Гребень

​После школы я твердо решила, что жизнь нужно менять. Из родного поселка переехала в город, поступила в институт на заочку, устроилась работать секретарем.

Денег на съем отдельной квартиры не хватило, зато для комнаты в общежитии оказалось вполне достаточно. Обилие соседей меня совсем не напрягало. Тем более, почти все они были людьми вполне адекватными.

За стенкой жила семья: Варвара, женщина лет сорока, ее престарелая мать и сын-школьник. Варя и ее сынок были добрыми соседями. Если нужна была помощь, я всегда обращалась к ним, и они не отказывали.

Бабушку же я совсем не знала. Она очень серьезно болела и совсем не вставала с постели. Говорят, у нее были сильные боли. Через тонкую стену круглые сутки доносились ее жуткие, страдальческие стоны. Особенно страшно было слушать их по ночам.

Случай, о котором я расскажу, запомнился мне на всю жизнь. Произошел он как раз таки ночью. Я проснулась и сразу обратила внимание на необычную тишину. В соседней комнате никто не стонал, и это было странно.

Неужели несчастной старой женщине удалось спокойно заснуть? В комнате было безумно душно, захотелось открыть окно. Я приподнялась на кровати, окончательно открыла заспанные глаза и уже собралась спустить ноги на пол.

Но вдруг обнаружила, что в комнате я не одна. Возле моей кровати, в ногах, стояла молодая девушка. Несмотря на полную темноту в комнате, я видела ее очень хорошо.

Простые черты лица, длинная коса, ничем не примечательная одежда какого-то сероватого цвета.

« А вы кто?» – спросила я, безуспешно пытаясь узнать в гостье кого-нибудь из соседей.

Девушка молчала. Хочу отметить, что, несмотря на всю нестандартность ситуации, мне в тот момент совсем не было страшно. Молодая особа не походила ни на духа, ни на барабашку. От нее не исходило призрачного света, у нее не горели глаза, шерсти и клыков я также не заметила.
И все же, откуда она взялась? Кто вообще ее сюда звал?

Нахалка же вместо объяснения протянула ко мне правую руку. В руке я заметила какой-то предмет. Честно сказать, напряглась немного, мало ли что, но потом разглядела в предмете обыкновенную расческу.

«Зачем мне это? Девушка, вы, может, дверью ошиблись?» — спросила я, но она явно была настроена решительно.

Она сделала широкий шаг к изголовью моей кровати и сунула мне свой «подарочек» практически под самый нос. Разозленная, я уже было хотела взять у нее эту несчастную расческу (лишь бы успокоилась и свалила отсюда), но тут в моей голове зазвучало что-то вроде внутреннего голоса, который совершенно четко произнес: «не бери!».

Я отодвинулась назад и прижалась к стенке. И тут мою безмолвную гостью будто подменили. Ее невозмутимое лицо исказилось в злобной гримасе. Она затряслась как припадочная и резким движением бросила расческу на кровать. Здесь мне уже стало не по себе. Чего дальше ждать от этой ненормальной? А вдруг возьмет да и покалечит меня!
Вскочив на ноги, я кинулась к двери. Она была заперта! Разумеется. Ведь я всегда запираю ее перед сном, как я раньше об этом не подумала? В ужасе я отвернулась от двери, дабы избежать нападения сзади. Комната была пуста. Трясущейся рукой я нащупала на стене выключатель, зажегся свет. Да, действительно никого.

Я принялась обшаривать постель в поисках злополучной расчески, но ни на кровати, ни под ней ее не оказалось. Но ведь она была! Нет-нет, я не сошла с ума, я ведь даже почувствовала, как она упала поверх моего одеяла!

О дальнейшем спокойном сне, естественно, и думать было нечего. Я сидела с включенным светом, мечтая о наступлении утра. Когда оно, наконец, настало, я отперла дверь и побежала к Варваре. Та открыла мне с заплаканными глазами.

«Мама сегодня ночью умерла» — сообщила она. В своей комнате я не могла ночевать неделю, пришлось жить у подруги. Но после моего возвращения туда, ничего необъяснимого больше не происходило. В том месте я прожила потом чуть больше года, после переехала к будущему мужу. Что случилось в ту ночь, и было ли это связано со смертью моей больной соседки, до сих пор понятия не имею. А что произошло бы, возьми я у ночной гостьи ее «подарочек»?