April 19, 2019

Водитель маршрутки: Горячая конкуренция

— В каком городе ты живешь?

— Живу в Самаре, Самарская область (названия изменены).

— Когда решили стать водителем маршрутки?

— Долгая история. Пришёл к этой профессии не сразу, как таковую никогда в принципе не рассматривал. После ДМБ работал водителем на межгороде у частника почти три года. Наступил такой момент, что работы не было, машина простояла три месяца на ремонте, и тогда друг попросил меня подменить его на пригородном маршруте. Мне понравилось, заработок каждый день, ночуешь дома, а не в кабине. Чуть позже я перебрался на городские пассажирские перевозки. Ну и естественно стереотип: «Маршрутчики — водители со снарядом в голове» Ну типа водители носятся как угорелые в погоне за заработком, не обращая внимания на ПДД и других участников движения. На самом деле, все наоборот. Никто уже давно не носится под 100 по городу. Смысла в этом нет.

— Тяжело было привыкать к работе?

— Нет все абсолютно просто. Ничего сложного: едешь, слушаешь просьбы об остановке, принимаешь деньги за проезд через плечо, даёшь сдачу. Езда неторопливая, размеренная. Ловишь красные светофоры, никуда не торопишься.

— Как проходит твой самый обычный рабочий день, от начала до конца смены?

— Подъем 3:30—3:50, следом приезжаю в парк за путёвкой, путевки начинают выдавать в 5:00, лучше прийти пораньше, занять очередь, берёшь путёвку, проходишь медика, алкотестер, если есть хоть малейший запах, потом с путевкой идёшь к механику, он осматривает машину, чтобы все лампочки горели, машина была чистой внутри и снаружи, делает отметку. Я выезжаю из парка, еду на одну из конечных . В 6:40 еду на первый круг и, если я не дежурный, где-то в 21:00 заканчиваю работу, к этому времени я делаю 6,5—7 кругов. Машину в парк, если не испачкалась. Если дежурный, то заканчиваю в 23:10. Машину в парк, сам на такси и домой.

— Часто ты остаешься дежурным? Времени на сон тогда мало хватает?

— Дежурный раз в 5-6 дней, но я дежурю чаще, много желающих за 500 рублей съехать домой по раньше. Я работаю без напарников и уже привык к постоянным недосыпам.

— Сколько ты вообще собираешь за день?

— Цифры очень разные. В зависимости от времени года и дня недели. От 500 до 6000. Сейчас с каждым годом все хуже поэтому собираюсь возвратиться на межгород. Сам понимаешь, за 1500 рублей на ногах 20 часов — это курам на смех.

— А много из этой суммы идет твоему начальству?

— С этой суммы начальству ничего не идёт, это твоя зарплата. Я объясню как она формируется.

Смотри: ты взял путёвку, вне зависимости от того, сколько пассажиров ты перевёз, ты отдаёшь план (типа аренды), на моей машине — 3700, + 300 руб. путевка. Заправка в день сейчас (зимой) около 1800, с дежурством 2200. Мойка тоже твоя, ещё 200 без салона. И вот только потом начинается твоя зарплата. И это при проезде в 23 рубля.

— Бывает, что план не удается собрать?

— Бывает, в таком случае хозяин машины идёт на встречу. Хозяин машины просто нормальный, есть такие, которые пишут долг в тетрадку. Прикинь, отработал 20 часов и должен остался.

— Какое у тебя отношение к начальству?

— К хозяину машины я отношусь с уважением. Хороший человек, с понятием. А вот те, кому принадлежит маршрут, те ещё кровососы. За каждую машину на маршруте ежемесячно проходит взнос в предприятие. Порядка 40000 р. в месяц! А они трактор пригнать не могут, снег почистить на стоянке после непогоды. Зато дрючат за все, что можно. Нарушение интервала — штраф, выключена система ГЛОНАСС — штраф, не вышел на маршрут, если по графику дежурный, — штраф.

— Объясни подробнее, как это работает? 

— Ты платишь, чтобы твоя машина могла работать на маршруте. Ну вот смотри какая схема:

Предприятие — это, скажем, как посредник между администрацией города и хозяином машины. Предприятие ежегодно участвует в конкурсе на маршруты. Сам хозяин поучаствовать не может, на него там даже не посмотрит никто. Маршруты, в принципе, поделены между двумя крупными предприятиями города. А владельцы машин приходят уже в предприятие.

— То есть, эти «предприятия» владеют маршрутами, заодно экономят на поддержку водителей?

— Экономят на всём. Когда встал вопрос о пенсионных отчислениях для водителей, они тупо решили создать ещё одного посредника, заключить с ним агентский договор, типа он владелец маршрута, и всё. Агент — это тот самый ИПшник, к которому тебя устраивают. Он не имеет ничего.

На работу устраивают не в предприятие, а именно к нему. Там уже встаёт вопрос — официально трудоустроен или по договору. Хочешь официально — тогда сам за себя плати отчисления, три года назад 11500 р. в квартал. Сам понимаешь, 90% водителей оформлены просто по договору найма, ни стажа, ни пенсии в итоге.

— Что твой коллектив об этом думает, пытались как-то решить эту проблему?

— Никто ничего не решит, если только встать всем городом, всеобщий бойкот. Но кто на него пойдёт? У людей маршрутки в лизингах, кредитах. Администрация тоже ничего решать не будет.

У них свой интерес — откаты и т. д. Маршрутку на маршрут поставить в предприятии тоже не так просто. Откат, чтобы поставить машину на маршрут, от 50 до 150. 150 — это самый шоколадный маршрут с планом в 5000 р.

— Вы за маршрут еще сами откаты платите?

— Не мы, платит хозяин машины. Мы отдаём только план, заправка, мойка. У меня была своя маршрутка, поэтому я знаю всю эту схему.

— То есть ты сам давал откаты в предприятия? Вспомнишь, как это происходило, с кем связывался? Какие люди по характеру в предприятиях работают?

— Я купил машину вместе с маршрутом, наслушался не тех людей в своё время. Откат за то, чтобы машину поставить на маршрут, не отдавал, но в остальном все тоже самое. Ежемесячная мзда в предприятие — 26 обязательных выездов в месяц (путевка стоила 400 р.), 12000 р в кассу (типа услуги по диспетчеризации и мониторингу) + ИПшнику (агенту). Да все тоже самое, просто не отдаёшь откат за маршрут.

Вот отсюда и берётся конкуренция на работе с другими водителями. С другими маршрутами. Наш маршрут от середины до конца дублируется ещё с пятью маршрутами. По идее, весь маршрут расписан по времени. Например, ты тронулся с конечной, через пять мин ты должен быть на такой то остановке, через 10 на другой и так далее.

Весь смысл работы затянуть своё время так, чтобы позади идущая машина тебя не видела, но при этом ты как бы залезал в его время. Интервал шесть мин. Вполне достаточно залезть во время заднего минуты на 3-4. Прикинь, че творится: словесная перепалка — самая легкая форма конфликта

— Конкуренция порождает такую сильную вражду среди маршрутчиков?

— Сидели бы на окладе, было вы все спокойно, но всё, что описано выше этому пиздец как не способствует. Все хотят набрать план и начать зарабатывать. Как мне сказал один мой очень хороший знакомый, «сэнсэй»:

«Ром, здесь нет понятия «прав-неправ», судить никто не будет. Прав здесь тот, у кого зубы больше»

Если тебя боятся, не хотят с тобой связываться, то и ехать перед тобой будут нормально и свои, и конкуренты. А если ты чмошник, то на каждой остановке будешь упираться в своих конкурентов или, того хуже, в впередиидущую машину своего маршрута. Будешь ездить пустым и домой уходить с 500 руб.

— Что значит «боятся» в контексте твоей работы?

— Никто не захочет конфликтов с тобой. Я когда пришёл на городской маршрут, пытался работать по-человечески, строго по времени, чтобы все по честному. Через две недели я избил конкурента резиновым ковриком. Иногда приходится напоминать людям о том, кто ты и что с тобой лучше лишний раз не связываться.

— Как так получилось, что ты подрался с конкурентом?

— У нас одна конечная. В середине маршрута я в него упёрся. Отпустил его на четыре минуты. Догнал через три остановки. Хотел обогнать, он начал препятствовать . Ну я перестал пытаться, думаю, конечная-то все равно одна. Ну а на конечной слово за слово. Естественно, сыграл немного на публику, чтобы конфликт видело как можно больше других водителей. С целью, чтобы они тоже сделали для себя выводы.

— Не боишься, что настроишь многих против себя? 

— Нет, а кого бояться? Повторюсь, связываться с тобой никто не захочет в плане конфликта, в плане лицемерной дружбы наоборот. На самом деле, есть на маршруте нормальные ребята, но их можно пересчитать по пальцам на одной руке. По всему городу тоже самое. Есть Viber чат практически всех маршрутов в городе, а есть отдельный чат, где сидят только нормальные ребята. На любого водителя, который приходит к нам с другого маршрута, можно пробить инфу. Кто он, что он. Если человек нормальный, то и отношение к нему будет соответствующее. Если человек говно, то и отношение сам понимаешь... За глаза про меня много чего говорят, в глаза ещё никто и ни разу, почти за пять лет.

— Есть коллеги, которых ты по-настоящему уважаешь?

— Да, но очень мало, это люди, за которых я и в огонь и в воду. Был такой момент, один такой человек сел на конкурентный маршрут. За все время, что он там работал, у нас не было ни одного конфликта. С нормальным человеком делить нечего, тем более пассажиров.

— Ранее ты упоминал своего «сэнсея». Чем он заслужил такое прозвище? Он относится к уважаемым тобой людям? 

— Ну я не знал просто как его ещё назвать. Мы с ним познакомились, когда я только пришёл на городской маршрут, он же был бригадиром. Да, он относится к числу этих людей. Прозвища у него нет. Его уважали и до сих пор уважают как в предприятии, так и в коллективе.

— Ты проводишь с этими коллегами время вне работы?

— Скорее досуг. Времени вне работы практически нет. Если выдаётся выходной, то я отсыпаюсь, провожу время с семьей. Второй год подряд хожу на корпоратив маршрутчиков. Там тоже присутствуют уважаемые мной ребята. Свободного времени практически нет. Семью-то практически не вижу. Ухожу из дома — спят, прихожу — опять спят.

— Родные не жалуются на твой режим?

— Супруга, естественно, не в восторге, остальные относятся с пониманием, думают, наверное, я тут нормальные деньги зарабатываю.

— А тебе хватает средств на их нужды?

— Сейчас очень тяжело стало в плане заработков, но одеты, обуты, не голодные, квартира съемная. Хватает на все, но без шика.

— Ты делишься с семьей проблемами на работе или не втягиваешь их?

— Супруга прекрасно знает мой вспыльчивый характер, не подумай, я домой все это дерьмо и негатив с работы никогда не приношу. Если что-то спросит, то рассказываю. Дома я добрый, любящий муж и отец. На работе наоборот. Я стараюсь, чтобы неудачи и конфликты на работе никак не отражались на моей семье

— Появляется ли в тебе привыкание к людям, которые едут по твоему маршруту изо дня в день? Ты обращаешь на них какое то внимание?

— Да, конечно, есть постоянные пассажиры. Они здороваются, иногда по пути можно с ними поболтать, если они сидят впереди. Есть постоянные зайцы, которые норовят проехать бесплатно. Есть даже одна женщина, которая в куче мелочи вместо рубля за проезд даёт пять копеек. Привыкания никакого они не вызывают, просто ты знаешь, что сейчас в такое-то время, на такой-то остановке сядет такой-то человек.

Маршрут у нас студенческий, студентов очень много. Иностранных тоже хватает. Но все они приблизительно одинаково бесят. Негры — за своё хамство, индусы и корейцы за свою неряшливость, турки, арабы, ливийцы — тоже хамство.

Ну и наши мальчики, которые не умеют уступать места ни девушкам, ни пенсионерам. Я им всегда говорю громко и вслух, чтоб все слышали, мол, вы место девчонкам может уступите или так и собираетесь девственниками умереть?

С неграми был конфликт. Один из них сел вперёд, трое назад, и вот они начали на ходу через весь салон друг другу что-то орать. Я ему сказал, мол, ты знаешь, что такое русская культура, уважение к окружающим. Он повернулся ко мне и говорит, типа мне насрать. Говорю, мол, сейчас доедем до конечной, и я лично займусь твоим окультуриванием. Он первым выскочил из маршрутки на конечной, следом эти трое вылезли. Я спрашиваю, ну че, кто первый? Они о чем-то перешепнулись и стали быстро уходить. Может и к лучшему. Вчетвером бы уже они меня, наверное, окультурили. Корейцы и индусы вообще пацифисты бесконфликтные. Турки, ливийцы сирийцы — так себе, ни рыба, ни мясо.

— Кого ещё можно выделить?

— Провокаторы — провоцируют конфликт, потом звонят в предприятие с жалобой.

Яжмамы. Заходит одна с четырьмя детьми, платит только за себя, хотя по правилам можно провезти бесплатно одного ребёнка в возрасте до 7 лет на коленях. И хрен ей что докажешь, онажмать.

Пьяные компании с вечным поиском на жопу приключений. С ними тоже бывает тяжело, благо с молодым и рослым водителем в конфликт не лезут, после первого замечания едут тихо и спокойно.

— Расскажи о случаях провокаций. Чем заканчивались? Чем тебе грозят вызовы?

— Садится человек, начинает полоскать тебе мозг, типа здесь ей дует, на сиденье пятно, тонировка ей мешает, в салоне слишком темно — светло, холодно — жарко, едете слишком быстро или медленно, в итоге через 10 мин у меня, например, сносит крышу, я отдаю ей обратно деньги и выгоняю. Она выходит, сразу же звонит в предприятие, ну а там спросят, че-как было, и отпустят. Чаще всего, естественно, если водитель прав в конфликте. Если не прав — могут уволить.

Был случай, села женщина вперёд, 30 минут слушал ее разговор по телефону ни о чем, причём говорила она так громко, что ей пассажиры начали делать замечание, в итоге высадил ее, следом жалоба.

— То есть, в твоей маршрутке, конфликты — частое дело? 

— Достаточно. И не только в моей, везде так, на всех маршрутах. Пассажиры же не знают какие деньги платят владельцы машин,чтобы их возить.

— Отношение в целом к людям сильно меняется после этого ? 

— Не знаю, не ловил себя на мысли об этом.

— А что на счет музыкальных вкусов? есть миф о вездесущем шансоне в маршрутках, ты то что ставишь? 

— Не перевариваю шансон. Чаще Deep House, рок, немножко попсятины.

— Для себя ставишь или больше для пассажиров?

— Ну я стараюсь, чтобы и мне и пассажирам было более-менее комфортно. Бывает просто радио, но там одно и то же, пассажирам может и комфортно, а меня через шесть часов начинает тошнить.

— Как ты вообще расслабляешься, после всего испытанного стресса?

— Дома с семьей играем, смотрим фильмы, если хорошая погода, ходим гулять, алкоголь только по праздникам. От стресса он не помогает, в нем все это дерьмо не утонет. Вот хочу поскорее завязать с этой профессией, завязать и не вспоминать. Вернусь на межгород, на грузовик. Там нет пассажиров, планов, путевок.

— Неужели конкуренция, несправедливость предприятий и хамло-пассажиры настолько тебя доконали, что ты выберешь одиночество? Ты же сам когда-то от межгорода отказался.

— Ну с межгорода я ушел в свое время не только из-за отсутствия работы. Когда я там работал, от меня ушла девушка, с которой встречались четыре года, оно, в принципе, к лучшему. Но тогда я первый раз себя поймал на мысли, какая девушка захочет себе парня дальнобойщика, и что это будут за отношения. Сейчас смешно все это вспоминать, но тогда это тоже послужило своего рода толчком. Сейчас у меня семья, жена, дочь, и я хочу работать так, чтобы всем их обеспечивать.

Интервьюер