Вожатый в «Орлёнке»: А что под фантиком?

Организация

— В чем, в общих чертах, заключается суть центра?

— Официально «Орлёнок» — это центр, принимающий круглогодично на отдых и оздоровление подростков. Также там реализуются (по крайней мере, пытаются) учебные программы, так как центр всё-таки образовательный. Сам «Орлёнок» делится на 10 лагерей, часть из которых может принимать детей круглый год. Их три или четыре, уже не помню. Остальные лагеря работают с июнь по сентябрь включительно. Центр пропагандирует активный отдых, то-бишь постоянное участие в каких-то мероприятиях, учебные программы, экскурсии и т. д.

— По какому принципу разработана внутренняя организация?

— Когда человек только начинал работать в «Орлёнке», он был стажёром. Затем, отработав смену и написав две методические разработки, стажёр мог стать воспитателем основного состава. Отработав ещё пару смен и написав уже три методички, можно перейти в наставники (можешь брать к себе в напарники стажёров и получать доп. выплату за их переход в основной состав). Далее идут кураторы, они контролируют не отряды, а самих вожатых, которые, удобства ради, раскиданы по «центрам» (за одну смену реализуется несколько учебных программ. Центр = Программа). Из куратора в теории можно перейти в зам. директора или в ответственного за бухгалтерию, но это уже проблематично. Также ещё есть специалисты — физруки, ночные.

Очень часто можно было услышать что-то типа: «Чтоб этот стажёр, щегол, бл*ть, говорил мне, что я, наставник, не прав?»

— Сколько было в сумме смен?

— Четыре. Одна в качестве ночного воспитателя (гибрид рабочего на все руки, патрулирующего территорию ночью, да и просто человек, на которого можно наехать просто так), одна в качестве стажёра и две как основной состав. В наставники так и не дали перейти.

— Поехал ты туда по собственной инициативе?

— Где-то в начале весны мой ВУЗ стал выкладывать посты во все группы, мол, мы заключили контракт с Орленком, нужны вожатые со знанием английского, хорошая плата и т. д. и т. п. Набралось человек десять приблизительно, воодушевлённых тем, что будут хорошо платить, условия отличные, да ещё и с закрытием сессии помогут. И хоть мы и поехали туда по своей воле, но это было тупо заманилово.

Обучение

— Как проходило обучение?

— Многие приезжали в Орлёнок с подготовкой от вуза, студ. отрядов разных и т. д. Наш же вуз абсолютно никак нас не готовил, потому та бумажка о повышении педагогической квалификации далась нам трудно. На протяжении почти трёх недель мы заполняли дохрена бумаг, учили территорию центра, посещали лекции, тренинги, проходили туртропы и даже шли в поход всем пед. составом. Но про поход это отдельная тема, к сожалению, не очень радостная.

— Расскажи про поход подробнее.

— Нас собрал наш начальник и заявил, мол, друзья мои, мы идём в поход. Он ввёл правило не называть друг друга по именам, а по нашим тотемам. Затем мы разбились по парам, взвалили огромные туристические рюкзаки, на которых ещё крепление на поясе есть (но у меня оно отсутствовало, из-за чего я вообще не чувствовал плеч). Мне в напарницы попалась сердечница, за жизнь которой я боялся весь поход. Нас повели в горы. Первые часа два было ещё нормально, а затем начался п*здец. Начались здоровые подъёмы и труднопроходимые места. У многих даже физ. подготовки не хватало.

Я человек довольно развитый физически, но даже мне было сложно проходить места с наклоном в шестьдесят градусов, покрытые скользящим гравием, из-за чего многие падали вниз метра на два, и им приходилось взбираться окольными путями. Мне было сложно из-за напарницы-сердечницы, дополнительной сумки с едой и ещё одной девушки с подвёрнутой лодыжкой. На том участке с гравием мне, фактически, пришлось толкать их вперёд, чтобы они проскочили. Я бы сам упал тогда, если бы не колючая лиана (плющ?), за которую я ухватился и смог вылезти.

Кое-как мы добрались до места привала, стали раскладываться. Отсутствовала напрочь организация между людьми, мне пришлось заниматься ужином, ибо никто просто не хотел этим заниматься, все просто сидели и страдали хренью. Со жратвой вообще п*здец: дали консервы, у которых срок годности кончался через неделю, тарелок и приборов на десять меньше, чем нужно, и столовские ножи, затупленные такие. Выделили рюмку чая. Не шучу, там вся заварка в одну рюмку помещалась. Ножи многие с собой принесли, так что нам повезло.

Стоит отметить, что само начальство просто на машине приехало, минуя все трудности

Ночью за костром никто не следил, даже те дежурные, которых назначили следить, просто спали. Пришлось всю ночь следить за огнём, благо было много дров, да и друзья мои потом подключились. Как только все поужинали, начальник стал всех спрашивать, мол, как вам поход. Тут я не выдержал и высказал всё про организацию похода, упомянув и самого начальника, который вообще нигде не участвовал. В принципе, из-за этого меня и перекинули в ночные воспитатели, пока все работали стажёрами.

— Учили ли «воспитывать патриотизм» в детях?

— Да, но в моём лагере на это почти всегда забивали. Мы водили детей на мероприятия разные, поддерживающие патриотический дух, на этом всё, в принципе. Но был у нас корпус десантников, где детей прям муштровали на любовь к родине. Были ещё два околовоенных лагеря, где детям прививали любовь к Родине.

Про работу с детьми

— С какой категорией детей пришлось работать?

— Пока был ночным, работал со всем лагерем по ночам. Во второй смене были мажористые — старшие без тормозов. В третьей были дети из других государств. У меня были дети из Ливана и Сирии. Также были дети одного высокопоставленного политика.  В четвёртой смене был средний возраст, ничего особо сложного не было с ними.

— Были ли какие-нибудь особенные поручения по отношению и общению с «особыми»?

— С «особыми» приехало девять охранников, с которыми я постоянно был на созвоне. Также держал в курсе начальника через ватсап. Была установка научить их русскому языку по максимуму и привить любовь к России.

— А вообще, как сложилось с нахождением общего языка и коммуникацией с детьми?

— У меня вся жизнь с педагогикой связана. Хоть я и учусь на лингвистике, но сейчас прохожу пед. курсы, которые позволят мне преподавать официально. Я очень быстро нашёл общий язык с детьми. Трудности были только с теми мажорами, но я справился.

— Какие-нибудь чрезвычайные моменты/ситуации случались?

— Случались, конечно. Самые трэшовые были, когда работал ночным.

У нас в первое же дежурство потерялся ребёнок, МЧСников даже вызывали. Там пацан мелкий пошёл ночью в туалет, но забыл, где тот находится, ибо ещё не выучил те��риторию лагеря. Его увидели, спросили, что он тут забыл, он рванул в лес. А пока мы его искали, он пролез в свой домик и заныкался под кровать, где и уснул

Самый страшный случай был числах в десятых июня. Тогда на территорию лагеря через пляж зашли тринадцать пьяных и неадекватных тел. К слову, в пятнадцати минутах ходьбы от нашего лагеря есть пансионат «Радужка», где постоянно продают алкоголь. Все туда идут через пляж, пролезая через дыру в заборе. Так и попали к нам эти алкаши. Смогли с ними договориться, что они тихо мирно идут к себе и не будут буянить. Да только после этого четыре е*аната полезли с криками в море, пришлось внутреннюю охрану вызвать.

Ну и был случай, когда мой куратор забрал половину людей с постов бухать на Радужку, из-за чего пришлось весь лагерь патрулировать в три тела. Во время дежурства я как-то наткнулся на здоровую гадюку, хоть начальство и заявляло, что на территории лагеря нет змей.

Про субординацию и финансы

— Речь зашла про алкоголь. Были ли эксцессы с алкоголем/веществами среди воспитательского состава?

— Были. Очень много приехало людей, любящих покутить. Особо подчеркну делегацию из Казани, члены которой вполне могли закинуться насваем при детях. Политика лагеря была против алкоголя и курения, но при этом наш начальник был заядлым любителем выпить. Да и в принципе вся админка (кураторы и начальник) бухала. Не то, чтобы я являлся таким вот лютым зожником, сам люблю раз в месяц в бар сгонять, но такой вот почти ежедневный бухич не одобряю.

— Были санкции по этому поводу, да и вообще что грозит за нарушение субординации?

— Санкции были, вплоть до увольнения. Но тут зависит не от тяжести проступка, а от отношения начальства к тебе. Например, начальнику доложили, что я курящий, из-за чего во время прохождения обучения меня сразу же перевели в ночные. Парень был у нас, который напился на территории другого лагеря — его уволили.

И взять к примеру одного парня. Он давал детям сигареты, пытался загнать траву ребёнку, нахреначился чачи и уснул в чужой комнате, отказываясь уходить, и ему ничего не было, т. к. он в хороших отношениях с начальством

— А как в целом сложились отношения в коллективе?

— К концу лета притерпелись друг к другу. А так, как и в любом другом коллективе, разбились по микрогруппам и общались преимущественно внутри них.

— Как дела обстоят с зарплатой?

— Зарплата + премия. Премия была приблизительно 11-12 тысяч, в то время как зарплата штук шесть-семь. Очень хитро составлен договор, по которому премия там не указана, что позволяло начальству заявлять, мол, говорите, мало платим? Тогда вообще лишим премии. Стажеры получают около 13 тысяч, спецы 10-11, основной состав тысяч 17-18, наставники так же где-то, кураторы 20к+.

Вся админка выкручивала себе премии на 100%, в то время как я, работая с детьми упомянутого политика, получил лишь 80% от премии. В трудовых листах (вроде бы верно назвал документ, где указано, сколько часов ты проработал) стабильно стояло, что мы работали часов по пять в день, в то время как мы работали минимум 18-19, и очень часто нас поднимали ночью для разных ночных репетиций, чтобы выступить в мероприятиях между лагерями. За отказ в участии снимали часть премии. Про ночных вообще молчу, лишить их премии, поднимая в любое время дня и ночи — вполне обыденное явление.

— Ну, а вообще, планируешь в будущем повторить это дело?

— Если только в роли тьютора, да и то, если вуз попросит. Приглашали следующим летом в Казахстане поработать. Может быть, рвану на одну или две смены.

Интервьюер

Иллюстратор