Иногда, от скуки или одиночества, я захожу в чатрулетку.

Иногда, от скуки или одиночества, я захожу в чатрулетку.
Конечно, в душе я (только никому не говорите) мечтаю встретить там ту самую ламповую тян, с которой мы будем сначала скрашивать друг другу вечера, а потом поженимся и родим детей. Как известно, лучшим способом кадрить девушек является гитара, поэтому я сижу, обняв её, и иногда даже что-то играю.
Девушки, правда, меня там скипают почти всегда. То ли потому, что я некрасив, то ли по инерции, то ли хотят увидеть мой член. Но я, к сожалению, не умею угадывать желания женщин, а самим женщинам о своих желаниях в нашем обществе говорить не принято.
Иногда, правда, разговоры с ними таки завязываются. В основном это барышни младше 17. Они бывают милы (В ОБЩЕНИИ, ТОВАРИЩ МАЙОР!) и даже просят меня что-то сыграть.
Сверстницы, как я уже говорил, часто отключатся.
Как-то некая сударыня (о возрасте я не в курсе) показала свой сосок и попросила её оскорблять. Я сначала даже оскорбил, а потом мне стало смешно и она отключилась.
Помню женщину лет 30. Она попросила меня что-нибудь сыграть, я изобразил меланхолическую балладу от Чижа. Она даже узнала, потом говорит «я сейчас включу тоже музыку». Поставила Чижа, уже «Фантома». Тут я начал понимать, что она пьяна, и, кажется, продолжала пить. Она меня слушала всё меньше и меньше, но что-то рассказывала. Потом заиграло «Нас с тобою наебали» и «На Моздок, на Моздок две вертушки улетают». Я не разобрал, что она сказала, но, кажется, там было что-то про Донбасс. В середине «Моздока» она уже рыдала. Потом отключилась.
Мужчины обычно, кстати, общительнее. В основном это бухающие компании. Почти всегда они просят сыграть Цоя. Чуть реже - «Мурку». Как-то увидел двух пьяных и слегка криминального вида дядь, лет эдак 40. Начал играть эту самую «Мурку», а потом они сказали «а давай не блатное. Вот Гражданскую оборону сможешь???». Общался я с ними долго. Один уже давно свалился, а другой продолжал пить и рассказывать о своей жизни. Кстати, оказался интересным человеком. Утверждал, что в моём возрасте видел Ханкалу и что война — это дерьмо. И что он работает сисадмином и регулярно уходит в долгий запой. Ещё он играл на варгане, который, по его словам, сам изготовил и какой-то шаман этот варган заколдовал. Но он использует его, чтобы играть на пьянках.
Очень много солдат. Они традиционно просят армейские песни. Детей тоже дофига. Вот онанистов, кстати, последнее время меньше стало. Возможно, банят. Меня один раз тоже забанили — просто я валялся на кровати и в кадре был виден только мой живот. Банят по ID камеры (или видеокарты, или Mac-адресу — не помню), по идее за разбан нужно заплатить 200-300 рублей или ждать две недели. На самом деле, можно просто использовать приватный режим.
Много кавказцев. Один, ну дядюшка в возрасте, просил сыграть воровские песни и был пьян. Другой говорил, что из Карачаево-Черкессии (вроде), что он «такой же русский, как и я, только чёрный» и что ненавидит хачей и хочет банду скинхедов создать. И посоветовал мне оставаться девственником для жены.
Дагестанцы, кстати, часто оказывались приятными собеседниками. Один был вообще из аула. Рассказал, что у них, пока не собираешься жениться, нельзя с девушкой гулять. И очень сетовал на своих кавказских собратьев, из-за которых стыдно в России появляться. Как-то встретил семью (дедок и двое его сыновей) из Махачкалы. Они ели тортик и звали меня в гости.
Один раз встретил чела в маске. Он был мрачен, рассказывал мне про астрал, «читал» меня, что-то говорил про перерождения. И ему не нравилось, что современные юноши предпочитают ум силе.
Пару раз я пытался налаживать дружбу с другими странами. Без фильтра по странам было совсем грустно. Какой-то молодой афроамериканец играл на электрухе и никого не слушал. Испанец играл на классике, и даже сбацал по моему заказу «Hasta Siempre». Остальные дрочили. Ещё я общался с молдаванином. Ну, кажется, хохлом или евреем, не помню уже, крутой мужик, рассказывал мне про жизнь в Приднестровье и в Румынии. Очень нахваливал румын, говорил, что у них можно вечером после футбольного матча спокойно по улице гулять, никогда не бывает драк.
С фильтром на (простите, в) Украину было приятнее, чем на Россию. По крайней мере, дрочеров меньше и разговор завязывался почти со всеми. Очень мило болтал с девушками из то ли Ровно, то ли Ивано-Франковска. Они говорили по-украински, я — по-русски, все друг друга понимали. Что-то играл им ещё. Им, вроде, даже нравилось.