Чего ждать инвесторам от китайского коронавируса

Стоило только финансовым рынкам расслабиться после заключения торгового перемирия между США и Китаем, как беда пришла с неожиданной стороны — произошла вспышка смертельной коронавирусной инфекции, вызвавшая панику на биржах. Как реагировать инвесторам?

Вспышка заболевания оживила негативные воспоминания об эпидемии атипичной пневмонии (SARS) в 2003 году. Начнем с того, что с 2003 года изменилось к лучшему. Самое важное улучшение — скорость реакции и уровень транспарентности китайских властей, которые, возможно, даже перебарщивают с мерами карантина. Также лучше стала подготовленность населения и международных организаций. Есть еще и надежда, что вирус окажется менее смертельным, чем SARS, хотя тут уже появляются сомнения, так как скорость прироста больных и трансмиссионные механизмы распространения выглядят более пугающими, чем 17 лет назад (тогда, правда, многое замалчивалось).

А вот изменений, которые ухудшат экономические и финансовые эффекты от этой пандемии, значительно больше.

Во-первых, роль Китая в мировой экономике и торговле кратно выросла: с 9% до 21% по ВВП и с 5-6% до 13-14% по экспорту. В начале 2000-х Китай только вступил в ВТО, а сейчас является второй экономикой мира. По доле в потреблении сырьевых ресурсов перекос в пользу Китая стал еще выше.

Во-вторых, темпы роста экономики тогда были на подъеме за счет эффекта вступления Китая в ВТО и выхода из Азиатского кризиса 1997-1998 годов, тогда как сейчас они уже 10 лет как замедляются. Да и мировая экономика в целом была в хорошем состоянии после выхода США из рецессии 2001 года, тогда как сейчас мы уже на одиннадцатом году растущего цикла.

В-третьих, структура драйверов роста экономики также значительно изменилась. Если раньше экономика ускоренно росла за счет высокой доли экспортно ориентированной промышленности, инфраструктурных расходов и стройки, то сейчас она в стадии ребалансировки в сторону большего влияния сферы услуг и потребительских расходов. А ведь именно они больше всего и пострадают от эпидемиологической паники. Распространенность социальных сетей также делает проблему более тяжелой, чем в 2003 году.

Рис. 1 Структура китайского ВВП по основным секторам экономики

Источник: Национальное бюро статистики Китая

В-четвертых, существенно ухудшилась ситуация с долгом в экономике в целом, и особенно в корпоративном секторе. Корпоративный долг достиг 165% от ВВП, а суммарный долг — 250% (до 300% с корректировками на различные неофициальные схемы). Внешний долг также вырос от незначительных пары сотен миллиардов в начале 2000-х до $2 трлн в 2019-м. В прошлом году было зафиксировано рекордное число банкротств среди китайских эмитентов. Таким образом, затянувшаяся эпидемия коронавируса может и вовсе привести к кредитному кризису в стране.

Рис. 2 Растущая долговая нагрузка корпоративного сектора Китая

Источник: ЦБ Китая, Bloomberg Economics

Наконец, финансовые рынки подошли к этому гуманитарному кризису в высшей точке своего оптимизма (Greed) и игнорирования рисков (Complacency) с избыточным финансовым плечом и гипертрофированной короткой позиции в VIX (см. «индикатор страха»). Более того, весь прошлый год инвесторы выводили средства из хедж-фондов (почти $100 млрд) и перекладывались в ETF или сами напрямую покупали самые рискованные акции и облигации. А это значит, что эмоциональные факторы инвестирования выйдут на первый план, тогда как у профинвесторов (smart money) не будет денег, чтобы подобрать падающие в цене активы.

Но даже если предположить полное повторение ситуации с SARS, то можно освежить картину реакции финансовых рынков на ту пандемию (сразу стоит оговориться, что параллельно была быстрая и победоносная война США против Ирака, что сильно повлияло на динамику цен на нефть). Тогда пиковые падения как китайских акций, так и S&P500 достигали 15%, акции в Гонконге теряли под 20%, а нефть рухнула на треть к уровням до начала обострения ситуации вокруг Ирака.

Рис. 3. Реакция финансового рынка на эпидемию SARS в 2003 году. Пик числа новых заболевших был достигнут 10 марта 2003 года. Дно глобального фондового рынка было достигнуто через 2 дня, а китайского — через 1,5 месяца. Пик цен на нефть был достигнут на минимуме мирового индекса.

Что делать обеспокоенным инвесторам?

Не поддаваться панике и для начала очистить свои портфели от наиболее рискованных активов, где наблюдался значительная прирост цен и интереса широкой публики: технологических и российских акций, палладия и акции майнеров, высокодоходных облигаций. Можно также надеяться, что у вас уже нет активов, связанных с Китаем или туристической отраслью, а также короткой позиции по волатильности в любой ее форме.

Можно также увеличить хеджевую книгу, но стоимость опционов пут уже удвоилась, оставаясь при этом достаточно невысокой по историческим меркам. Из спекулятивных операций можно предложить короткие позиции в тех же технологических акциях (особенно полупроводниках, имеющих наибольшую экспозицию на Китай), автопроме (в провинции Убэй много заводов иностранных компаний) и ряде переоцененных сырьевых активах (палладий, акции Fortescue, Rio Tinto, Anglo-American, «Норникеля» и «Газпрома» и т. д.).

Но при этом рекомендуем не забывать, что как только эпидемия пройдет свою высшую точку (перестанет увеличиваться число вновь заболевших), то и восстановление рынка пойдет очень быстро — произойдет V-образный разворот. Также стоит внимательно следить за ФРС и ЦБ Китая: если экономический эффект окажется более сильным, чем сейчас предполагается рынком, то будут запущены значительные программы стимулирования экономики. Поэтому нужно иметь «список покупок» для восстановления длинной позиции после 10-15% коррекции рынков. Также нужно использовать этот прилив страха на рынках для формирования долгосрочно короткой позиции в самом переоцененном активе — в гособлигациях Германии.