Первое киберпреступление в СССР

Имя первого советского хакера — Мурат Уртембаев, простой программист, которому прочили блестящую карьеру математика в МГУ, но он отказался от научной стези, и по целевому распределению попал на АВТОВАЗ. Там его таланты никто не оценил, и он решил доказать, что чего-то да стоит. В Управлений автоматической системой для подачи механических узлов на конвейер, в котором работал Мурат, было две категории сотрудников: элита, то есть программисты, владевшие всеми тонкостями ПО, и рядовые схемотехники, занимавшиеся обслуживанием системы, которых “элита” и близко не подпускала к своим делам. Схема работы была следующей — программист, если считал нужным, вносил изменения в ПО, но не оставлял никаких данных или отметок о внесенных изменениях. Уртембаев создал патч к основной программе-счетчику, которая отмеряла циклы подачи узлов на линию конвейера. Патч Мурата сбивал ритм счетчика. На конвейере, где заданная деталь должна быть поставлена в четко ограниченное время, сбой в автоматике даже на секунду будет фатальным для производственной линий, где все выверено и просчитано до мелочей.

Месть Уртембаева

Мурат решил сначала провести тестовые испытания. В те далекие времена изменения вносились eщё на дискетах. И вот Уртембаев подошел со своей роковой дискеткой к ЭВМ, и внес изменения в рабочую программу. Когда должен был наступить час X, то есть цикл подходил к концу, и в дело должен был вступить троянский конь Мурата, вводивший автоматику в состояния комы, Уртембаев быстренько все подкорректировал, и производственный Апокалипсис на ВАЗе был отложен на некоторое время. Главное же достижение тестовых испытаний — никто ничего не заметил. Может быть, первый хакерский взлом в историй СССР так бы и не произошел, но...Уртембаеву не дали почетную грамоту. Обещали, но не дали. Мурат “шутку” не оценил, и решил пустить в ход собственную разработку, которая остановила самый крупный автозавод СССР. Мурат подстраховался, создав себе алиби, — запуск адского патча Уртембаев запрограммировал на день своего выхода из отпуска. Расчет был такой: я возвращаюсь из родных степей Казахстана, обнаруживаю сбой и совершаю настоящий производственный подвиг, спасая конвейер от неминуемой катастрофы. Почетные грамоты, слава, хвала и поездка в Туапсе прилагаются. Крутой план? Eщё бы. Но вмешалось одно непредвиденно обстоятельство — программа запустилась на два дня раньше. Источник:

Восстание машин

Никто ничего не понимал. Автоматика точно сошла с ума. Инженеры хватались за сердца — шоковая производственная терапия в течение трех дней на конвейере не прошла для них бесследно. Это была итальянская забастовка, только протестовали не сотрудники, а электро-вычислительная машина. Автоматика исправно подавала детали на конвейер, но не в то время и не те детали. Производственный цикл был сбит, и в механической и логической точности конвейера наступил настоящий хаос. Возможно, одно из первых восстаний машин против человека. Бороться с ЧП были брошены лучшие специалисты. Они проверили оборудование, отдельные узлы, саму ЭВМ, но технически все было в порядке. Следов физического вмешательства не было найдено. В конце концов, отыскали неисправный фрагмент кода. Запуск рабочей программы с другой дискеты ожидаемого результата не дал — сбои продолжались. Конвейер удалось запустить лишь через три смены. Из-за проделки Мурата завод понес многомиллионные убытки. Мурат Уртембаев пришел на явку с повинной. Если бы первый хакер СССР не признался, то его имя осталось бы загадкой для историй АвтоВАЗа. Статьи, которая в нынешнем УК квалифицируется в ст. 273 деяние Уртембаева, как

создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ

и предусматривает лишение свободы на срок от трех до семи лет, тогда eщё не было. Первого хакера в нашей историй осудили за умышленные хулиганские действия и дали полтора года условно с возмещением ущерба, который был оценен в стоимость двух “Жигулей”. Мурат вынужден был отрабатывать наказание слесарем на конвейере.