Легенда о чёрном страусе

Когда мой друг Игорь рассказал мне легенду о черном страусе, я сразу понял, что с этим городом что-то не то. Легенда была простая и короткая.

— Когда я открыл тут страусиную ферму, в местном фольклоре возникло сказание о том, что с фермы сбежал самый большой и злой черный страус. И теперь он рыщет в окрестных лесах и если какой-нибудь грибник встретит его, то пиздец.

— Красивая легенда, — согласился я. — Видимо местные грибники собирают отнюдь не подберезовики.

— Это ещё хуйня. Тут недавно происшествие произошло. Мужики пошли в гаражный кооператив ловить обезьяну.

— Какую нахуй обезьяну в Брянской области?

— Такую. Большую и лохматую. Кто-то рассказал, что видел там обезьяну, что она огромная и мощная. Даже того чувака, которые ее видел, отпиздила. Ну, мужики выпили, разобрали штакетник и пошли обезьяну ловить.

— И как? Поймали?

— Нихуя. Побродили между гаражами, а потом сторожу по ебалу дали и пошли дальше пить. Такой уж тут энергичный народ, на подъём лёгкий.

Игорь считался в городке олигархом. Когда-то он купил тут пятнадцать гектар и завел ферму. Овечек, гусей, уток и прочую среднестатистическую живность. Кроме того он выкупил и переоборудовал местную фабрику, которая нахуй никому оказалась не нужной и медленно разваливалась на глазах. Там он наладил производство спортивных эластичных бинтов. Дело неожиданно пошло.

Но потом началась экзотика. Зачем-то Игорь привёз на ферму несколько страусов. С них и началась большая страусиная ферма. Страусячье мясо он продавал в основном в Москву.

— Прикинь, мы первых страусов даже ебацца учили. Не умели нихуя.

— Это как? Личным примером?

— Дурак что ли? Есть технологии. Кстати, знаешь. как определить хороший ли страус производитель? Вон, посмотри, страус, видишь? У него жопа с общипанными перьями. Знаешь почему?

— Почему?

— Страус живёт с одной или двумя страусихами, но иногда ходит налево. Вот страусихи из его жопы потом и выдирают перья, типа ревнуют. И чем лысее у страуса жопа, тем больше он ходит налево, значит, и производитель он хороший. У меня самый лучший страус Путин. На втором месте страус Чубайс, а на третьем Рамзан. Правда когда с телевидения приезжали снимать, я их временно переименовал в Малыша, Черныша и Мальчика.

Сам Игорь давно жил в Москве, лишь иногда приезжая в далекий брянский городок. На этот раз он взял меня с собой в гости.

Было лето. Мы совершенно случайно попали на День города и вышли прогуляться по улицам.

Вдруг я видел мчащийся на всех парах КАМАЗ. Кабина была раскрашена странно. Я никогда не видел КАМАЗ. раскрашенный в цвета имперского флага- черно-желто-белый.

— Так, — сказал мне Игорь. — Сейчас он остановится, только я тебя прошу, ни о чём не спрашивай. Ни о чём! Все вопросы потом.

И КАМАЗ действительно, резко затормозив и подняв пыль, остановился.

Из кабины выпрыгнул казак. В бешмете с галунами, в папахе и шароварах. Понимаете, я не очень высокий человек, мой рост средненький, так вот, этот казак был ниже меня больше, чем на голову, поэтому рукоятка шашки находилась у него под подбородком, так как, если бы он опустил шашку вниз, так, как положена, она бы волочилась по земле.

Казак быстрым шагом подошёл к нам и сказал:

— Здгаствуйте! Игогёк, и шо, как ваше здоговье?

Я удивлённо посмотрел на Игоря. Тот сделал знак глазами, мол, все вопросы потом.

— Позвольте вас познакомить, — сказал он мне. — Это атаман местного казачества Лев Израилевич Хейфец.

Я сглотнул комок.

— Игогёк! — сказал атаман. — Наше казачество хочет пговести кгуг в гестагане "Журавлик". Не желаете ли, как патгиот и меценат, спонсиговать мегопгиятие?

— Честно говоря, нет. — сказал Игорь.

— Почему же? — атаман явно не ожидал отказа. — Вы богатый человек, почему бы не помочь землякам-казакам?

— Ну, я ведь не казак, — пожал Игорь плечами.

— И что?

— И ничего

— И даже на бутылку не дадите?

— Увы, Лев Израилевич, нет во мне патриотизма. Извините.

Атаман грустно вздохнул, повернулся кругом, сел в КАМАЗ и уехал.

— У меня только два вопроса, — сказал я, когда грузовик скрылся. — Откуда тут казаки? У нас отродясь не было казаков.

— Не знаю, — ответил Игорь. — Но теперь есть. Целых два. Лев Израилевич и единственный пидарас в городе по фамилии Чернов.

— Хм...Тогда у меня третий вопрос. Откуда вы знаете, что этот Чернов пидарас? Я считал, что для этого нужно, как минимум двое.

— Понятия не имею. Но все говорят, что он пи***ас. Может, в плохом смысле?

— Понятно...

— У тебя был ещё второй вопрос, — сказал Игорь. — Ты от первого сразу к третьему перешёл.

— Ах, да, точно! У КАМАЗа, насколько я помню, высокая торпеда, поэтому я и хотел спросить, как атаман ваш с таким ростом его водит?

— Не поверишь. Я и сам бы не поверил, но видел своими глазами. Стоя.