May 2, 2019

Мошенник: Слишком дорогой степлер

— Расскажи о себе. 

— На данный момент мне 24, закончил магистратуру по специальности «Экономика». Работаю в микрокредитной организации, но не в отделении, а в головном офисе, в свободное время занимаюсь творчеством.

— Как ты занялся мошенничеством? 

—Все началось с того, что на время учебы мне нужны были деньги. Но такая работа, которая бы не мешала моим личным делам, то есть неофициальная. Тут попалось на глаза объявление о работе. Это был интернет-магазин. Колл-центр. Я тогда не особо хотел туда идти, т. к. думал, что звонить и че-то предлагать —это для меня ужас. Но все равно пошел. Все было цивильно, хороший офис в центре моего города. Поговорил с руководителем, он сказал приходить через несколько дней на обучение. Я попросился сразу остаться. Был ужасный день, звонить, предлагать — это реально ужас.

Короче, начались мои смены, я уже спокойно работал. И о том, что клиентам присылают не тот товар, который они заказывают, я не знал. Люди звонили на горячую линию орали матом, что вместо телефона им пришел стакан, или вместо какого-то другого товара им пришел откровенный пиздец. Как мне и сказали до этого, я просто посылал их писать претензию на нашу почту, где якобы разберутся и подтвердят ошибку на складе. Конечно, никто письма не читал, а если и читали, то отвечали им, что ничего обмену не подлежит, до свидания. Прошло несколько недель, и таких клиентов было каждый день всё больше и больше. Тогда я спросил, а что такое, почему столько ошибок на складе? На меня все сотрудники посмотрели как на дауна.

Сказали мне, что на этом мы и работаем.

Я хотел было уйти, но желание получать деньги было, к сожалению, выше. И дальше я уже стал сам предлагать, какой товар можно загнать людям

— Что ты предложил руководству? 

— Финские вейдерсы (полукомбинезон для ловли рыбы вброд, который сделан из специального материала. — Изнанка). Была еще модная штука в инстаграме, которая убирает черные точки на лице в основном, мы придумывали в команде самое масштабное, что было, — это жидкое стекло для авто. Обвал заявок был в течение весны и лета, осенью взрыв был на швейную машинку зимбер, но это самое ужасное время в плане бабушек. Одной моей коллеге женщина рассказывает, что у нее сгорел дом, а единственное, что она может делать — шить. И что сейчас нужна эта машинка, чтобы зарабатывать на жизнь. Долго спрашивала, хорошая ли она? Она ей продала эту машинку. А что делать? Это наша работа была. И я продавал больной раком, говорила, что хочет пошить под конец жизни. Им приходил степлер.

— Когда ты узнал об обмане людей, твоя совесть продолжила свой сон?

— Немного тревожило в начале, но я успокаивал себя тем, что я всего лишь оператор, а отправляют директора. Позже, когда в трубку реально плачет бабулька и говорит о том, что отдала последние деньги на термобелье, которое хотела подарить внукам на Новый Год, вместо этого пришло что-то похожее на тряпку, ты чувствуешь, что всё, ухожу. Но приходишь на следующий день, открываешь программу, заявку и дальше продолжаешь работать. Если честно, то даже уже считал, что сами дебилы. Заказывают непонятно где и хотят заплатить маленькие деньги за товар, который стоит явно дороже.

— Я думаю, после таких случаев аргумент «сами виноваты» должен утратить свою силу. 

— Не знаю, но мы не могли отказать или отменить заявку. Каждая заявка контролировалась. Кстати, т. к. отправляли наложенным платежом, то некоторые люди посылки не выкупали. Мы звонили им на протяжении месяца, угрожали, что если не выкупят, то якобы будут занесены в черный список интернет-магазинов и потом им везде будут отказывать. А люди шли и выкупали. Хотя это звучит смешно.

— После таких историй, как ты себя и свои действия оправдывал? Только «сами виноваты» и начальс��вом?

— Не оправдывал себя, знал, что буду гореть в аду за это всё, и так говорили все, кто там работал. Но все себя успокаивали, что «отправляем не мы». А больше никак и не думали. Когда в городе не особо много выбора в работе, деньги платят и ладно.

— Ты веришь в существование рая и ада?

— Сложный вопрос, и на эту тему можно говорить много. Я думаю, что-то да есть, правда не так как нам это представляют в виде ада и рая, где в аду тебя будут варить в котле, а в раю ты будешь бежать по ромашковому полю.

У нас с бывшими коллегами был гимн нашей работы. Смеялись много на эту тему. И смех и грех, как говорится. Песня из мультфильма «Пойди туда, не знаю куда» с названием «Хорошо у нас в Аду!».

— Как долго ты пробыл на этой работе? 

— Год. Скорее всего, остался бы и еще, если бы не личные проблемы.

— Что-то входило в твои обязанности, кроме «холодных» звонков?

— Работа заключалась в обзвон заявок, которые были оставлены на сайтах. Ответы на горячей линии. Поиск товара. Поиск похожего товара в закупочной цене, чтобы как следует больше поиметь магазину. А так же отвечать от имени группы контроля качества. Прикреплять законы в ответы, с помощью которых клиент остается лохом.

— Как много людей работало в твоем офисе? 

— Ой, всегда по-разному, но я пережил два сокращения. Самый пик был — 75 человек, а самый минимум — 5.

— С чем были связаны сокращения? 

— С количеством заявок и спроса на товар. Например, тогда, когда был пик, мы продавали жидкое стекло для авто, был огромный спрос, поэтому требовалось расширение. Потом спрос спал, товар новый не был придуман, ничего не выходило, вот и сократили, оставили самых топовых операторов. Потом опять бомбануло, опять набрали, так и работали.

— В чем был твой секрет, благодаря которому ты вошел в топ-состав?

— Ой, это очень смешно вспоминать. У нас были скрипты, по которым мы делали продажи, где была инфа о товаре и т. д. И вот когда я что-то рассказывал, то я реально представлял, какой этот товар крутой и что это не обман. Многие же спрашивают: «Не обман ли это?», «А хороший товар?».

Говорил, что сам пользовался.

В общем, мой секрет успеха был в том, что я придумывал себе идеальный товар. И описывал так, как будто это что-то крутое

— Я верно понимаю, вашей целевой аудиторией были самые доверчивые люди? 

— Не могу выделить именно их, но были такие, которые говорили, что уже два раза заказывали в интернете и их обманывали. Беспокоились за третий раз.

— Опиши усредненный тип своего коллеги? 

— Два типа студенты до 23 и люди после 30, но до 55.

— Какие взаимоотношения были внутри коллектива? 

— Очень веселое время было. Я даже приобрел нескольких хороших друзей.

Но в основном обсуждали какие-то рабочие моменты. Клиенты — это люди, а они разные и истории были разные, над которыми можно было посмеяться. Тем более работали по 12 часов. К концу дня уже язык заплетался, от этого и смешные внутряки были.

— Были ли доверительные отношения или, напротив, как пауки в банке? 

— Практически все между собой хорошо общались, единственное, что премии зависели у нас от среднего чека. От этого некоторые завидовали, но до войны не доходило.

— Каков был максимальный средний чек?

— Всё зависело от товара. Если это телефон, то около 10к, если что-то другое, то не превышало 5к.

— Как реагировали люди, которые, приходя на новую работу, понимали, что их деятельность будет заключаться в обмане людей? 

— По-разному, в основном оставались единицы, которые как только понимали, что тут происходит, уходили.

— Уходящих не пытались остановить?

— Нет, а вообще психологически сложная работа, многие не смогли работать долго, у нас мало кто смог проработать год и больше.

— У руководства не было опасений, что ушедшие могут донести о вашей деятельности в органы? 

— Дело в том, что высшее руководство находилось в другом городе, куда и приходили все заявления. А даже если бы ушедшие что-то донесли, то мы всего лишь коммуникационный центр и всё.

— За время твоей работы, ты слышал о случаях, когда ваша «контора» вернула деньги? 

— Да, это было несколько раз, когда люди уже дошли до суда. Раз пять может. Не все идут в суд, поэтому этот бизнес продолжает существовать.

— Ты был официально трудоустроен? 

— Нет. Но нам всегда говорили, что если что, то вы ничего не знали. В том плане, что не знали, что отправляют.

— Опиши свой рабочий день? 

— Он начинался в 9 утра. Открываю компьютер, смотрю сколько заявок, и хочу убиться. Разгребаю новые заявки, которые упали за ночь. Звоню до 11 утра, пью чаёк минут 10. Снова за работу, разгребать почту. Работаю до 14, иду на обед. Потом до 17 работа. Перерыв. Работа. Перерыв. Работа. В 21 ухожу домой. Ничего интересного. И перерывов по минимуму, потому что работы много. Новые заявки, горячая линия, почта, искать идеи на новый товар.

— Расскажи, как устроен ваш интернет-магазин? Люди клевали только на ценник? 

— Это одностраничные сайты с товаром. Хорошо работала реклама, которая была в инстаграме и одноклассниках. Так выходило, что продавали то, что сейчас в топе, но дорого. Люди хотели тоже самое, но дешевле.

— Давай смоделируем ситуацию. У тебя проснулась совесть, и ты посоветовал клиенту забыть о конкретном товаре и о вас в частности. Какие могли быть последствия для тебя? 

— Каждый клиент ценный. Он приносит деньги магазину. Думаю, последовал бы жесткий выговор, лишение премии. И вопрос о том, зачем тогда я здесь, если не хочу зарабатывать? Часто приходилось слышать «чтобы мы заболели раком», «чтобы мы срали кровью» и т. д. А я в ответ слушал и защищал нас до последнего. Говорил, что вы перепутали. Это не мы. Ошибка на складе, вам все вернут. Любой бы смог так? Думаю, нет.

— Для тебя всегда цель оправдывает средства? 

— Не всегда, именно поэтому сейчас хочу уйти из банка в дошкольное образование, где платят три копейки в год.

— Насколько я понимаю, микрокредитная организация  это не совсем банк. Ты же продолжаешь не совсем честно наживаться на людях. 

— Так принято считать. Не знаю почему, но ничего нечестного в микро-кредитах нет, если ты платишь вовремя, то все будет хорошо, как и в другой кредитной организации. Я работаю в одной из крупной, поэтому тут все действительно хорошо. Сам так поначалу думал на счет микро. Нечестно брать займ и не платить за него.

— Сколько ты зарабатывал на прошлой работе? 

— Для моего города з/п в 20-25 тысяч — это нормально. Я получал около 17к будучи студентом.

— Твои родственники\друзья знали, чем ты занимаешься? 

— Да, знала бабушка, переживала, но не настаивала, чтобы уходил, правда я не говорил, какие проклятья посылали мне каждый день. Просто знала, что некачественный товар. Друзья тоже знали, но никак не комментировали. Часто спрашивали, мол, чё щас продаёте, и всё.

— Как можно себя обезопасить от подобных покупок? 

— Если видите одностраничный сайт, где якобы акция, которая закончится через несколько часов, где отзыв нельзя оставить, но они есть, то, скорее всего, это мошенники. Спросить оператора, можно ли открыть посылку до оплаты. Если такой функции нет, то скорее всего это мошенники, потому что в хороших интернет-магазинах так можно. Ну и оценивать товар с точки зрения цены. Если везде оригинал стоит 7к, а вы увидим акцию, где он стоит 2к — это мошенники.

— Принципы и совесть, для тебя — это...? 

— То, через что мне можно переступить.

— Видно не те книги ты в детстве читал. Ты считаешь себя ху**ым человеком? 

— Не считаю. Я ничего не сделал плохого. Я никого не убил. Я просто выполнял свою работу. Совесть и принципы — это хорошо, но есть и одеваться хочется всегда.

Интервьюер