Исторический реконструктор: По правилам средневековья

— Объясни для наших читателей, пожалуйста, что же такое историческая реконструкция?

— Единого взгляда и утверждения на этой счет нет. Условностей очень много, каждый реконструктор может трактовать это по-своему. Некоторые историки это принимают за забаву, некоторые, наоборот, поддерживают. Более-менее описать термин «историческая реконструкция» можно как процесс и результат воссоздания культуры (как материальной так и нематериальной, но второе достаточно спорно) определённой исторической эпохи, региона, события.

Вообще, лучше это на примерах объяснять. Могу посоветовать широкой общественности посмотреть документальные передачи, которые иногда можно увидеть на BBC, Viasat history: « Как построить средневековый замок», «Ферма во времена Тюдоров» и подобные от режиссера Стюарта Эллиотта. Они переведены, там все вполне хорошо объясняться и самое главное показывается хороший уровень реконструкции.

— Как ты начал заниматься реконструкцией? Когда всё началось?

— Как я раньше сказал, средневековье романтизировано и представлялось мне тоже, как и всем остальным, в виде рыцарей, турниров, дам, в общем как наши учебники кратко показывают.

Отец у меня гончар, ездили с ярмарками по фестивалям, проектам, в том числе псевдо-реконструкторским. Вот там изначально и увидел вживую реконструкторов средневековья. Сейчас я их называю «псевдо-реконструкторы», потому что знаю, что там от правды далековато. Но тогда они казались мне живым олицетворением истории.

Когда постарше стал, захотел тоже заниматься, долго искал контакты в нашем городе. В году 2012 (мне тогда было 19 лет) наконец-то познакомился с местным реконструктором, начал тренироваться в стиле ИСБ (исторический средневековый бой, как его называют), это к реконструкции, «живой истории» мало имеет отношение, это спортивное ответвление (вкратце — люди надевают доспехи и лупят друг друга по своим правилам). Потом познакомился с местным кузнецом-доспешником, начал заниматься еще и доспехами. Там в кузне (место притяжения всех реконструкторов города) познакомился с ребятами из всех местных клубов и узнал про такое направление, как «живая история».

Я выбрал вторую половину XIV века из-за эстетики доспехов, особенно мне там нравилось, что тогда появлялся «белый доспех», то есть настоящие латы, какими мы их себе представляем, и из-за этих проб и экспериментов доспешников средневековья был огромный выбор для создания своего комплекта доспехов. Ну и дополнительно, так как я начал делать доспехи, мне было особенно интересно изучать именно этот период.

— Что же именно реконструируешь ты и твой клуб?

— Я реконструирую костюм, снаряжение итальянского солдата XV века. А клуб «Волки Романьи» занимается воссозданием военного лагеря в период правления итальянского кондотьера Сиджизмондо Пандольфо Малатеста во временных рамках 1459-1468 гг.

А еще если уж говорить в понятии того термина, что я изначально обозначил, – то еще я занимаюсь воссозданием доспехов и керамической посуды. В основном реконструирую европейские вещи позднего средневековья

— Почему именно эта эпоха и эта страна, довольно экзотические для российской исторической науки и реконструкции?

— Я раньше реконструировал костюм, снаряжение солдата немецко-чешского региона XIV века. Но в XIV веке реконструкция в формате «живой истории» (или по-другому называют еще «ливинг хистори», ЛХ) почти мертва - нет фестивалей, малочисленные клубы, делающие хорошо, почти нет проектов. Поэтому решил перейти в XV век. Тут большие фестивали, крутые проекты, людей гораздо больше. Эпоху позднего средневековья выбрал потому, что средневековье в том виде, в котором оно романтизировано и представляется большей частью россиян (рыцари в латах, конные турниры, прекрасные дамы) — это XIV-XV век.

А вот регион я не выбирал, т. к. в моем городе (г. Тольятти) только один клуб, реконструирующий XV век, существует давно и держит качественную планку – считаю, ни к чему дробиться нашему малочисленному движению. Италия XV века – совсем не экзотический период и регион для российской реконструкции. Италия – один из центров культуры позднего средневековья, не буду углубляться в эту тему в интервью, тут лучше почитать кому интересно, почему так.

Многие реконструкторы XV века выбирают именно этот регион, так как он очень колоритен и из-за большого развития культуры имеет множество источников для реконструкции.

 По поводу малочисленности. Сколько в вашем клубе человек?

— Обычно региональные клубы позднего средневековья – это объединение людей около десятка человек. Наш не исключение, в разное время около того, плюс-минус. Вообще, на мой взгляд, обсуждать клубы не имеет смысла, реконструкция не зацикливается на них — это не цель, это средство. Вся фишка в реконструкции - это реконструкция события или реализация проектов (фестивали, турниры).

— Какие материалы ты используешь для сбора материала по доспехам, одежде, посуде?

— Все возможные. Письменные, графические, археологические. Благо интернет позволяет найти почти всю возможную информацию. Ну, например, стоит задача у реконструктора заиметь себе посуду своей эпохи и региона. Так как собственно я сам занимаюсь керамикой, я не пойду заказывать в мастерскую (мастера обычно подсказывают), есть группы в соцсетях/форумы реконструкторов, где могут помочь. Если ничего нет, сомневаешься в правильности информации или хочется самому покопаться, значит надо самому гуглить, найти подходящие книги, как правило.

Например, есть западные книги по истории керамики, там археология сфотографирована, нарисована, все с датами, местами находок. Обычно там описана уже историками какая керамика создавалась, почему в этом регионе, узнаешь, какой вид преобладал, понимаешь региональную особенность выбранного периода. Получается, можешь систематизировать, перепроверять информацию.

В книгах или через поиск узнаешь, в каких музеях какая керамика есть похожая, заходишь на сайт музея — смотришь там, сверяешь. Есть, например, картины выбранного периода и региона, где изображена керамика, тоже можно перепроверить, или если качество позволяет — даже оттуда внешний вид/форму взять.

Из книг, работ историков узнаешь, из какой глины, сделана, какую обработку посуда имеет, как она сделана и почему. Из археологии это тоже можно понять, если ты в керамике разбираешься. Форму и декорирование видишь по прорисовкам из книг, по фото музейных экспонатов, по картинам. Вот и получается, знаешь, из чего сделано и как должно выглядеть, соответственно, можешь повторить.

 Какие успехи имеет российская (постсоветская) археология и историческая наука в исторической реконструкции средневековья твоего периода?

— Я интересуюсь большей частью европейской культурой. Российская наука к ней практически равнодушна, если хочешь делать хорошо европейскую реконструкцию, нужно изучать европейскую литературу.

— Приходилось учить языки ради этого?

— Нет, я изучал английский и немецкий язык в университете, но, к сожалению, сейчас уже практически забыл. Поэтому заказываю переводы или перевожу с помощью интернет-переводчиков простые тексты. В большинстве случаев для занятия реконструкцией вполне хватает уже опубликованных переведенных текстов, помощи товарищей и русскоязычных ресурсов, потому что для всех простых вещей уже достаточно информации. В иностранной литературе копаются толковые мастера и энтузиасты своего направления.

— Приведи, пожалуйста, несколько конкретных примеров твоей деятельности как реконструктора.

— Из последнего например:

– Воссоздание уникальной региональной европейской керамики в нашей мастерской (vk.com/turtyginvladimir), даже в Европе многие вещи местные мастера еще не пробовали воссоздавать, этим я особенно горжусь.

– Участвовал на Турнире святого Георгия, это мероприятие проводится в Москве, с церемониалом и правилами наиболее приближенным к тому как оно было в позднем средневековье (vk.com/album222372798_258650549)

– Создание и использование факелов, свечей, масляных ламп, фонарей позднего средневековья, тема малораскрытая в русскоязычном движении.

–Доспехи позднего средневековья делаю: vk.com/armors_lutz

— Реконструктор изучил литературу, данные археологии и прочее. Как происходит сам процесс производства доспехов, посуды?

— Если ты правильно представляешь, как все это должно работать с учетом реалий средневековья, то тогда просто ставишь перед собой фото источника и делаешь. Точно так же, как современные кузнецы делают вещи из стали, а гончары делают посуду.

Тут можно начать говорить про аутентичность изготовления, то есть создается ли это теми технологиями, что были во время изготовления тех вещей. Но это уже другой большой вопрос.

— Сколько это обычно занимает времени (или от и до), если удобнее?

— По-разному, в зависимости от источника. Керамика, например, имеет сложный технологический процесс, помимо изготовления формы из глины — сушка, обжиги, декорирование и т. д. Например, кружку, тарелку выкрутить/вылепить можно за 10 минут, но получить готовый продукт только через полторы недели. Простые доспехи имеют простой технологический процесс — берешь лист стали и избиваешь его до нужной формы. На изготовление типичных средневековых шлемов можно потратить от нескольких часов до сотни часов. Опять же, зависит от формы и аутентичности изготовления.

 Те вещи, которые ты производишь, только для себя (клуба) или ты занимаешься производством на продажу?

— По поводу клубов стоит, пожалуй, прояснить, зачем они вообще существуют. Как я уже говорил, это средство, а не цель. Наверняка кто-то из товарищей может не согласиться, но я жил в разных городах, и поэтому находился в совершенно разных клубах, могу сказать более-менее за большинство. Клубы — это просто объединение людей, которые, как правило, реконструируют один регион и период, обмениваются там знаниями, тренируются, помогают советами и вместе что-то покупают/арендуют для совместного использования (от инструментов, помещения до мебели, походного снаряжения).

Соответственно получается этакая команда, который на военные действия может выдать какой-нибудь строй, или слаженный отряд, или вместе делать какой-нибудь проект (например, расчет для осадного орудия, рыцарь и оруженосцы, и другое, и не только военные). И все, так как они делают это в одном периоде и регионе, смотрится правдиво, натурально, «исторично», как у нас говорят.

А теперь ближе к вопросу. Сейчас появилось много мастеров, которые делают вещи именно для сферы исторической реконструкции. Я как раз один из них, с отцом мы делаем историческую керамику любой эпохи, и сам еще делаю доспехи позднего средневековья. Всё делается на продажу, как обычный мастер-ремесленник. Те, кто делает поделки на себя, как правило, ничего не афишируют, это им незачем.

— Насколько это востребовано и прибыльно — производство на продажу?

— Зависит от многих факторов. Прибыль есть, но я занимаюсь этим по большей части из-за того, что мне это интересно. Так-то гораздо проще делать обычные, современные вещи или устроиться на обычную работу. Ведь это сложнее, нам, мастерам-реконструкторам, нужно повторить, а не просто сделать фантазию или сделать по чертежам готовым.

А вещи, что мы делаем, не стоят каких-то великих денег из-за того, что это реконструкция, мы же обычно делаем утилитарные вещи для использования реконструкторами

— Как часто ты и твой клуб участвует в различных соревнованиях, выступлениях?

— В направлении «живой истории» нет соревнований. Мы участвуем в фестивалях/мероприятиях в формате проектов, обычно 2-4 раза в год. И мы подаем заявки как отдельные участники, не как клуб.

— Эти проекты обычно в России? Есть ли в других странах?

— Мы участвуем в российских. А в большинстве европейских стран есть фестивали и проекты по типу образовательных и туристических. Как правило, государство/спонсоры дают деньги, и появляются такие проекты как например: поселение реконструкторов Нюкёбинг в Дании, историчная постройка настоящего замка Геделон во Франции, рыцарский турнир святого Георгия в России. Они и туристов привлекают, и реконструкторам дают возможность заниматься любимым делом, и ученым дают материалы и информацию.

— Довелось ли хоть раз быть на подобных мероприятиях?

— В Европу? Нет денег. В России ребята нашего клуба участвуют в двух проектах — Турнир Святого Георгия и постройке историчной усадьбы Loco Cimbali в Крыму. Я был только на первом.

 Расскажи, пожалуйста, подробнее про проекты. Про турнир Святого Георгия и постройку историчной усадьбы Loco Cimbali в Крыму было бы интересно узнать подробнее.

— Вкратце, и простым языком. Турнир Святого Георгия — это проект который пытается максимально воссоздать турнир XV века в том виде, в котором он был тогда. А Loco Cimbali – это попытка воссоздать строительство по технологиям XV века и планируется круглогодичное использование усадьбы. А подробности можно увидеть и прочитать в интернете: есть сайты, страницы в соцсетях у каждого проекта.

 Как обычно проходят эти мероприятия?

— Эти проекты организовывает коммерческая структура. Она приглашает реконструкторов для участия. Мы приезжаем и работаем там волонтерами. Реконструкторы обычно живут в средневековом походном лагере, как и на фестивалях.

— Как они проходят: сколько дней длятся, какие мероприятия на них проходят, сколько там обычно людей участвует?

— В прошлых годах ТСГ (Турнир Святого Георгия) проводился три дня, LC — около недели. В ТСГ соблюден церемониал — театральные выступления, сшибки на копьях — джостинг, конные бои — меле, показательные выступления на владение оружием и управление лошадью, пешие бои рыцарей, пешие бои латников. В разные дни разные, составлено специальное расписание турнира. В прошлом году в ТСГ участвовало около 200 реконструкторов.

Насколько я знаю, на LC (Loco Cimbali) ребята только строят и занимаются хозяйственными делами. Там есть какое-то туристическое время, когда пускают туристов и им все это показывают, в остальном нет дополнительных мероприятий. Участвуют около 20-30 реконструкторов.

 Каково соотношение мужчин и женщин на данных мероприятиях?

— Сильно зависит от мероприятия, в среднем в движении большая часть мужчин, примерно 70%.

 Расскажи подробнее, как они (женщины) попадают на данные мероприятия. Это жены/девушки/подруги реконструкторов или самим интересно?

— Так же, как и мужчины — подают заявку, если одобряют — они могут приехать. В основном им самим интересно, а уже потом они становятся женами реконструкторов.

Как правило, люди знакомятся с реконструкцией через клуб, который они встречают/находят в городе. Спрашивают: «А что это, а как это, я тоже хочу, а можно?» Кто действительно заинтересован, приходит, общается, вливается. Женщины, как и мужчины, разницы нет.

 Кто этим обычно занимается? Можешь привести «средний портрет» исторического реконструктора?

— Чтобы это было хоть как-то объективно — нет. Встречаются и подростки, и люди в зрелом возрасте. И продавцы, и рабочие с завода, и инженеры, и научные работники.

— Что этих людей объединяет?

— Любовь к истории.

 Насколько затратно заниматься этим делом, если не учитывать деятельность на продажу?

— Смотря, что ты хочешь попробовать реконструировать, начиная от костюма и заканчивая своими проектами. Если просто хочешь попробовать приехать на обычный фестиваль, то на минимальный костюм ты потратишь столько же, сколько потратишь на комплект современной зимней одежды.

Так понятнее, а то цены пошива в регионах сильно разнятся. Так что с этой позиции — незатратно, на фестивали и проекты взносы маленькие или вообще их не берут. Так что один раз заимел правильную одежду – и можешь участвовать сколько угодно. Естественно, атрибуты придется приобрести, но это уже совсем недорого.

Если хочешь быть рыцарем, настоящим, на коне, в латах, то еще и атрибуты рыцарские все по-хорошему нужно иметь, тут минимум от двух тысяч долларов придется потратить точно. Конкретные суммы не назову, не интересовался, но это точно будет затратно.

— Свою одежду ты всю делаешь сам?

— Частично делаю сам. Я шитье не люблю, по возможности заказываю, так как исторический эксперимент в данном направлении мне уже неинтересен.

— К съемкам каких-либо фильмов на историческую тематику не привлекали тебя лично или вашу команду?

— Меня — нет, за остальных сказать не могу, не знаю.

— Чего тебе не хватает для того, чтобы полностью воссоздать тот период, которым ты занимаешься?

— Воздуха средневековья. Это шутка такая, высмеивающая тех, кто пытается погрузиться в атмосферу настолько, что теряет адекватность, и уже начинаются ролевые игры, когда он думает, что этим сделает реконструкцию лучше, выше, сильнее.

Всего не хватает, мы не сможем воссоздать прошлое частично, в вакууме. Можно сказать, что мы занимаемся экспериментальной археологией в костюмах, если так будет понятнее

— Какие у тебя как у реконструктора планы на будущее?

— Сделать костюм лучше и посетить европейские проекты, о которых я говорил выше. А еще дальше развиваться в реконструкции керамики и доспехов, куда же без этого.

— Сделать костюм лучше — это как?

— Заменить те части костюма, которые меня не устраивают на данный момент. Когда узнаешь новую информацию, понимаешь, что вот тут что-то неправильно сшито, или такое под сомнением, что носили именно тогда при таких обстоятельствах, например. Поэтому нужно пошить/заказать новое и заменить – тогда будет правильнее.

— Можно какой-нибудь конкретный пример?

— На данный момент меня не устраивает верхняя одежда (дублет называется). На данный момент, считается, что в Италии дублет не шнуровался, а надевался на пуговицы. А я купил верх, когда перешел в XV век на шнуровке. Вот и получается, что это не соответствует историческим реалиям — надо заменить.

— Где предел развития керамики и костюмов?

— Предел каждый определяет для себя сам. Для меня в костюме — это правильный и адекватный внешний вид. Кому-то интересно добыть даже сырье, а потом сделать из него сделать вещь, или делать полностью средневековыми инструментами. Каждому — свое.

В керамике — это планы нашей мастерской, иметь возможность делать вообще любую керамику из прошлого с максимальной аутентичностью. Для этого нужно осваивать еще больше технологий, больше читать литературы, больше делать керамики, чтобы понять, почему делали так и зачем.

— А прически вы также под данный период выбираете?

— Кто-то делает, кому интересно, но у мужчин волосы скрыты головными уборами, поэтому все равно. Девушки выбирают, делают, обязательно, у кого головного убора нет.

— Никогда не было желания уйти в науку?

— Периодически возникает, но у меня ощущение, что наша академическая наука не поймет нашу экспериментальную. И плюс там совсем не тем придется заниматься.

— А археология?

— Это совсем другое. Если мне дадут выбор, выкапывать днями черепки керамики или создавать реплики керамических изделий, я выберу второе.

— Насколько часто встречаются среди реконструкторов люди с историческим образованием? Вообще с российскими историками часто сотрудничаете?

— Я знаю есть несколько точно в русскоязычном-движении реконструкции позднего средневековья. Думаю — малая часть, работа историка и наше хобби все-таки вещи разные достаточно, хоть и пересекается. Сотрудничают некоторые реконструкторы с музеями, с музейными работниками тоже. У кого связи есть, кто дотошный или пробивной.

— Как бы ты изменил систему исторической реконструкции в России и в твоем клубе в частности?

— Да нет никакой системы. Мне кажется, всё еще формируется, например, разделение на спорт в доспехах (ИСБ), занятие только историческим фехтованием (HEMA, например), живую историю (Living history), и происходит повышение каждого направления до нормального уровня со своими устоями. До сих пор есть полно компиляций, из-за этого конфликты постоянные возникают.

— Какие?

— Кто-то думает, что ИСБ — это реконструкция, но даже по определению это не попадает под критерии, что уж говорить, если углубляться в частности. Кто-то заменяет материальные вещи на современные для каких-то экспериментов, например, для безопасности, а другие реконструкторы считают, что это неправильно. И таких примеров полно. Смешение разных направлений, отсутствие четких границ всё это провоцирует.

— Какие перспективы у исторической реконструкции?

— Мне представляется что численность движения будет медленно, но верно расти, качество и масштабность повышаться, а сотрудничество с властью и образовательными институтами усиливаться со всеми вытекающими последствиями (как хорошими, так и плохими).

 Расскажи про ваши лагерные фестивали и про то, что вы там делаете, максимально подробно, если можно.

— Мероприятия в фестивальном формате представляют из себя, как правило, полевой лагерь, который функционирует несколько дней, и в котором все должно выглядеть максимально правдоподобно. Есть, конечно условности, без них никуда, даже этот формат достаточно условен, но не буду углубляться в эти скучные подробности.

Мы заезжаем накануне, и с утра какого-то дня наступает полный «режим аутентичности» или по-другому — всё видимое должно быть исторично. Как будто мы окунаемся в прошлое: не должно звучать мелодий мобильников, распития из пластиковых бутылок, обычной одежды, автомобилей, разъезжающих через лагерь, и все такое. В общем, все современное скрывается в палатках, а всё, что мы видим и используем должно соответствовать эпохе и региону. Почти как ролевая игра, только в ролевых играх невозможно все видимое заменить, и мы не играем роли. У нас все гораздо проще, хотя и может быть похоже.

И вот, начиная со дня, когда в лагере начинает действовать «режим аутентичности», участники начинают заниматься теми проектами, что им интересны, дают мастер-классы, проводят тренировки. Приведу пример мероприятия «Энколпион», он как раз такого формата и проходит в нашей Самарской области (кстати, там есть туристический день, интересующимся можно приехать, посмотреть, как всё это выглядит — это редкий случай, фестивали позднего средневековья, как правило, закрытые).

На Энколпионе в прошлом году работала полевая кузница, литейная мастерская, обучали делать свечи, факелы, гончарную посуду, готовить историчные блюда, лучный турнир, военные тренировки и подготовка. Сделали полевую печь, пекли в ней, стирали историчным способом. И были еще и другие лекции и мастер-классы. То есть почти каждый участник может поделиться своим умением, наработками, знаниями, показать свой проект — из этого и получается наполнение фестиваля. А также появляется возможность делать такие темы, где нужна массовость — например, военные тренировки, бои, турниры, танцы, театр.

— Есть ли у тебя какие-либо пожелания нашим подписчикам?

— Всем тем, кто хочет заниматься реконструкцией, могу посоветовать только быть смелее, если такое желание появилось, нужно всего лишь найти хороший клуб (вот с этим бо́льшая проблема может быть) в своем городе и связаться с его участниками, вам, как новичку, все подскажут и помогут, без сомнения. И к счастью, уже проходят те времена, когда обществу мы казались клоунами и аниматорами, люди начинают понимать нас. Так что смелее.

Интервьюер