April 18, 2019

Участковый терапевт: Новичок в профессии

— Как давно вы на этом посту?

— С сентября 2018 года, пошла работать сразу после окончания университета.

— Почему не пошли в ординатуру?

— Устала от учёбы, плюс неплохая возможность применить полученные знания на практике, планирую в этом году поступить в ординатуру.

— Что входит в ваши обязанности официально и неофициально?

— Амбулаторный приём пациентов, также выезд на дом. В обязанности входят опрос, осмотр, назначение дополнительного обследования, лечения, при необходимости консультаций узких специалистов плюс оформление документации. Неофициально я должна выполнять план по количеству посещений.

 Всегда удаётся выполнять план? Если нет, то как нагоняете?

— Во время так называемой «эпидемии» или отсутствии кого-то из докторов план делается сам, даже сверх. Думаю, многие слышали о приписках, когда в документах говорится о том, что вы были у доктора, а на самом деле нет — так и добивается. Сейчас, хвала начальству, это отменили.

 Какая у вас зарплата?

— На ставку, без выполнения плана, зарплата — 14,5 тысяч рублей, я работаю на полторы ставки, поэтому выходит около 21-22 т. р.

— С какими сложностями вы, как недавний студент, столкнулись в самый ранний период работы?

— Первый месяц меня трясло перед каждым приходом на работу. Страшно было сделать ошибки, собственно, и сейчас этот страх никуда не пропал. Особенно ощущалась нехватка знания торговых названий препаратов. Спасибо коллегам, помогли быстро адаптироваться.

— А как пациенты реагировали на ваши ошибки? Прощают ли люди неопытность врача?

— Вроде, пока удается быть достаточно внимательной, а если не уверена, то спрашиваю у коллег или специалистов по данному направлению, коллектив дружный, поэтому добрый совет всегда можно получить. Так как я работаю не так давно, пациенты относятся лояльно, спасибо им за это.

— Какой процент пациентов соблюдает рекомендации?

— Наверное, 50 на 50. Кто-то сходу орёт: «Я вашу химию пить не буду, дайте мне волшебный укол, чтобы мне снова было 20», — а кто-то молодец и соблюдает всё, что требуется и видит результат

— Много ли ипохондриков?

— В день бывает 1-2. Мой основной контингент — это бабушки и дедушки, которым банально не хватает внимания, некоторым действительно нужна помощь, некоторые выдумывают болезни.

— Что самое дикое успели повидать за небольшой опыт?

— В работе или на практике? На практике был случай, когда вызвали бригаду скорой помощи для наркомана, который выпрыгнул из автобуса и сломал обе пятки. На кафедре инфекционных болезней общались с людьми у которых гепатит и/или ВИЧ, все «бывшие» наркоманы, один из них был под кайфом прямо в палате. Из рабочих моментов: на прошлой неделе был вызов на дом и я наблюдала агонию (в тот момент я это не поняла, думала, что неадекватное поведение на фоне сильного обезболивающего) онкологической пациентки. Когда я вернулась на базу, позвонил ее муж и сообщил о ее смерти.

— Устраивает ли вас уровень медицины?

— В последнее время, в связи с оптимизацией, происходит что-то непонятное, зарплата всё меньше, нагрузка больше, доктора уходят. До конца этого месяца не попасть к терапевту, а к узким специалистам тем более.

— Лояльное ли начальство?

— Мне повезло с заведующей: и как доктор, и как человек она супер.

— У вас была ситуация, когда администрация поликлиники каким-то образом мешала спокойной работе и выставлению диагноза?

— Нет, таких ситуаций не было. Иногда просят принять кого-то из своих по дополнительному талону. Я редко отказываю в приеме, даже если придется задержаться.

— Часто «благодарят» деньгами?

— Достаточно часто.

Мое понимание: раз предлагают, значит берут, как бы не хотелось плохо думать о коллегах. Мне совесть не позволяет, приходится ругаться с пациентами.

 А что именно пациенты обычно дают «в благодарность»? Что самое ценное давали?

— Денюжку суют, кто больше, кто меньше, мои пациенты уже знают, поэтому стараются не портить со мной отношения таким образом. Искреннего спасибо и видеть результат работы для меня самый лучший подарок. А так, конфетки, шоколад, чай, кофе.

— Какой тип пациентов является для вас самым сложным, раздражающим?

— Который уже сам себе диагноз поставил и лечение назначил. Или те, кто изначально приходит, настроенный на конфликт.

— Кто и по какому поводу чаще всего конфликтует?

— Из-за очередей. Недостаток кадров ведёт к огромным очередям вне зависимости от времени записи. В нашем отделении буквально месяц назад уволилась терапевт, которая не приняла пациентку в 17-30, несмотря на то, что время приема у доктора было до 17-00.

 Расскажите о вашей самой долгой и неприятной словесной перепалке с пациентом.

— Пациент пришел изначально настроенный на конфликт. На вопрос о самочувствии либо молчал, либо огрызался. Сообщил, что его беспокоят колики. На уточняющие вопросы, где именно (кишечник, почки, печень, наличие моче- или желчекаменной болезни), накричал на меня, что это я доктор и должна сама догадаться. Я не люблю и не умею конфликтовать, поэтому получилось перевести разговор в необходимое русло, поставить диагноз и назначить лечение, теперь он ходит только ко мне. А вчера мне полчаса читали лекцию, какой я плохой доктор, что назначаю лекарства вместо того, чтобы положить в больницу (хотя показаний нет) и бабуля в свои 90 лет не чувствует себя на 17, не принимая при этом лекарств.

— Бывает, что к вам приходят пациенты в настолько запущенном состоянии, что приходится сразу отправлять их к, например, хирургу?

— Бывает всякое.

Иногда приезжаешь на дом, а там больной, за которым явно никакого ухода не осуществлялось долгое время, но родственники убеждают, что это произошло только вот сегодня утром, прямо сейчас перед моим приходом появились пролежни, асцит, отекли ноги.

Тяжёлых стараюсь пристроить в стационар, но, к моему глубокому разочарованию, старики никому не нужны.

 Какое максимальное количество пациентов успевали принимать за смену?

— 26, при том, что начала прием раньше и ушла позже. Так у нас три часа на приём, если учитывать, что регламентировано 15 минут на пациента.

— Сколько ваших пациентов скончалось с того момента, как вы начали работать на этом месте?

— Четверо, все с запущенной онкологией. Это на моем участке. А так, в неделю 3-4 справки о смерти, вне зависимости от участка, чаще всего по возрасту.

— Опишите ваш участок, уровень жизни людей, которые там живут.

— На моем участке, который размером с мой родной город, проживает самый разный контингент. Есть и достаточно обеспеченные люди, а есть те, кто живёт на границе бедности.

 В какие самые необычные усл��вия вы попадали при вызовах на дом?

— Агрессивная бабушка, она кричала на меня и махала руками. Я дала ей направление на госпитализацию, потом звонил заведующий этим отделением и сообщил, что она подрались с медсёстрами, и я отправила к ним чудовище.

Была пациентка с шизофренией в состоянии кататонического ступора, вызывала дочь. Осмотреть ее толком не получилось, потому что жалобы были на кашель, а она не двигалась и дышала поверхностно, лёгкие в этом случае как следует не получилось.

 Вообще, насколько оправданы вызовы на дом?

— Ох, это больная тема. Я понимаю пожилых пациентов, которым сложно добраться до поликлиники, или выраженная интоксикация при высокой температуре, но когда вызывают с температурой 37.1 достаточно молодые люди или просто из-за кашля без температуры и чего-то страшного, — это жуть. Во время эпидемии ОРВИ было много таких случаев.

— Много ли документации приходится вести?

— Достаточно: страховые талоны, заполнение медицинских карт (или истории болезни), журнал госпитализации, вакцинации, флюорографии, диспансеризации, направления на обследования, консультации, льготные и обычные рецепты. Это из того, что сразу вспоминается.

— На вас когда-нибудь жаловались пациенты? 

— Жалобы как таковой не было написано, однако в словесной форме была беседа с заведующей поликлиникой, о том, что я не осмотрела, не назначила обследование и не открыла больничный лист со среды по понедельник. На деле свидетелем был другой доктор, который наблюдал, что пациентка осмотрена, были выписаны направления на анализы. Однако сразу на такой большой промежуток времени я не могла открыть лист, о чем и сообщила. Видимо ей нужно было куда-то уехать под прикрытием нетрудоспособности.

— Как относитесь к гомеопатии?

— Считаю, что это пустая трата финансовых ресурсов, там даже нет действующего вещества. Была пациентка с ларингитом (когда голос пропадает), приобрела за 500 у. е. гомеовокс и счастливо мне сообщила, что через неделю к ней вернулся голос, хотя и без этого за тот же промежуток времени плюс/минус произошло бы это чудо. Чаще всего это советуют провизоры, но об их специфике работы я не знаю.

— Как часто приходится консультировать пациентов с различными заразными заболеваниями? Нет страха подцепить туберкулез или другую болячку?

— Редко. На приём приходят после сделанной флюры, этот момент фильтруется ещё в регистратуре. Страха нет, если бы была брезгливой, наверное бы не пошла в медицину. А в большинстве случаев, чтобы что-то такое подцепить, нужен более длительный контакт с пациентом.

— Было ли так, что к вам привели ребенка или пришел сам пациент, но вам не хватает знаний его осмотреть или назначить лечение? Как поступили?

— Я не педиатр, правда один раз на вызове слушала ребенка (лёгкие). Если не хватает знаний, консультируюсь с заведующей или специалистом либо отправляю к ним. Может это и не правильно, но я не боюсь признаться пациентам, что не очень хорошо разбираюсь в конкретном вопросе. А дома уже вникаю и изучаю литературу, чтобы таких ситуаций было меньше.

 К кому лучше идти — молодому врачу или к пожилому?

— На каждого пациента свой врач. Нужно идти к тому, кто развивается и постоянно учится новому, а не лечит старыми методами. У врача в возрасте больше опыта, а у молодого энергия, жажда знаний и желания помогать.

 Какие способы подработки есть у участкового? 

— Диспансеризации и профилактические медосмотры — за них неплохо доплачивают. В прошлом году писали липу, то есть пациентов в реальности не было на приёме, а документы были. Только это, естественно, секрет. Сейчас мы проводим эту процедуру только реальным людям, кто подходит по году рождения.

 Как часто наведываются фармкомпании и как тепло их принимают?

— Медицинские представители приходят пару раз в неделю, рассказывают о своих препаратах, чем они хороши. Это в плюс, потому что расширяет возможности терапии. Плюс они рассказывают о мероприятиях и, как приятный бонус, приносят канцелярские принадлежности, которых у нас дефицит.

— Как оцените работоспособность ваших коллег? Есть некомпетентные кадры?

— Нас сейчас четыре доктора в отделении участковой терапии, есть один, как мне кажется, случайный кадр, хотя из семьи докторов. К ней бы я не посоветовала идти. В другом отделении есть хирург, которая озабочена исключительно своей внешностью. Думаю, везде попадаются некомпетентные люди, однако в нашей отрасли это страшно.

— Что в медицинской системе хотели бы поменять?

— Зарплату и чтоб более сносные условия. Многие воспринимают медицинскую помощь как услугу, за которую они платят деньги/налоги, поэтому их с порога должны целовать во все возможные места. Плюс доктор не должен болеть, иметь вредные привычки, плохое настроение, постоянно быть на связи и всегда с улыбкой быть счастлив от того, что его одарили возможностью полечить. Мы все люди и тоже хотим адекватного отношения, а не принеси-подай. Оптимизация превратила уважаемую профессию в нечто непонятное.