She-Wolf. Часть 1

Мартину хотелось спать. Он бы так и уснул, не раздеваясь после долгой поездки, если бы не адъютант сэра Уильяма. В ответ на известие о том, что сэр Уильям, обладатель самого банального имени в королевстве, ждет от него подробного отчёта о поездке, Мартин молча встал, накинул плащ и вышел из палатки наружу.

Мартин шел по ночному лагерю, стараясь не наступать в лужи. Шатер его начальника находился в другом конце лагеря, поэтому идти пришлось довольно долго. В ответ на приветствия встреченных дозорных Мартин отвечал резким кивком головы.

Иногда в лужах было заметно его отражение: длинный кожаный плащ, еще мокрый после дождя, и угрюмое выражение лица отбивали все желание с ним общаться. Образ дополняла трехдневная щетина и отросшие угольные волосы, почти полностью закрывающие лоб.

В шатре сэра Уильяма было довольно уютно. Вошедшему в глаза сразу бросался письменный стол с горами бумаг. Рядом со столом стояла кровать, а напротив кровати—стойки для брони и оружия.

Сам сэр Уильям, уже лысеющий, однако крепкий мужчина, сидел у очага в центре шатра и медленно потягивал вино из кубка. Бросив на вошедшего Мартина быстрый взгляд, он кивком указал ему место напротив себя и вернул взгляд к огню.

— Вы нашли патруль?

— Да. Ну, скорее то, что от него осталось.

Капитан отхлебнул из кубка и немного помолчал.

— Что с ними случилось?

— На них напал оборотень.

Капитан посмотрел Мартину в глаза.

— Прям оборотень?

— Наверное, да.

— Это те, которые здоровые такие антропоморфные волколюди, да?

— Да-да, они самые.

Сэр Уильям многозначительно хмыкнул.

— Охуевший, однако, оборотень.

— Внатуре.

— Эх, помню как-то шли мы маршем через лес, и захотелось одному сержанту срать прям во время перехода…

Мартин остановил командира резким жестом.

— Хватит. У нас, все-таки, дарк фэнтези.

Сэр Уильям немного погрустнел и печально вздохнул.

— Ладно. Где это произошло?

— В миле от Крес. Приказано было лишь разыскать патруль, так что свидетелями мы не озаботились.

Оба собеседника замолчали. Сэр Уильям задумчиво крутил в руках кубок, на дне которого плескалось недопитое вино. Резким движением он опрокинул остатки в себя и сказал:

— Возьмешь свой отряд и еще десяток человек из резерва и завтра с утра отправляйся в Кресы. Поищи свидетелей, может, кто-то видел какие-то новые морды, которые появились после нападения. Скажут тебе что-то, не скажут — езжай дальше и поймай эту тварь. Если он доберется до леса на границе с герцогством — считай, потерял. В лес не суйся. Как поймаешь — что делать с такими, ты в курсе. Перед отправкой зайди ко мне за охранной грамотой и к священнику за святой водой. Все, свободен.

Мартин кивнул и молча вышел.

***

В девятом часу утра в Кресах уже никто не спал. Всё население было занято обычным крестьянским трудом.

Кресы были довольно большой деревней. Со всех сторон её окружали поля. Сама деревня находилась в небольшом лиственном лесу, и вся была покрыта тенью раскидистых дубов. В её центре, на пересечении двух единственных улиц, находилась площадь с церковью.

Несмотря на размеры деревни, не успел священник позвонить в колокол, а Мартин выйти из церкви, как на площади уже стояло все население Крес.

Мартин сел на коня для лучшего обзора.

Как для жителей деревни во время войны толпа выглядела неплохо. Большинство мужчин были либо стариками, либо совсем молодыми юнцами, так как все взрослые и состоятельные мужики были призваны отдавать долг родине.

Мартин прокашлялся. Толпа затихла в ожидании.

-Вчера, в миле на запад от вашей деревни, был уничтожен отряд королевских войск. Жестоко растерзан оборотнем.

Толпа ахнула. Кто-то выкрикнул:

— Прям-таки оборотнем?

— Да, им самым.

— Здоровой такой волосатой зубатой херней?

Мартин вздохнул.

— Да-да, конкретно ей.

— Нихуя себе, вот это да. — кто-то удовлетворил свою жажду новостей и теперь был в состоянии шока.

Капитан прокашлялся. Толпа затихла.

— Продолжим. Если вы что-то знаете, либо видели, либо слышали — сообщите мне. За укрывательство нечисти наказание — смерть, ну, вы и сами знаете.

Как только Мартин замолчал, поднялся шум. Все сразу же начали обсуждать новость о нападении оборотня и кто, по их мнению, мог что-то знать. Множество людей сразу же начали коситься на лекаря и семейство, потому что про него ходили странные слухи. В подозреваемые также попали нелюдимый кузнец и пропавший на всю прошлую ночь Инджрих, сын сельского старосты, который на самом деле провел ее пьяный в канаве. Однако никто не изъявил желания что-либо сказать командиру отряда. После десятиминутного ожидания, которое ни к чему не привело, Мартин подъехал к гудящей толпе и выдернул из нее за шиворот первого попавшегося. Им оказалась толстая рыжая баба лет пятидесяти, которая от непонимания и шока не сопротивлялась тянущему ее за шкирку всаднику, а лишь туповато озиралась. Но после фразы “— Готовь веревку!” до неё дошел смысл его действий, и она начала яростно сопротивляться. Несколько неравнодушных также попытались ей помочь, однако между толпой и Мартином быстро встали несколько бойцов отряда.

Тем временем Мартин уже наметил дуб побольше да пораскидистей и потащил свою жертву к нему, несмотря на ее брыкания.

На полпути к дубу капитан услышал крики сзади. Обернувшись, он увидел юношу лет 15-ти, пробивающегося через толпу и оцепление из солдат. Он был довольно худой и низкорослый, с отросшими блондинистыми волосами.

Мартин дал команду его пропустить. Парень вылетел из толпы как пробка, споткнулся и упал на одно колено. Поднявшись, он увидел немного зловещую фигуру смотрящего на него капитана на коне. Старуха у него в руке до сих пор не устала вырываться и теперь пыталась прокусить кожаную перчатку доспеха. Выходило у нее плохо.

— Я...видел что-то вчера вечером, когда вышел из дому от-отлить, - на этом месте парень густо покраснел. -Я видел, как что-то в лохмотьях кралось между деревьев.

Взгляд Мартина выражал презрительный интерес.

— Что-то в лохмотьях?

— Ну, я почти уверен, что это был человек. Из-за лохмотьев я не разглядел ни лица, ни фигуры толком. Помню только, что из-под капюшона висели рыжие волосы и двигалось оно в сторону Джедвиля.

Баба в руке Мартина смирилась, наконец, со своей судьбой, и молча ревела.

— Ясно. Как тебя зовут?

Вопрос заставил юношу немного опешить.

— М-меня зовут Лир. А что?

— Окрестности знаешь?

— Ну...да, я часто катался с отцом по соседним деревням еще до войны.

— Отлично. Поедешь с нами. Жду тебя здесь через 10 минут. Вещей — не больше одной сумки.

Лир слегка опешил второй раз за несколько минут. Он хотел было возразить, но тяжелый взгляд капитана ясно давал понять, что возражения не принимаются. Но один вопрос его волновал слишком сильно.

— А нахуя я вам? Я же ничего толком не видел.

— Автору как-то нужно раскрывать моего персонажа, и ничего лучше он не придумал.

— А. Ясно. — Лиру нихуя не было ясно. Он решил, что капитан не в себе, и просто пошел собираться.

Мартин наконец отпустил многострадальную тетку. Та �� мгновение ока убежала куда-то в кусты.

Толпа с тихим гомоном начала расходиться. Кто-то тихо проклинал душегубов, кто-то просто молился. Кресы возвращались в привычный темп жизни.

Лир прибыл с небольшим опозданием и необычными вещами. Кроме сумки с вещами, он принес с собой лиру. На немой вопрос Мартина “— Ты дебил?” Лир ответил, что мать порубит ее на дрова, только они отъедут от деревни метра на 3, а она ему дорога.

Посадив Лира на одну из запасных лошадей, Мартин построил отряд в колонну и отправился в следующую деревню.