Трэш-путеводитель. Часть 1

Мне тут ночью мысль дельная в голову пришла: а не пора ли уже нам с Самсоновой написать свой треш-путеводитель по самым адовым местам в тех городах, куда нас заносило в последние лет пять?
Ведь есть же ресторанные путеводители, туристические – для жаждущих обзора местных достопримечательностей, путеводители по ночным клубам… А вот треш-путеводителей по городам почему-то нет. Как будто прям не бывает у нас таких заведений, куда сам Сотона зассыт сунуться.
Про городские достопримечательности и прочие архитектурные ансамбли – это вы из любого гостиничного рекламного буклета можете узнать. А вот о самых трешовых местах в отдельно взятом городе – о них вам, кроме нас с Самсоновой, никто больше не расскажет. Даже местные.
Вернее, особенно, местные.

Итак, наш первый треш-путеводитель будет по городу, в котором мы были уже раз двадцать, и поэтому знаем в нём как минимум пять самых адских мест, куда вам категорически не стоит попадать в Великом Новгороде.
Сразу говорю, что Новгород мы с Викцом просто обожаем, а в некоторые из нижеописанных мест мы потом ещё не раз специально ездили за острыми ощущениями, да ещё и подруг своих туда таскали. Они там, конечно, сначала с перепугу сразу набухались, зато сколько у них потом впечатлений было….

Но наше первое знакомство с Великим Новгородом, собственно, и началось в 2015 году, с самого трешового места во всём городе – с гостиницы, я не побоюсь этого слова, "Круиз".
Незнайку на Луне все читали? Принцип ночлежки мистера Дряннинга помните? За десять сантиков ты на третьем этаже, как белый человек, а за два сантика ты на минус третьем, и тебя по ночам кушают крысы.
В «Круизе» ровно та же фигня, только наоборот: там первые два этажа - это лакшери и мрамор, на третьем уже как-то не очень, а на четвёртом жили мы.
На пятый этаж мы даже с лестницы заглянуть не решились - там не было света, и в коридорных недрах кто-то страшно выл. Возможно, какое-то местное приведение. Ну, или должник отеля.
А на четвёртом этаже вполне даже можно было жить. Так решила администрация гостиницы, без зазрения совести сдавая там «нумера» по 2 тыщи рублей за сутки.
На весь этаж там имелся один общий душ, совмещённый с общим же туалетом, и состоял он из одной ржавой лейки и чугунного поддона с засорившимся стоком, в котором стояла вода. И в ней ласково качались на пенных волнах чьи-то волосы и немножечко ногтей.

Но даже этот стрёмный душ, сильно смахивающий на декорации заброшенной психбольницы из какой-нибудь компьютерной игры - не впечатлил нас так, как впечатлили, собственно, сами «нумера».
У меня, оказывается, даже несколько фоток из тех нумеров сохранились в старом телефоне – так что вам даже и фантазию-то особо напрягать не придётся.
Наш номер назывался «трёхместный», потому что в нём стояли три больничные койки. И одна тумбочка.
И ещё возле входа висела железная полка-стеллаж, намертво прибитая к стене то ли железнодорожными гвоздями-костылями, то ли осиновыми колами: там лежали постельное бельишко расцветки "Второй городской морг" и одна обоссанная подушка с надписью "Айрон Мейден"
А на стене, прямо над одной из кроватей, обнаружилась криво нацарапанная кем-то надпись: HELP!
Это нас немножко напугало канешна.

Полотенец мы на полке с осиновыми колами не нашли, поэтому я спустилась на первый этаж, где лепнина, строганина и бургундский мрамор – и там спросила у администратора: а можно нам каких-нибудь полотенец, хотя бы одно?
Администратор посмотрел на меня с нескрываемым сочувствием, и ответил, что «постояльцам с четвёртого этажа полотенца не положены».
Не, ну так-то, в принципе он был прав: на кой постояльцам с четвёртого этажа полотенца, если там всё равно единственный на весь этаж душ - наглухо забит какими-то неизвестными человеческими останками?
И то верно.
Спасибо, что не отпиздили вообще.

Время – двенадцать часов ночи. Все питейные заведения в городе уже позакрывались, в других гостиницах нигде не осталось свободных мест, а ложиться спать в наших нумерах было очень страшно.
До кучи, весь четвёртый этаж полностью заселили очень пьющими гражданами, которые настойчиво ломились в наши трёхместные апартаменты, и предлагали выпить с ними водочки на брудершафт, а потом сыграть в картишки на раздевание.
Граждан с водочкой мы проигнорировали, и самостоятельно выпили бутылочку коньячку. После чего как-то так сразу взбодрились, и решили пройтись по нашему этажу с обзорной экскурсией.

Прямо напротив наших нумеров внезапно обнаружился филиал ЛДПР, и шкаф с портретом Сталина. Самсонова сразу же припала к двери филиала ухом, надеясь, видимо, услышать за ней голос Жириновского: «Подонки! Негодяи! Вы тут совсем все охуели что ли – две тыщи в сутки с людей драть за эту бомжацкую ночлежку?», но за дверью сначала что-то долго шуршало и сопело, а потом, судя по звукам, внезапно принялось то ли неистово совокупляться, то ли, не менее неистово, дрочить.
Тут нам опять стало очень страшно, и прям очень-очень сразу захотелось помыться. Но тут мы вспомнили, что душ здесь ещё страшнее, чем какой-то неизвестный онанист из партии ЛДПР – и наши нумера с предсмертными записками на стенах сразу показались нам очень комфортными и уютными. И вообще вот похуй на полотенца, которые нам не положены.

На следующий день мы, наконец-то, смогли помыться в какой-то подозрительной сауне, с подозрительно продавленным в форме человеческой жопы бильярдным столом, а потом решили двинуться по новгородским увеселительным заведениям.
Таксист, который отвозил нас в сауну, настоятельно рекомендовал нам посетить какой-то местный коктейль-бар под названием «Дом быта».
Ну, Дом быта, так Дом быта – всё равно мы больше никаких других баров здесь не знаем. Закинули в гостиницу свои пакеты с мылами-шампунями, сели в Самсоновский Сааб, и поехали в Дом быта, вкушать там разнообразные коктейли.

Коктейльное разнообразие в этом заведении действительно поражало. Только я всё равно не поняла: почему коктейли "Папин банан" и "Бабушкины дыньки" стоят 400 рублей, а вот "Скользкий сосок" и "Мамулина вишенка" - уже пятихатку?
Решила сэкономить. Взяла на пробу Папин банан и одну Бабушачью дыньку.
Самсонова не пила, потому что за рулём, поэтому сидела и громко возмущалась, что тут как-то всё вообще неправильно у вас! Где вот, к примеру, коктейли "Дяди Васин заусенец", "Дедова мозоль" и "Жёлтая пятка любовника Ингеборга"? Нету? А почему нету?
Орала-орала, а потом с горя заказала себе пудинг из манной каши.

А меня с этого Папиного банана вдруг так хорошо раскукурузило в сторону веселья и продолжения банкета, что я полезла гуглить: где тут у вас в Новгороде караоке вообще? Моя, опьянённая дынно-бабушачьим бананом душа, очень настойчиво требовала спеть где-нибудь в микрофон песню "Расплескалась синева".
Караоке я выбрала первое попавшееся, и называлось оно Занзибар.
Навигатор нам сказал, что ехать до него полчаса. Мы расплатились за папин банан и Самсоновскую манную кашу - и поехали кутить в Занзибар.
То, что никакого Занзибара мы сегодня не увидим - стало понятно после того, как навигатор потащил нас с дороги в кусты. Я не шучу. Прям вот в кусты с камышами. Проскочив через кусты, мы внезапно выскочили в зловещем городе Сайлент Хилл.
Нашему взору открылась какая-то заброшенная старая деревня, с домами, в которых заколочены все окна. И ни одного фонаря не горит.
На обочине, у канавы, живописно лежала дева, и её немилосердно тошнило во все стороны. Чуть поодаль от девы стоял придорожный ларёк с надписью "Шаверма", возле которого неистово пиздились гопники. Человек двадцать.
А дальше деревня и дорога закончились, и снова начались кусты и камыши.

Я орала от ужаса, и умоляла Самсонову вернуться обратно к живым людям.
Самсонова тоже орала, и даже пукала от переизбытка чувств, но к людям возвращаться не желала. Ей уже из принципа хотелось посмотреть - а куда нас, в конце-то концов, притащит навигатор? До конца пути оставалось сто метров, а кусты даже и не собирались заканчиваться, а только становились всё гуще и гуще.
А за 10 метров до конца маршрута все кусты вдруг резко закончились, и мы еле успели затормозить прям перед старым и покосившимся деревянным уличным сортиром. Самсонова заржала:
- Всё, Лидос, приехали. Петь подано. Вот твоё караоке, давай нам Синеву на бис.
"Вы приехали!" - сказал навигатор, и тут, вы не поверите, мы увидели одноэтажный сарай, на котором висела одинокая ёлочная гирлянда, и краской на стене было написано: "Сауна. Бильярд. Караоке"
Мы отказывались верить своим глазам. Там попросту НЕ МОГЛО быть никакой цивилизации! Вообще никак не могло! Это заброшенная сто лет назад деревня, заросшая крапивой и кустами!!!!
Вот тут мне стало реально страшно.
Самсонова тихо сказала, что она, кажется, уже сидит на манной каше.
Папин банан во мне бурлил как целебный источник в Пятигорске.
Нормальные люди, конечно, развернулись бы, и уехали обратно. Но это нормальные. А мы-то не они.

Мы-то вышли из машины, и Самсонова достала из багажника топор. Со словами "Положу его вот тут поближе"
Очень медленно мы подошли к сараю, и заглянули внутрь через маленькое грязное окошко. Там громыхала музыка и шумел камыш.
И канешна же, мы сразу пошли в этот заманчивый музыкальный сарай
В тёмном помещении сидели человек сорок пьяных граждан, и всем им было хорошо. Караоке, понятное дело, было домашним. ну вот это вот: где на экране какие-то видео из передачи "Сельский час" - гуси в луже, утки в говне, и надпись "Вы спели на 78 баллов!"
- Мааакс! - заорали где-то из глубин караоке-преисподней. - Максооон, ёбаныйрот! Эта песня для тебя, ёпта!
Зазвучала миди-версия песни "Беспечный ангел", Максон взвыл от восторга и ринулся в пляс. Самсонова придерживала руками манную кашу в штанах.

Тут к нам тихо и незаметно подошла официантка, и неожиданно вполголоса спросила: "Вам страшно, да?"
- Очень!!!!! - ответили мы. - Прям вот очень сука страшно!!! А можно нам выпить?
- А вы что, собираетесь петь? – Спросила меня официантка.
- А это обязательно? - Испугалась я.
- Нет. Это по желанию. Но мне кажется, что выпить вам не поможет. Вам надо в другое заведение. Например, в "Бункер". Или в "Лофт бар". Или вот ещё есть "Диско девяностых" - там хорошо. Не надо вам тут сидеть.

Мы всё поняли, и дали задний ход. В Гугле нагуглили дискотеку девяностых, и поехали туда, где хорошо.
И вот там уже было очень хорошо: «Диско девяностых» оказалась излюбленным местом отдыха дальнобойщиков. Все они были как на подбор: в носках и в резиновых тапках. И лихо отплясывали под песню "Валеееера, Валееееера – любовь, надежда и вера!".
У Самсоновой сразу загорелись глаза.
- Огосподи. Это ж эталонные орясины! Где ж ты нынче в Москве-то такое увидишь? Лидос, остаёмся здесь и танцуем Валеру!
И мы остались.
Мы заплатили по 150 рублей за "Музыкальное сопровождение", и ещё по 200 за коктейль Отвёртка. Ничего другого там просто и не было.
А потом мы с Самсоновой пошли в пляс.

Вокруг нас собрались все дальнобойщики, и они лихо топтали резиновыми тапками танцпол. Кто-то вообще их скинул, дабы не мешали исполнять нижний брейк. Пожилой дальнобой, лет за семьдесят, похотливо смотрел на Самсонову и предлагал угостить её мороженым. Рядом выплясывал гражданин в кепке и в охуительных лаковых туфлях. Самсонова украдкой его фотографировала и шептала что он чудесен.
Манная каша явно была палёной.
В гостиницу мы вернулись только в 6 утра. Живые, и даже, что характерно, очень всем довольные.
А в «Диско девяностых» мы потом ещё раз десять ездили – ну очень душевное место, в Москве таких точно не найдёшь.

Это был пилотный выпуск треш-путеводителя по городу Великий Новгород, а в следующем выпуске мы вам расскажем про Очень Страшный Пожарный Пруд в городе Владимире.
Оставайтесь с нами, и наслаждайтесь цветными иллюстрациями с видами интерьеров гостиницы «Круиз»