Жертва изнасилования/наркозависимая

Расскажите о себе в общих чертах. Где работаете/учитесь? — Сейчас я учусь в колледже. В общих чертах если, то человек творческий, хорошие художественные навыки, но так вышло, что большую часть времени занимает избавление от зависимости. И увлечения отошли в сторону.

Что сподвигло вас встать на «скользкую дорожку»? — Наверное, сподвиг тот факт, что в 12 лет меня изнасиловали. Тобишь до этого я была совершенно обычным/спокойным ребенком. И, наверное, всё-таки этот факт сыграл немаловажную роль.

Вы самостоятельно избавляетесь от зависимости, или прибегает к помощи специализированных организаций? — Сама я пробовала избавиться от зависимости, но в конечном итоге только усугубила ситуацию, и да, сейчас только с помощью специализированных организаций.

В каком возрасте вы впервые попробовали наркотики? — Впервые наркотики я попробовала в 13 лет. По сути, была обычная травка, в возрасте 13-и лет я могла её курить чуть ли не каждый день. Потом спиды, плотно сидела на реагентах, ЛСД, МДМА, грибы/мухоморы, один раз была игла, но на удивление мне это не понравилось, и я остановилась на амфетамине.

Как это стереотипно принято, травка стала для вас «трамплином» к наркотикам потяжелее или вы не вините лёгкие наркотики? — Нуу, не совсем. Она как бы положила начало. Всё шло так, что рано или поздно я их попробовала бы, может, просто начала бы не с лёгких.

Где доставал деньги на курение травы каждый день 13-летний ребенок? — Был человек, который первое время бесплатно и как бы бескорыстно «угощал». Позже пошли предложения на другие виды веществ, но уже за плату. Сначала просто просила деньги на погулять, киношку, купить покушать что-нибудь. Потом, когда этого становилось мало, воровала, просто нагло пиздила деньги. Когда и этого не хватало, начинала сдавать/закладывать вещи, были ребята, которым 18 уже было, ходили вместе, они мне помогали.

Расскажите, как произошло изнасилование. — Хочу заранее извиниться, но прям в мельчайшие детали я вдаваться не буду. Изначально друзей и общения у меня не было, и я всегда цеплялась за людей, которые начинали со мной говорить. Так, на самом-то деле, много случаев с изнасилованием и происходит. Мне просто написал «мальчик», прикинувшись человеком того же возраста, что и я. И мы на протяжении долгого времени общались. Ну и, естественно, я была безумно рада, что со мной общаются! Я не замечала, что манера общения у человека другая, что нелепые ошибки, которые совершенно не характерны даже для мальчика такого возраста.

Ну и, в общем, через какое-то время он предложил увидеться, мы договорились о месте вречи, кто как будет выглядеть. Позднее, перед встречей, понимание, что что-то не так, приходило. Но я всё равно пошла на встречу. Когда он подошёл, сказать, что я была в недоумении, — ничего не сказать. Дальше не знаю, как объяснить, чтобы было понятнее, но был совершенный ступор. Он просто сказал, что отойди я в сторону, он меня убьёт. Из-за страха я от него не убежала. Ну и конечный результат понятен.

Всегда ли в изнасиловании виновата активная сторона, как думаете? — Могу сказать, что во многом виновата детская глупость, наивность, незнание, как вести себя в таких ситуациях. К сожалению, в школах учили другому, а родители не смогли дать нужной информации.

Какая реакция ваших родных была на то, что вас изнасиловали? Было ли что-то вроде «сама виновата»? — Родные не сразу узнали об этом. Я долгое время боялась не родных, а его. Но когда всё же узнали, мама просто заплакала. Какой матери будет приятно слышать, что такое случилось с ребенком.

Насильника нашли? Он был наказан? — Да, как выяснилось позже, у него довольно много было жертв и он уже отбывал наказание, ему просто сверху ещё накинули срок.

Не одиноко ли вы себя ощущаете? Есть ли у вас поддержка в виде родных или м/ч? — Не знаю, если честно. Так сложилось, что я почти всегда употребляла в одиночку. И это стало какой-то нормой. Сейчас действительно тяжело общаться, это что-то наподобие зоны комфорта в виде 4-х стен, из которой ты очень хочешь выбраться, но не можешь. Просто не умею общаться с мужчинами. Порой очень сильно гложет.

Не пугают ли вас сейчас парни, которые могут просто подойти на улице и заговорить, познакомиться? — Нет, я могу общаться с парнями, у меня не поменялось отношение к противоположному полу в худшую сторону. Я не вошла в ряды феминисток, просто касательно близости и отношений я не могу ничего поделать. Проблема как такова у меня в голове, а не во всех парнях.

Какие сейчас отношения с родителями? Они поддерживают вас? — Стараются, очень стараются. Но доверие очень трудно вернуть, обосрешься ещё раз — больше никогда его не заслужишь.

Как родители заметили ваше пристрастие к наркотикам? — Всё просто. Был передоз.

Каким способом сейчас боретесь с зависимостью? —Немного сложно ответить. Когда ты достигаешь дна в употреблении, ты хочешь не хочешь задумываешься о том, что надо завязывать. Меня направили в лечебное учреждение, о котором я не могу говорить. Ну и там на доверии, общении, терапии, потихоньку лечат.

Что заставляет вас не опускать руки? — Я не могу сказать, что сейчас они высоко подняты. Во-первых, со временем становится легче. Во-вторых, сколько боли было причинено близким, раза четыре мать уже чуть ли не хоронила меня. И я не могу быть эгоистичной постоянно, надо что-то менять было.

Вы были близки к суициду? — Раньше попытки были, но это, скорее, от безысходности. Своеобразный крик о помощи был.

Хотели бы, чтобы за изнасилование закрывали на пожизненно? Или кастрацию для педофилов? — Вопрос довольно жестокий. Мне себя не жаль, мне безумно жалко других людей. Когда читаешь статьи про изнасилование и убийства детей, совершенно забываешь о своей ситуации и начинаешь сопереживать родным и жертвам. Будто перенимая их боль на себя. Но насильники они есть и будут. И превращаться в чудовищ, занимаясь кастрацией, уже не здоровая ерунда. Думаю, скорее, жертвам какой-то ущерб возмещать в виде нормальных психологов и обеспечения безопасности.

Профессионалы оказывали вам психологическую помощь? Оказывает ли это положительный эффект? — И да, и нет. К психологам не ходила, но в психиатрической больнице, грубо говоря, наблюдалась, там в ходе экспертиз выяснилось, что есть небольшие проблемы, и просто пила курс лекарств, да и всё. Но опять же, я позже перешла к наркотикам, они и «помогали».

Почему не общались с психологами? — Ахах, мама тогда говорила, что они ничего дельного не скажут, просто поболтают с тобой, да и только.