Анатомия мира: устранение причин конфликта

Автор: Институт Арбингера

На грани войны и в шаге от мира

Книга «Анатомия мира: устранение причин конфликта» — это инструкция по обретению мира как внутреннего, так и внешнего. После признания проблемы мы обычно стремимся исправить то, что идет не так. Однако, согласно методике Института Арбингера, сначала следует взять ситуацию под контроль, а уже потом пытаться что-то корректировать. Когда мы ищем оправдания поддержанию конфликта, у нас не получается мыслить ясно и мы не успеваем вовремя заметить и исправить ошибки, поэтому главное — подходить к проблемам с неконфликтным типом мышления. Только так можно достичь максимальных результатов в личной жизни, бизнесе или миротворчестве.

Повествование книги ведется от лица главного героя Лу Герберта — главы компании, семьянина, ветерана вьетнамской войны. Герберт — вспыльчивый и не идущий на компромиссы; он, как магнит, притягивает к себе конфликты. У него проблемы в общении с сыном, который уже не раз попадался за кражу наркотиков, и с женой, которая начинает чувствовать себя брошенной. Кроме того, у Лу в компании наблюдается кризис: две недели назад пятеро из шести управляющих высшего звена уволились из-за поставленных им требований.

Лу с женой и сыном отправляются в реабилитационный центр «Гора Мориа1», чтобы попытаться наладить отношения друг с другом и, возможно, даже помочь Герберту разрешить кризис на работе. Центр возглавляется Юcуфом аль-Фалой, который родился в Израиле, но был вынужден иммигрировать в Иорданию, а затем переехал в США. Его друг и правая рука Ави Розен — израильтянин, чей отец погиб от рук арабов во время войны Судного дня2, — помогает проводить реабилитационную программу. Юcуф и Ави считают, что любой конфликт — дома, на работе, между странами — обычно имеет одну и ту же причину: самообман. В течение двухдневного интенсива они объясняют Гербертам и другим приехавшим родителям, как избавиться от самообмана, стать агентами, распространяющими идеи мира, и избежать и/или предотвратить конфликты в любых ситуациях.

На примере историй из жизни, которые читаются скорее как роман, чем как научное исследование, «Анатомия мира» учит нас критически относиться в первую очередь к самим себе — ведь только мы сами способны переломить конфликтную ситуацию и прийти к миру.

С легким сердцем

Конфликты неизбежны: дома, на работе, в мировом масштабе… К силе, однако, следует прибегать лишь в самом крайнем случае. Успех разрешения проблем в любой области заключается в неконфликтном типе мышления.

В июне 1099 года крестоносцы с запада осаждали Иерусалим. Они хотели вернуть город, который когда-то принадлежал христианам. Через 40 дней город пал. Огнем и мечом крестовый поход прошелся по всем жителям плененного Иерусалима — мусульманам, евреям и даже христианам.

Менее чем через век, под началом Салах ад-Дина, или Саладина3, объединившего народы от Сирии до Египта, Иерусалим был возвращен арабам. Тем не менее Саладин прославился не только грандиозными победами, но и безграничным великодушием к противнику. Когда к нему из вражеского лагеря пришла женщина, чью дочь похитили мусульмане, и взмолилась помочь ей отыскать своего ребенка, растроганный Саладин помог найти дочь и отпустил обеих с миром.

В другой раз успевший скрыться с поля боя крестоносец обратился к Саладину с неожиданной просьбой: позволить вернуться и забрать жену из осаждаемого Иерусалима, обещая не выступать против Салах ад-Дина. Однако, попав в город, крестоносец увидел, как слаба оборона, и попросил освободить его от обещания, чтоб он мог защитить Иерусалим от армии Саладина. Тот снизошел и даже позволил жене врага вернуться под защитой своих солдат. Хотя Саладин постоянно был в состоянии войны, его сердце всегда желало мира. Саладин уважал людей, будь то союзники или противники.

Важно не то, что снаружи, — поведение, а то, что внутри, — чувство, с которым что-то делается или не делается.

Способ существования

Высказывание «Cogito ergo sum»4 Рене Декарта, французского основоположника философии Нового времени, известно многим из нас. Декарт ставит человеческое сознание, так называемое «Я», во главе угла. Если бы немецкий философ XX века Мартин Хайдеггер смог преодолеть языковой, а главное, временной барьер, он бы спросил у Декарта: «Откуда взялся язык, чтобы описать эту мысль?» Тогда приходится отбросить индивидуализм и признать, что язык появился извне. Получается, что человеческое сознание зависимо от других людей, хотя именно мы определяем, до какой степени.

Мартин Бубер, философ-современник Хайдеггера, был согласен с этим подходом и обозначил два способа существования человека:

«Я — Ты» (когда мы относимся к другим как к людям, личностям с чувствами и переживаниями; неконфликтный тип мышления).
В молодости Лу Герберт жил с семьей на ферме. Долгое время у них был лишь старый грузовой автомобиль. Поэтому, когда Герберты наконец купили новую машину, это было событие.

Шестнадцатилетнему Лу не терпелось показать этот автомобиль друзьям в городе. Он попросил отца дать ему прокатиться, и тот, увидев энтузиазм сына, согласился. Лу завел мотор и вдруг вспомнил, что забыл бумажник. Когда он вернулся с деньгами из дома, автомобиль исчез. Лу увидел, что машина на дне обрыва. Он забыл поставить ее на тормоз!

Лу пришел к отцу, сгорая от стыда, дрожа от страха. Он разрыдался и признался, что машина на дне реки, потому что он забыл поставить ее на ручник. Не отрывая глаз от газеты, отец спокойно произнес: «Что ж, сынок, видимо, тебе придется взять грузовик».

«Я — Оно» (когда другие обесчеловечиваются, становятся для нас лишь объектами; конфликтный тип мышления).
В детстве у Юсуфа был знакомый слепец Мордехай. Они оба зарабатывали попрошайничеством, и их пути часто пересекались. Юсуф никогда не разговаривал со стариком и не испытывал к нему каких-либо эмоций. Однажды, когда Мордехай обрабатывал очередного клиента, карман слепца порвался и по дороге посыпались деньги. Юсуф увидел это и, казалось, хотел помочь Мордехаю, но вдруг замешкался, а затем отвернулся и быстро пошел в другом направлении. Мозг мальчика начал судорожно искать оправдания такому поступку. Через несколько минут он уже был уверен, что всегда недолюбливал Мордехая, что тот сам виноват, и вообще, Юсуф ничего никому не должен. Слепой старик превратился в обезличенный объект, а сердце мальчика стало желать войны, потому что Юсуф отрекся от себя прежнего.

Человек все еще, сознательно или нет, делает выбор между двумя способами существования. Однако знал ли Бубер, как происходит процесс перехода от общения между людьми к контактам человека и объекта?

Для тех, кто в танке

Наш способ существования определяет то, как мы общаемся с людьми. У нас всегда есть выбор: действовать по совести и воспринимать людей не как объекты или изменить себе прежнему и перестать видеть в окружающих таких же личностей, как и мы.

Если мы принимаем решение начать конфликт со своим «Я» и с окружающими, мы начинаем:

видеть себя жертвами, вынужденными действовать вопреки нашей воле;
хотеть показаться лучше, чем мы есть;
чувствовать себя правыми;
испытывать злость, досаду, подавленность;
считать, что другой (уже не человек, а объект) не достоин того же, чего достойны мы, он лишает нас спокойствия, несет угрозу;
воспринимать окружающий мир как несправедливый, тягостный, ополчившийся против нас.
После отречения от себя прежнего мы начинаем искать оправдания новому поведению и проистекающим из него эмоциям. Если бы мы не вступали в сделки с совестью, нам не пришлось бы подгонять факты.

Отец Юсуфа был плотником. Когда мальчик пришел к папе на работу и обратил внимание на кривую стену, отец сказал ему:

— Сынок, нам нужно ее подогнать.
— Подогнать?
— Да. Если что-то выглядит неправильным и неуместным, мы это просто подгоняем.

Изменив себе, мы начинаем «подгонять» окружение под наше новое мировоззрение. Для этого мы преувеличиваем чужие недостатки, наши различия и наконец просто лишаем окружающих и себя человечности.

Стены, которые мы возводим вокруг себя

Когда мы видим других в качестве объектов, у нас вырабатываются определенные конфликтные шаблоны общения. Они основываются на четырех типичных стилях оправданий, которые мы часто применяем в комплекте:

«Лучше, чем другие»:

верим, что мы важны, достойны, правы;
испытываем презрение, нетерпеливость, безучастность;
считаем, что другие ничтожны, неспособны, неправы;
думаем, что мир агрессивен, полон проблем и нуждается в нас.
«Заслуживаю»:

считаем, что мы — жертвы, нас недооценили, мы заслуживаем большего;
ощущаем себя обделенными, правомочными;
думаем, что остальные ничего не понимают, досаждают нам, проявляют неблагодарность;
верим, что мир несправедлив и задолжал нам.
«Должен казаться»:

нуждаемся в том, чтобы о нас хорошо думали;
ощущаем волнение, перенапряжение, испуг;
думаем, что остальные — зрители, угрожающие и крити­кующие;
считаем, что мир опасный, наблюдающий и осуждающий.
Однажды Ави нанял нового работника на должность руководителя филиала, но тот оказался приверженцем шаблона «лучше, чем другие» и превратил жизнь окружающих в сплошной кошмар. Ави понимал, что этому сотруднику следует целиком пересмотреть свои подходы к работе и к общению с коллегами. Тем не менее Ави (в надежде, что новый работник или уволится, или сам исправится) ничего не предпринял, так как думал, что «должен казаться» терпимым. Если бы Ави видел в новом работнике такого же человека, как и он сам, то не отвернулся бы от него, а попытался бы помочь.

«Хуже, чем другие»:

ощущаем разбитость, обреченность, собственное несовершенство;
испытываем беззащитность, зависть, горечь, угнетенность;
считаем, что другие — избранные, одаренные счастливцы;
верим, что мир слишком сложный, игнорирует и/или не замечает нас.
Кэролл страдала от приступов булимии, но не пыталась ничего с этим сделать. Когда она завела семью, ее привычка стала мешать личной жизни. Кэролл ушла в себя и молча лелеяла свое горе. Только благодаря пониманию любящего мужа Кэролл призналась себе и другим в том, что у нее есть проблема и нужно срочно что-то предпринять.

Если мы настроены на конфликт, даже самый маленький недостаток может стать нашим оружием против себя и других.

За стеной оправданий мы перестаем видеть настоящих людей. Конфликты будут казаться данностью, чем-то происходящим вне зависимости от нашей воли. Мы считаем так, даже если на самом деле это столкновения, к которым руку приложили обе стороны. С каждым разом изменять себе будет все легче, а возводимая нами стена начнет становиться все толще. В конце концов мы не только будем воспринимать окружающих как объекты, но и сами начнем забывать, что такое быть человеком, а хуже презрения со стороны может быть только презрение к самому себе. Жажда войны обречет нас на жизнь в ненавистном мире.

Как выбраться из болота и помочь в этом другим?

Иногда конфликт между двумя сторонами может перерасти в столкновение между многими. Так бывает, когда каждый пытается решить проблему, а в итоге лишь подливает масла в огонь.

Даже крупные войны начинаются с малого. Если один перестал слушать, что говорит его совесть, то постепенно он начнет втягивать в конфликт и других, заручаясь их поддержкой или превращая их в своих обесчеловеченных врагов. Кроме того, как только мы начинаем видеть человека лишь как объект, возрастает риск, что другие воспользуются этим как оправданием для начала столкновения.

Тем не менее мы не всегда выстраиваем метафоричные стены между собой и окружающими. Иногда мы используем один из стилей оправдания при общении с коллегами, но при этом дома нам не требуется никаких конфликтных шаблонов, так как мы среди своих. Только через сравнение можно понять, что ваш тип мышления конфликтный, и начать постепенный отход от способа существования «Я — Оно» к «Я — Ты».

Четыре этапа восстановления внутреннего мира:

искать и находить признаки отречения от себя прежнего (обвинение, преувеличение и даже демонизация окружающих, четыре типичных стиля оправдания и т. д.);
находить действия и чувства вне конфликтного шаблона (теплые отношения или воспоминания, любимые занятия или места);
переосмысливать ситуацию с неконфликтной позиции при помощи ряда вопросов:
- Требуем ли мы от себя столько же, сколько раньше требовали от этих людей?
- Какие вызовы, испытания, трудности стоят перед этими людьми или человеком?
- Как мы или группа, к которой мы принадлежим, приумножает эти вызовы, испытания, трудности?
- Каким образом мы или наша группа пренебрегли этим человеком, группой или плохо обращались с ними?
- Как наши оправдания затмевают правду о других, о нас и препятствуют возможному разрешению конфликта?
- Что, как мы чувствуем, нам следует сделать для этого человека или группы?
- Что мы можем сделать, чтобы помочь?

предпринимать самостоятельные действия (каждый сам решает, как последовать испытываемому им чувству).

Мир на горе

После того как мы перешли от конфликтного типа мышления к неконфликтному, следует выстроить стратегию по его распространению среди окружающих. Конечно, мы не можем заставить других измениться, так как никто не начинает конфликт, думая, что он не прав. Однако в наших силах побудить окружающих к перемене.

Именно так поступают лидеры — они выступают как проводники мира, идут вместе с людьми, тогда как тираны прибегают к силе или пользуются бедственным положением окружающих.

Стратегию мира можно представить как пирамиду. Как использовать пирамиду установления мира:

следовать стратегии мира следует от нижнего уровня пирамиды к верхнему: сначала нужно взять ситуацию под контроль, а уже потом пытаться что-то исправить;
иерархия пирамиды идет вопреки общепринятой логике, что сначала нужно разобраться с тем, что идет не так; исправление по природе провокационно, поэтому сначала нужно проработать все остальные уровни;
первый, основной уровень — это способ существования, тогда как остальные уровни — поведение.

Три урока пирамиды установления мира

Больше времени и усилий необходимо затратить на нижние уровни, так как они определят дальнейший успех стратегии. Решение проблемы верхнего уровня всегда минимум на уровень ниже. Так или иначе, наша эффективность на каждом из уровней зависит от самого нижнего уровня пирамиды (если вы подсознательно стремитесь к конфликту, то все действия будут вести именно к нему, поэтому к стратегии следует подходить с неконфликтным типом мышления).

Лу Герберт — глава компании, предприниматель: громкий, вспыльчивый, исключительно целеустремленный. Две недели назад на экстренном совещании пятеро из шести управляющих высшего звена поставили ультиматум: либо Лу дает им больше свободы, либо они увольняются. Лу не любил тратить время впустую, поэтому он выгнал «неблагодарных» коллег, не обращая внимания на их вполне оправданные претензии. В результате будущее его компании висит на волоске, а дома его ожидает конфликт с сыном и, возможно, с женой. Тем не менее, осознав свою неправоту, Герберт готов применить стратегии установления мира, больше не желая разжигать конфликт. Сначала он помирится с наиболее значимым из уволившихся управляющих — Кейт, душой коллектива, ключевым звеном компании. Для этого ему придется пойти на уступки, и Лу готов на это. Затем, если он сможет помириться с Кейт, они вместе вернут остальных управляющих, но Герберту придется быть готовым не только выслушать сотрудников, но и применить хотя бы некоторые из их конструктивных предложений. Только так, с помощью диалога и лидерских качеств, Лу возьмет ситуацию под контроль и сумеет спасти свою компанию. Если у него это получится, то, возможно, он сумеет применить стратегию мира и в своей личной жизни.

Стратегия установления мира универсальна. Любой конфликт между людьми может быть разрешен, если его участники перестанут к нему подсознательно стремиться и начнут воспринимать друг друга как людей. Даже если один из участников столкновения применит эту стратегию, он сможет добиться значительных перемен и стать проводником, агентом мира среди окружающих.

10 лучших мыслей

1. Даже если мы ведем войну, наше сердце должно желать мира, а иначе мы не добьемся максимального результата.

2. Чувство, с которым что-то делается или не делается, важнее поведения.

3. Человек сам делает выбор между двумя способами существования: желанием мира или жаждой войны.

4. Когда поступаешь по совести, оправданий искать не нужно.

5. Если мы настроены на конфликт, даже самый маленький недостаток может стать нашим оружием против себя и других.

6. Забыв, что люди — это не просто объекты, мы рискуем лишиться своей человечности.

7. Хуже презрения со стороны окружающих может быть только презрение к самому себе.

8. Мы не можем заставить других измениться, но мы можем побудить их к этому.

9. Войны начинаются потому, что однажды кто-то начал воспринимать людей как объекты, а другие воспользовались этим как оправданием и втянулись в конфликт.

10. Сначала нужно взять ситуацию под контроль, а уже потом пытаться все исправить.

1 Лагерь назван в честь горы Мориа, священной как для иудеев и христиан, так и для мусульман

2 Четвертая арабо-израиль­ская война, или «война Судного дня» (06.10.1973–24.10.1973) — воен­ный конфликт между коалицией арабских стран с одной стороны и Израилем с другой

3 Салах ад-Дин —основатель династии Айюбидов (1171–1260), которая в период своего расцвета правила Египтом, Сирией, Ираком, Хиджазом и Йеменом

4 «Cogito ergo sum» в переводе с латыни: «Я мыслю, следовательно, существую», или менее распространенный вариант — «Я мыслю, следовательно, я есмь»