@historicalmaterialism
1 Follower

Концепция правового нигилизма как идеологическое оружие буржуазии

В современной научной среде существует стойкое убеждение, что правовой нигилизм является спецификой правового менталитета русского народа, особой чертой русского национального характера. Народы России обвиняются в нелюбви к порядку, в разгильдяйстве и отсутствии дисциплины. Ряд исследователей небезосновательно называют причинами правового нигилизма несовершенство нормативно-правового регулирования, а также низкую правовую грамотность граждан, однако наиболее близким к истине утверждением является утверждение о том, что основная причина правового нигилизма кроется в ведении законодательной деятельности без учета интересов большинства[1].

Джон Уик и принцип неотвратимости наказания

Киногерой идеально подходящий для анализа границ законности

Третий фильм из серии “Джон Уик” запомнился не только оригинальной постановкой экшн сцен, но и довольно интересной постановкой сложных общественных вопросов, связанных с правовой природой нашего социума.

Предисловие редактора перевода книги «Общие преобразования гражданского права»

Выпуск в свет перевода книги французского профессора Дюги, посвященной вопросу об общих преобразованиях системы гражданского права в рамках буржуазного общества, в официальном издании Государственного Издательства Российской Советской Республики в качестве руководства для лиц, знакомящихся с правом, нуждается в некоторых хотя бы кратких объяснениях, в некотором хотя бы и кратком предисловии. Отсутствие всякого предисловия могло бы быть истолковано, как наше полное признание правильными всех взглядов переводимого автора.

Тезисы П. И. Стучка о реформе УПК

члены правительства Советской Латвии. П. И. Стучка в центре. 1919 г. Рига


Расхождение между тезисами П. И. Стучка и тезисами Криминалистической подсекции Секции права и государства имеется лишь по вопросу о месте следственного аппарата в судебной системе, в частности о взаимоотношениях между органами расследования преступлений и прокуратурой. Вместо тезисов 14—17 и 20 П. И. Стучка Криминалистическая подсекция выдвигает следующее положение: