Ревность

Работал я тогда практически в центре Москвы, жил на окраине. Бич большого города - пробки, вне зависимости от времени, хотя утром и вечером, конечно, намного жёстче. Выезжать из дома приходилось в 6 утра, минут на 10 задержишься и на работу приедешь на час позже. Вставал я в 5 утра, завтрак, кофе, туалет и поскакал.


И вот, в один из дней, я проснулся по будильнику, тихо, чтобы не разбудить жену, оделся и пошёл на кухню. Успел только поставить чайник, как забегает разъяренная жена с вопросом:


— Где она?


— Кто она? — спросил я в ответ. Жена огляделась и молча ушла обратно досыпать. Тревожить её я не стал, собрался и уехал.


Вечером вернулся с работы, поужинали с женой и я решил всё же выяснить причины её утреннего поведения. Она сначала задумалась, а потом рассказала довольно странную историю. Дальше от её лица.


— Я слышала, как ты поднялся, хотела тебя проводить, повернулась и вдруг увидела, что на соседней подушке лежит девушка. Мы лежали практически лицом к лицу и смотрели друг на друга. Причём девушка была очень похожа на меня, практически двойник, только с тёмными волосами и тёмными, почти чёрными, глазами (жена у меня блондинка с голубыми глазами). Мне стало страшно, я не могла ни пошевелиться, ни что-либо сказать. Мы глядели друг на друга с полминуты, потом девушка встала и ушла за тобой, я ещё успела заметить, что она была одета в длинную белую ночнушку. Тут, несмотря на страх, у меня взыграли злость и ревность: какая-то баба в нашей квартире нагло спит в нашей кровати и ещё за тобой бегает, мужика увести хочет. Я вскочила и побежала выдрать ей волосы, а на кухне ты был один. Я решила, что буду странно выглядеть, если расскажу всё это, и ушла спать.


Думаю, не стоит говорить, что кроме жены на кухню за мной никто не заходил. Вообще, в квартире мы были вдвоём, с вечера ничего не отмечали, гостей не было. Сам я никого не видел и ничего потустороннего не почувствовал. В историю жены я верю, к тому же я видел её эмоции в тот момент, когда она прибежала на кухню, без подготовки их не изобразишь, особенно спросонья