Последнее объятие Мамы

Идея № 1. Животные, как и люди, способны смеяться и улыбаться

Люди склонны считать себя исключительными существами, подобных которым нет в природе, и не хотят признавать свою животную сущность. Но такое отрицание сходства не дает откровенно посмотреть на человеческую природу. Структура человеческого мозга такая же, как у других млекопитающих. Ученые исследуют мозг крысы, чтобы понять, как в человеческом мозге зарождаются эмоции страха. При сканировании мозга собак в ожидании пищи и бизнесменов в ожидании бонуса обнаружилось возбуждение в одних и тех же участках мозга. Мозговые процессы человека и животных схожи, и отрицать это бессмысленно. Схожа и мимика всех приматов, отображающая эмоции.

Прослушав семинар американского психолога Пола Экмана о микровыражениях лица человека, отражающих эмоции, де Вааль решил понаблюдать за поведением обезьян бонобо и их жестами, позами и мимикой. Оказалось, что выражений лица у них намного больше, чем предполагалось. Кроме того, выяснилось, что подростки бонобо любят корчить рожи просто так, для собственного удовольствия, как это часто делают люди. Не только де Вааль, но и другие исследователи поведения животных зафиксировали тысячи разных выражений лица у обезьян. Во время игры они смеются, во время еды по их лицам разливается удовольствие, а довольным ворчанием они приглашают сородичей присоединиться «к столу». Каждый сигнал в виде мимики или жеста должен быть понятен в группе: это предупреждение о начале или прекращении борьбы, о примирении или заигрывании. Такие сигналы (этограммы) исследователи заносят в каталоги. Они есть у каждого вида, не только у приматов.

Львы, куры, гиены, лошади, собаки, вороны и другие имеют свою сигнальную систему. Даже грызуны посылают сигналы сородичам с помощью ушей, глаз и щек. Животные «говорят» друг с другом с помощью движений хвостом, ушами, подниманием шерсти, оскалом зубов, издавая звуки.

У обезьян есть несколько разновидностей улыбки. Макаки-резусы улыбаются, слегка опустив уголки рта, изображая покорность доминантному самцу или самке, или когда нервничают. У улыбки бонобо более широкий спектр значений: она может быть дружеской, изображать удовольствие, например, во время спаривания. Иногда улыбка выдает тревогу. И наша человеческая улыбка развилась из этой нервной усмешки примата.

Исследователи изучили фотографии бойцов перед боем и установили, что чаще всего проигрывает тот, кто улыбается шире, — его улыбка указывает на то, что он не претендует на физическое доминирование, как это делают и макаки-резусы. Так что и у человеческой улыбки намного больше значений, чем принято считать. В зависимости от ситуации она может изображать приветливость, подчинение, веселье, очарование, но также нервозность, стремление успокоить окружающих, потребность нравиться.

Как и люди, приматы могут смеяться, но их смех гораздо тише — если бы детеныши обезьян смеялись так же громко, как люди, их быстро бы обнаружили хищники. Зато смех обезьян такой же заразительный, как и человеческий смех. Если один орангутанг смеется, его смех подхватывают и другие. В основе смеха приматов лежит учащенное дыхание, которое передает радость и другие положительные чувства, просто громче.
К тому же смех при игровой агрессии дает понять, что ничего страшного не происходит, это просто забава, даже если в ход идут зубы. Если подойти к человеку и хлопнуть его по руке или спине с серьезным выражением лица, он воспримет это как угрозу или оскорбление. Но если то же самое сделать со смехом, он отнесется к этому совсем иначе.

Автор делает вывод, что смех и улыбка в нынешнем виде имеют разное значение и происхождение. Улыбка изначально была выражением страха и покорности, затем — дружелюбия и привязанности. Смех появился как индикатор игры, где допускаются грубоватые приемы, потом превратился в сигнал веселья, счастья и благополучия. Человек часто переходит от улыбки к смеху, смешивая разные эмоции, и обезьяны тоже на это способны.

Идея № 2. Эмоции нужны не только для выживания, но для сопереживания и сочувствия
Эмоции отражаются не только на нашем лице — на них реагирует весь организм. Они способны заставить сердце биться быстрее, кожа становится бледной или, наоборот, краснеет, желудок сжимается, голос может становиться низким или срываться.

Не только эмоции влияют на тело, но и тело — на эмоции. Мы испытываем определенные чувства в зависимости от выделяемых гормонов, сексуального возбуждения, голода, болезней и других состояний тела. Эмоции подсказывают нашим телам, как им ориентироваться в окружающем мире. Без тела ум, даже самый изощренный, не способен существовать.

В природе назначение эмоций — оценка окружающей среды на основе опыта, чтобы организм был готов к оптимальной реакции. Если обезьяна увидит змею, она испытывает сильный страх, такой же, который испытывает человек в момент, когда его чуть не сбила машина. И человека, и обезьяну охватывает озноб, пульс учащается, напрягаются мышцы, происходит выброс адреналина. Такая реакция посылает кислород в мозг и мышцы, чтобы мы лучше и быстрее справились с опасностью. Обезьяне нужно быстро принять решение, опасна змея или нет, человек должен определить, стоит ли сейчас переходить дорогу или лучше подождать, когда проедут все машины.

В отличие от инстинктов, эмоции не диктуют конкретное поведение. Они заставляют ум сконцентрироваться и подготавливают тело к действию, образуя гибкую систему реагирования.

Когда человек чем-то напуган или расстроен, у него холодеют конечности — руки и ноги. То же самое снижение температуры конечностей показали и обезьяны. Им показывали короткие видео. На одних были приятные картины — человек с полной корзиной вкусных фруктов, на других показывались неприятные вещи вроде ветеринара с усыпляющим дротиком, который, казалось подошел вплотную. На пальцах обезьян были закреплены температурные датчики, которые показали, что в момент неприятного зрелища температура пальцев резко снизилась. Так же ведет себя и организм испуганных крыс, у которых падает температура хвоста и лап.

Животные, как и люди, умеют отождествлять себя с другими, сопереживая им. Недаром, когда мы видим, как кто-то страдает или кого-то обижают, мы проникаемся сочувствием или возмущением действиями обидчика. Похожие процессы происходят и в мире животных. Де Вааль однажды наблюдал роды шимпанзе по имени Мэй, за которыми с любопытством наблюдали другие обезьяны. Она стояла с раздвинутыми ногами, подставляя под них ладонь, чтобы вовремя поймать детеныша. Неожиданно для автора ту же позу приняла и ее подруга Атланта, хотя не была беременна. Она полностью отождествила себя с подругой, как будто это она должна была вот-вот родить. Когда детеныш родился, обезьяны начали радостно кричать и обниматься.

Бывает и так, что животное пытается подражать человеку, отождествляя себя с ним. Де Вааль рассказывает, как его друг сломал ногу и захромал, и тут же его собака стала волочить собственную ногу, причем тоже правую. Когда гипс сняли и друг перестал хромать, собака тоже «исцелилась».

Животные, как и люди, способны к эмпатии.

Видя страдания другого, они пытаются посочувствовать, унять боль, погладить, подуть на больное место.

Но эмпатия — не только сочувствие. С ее помощью человек ищет информацию о другом человеке и пытается понять его положение. Когда же мы испытываем симпатию, то пытаемся это положение улучшить. И люди, и животные обладают и тем, и другим, считает де Вааль. Животные помогают и спасают не только собственный вид, но и другой, демонстрируя способность к сопереживанию. С другой стороны, эмпатия, то есть способность понимать других, может проявляться и в жестокости. Если простые существа вроде змей и акул причиняют вред не намеренно, просто потому, что такова уж их природа, то сложный мозг обезьяны способен на сознательную жестокость. Так, например, обезьяны подманивали цыплят сухарями, а потом били их палкой — просто из-за скуки. Иногда группа обезьян-подростков мучает другую группу сверстников или одну особь послабее, дразня ее едой, которую в последний момент прячет.

В то же время обезьяны бросаются в воду при виде тонущего сородича, пытаясь его спасти, оттаскивают других от ядовитой змеи и оказывают помощь во многих других ситуациях. Так же ведут себя и крысы. Животные формируют социальные связи, испытывая эмоции, и точно так же ведем себя мы.

Идея № 3. Отвращение, стыд и вина свойственны не только человеку
Принято считать, что человека от животных отделяют отвращение, стыд, вина. Казалось бы, животные действительно не знают ни отвращения, ни стыда: они валяются в грязи, лижут свои гениталии, едят фекалии. Но если мы предложим собаке апельсин или лимон, она сморщится от отвращения, будет отворачивать морду от одного только запаха.

Обезьяны брезгливо относятся к падали. Однажды шимпанзе нашла дохлую крысу, показала ее сородичам, держа в вытянутой руке, а потом развлекалась тем, что подкладывала эту крысу кому-нибудь на живот или на голову, подкравшись незаметно. Животное тут же вскакивало, отряхивалось и пыталось отчиститься горстью травы. Гримаса человека, выражающая отвращение (прищуренные глаза, нахмуренные брови), может также выражать и неодобрение чьего-то поведения. Та же самая гримаса есть и у обезьян.

Де Ваалю приходилось наблюдать и проявления благодарности у обезьян. Подобно тому, как люди пытаются отблагодарить тех, кто был к ним добр, так и обезьяны делятся едой в первую очередь с теми сородичами, кто не так давно проявлял к ним доброту. Животные, которых мы забираем домой из тяжелых условий, благодарны нам за тепло и пищу, они проявляют свои чувства мурлыканьем, ласками и влюбленным взглядом.

Когда ученый Вольфганг Келер увидел, что две обезьяны не попали в крытый вольер и остались мокнуть под дождем, он открыл им дверь. Их первой реакцией было не броситься скорее в сухое место, а с благодарностью обнять своего спасителя.

Так же, как люди, животные испытывают стыд и вину, что часто демонстрируют нашкодившие собаки и другие животные.

Обратная сторона благодарности — мстительность, которая связана со сведением счетов. В настоящее время не существует обширных исследований об осознанной мести животных, но отдельные случаи известны. Во многих зоопарках известны истории о мстительности обезьян и слонов. В зоопарке мальчик бросил камнем в обезьян; они через полчаса ответили ему тем же.

Проявляют они мстительность и по отношению друг к другу. Иногда обычная самка не отвечает на атаку доминирующей, дожидаясь удобного случая, но как только видит, что на доминанту напали несколько особей, тут же к ним присоединяется.

На молодого альфа-самца шимпанзе Никки напали несколько других самцов — его положение было еще не устоявшимся. Никки сбежал, зализывая раны, а потом последовательно нападал на каждого обидчика поодиночке, устраивая хорошую трепку. Вскоре сопротивление было подавлено.

Животные помнят обиды, но умеют и прощать. Де Вааль не раз наблюдал, как дерущиеся шимпанзе или бонобо пытаются примириться, лаская друг друга. И так поступают не только приматы, но и другие млекопитающие, и даже птицы. И люди, и животные прощают и мирятся, потому что зависят от сотрудничества и мирного сосуществования. Благодарность, месть и прощение поддерживают социальные отношения как между животными, так и между людьми, считает автор.

Человеческие эмоции произошли от древних эмоций, которые мы разделяем с другими млекопитающими.

Идея № 4. И человеку, и животным свойственно стремление к власти
Как в мире людей, так и в мире животных альфа-самцы стремятся к власти, однако ведут себя по-разному. У обезьян альфа-самец — не просто самый крупный, злобный и скандальный из членов племени, раздающий оплеухи направо и налево, хулиган, которого все боятся. Ему даже не обязательно быть крупным, это просто самый влиятельный самец в группе. Альфа-самец умеет находить с каждым общий язык, обладает авторитетом и выступает в роли арбитра и миротворца, утихомиривая драки. У него ищут защиты слабые, он следит за порядком в племени, а агрессию проявляет только во время становления и укрепления своей позиции, когда его еще периодически пытаются свергнуть с пьедестала. Он готов проявлять сочувствие, примирять и умиротворять. Бывают и исключения, когда племенем руководит жестокий тиран, однако в основном альфа-самец существо куда более сложное и ответственное.

В мире людей человек у власти ведет себя несколько иначе. Если в животном мире к самкам отношение особое — ни один самец не будет драться с самкой так же, как дерется с однополой особью, в худшем случае дело ограничится парой укусов. Самцы озабочены размножением и передачей своих генов, так что драться с самками — табу для всех видов, кроме человеческого, особенно когда дело касается власти.

Альфа-самец в политике означает определенный тип личности. Многие руководства для лидеров, политиков и предпринимателей пытаются научить мужчин быть альфа-самцами, развить уверенность в себе, самомнение, чванство и стремление идти к цели до конца.

Когда приматы жаждут власти, они идут к ней совершенно откровенно. Политики стараются эту жажду замаскировать под стремление улучшить жизнь страны или округа, изменить к лучшему образование или экономику. Люди, как и большинство приматов, относятся к иерархическому виду, так что, по мнению де Вааля, совершенно непонятно, почему стремление к власти принято скрывать. Макиавелли, Гоббс и Ницше писали, что людям свойственна непреодолимая жажда власти. Очевиднее всего она проявляется, когда человек теряет власть. То же самое происходит и у приматов. Когда родители перестают потакать капризам ребенка или подросток-шимпанзе не получает того, что привык получать (чаще всего это бывает при отлучении от груди), они реагируют истерикой: катаются по полу и кричат во все горло, чтобы привлечь внимание к такой несправедливости. Похожим образом реагируют и политические лидеры, например Никсон в день, когда ему сообщили об отставке. Он рыдал, упал на пол и колотил руками по ковру. Таким же образом ведут себя альфа-самцы у приматов, когда более молодые их свергают.

По словам Генри Киссинджера, для мужчин власть — самый сильный афродизиак.

Если кто-то на нее покушается, они пойдут на все, чтобы не выпустить ее из рук, и так же ведут себя и приматы. Альфа-самцы в группе примиряют враждебные стороны, выступают миротворцами и арбитрами, но ровно до тех пор, пока на их позицию кто-нибудь не покусится. Тогда дело может кончиться убийством — или восставших, или бывшего альфы. Однако, по наблюдениям автора, чем мудрее и мягче обезьяний правитель, тем дольше длится его царство и тем лучше заканчивается, без крови и убийства. Его свержение обойдется разве что несколькими тычками и укусами, а потом он мирно состарится среди сородичей. Это правило справедливо и для человеческого общества, но, к сожалению, следуют ему не все.

Идея № 5. Эмоции и интеллект не противоречат друг другу, а имеют прочную связь
Де Вааль считает, что эмоции действуют как интеллектуальные инстинкты. В отличие от инстинктов и рефлексов, они проходят через опыт и способствуют обучению, формирующему оценку ситуации.

Если человек собирается на прогулку, его опечалит дождь, но если он остается дома, наблюдение за дождем из окна доставит удовольствие. Когда мы слышим собачий лай, мы пугаемся, но увидев, что пес на поводке, тут же успокаиваемся. Разные люди по-разному реагируют на ситуацию — это и есть оценочный фильтр.

Широко распространено убеждение в том, что мы совершаем глупые поступки под влиянием эмоций. Их противопоставляют рациональности, сознанию, не понимая, что эмоции и сознание неразрывно связаны. Но, несмотря на открытия нейробиологов, доказавших эту связь, эмоции и разум до сих пор противопоставляются друг другу.

Неразрывная связь существует не только между разумом и эмоциями, но и между разумом и телом. Тело ввергает нас во всевозможные искушения, с которыми борются разум и сила духа. Недаром отшельники уходили в пустыню, чтобы укрощать свою плоть постами и молитвами, избегая искушений и соблазнов. Но разве может разум существовать без тела?

Состоятельные люди отдают огромные деньги, чтобы заморозить свой мозг в криокамере до тех времен, когда можно будет его полностью оцифровать, чтобы он существовал сам по себе, без тела, перемещенный в компьютер. Они верят, что такое состояние возможно, но пока еще нет ни одного примера, доказывающего это. Любой разум, считает де Вааль, работает на платформе из плоти и крови. И если когда-нибудь станет возможным оцифровать замороженный мозг для загрузки его в компьютер, совершенно непонятно, будет ли такое существование, полностью лишенное тела, радостным и счастливым, и можно ли его вообще будет назвать существованием.

Ещё эмоциям любят противопоставлять свободную волю, свободный рациональный выбор, который якобы требует подавления эмоций, а также всех непроизвольных желаний тела. Волевой и рациональный человек способен подняться над желаниями своего тела, чтобы полностью контролировать свою судьбу. Его противоположность — человек, лишенный самоконтроля, который просто следует за своими желаниями, как животное, ни о чем не сожалея.

Де Вааль считает, что воля человека, как и воля животного, никогда не бывает свободной.

Она всегда определяется внешними или внутренними влияниями. Если человек полностью осознает, что его желания вредны, он захочет от них избавиться по своей свободной воле. Но не более того.

Обладают ли в этом смысле животные свободной волей, то есть способны ли они отказываться от своих желаний? Де Вааль уверен, что способны. Животное не может поддаваться каждому импульсу, иначе его жизнь будет полна неприятностей, а выживание осложнится. Они, как и люди, умеют сдерживать свои сиюминутные порывы. Так, молодые шимпанзе, прежде чем начать борьбу с приятелем, ждут, когда их мать отойдет подальше и не будет их видеть. Если кошка хочет стянуть мясо со стола, она выжидает удобный момент, когда хозяин отвернется. А иногда животные и вовсе отказываются от своего желания, осознавая его последствия, особенно в иерархических системах. Если молодой шимпанзе заигрывает с самкой, а к нему приближается альфа-самец, он тут же прикрывает свою эрекцию рукой и прячется как можно дальше, стараясь не попасться ему на глаза.

Даже наша рациональность, по мнению автора, не является уникальным человеческим качеством, а в той же мере принадлежит и миру животных. Мозг человека, конечно, больше и сложнее, чем мозг обезьяны, но взаимодействие между мозгом и эмоциями одинаково у всех приматов.

Идея № 6. Животным, как и людям, свойственно чувство справедливости и самоконтроля
Эмоции животных, как и эмоции людей, отражают их эмоциональный интеллект. Животное умеет определять чужие эмоции, использовать эту информацию и контролировать собственные эмоции, когда ему это нужно.
Взять, к примеру, чувство справедливости, которое считается продуктом разума и логики, свойственным только человеку. Однако это чувство есть и у приматов, собак и птиц.

Принято считать, что в природе выживают наиболее приспособленные, что в ней нет места справедливости. Однако животные, как и люди, зависят друг от друга и умеют сотрудничать. Их агрессия гораздо чаще направлена на внешние угрозы, чем на членов собственного племени. Им надо сообща выживать, борясь с голодом и болезнями, а не с ближайшим соседом. Еще анархист и натуралист Петр Кропоткин наблюдал в Сибири, как лошади и овцебыки жмутся друг к другу, спасаясь от метели, или берут в кольцо своих детенышей, обороняя их от волков. Он отмечал, что выживают не сильнейшие, не те, кто постоянно воюет друг с другом, а те, кому знакомы поддержка и взаимопомощь.

Чтобы понять, свойственно ли животным чувство справедливости, автор с коллегами провели эксперимент. Они посадили двух капуцинов в испытательную камеру, отделились от них сеткой и просили принести камешек, который бросали им в камеру. В награду обезьяны получали кусочки огурца. Пока обе обезьянки получали огурец, они готовы были бесконечно возвращать камешек. Но как только одна из них получила несколько виноградин, вторая отказалась приносить камешек за огурец, сопровождая это гневными криками. С ее точки зрения, была допущена явная несправедливость. Со всеми испытуемыми происходило то же самое, иногда из камеры выбрасывались и камешек, и огурец.

С точки зрения разума, такое поведение иррационально, ведь обезьяна лишается прекрасной пищи, и огурец в любом случае лучше, чем ничего. Но на фоне винограда он утрачивает свою ценность, потому что была допущена несправедливость. Другие эксперименты на обезьянах показали, что иногда несправедливым распределением недовольна не только обиженная сторона, но и счастливчик, получивший виноград.

Похожий эксперимент был проведен с собаками в Венской лаборатории, изучающей животных. Двух собак просили дать лапу, и обе охотно давали. Но как только одну стали поощрять лакомством, другая отказывалась исполнять команду. Такие реакции наблюдаются и у других видов, и у маленьких детей.

Справедливое распределение очень важно для сотрудничества в мире животных. Шимпанзе, капуцины и псовые больше остальных видов чувствительны к несправедливости.
И людям, и обезьянам надо соблюдать справедливость не потому, что так велит мораль, а потому, что без справедливости нет сотрудничества, нет способа удержать всех в команде, и они стараются ее придерживаться.

Помимо чувства справедливости, животные способны к самоограничению.

Чтобы в этом убедиться, достаточно понаблюдать, как большая собака играет с маленькой. Большая проявляет максимум осторожности и деликатности, чтобы не причинить боль маленькой.

Как правило, подавляют свои желания подчиненные приматы, но иногда это делают и доминанты. Во время полевого эксперимента в Южной Африке самку обезьяны обучили открывать контейнер с едой. Ее ранг в стае был низким, но с ее умением приходилось считаться. Она понимала, что если откроет контейнер, когда доминанты будут поблизости, они немедленно заберут еду. Она терпеливо ждала, когда они удалятся на безопасное расстояние, и только тогда открывала контейнер. Но не только она проявляла терпение. Доминанты оставались за пределами круга в 10 метров, не приближаясь к ней и дожидаясь, когда она набьет себе за щеки столько фруктов и овощей, сколько сможет утащить. После этого она отходила от ящика, и первыми к нему подходили доминанты. Без способности к самоограничению всех сторон такое было бы невозможно.

Животные, по мнению автора, не могут себе позволить слепо следовать импульсам. Их эмоциональные реакции помогают оценивать ситуацию и различные варианты ответа на нее.

Идея № 7. Людям стоит учиться уважительному отношению к животному и растительному миру
Понравились идеи спринта? Читайте также Бонобо и атеисты: как возникла мораль — ключевые идеи бестселлера «Истоки морали» Франса Де Вааля.Людям легче считать животных бессловесными автоматами, лишенными чувств и сознания, особенно сельскохозяйственных.

Когда-то давно на фермах козы, свиньи, коровы и лошади имели имена, пастбища для выпаса, они жили хоть и в суровых, но приемлемых условиях. Сегодня телята и свиньи заперты в тесных железных коробках. Цыплята растут в сараях, не видя солнечного света. Коровы не имеют возможности пастись на лугу, годами стоя в собственном навозе. Мы видим их только в виде упакованного мяса, и потому не думаем о них как о живых существах.

Де Вааль считает неприемлемым то, как выращиваются, транспортируются и содержатся животные. Это жестокие и унизительные условия. Сегодня в развитых странах многие отказываются от мяса, чтобы изменить положение вещей. Придерживаться такого режима сложно, многие вегетарианцы возвращаются к мясной диете спустя год-два, но все же это лучше, чем ничего не делать. Сам де Вааль вместе с семьей не потребляет мясо млекопитающих.

Чем больше людей будут отказываться от мяса в пользу растительных продуктов, тем вероятнее производители мяса изменят свои методы обращения с животными. Если бы нынешнее потребление мяса сократилось хотя бы наполовину, сократились бы и страдания скота. А возможно и создание искусственного мяса со вкусом и качеством настоящего.

Людям сложно уважать все живые организмы без исключения, например комаров или блох. Но животным с большим мозгом мы не можем в этом отказать.
Каждый организм хочет жить и размножаться, даже одноклеточные организмы стремятся удалиться от токсичного вещества. Однако интересы выживания организмов часто сталкиваются, когда один, чтобы выжить, должен убить другого.

Чувствительностью обладают не только млекопитающие и существа с большим мозгом, но и другие виды, у которых есть центральная нервная система. У животных есть память, они способны получать знания и опыт, хотя и не так, как мы. Млекопитающие к тому же обладают эмоциями, как и люди, и это существенная причина относиться к ним бережно и с уважением. Животные — это не системы ввода-вывода с определенным набором реакций. Живые организмы отличаются от машин. Даже рыбы чувствуют боль, удовольствие, страх, как показали эксперименты.

Дикие животные сегодня вынуждены жить в непосредственной близости от человека из-за исчезающей среды обитания. Орангутангам на Борнео уже негде жить и питаться из-за вырубаемых лесов, а фермеры убивают их, когда они пытаются питаться фруктами в их садах. В заповедниках и зоопарках у них есть шанс на сохранение вида, но такой сложный вид требует высококачественной пищи, и одним только переселением проблему не решить. Под угрозой исчезновения находятся носороги, горные гориллы, калифорнийские кондоры и многие другие виды.
Исследования интеллекта и эмоций животных помогут изменить потребительское отношение к ним.