Марко и свобода слова

by ...
Марко и свобода слова

Часть первая

12** год

(или немного позже, или не много раньше - никто не знает, и никогда уже не узнает)

Марко Поло вместе с отцом и дядей выходят в пеший поход. Они выдвигаются из Венеции, их цель - Индия. Переход занимает 4 года, за это время Марко взрослеет до 22 лет, дядя и отец его, очевидно, взрослеют также. Индия встречает их настороженно, на территории ее вот уже как пол века властвует королевство монгольского Хана. Со свитой своей и двором, Хан заседает в стенах большого дворца где-то в Китае, а Индия вместе с другими владениями управляется доверенными людьми, то есть управляется удаленно (ОЧЕНЬ удаленно). Местный нойон (или князь) намеревается линчевать всю чету по фамилии Поло, в общем за то что без спроса нельзя преступать его территорий, то есть территорий монгольских, то есть вообще любых, не считая водных, да наверное и тех тоже, ведь картина мира монгола была такой: есть моя земля, а еще есть земля.. которая скоро будет моей.

Над головой их был занесен топор. Зазвенел гонг. И вдруг: «ЗОГСОХ!». Это крикнул гонец. Он сказал «стойте». Несчастный придворный колесил по Индии уже не первый месяц, Хан поручил ему ВЕЛИКУЮ миссию: империи нужны иностранные гости. Марко, отца и дядю развязали, посадили на караван и повезли в Китай.

Зачем итальянцы поперлись в такую даль? Сидя на мировой жиле, в самом богатом городе мира, в Венеции, где корабли переворачивали мачтой вниз, чтобы поскорее освободить трюмы от золота. Что их заставило? В общем отец. У которого порвались все связи и подпортились отношения. Ни один торговый дом не хотел его видеть, слышать и что самое страшное, торговать. За что с ним так поступили, мы не знаем. Марко Поло не пишет об этом в своих дневниках.

Первая остановка каравана, она же последняя, случилась, когда Марко стукнуло 23. Он, отец и дядя предстали во дворе Ханского Дома. По дороге в Китай, один очень юркий молодой человек обнаружил в себе лингвистический гений. Всего за пол года Марко выучил китайский язык. Хан принял его в главной палате.

(текста настоящей беседы не существует, все слова, приведенные ниже, подтверждаются только фантазией автора)

хан. ТВОЕ ИМЯ ЧУЖЕСТРАНЕЦ

марко. Мое имя — Марко, мой господин.

хан. ТЫ НЕ ПОНЯЛ, ТВОЕ ИМЯ — ЧУЖЕСТРАНЕЦ

марко. Я прекрасно понимаю вас, господин. Мое имя — Марко.

хан. ТЫ СМЕЕШЬ ДЕРЗИТЬ В НАШЕМ ДОМЕ?! ЧУЖЕСТРАНЕЦ!

марко. Не понимаю вас, господин.

хан. (громко) ЧУЖЕСТРАНЕЦ!

марко. (громко) Не понимаю, господин.

хан. МАРКО?!

марко. (покорно) Да, мой господин?

(следующая часть разговора опущена за изобилием отчаянной брани, которую часто приходится слышать там, где маленький человек берет верх над большим)

хан. Ладно, Марко, ты привезешь мне жену. Моя несчастная супруга скончалась. Новую я возьму только из племени ***. Это традиция. Хан не может жениться на других женщинах.

марко. Благодарю за доверие, господин. По моему расчету это будет длинный поход, ваше величество сможет обеспечить нас необходимым?

Доверие Хана лилось через край. В формате такого текста упомянуть некоторые нюансы трудно, но общее дело можно представить так: перед тем как Великий Хан поручил ему поиск невесты, Марко успел выполнить несколько заказов поменьше (чаще связанных с поиском редких драгоценностей или животных). Поэтому говорить, что Марко получил доверие Хана сразу, как только слез с каравана, будет, конечно, неверным.

В поход снарядили два корабля. Груженые продовольствием, оружием, золотом. Запасов в эквиваленте хватило бы на одну-две небольших гражданских войны где-нибудь в Ливии или Вьетнаме. Хан очень хотел жениться.

Марко потратил на путешествие чуть больше года. Запасы ему пригодились. До последней копейки. С этой миссии он вернулся в жутком отчаянии. Хотя задание было исполнено, но ценой как ему казалось несоразмерной. Он вернулся без кораблей, без людей, без продовольствия, без золота, но с невестой. Ее племя оказалось большим и невероятно ревнивым. Люди Марко вырезали их популяцию с корнем, а оставшиеся ресурсы закончились на отходе, когда не очень любезные очевидцы геноцида (из соседнего племени) решились проводить экспедицию в добрый путь.

Великий Хан остался доволен. Второй или третий год на службе, и Марко окончил его с отличием.

Понимая теперь свой статус и размер последней услуги, Марко просил позволения Хана отпустить его обратно, на родину.

Он вернулся в Венецию вместе с отцом, с дядей и с хорошими отпускными. В дорогу им сшили три плотных халата, подложка которых была набита камнями: красными, зелеными, синими и прозрачно-граненными. И выдали литую дощечку из золота. В две ладони размером. На ее полированной стороне - китайская надпись: "Друг Хана. Пищу, кров, любые земные капризы, покорность и помощь" Это был билет в рай. Любому, кто ослушается человека с такой погремушкой обещана смерть - так кончалась надпись внизу дощечки, где золото было вдавлено ханской печатью.

В Венеции слава Марко не пригодилась. Он посетил не один знатный дом, но объем и экзотика его приключений только смущала сытый купеческий мир. Это было обидно. Буквально на блюдечке он принес им тайны и географию еще неизвестного куска суши, куда во век не добиралось европейское знание. А его осмеяли, снисходительно и в глаза провожая по имени "Милльон", какое прозвище ему дали за манеру все исчислять в миллионах. Он правда забыл язык, больше 10 лет общаясь азиатским наречием, родной итальянский практически улетучился. Отец и дядя тем временем устроились на "содержание" своих халатов и хорошо себя чувствовали. Но Марко грызло сознание ненужного человека. И месть его стала бесценной. На несколько камней из своей накидки он выкупил человека по имени Рустикелло. Этот придворный писарь стал соавтором Марко в его единственном сочинении: "Книга о разнообразии мира". Позже известная как "Книга Чудес Света" или просто "Путешествия Марко Поло". Это чудовищная литература. Читать ее невозможно. Триста страниц безобразно сухого текста. Которыми Марко перевернул Италию. До книгопечати оставалось около трех столетий. Книги тогда распространялись переписью. Писарь получал оригинал текста, делал совсем неточную копию и в лучшем случае немного помятый оригинал уходил к следующему. Писарь - человек увлеченный и образованный, который из лучших соображений нередко любил исправлять текст или вписывать от себя, чего-нибудь нового, неизвестного автору. Так книга Марко от копии к копии разрасталась новыми наблюдениями и заметками о разных причудах света. Но первые главы Рустикелло записывал со слов Марко. Это самые странные и тяжелые ее части. В них нет описаний, только конкретные данные. Такое-то поселениe на юге Китая, от него столько-то вёрст до первого города, к городу несколько подъездов, внутри три рынка, четыре национальности, две святыни, стены невысокие, на территории небольшое озеро. И в таком стиле триста страниц. Откуда у Марко подобные знания? Можно представить себе купца, с длинной и сложной миссией, который отправился в сторону Индии в поисках какой-нибудь редкой специи. Такой человек будет хорошо знать самостоятельно пройденный путь и несколько главных точек, где необходимые специи можно достать. Но Марко известно все и обо всем. Он рисует подробную карту Азии, в каких-то участках с поразительной точностью. На территории, которую физически невозможно исследовать одним любопытством. Он говорит о содержании местности, о населении, о главных и о побочных религиях, о характере климата, о количестве ворот в городе, о высоте стен и о всем том, что здоровому путешественнику знать не положено. Эта была феноменальная память. И что-то еще.

Источник его эрудиции скрывается где-то в Ханский архивах, куда Марко бесспорно наведывался. Это знания военный машины. Это необходимый реквизит успешного завоевателя - понимание с кем и где ты имеешь дело. Почему у Поло был доступ к таким драгоценным источникам? Почему его отпустили обратно, груженного самым дорогим ресурсом империи - информацией? Видимо, отношение к нему было особое. Марко Поло ценили. За что?

Часть вторая

Есть правители смирные, которые живут и правят в покое и скромности. Есть правители буйные, которым все время мало. Хан был из буйных. Но великие планы всегда упирались в границу, которой он, конечно, боялся. Хан много думал о смерти. И справлялся со своим страхом закономерно. Он начинал сражаться. Откладывать неизбежное было не в традиции военноначальника. Попытка отсрочить свою кончину могла показаться слабостью. Поэтому вся кампания по поиску эликсира бессмертия держалась в строгом секрете. Именно в такой поисковый отряд попал в свое время Марко. Работа была не пыльная. При дворе вечно одержимого Хана, всегда находились два-три ловкача, которые как будто бы слышали о волшебном зверье, чья пыльца возвращает молодость. И обеспеченный Марко выезжал на задание. Указанный остров, конечно, оказывался пустым, или прибежищем морских черепах, которых Марко видел впервые, и по возвращении с досадой выкладывал Хану несколько черепашьих яиц, а Хан, от отчаяния, выплачивал алхимикам целые состояния, которые клялись отделить драгоценную пыльцу от скорлуп. Ничего не случалось, опрометчивые лжецы кормили придворных собак. И все начиналось по новой.

​Часть третья

С появлением книжки все личные заботы Марко только умножились. Не было беседы, в которой ему бы не приходилось отвечать на расспросы читателей. Люди искали своих ответов: кто-то меркантильный уточнял описание индийского рынка, кто-то блаженный требовал не скрывать положения драконьих гнезд. Многие оставались обиженными. Не про каждую часть своей китайской работы Марко мог говорить открыто. Уточняя какой-то вопрос, он вдруг замолкал и продолжал уже с нового места, в уме пропуская солидный отрезок времени. Такие упражнения памяти маскировали его тревогу.

​Но подобный страх происходил скорее как мнительный, никогда бы в Италии не оказалось агента китайского императора и голова Марко могла быть избавлена от любых опасений. Однако он обрекал себя жить в стеснении и беспокойстве. Его расплатой за годы благополучия была паранойя.

Секреты вечного остались нетронуты. На пике своей одержимости империя Хана делала много попыток. Экспедиции, корабли, разочарования, неудачи. На какой-то период вся символика доспеха, оружий и даже посуды претерпела культурный разлом: раньше на них изображали воинственное существо.

Которое вдруг сменяется изящной картинкой.

Неизвестный цветок с пятью лепестками. В ожидании готовятся специальные чашечки, крохотные раковины с позолотой. В которые мог разливаться сок волшебного стебля, даруя вечную жизнь.

Но сок не разлился. Смерть Хана очертила предел для имперских мечтаний. Будущие императоры оглядывались на его пример, чтобы освежить свой иммунитет к фанатизму. Хан умер в могуществе. Марко умер в богатстве. Оба умерли в страхе. Агенты империи собрали тысячи образцов, открыли новую землю, а Европа получила очень тяжелый поддых в область естествознания.

Мир стал значительно лучше, когда наглость и могущество одного человека встретились с тщеславием и талантом другого. Марко все же нашел применение тщетным трудам Великого Хана. Он просто о них рассказал.

конец

March 22, 2019