед их глазами предстала ужасная картина: дома, что уцелели во время предыдущих обстрелов, сейчас были практически полностью разрушены, всюду кровь, части тел, нечеловеческие крики раненых. На земле лежали десятки тел, многие из которых нельзя было опознать.
Над одним из тел горько плакал тот самый мальчик. Он нашел свою мать.

* * *

Мартин рассматривал людей в толпе. «У полиции нет шансов, — думал он. В метро огромное количество пассажиров, и практически любой может оказаться злоумышленником. — Ходят, ищут. Так, ко мне идут».
В следующую минуту Мартин уже лежал в наручниках.

— Что вы делаете? Я ни в чем не виноват!

— Заткнись, сволочь, думал, можешь так просто по городу разгуливать? Думал, не найдем?

— Я не понимаю, о чем вы. Вы меня с кем-то спутали.

* * *

— Кто-нибудь скажет, за что меня арестовали?

— Хватит дурачком прикидываться! — офицер положил перед задержанным планшет.— Полюбуйся на себя, урод.

От увиденного у Мартина изменилось выражение лица, стало заметно, что ему не по себе. На записи он подходит к полицейскому, о чем-то спрашивает, затем достает нож и наносит несколько ударов в живот, после чего забирает табельное оружие и скрывается.

— Скажешь, это был не ты? Куда ты дел пистолет?

— Это не я. Я был в тот вечер… Не помню, где.

— Умнее ничего не мог придумать? Ладно, не говори, сами найдем. Твою квартиру уже обыскивают. Что ты делал в метро? Куда ты ехал?

— Я просто ехал на работу.

Допрос прервал телефонный звонок. Офицер вышел за дверь.

— У тебя есть сообщники? Где планируются теракты? — спросил он, вернувшись через пару минут.

— Я не…

— Слушай сюда, идиот, за полицейского тебе светил огромный срок, но теперь тебя точно ждет инъекция. У тебя дома нашли пистолет. Еще нашли нож, которым ты, судя по всему, и совершил убийство. А знаешь, что еще? Рюкзак со взрывчаткой, который ты даже не удосужился спрятать. Ну давай, скажи, что это не твое.

— Послушайте, я не понимаю, что происходит. Да, я не отрицаю, что на записи мое лицо. Но я не помню, где был в тот вечер и как этот пистолет оказался у меня дома. И про взрывчатку слышу в первый раз.

— Понятно, решил прикинуться чокнутым. Не поможет.

— Да я действительно ни черта не помню! — сорвался Мартин.

— Послушай, мой тебе совет, если хочешь отделаться большим сроком, выкладывай все. Это твой единственный шанс, — сказал офицер уже более спокойным тоном.

— Хорошо, — вздохнул задержанный. — Я планировал теракт в метро.

— Тогда зачем ты убил полицейского?

— Мне нужно было достать оружие. Я планировал сначала начать стрельбу.

— Зачем стрельба, когда есть взрывчатка?

— Детонатор бомбы связан с датчиком сердцебиения. Пока я жив, она не взорвется. Я хотел пострелять в толпу, затем меня убили бы полицейские.

— У тебя есть сообщники?

Телефон зазвонил снова. На этот раз полицейский не стал выходить. На протяжении разговора он смотрел на Мартина. В его глазах злость смешалась с досадой.

— Вот и мои сообщники, — усмехнулся Мартин, едва офицер успел положить трубку. — Метро, аэропорт и торговый центр, полагаю?

— Ах ты тварь! — в лицо арестованного прилетел кулак.

— Мы провели вас как детей! — улыбнулся Мартин, сплюнув кровь. — Вы так были заняты желанием отомстить за смерть одного из вас, что не думали больше ни о чем! Это и позволило моим друзьям подготовить все должным образом.

* * *

— Мое последнее слово? Ха-ха! За меня вам все скажут мои братья! Эти теракты были лишь началом. Теперь вы будете бояться. Ваше правительство думало, что может безнаказанно уничтожать целые города, убивать тысячи мирных жителей, делать детей сиротами, но нет. Спустя годы пришло время возмездия. За преступления ваших лидеров будете страдать вы, простой народ, как страдали мы. И я рад, что отдал жизнь ради великой цели!

— Вводите инъекцию.

Автор: Дмитрий Коваль