Запорожская ведьма

История, которую я вам расскажу, случилась не в таком уж и далеком 2007 году. Было мне тогда 10 лет. Каждое лето после школы меня и мою старшую сестру Ирку отправляли на все лето к бабушке и дедушке под Запорожье. Мама наша сама оттуда, но учиться в Москву поехала, встретила тут папу да так и зажила здесь. А родители остались в Запорожье, хотя мы неоднократно звали их перебраться к нам, ибо средства, слава богу, позволяют, но они ни в какую.

Лето того поначалу ничем не отличалось от предыдущих. Почти все свободное время я проводил с Иркой, потому что дети моего возраста рядом почему-то не жили. У нас с сестрой была не такая большая разница в возрасте, 5 лет, на тот момент, получается, ей было 15. Тогда я думал, что это я хорошо развит для своих лет, раз ей со мной не скучно, но сейчас понимаю, что это Ирка для своих 15 была, откровенно говоря, глуповата. И мечты у неё были странные, детские. То она принцессой хотела быть, то зубной феей, то ведьмой. И последняя, быть ведьмой, въелась ей в мозг особенно сильно. Она все читала какие-то книги про ведьм, заклинания. Выпросила и бабули бордовый плащ с капюшоном, мол, как у ведьмы из какой-то её дурацкой книги. Даже варила какие-то непонятные адские варева из всяких ягод и цветочков. То ли приворотные, то ли отворотные, не знаю, но сами книги она мне никогда не давала посмотреть. Не знаю, чего она жадничала. Бабушке и дедушке я не стал жаловаться, что она жадина, потому что они были очень верующими людьми и очень бы волновались, что Ирка так увлечена всякой колдовской чушью. И, наверное, это было бы не зря.

Уже миновала середина июня, и Ирка все меньше и меньше играла со мной. Теперь она стала какой-то замкнутой, молча что-то читала, часто говорила, что хочет побыть одна и уходила гулять в лес. Мне делать было нечего. Я либо смотрел телевизор, а у бабули с дедулей работало всего лишь 3 канала, либо с ними на кухне сидел, болтал. Ну и помогал им, чем придется, в доме и в огороде. Только они этого не любили, вечно говорили, мол, отдыхай внучок, мы сами.

И так в очередной раз они ушли из дома ненадолго. То ли за водой, то ли ещё за чем, не помню, Ирка опять напялилась свой бордовый плащ и ушла куда-то «побыть одна», а я пошел от нечего делать поиграть с котом . Тут и начались странные вещи.

Мурзик лениво бил лапой по бантику, а потом резко подлетел, словно ошпаренный, и мухой рванул в другую комнату. Я был удивлен, потому что кот у бабули очень толстый и ленивый и мало что могло заставить его куда-то бежать. Ну и ладно, подумал, что там у животного на уме. Вдруг я услышал шипение. А потом такое отчаянное протяжное «мяяяу» и Мурзик так же быстро вылетел из той комнаты и, судя по звукам, выбежал на улицу. Тогда уже я не на шутку напрягся, потому что его явно что-то напугало. Я взял чугунную сковороду в руку и пошел туда. Вообще первое, что мне пришло в голову, что в дом забежала соседская собака. Но в комнате ничего не было. Я посмотрел везде, где можно было спрятаться. Странно все это, но подумал, что животное есть животное, к тому же, ему было уже около 15 лет, что у него там на уме…

Я отложил сковороду и плюхнулся в кресло, и тут же подлетел с него с криком, потому что боль, которая пронизывала мой, простите, зад, была очень мучительной и острой. Я глазам не верил своим: всё кресло было обколото булавками. И слава богу, что ещё острием вниз и я был в толстенных штанах. А то мог бы позорно лежать в больнице к верху пятой точкой. Ну, Ирка, думаю, совсем одурела со своими книжными обрядами, вернется – я ей покажу. Как вдруг, бог его знает откуда, в этой же комнате за моей спиной пробежала какая-то бабка с нечеловеческой скоростью и скрылась на улице. Вся в черном, я едва ли успел увидеть торчащие седые волосы и страшный орлиный нос, все остальное было закрыто капюшоном. Я был в шоке, где она могла прятаться все это время? И зачем она приходила? Если эти булавки – её рук дело, то для чего они нужны?

Я решил все рассказать бабуле и дедуле. Дед ахал, а бабуля плакала, доставая булавки из кресла. Они все ходили, крестились, поставили ещё больше икон, чем их было, обрызгали все святой водой (бабушка всегда хранила её где-то на кухне).

И тут бабуля мне и сказала, что сегодня, а именно в ночь на 21 июня, ведьмы гуляют. И одна из них приходила сегодня за мной и Иркой. И это уже далеко не первый раз. Бабуля сказала, что именно поэтому здесь нет наших с Иркой ровесников. Говорят, половину деток ведьмы утащили в лес, а вторая половина уехала со своими семьями подальше отсюда в страхе и ужасе. Только раньше дети пропадали на зимний шабаш – в конце декабря и начале января. Но, видимо, за неимением здесь больше детей, они решили добраться до нас сейчас, ведь зимой нас тут не будет.

Я был здорово напуган. И особенно я боялся за Ирку, которая в очередной раз уперлась в лес. Что, если эта ведьма набросится на неё там? На вопрос бабули и дедули, где моя сестра, я говорил, что она поехала на велосипеде до ближайшего магазина и пообещал съездить за ней на своем и поторопить её домой.

-Съезди, внучок, да поскорее, нечего сегодня на улице болтаться. И будьте осторожнее.

Бабуля перекрестила меня и провожала взглядом, охая, пока я не скрылся за поворотом. А там я уже бросил велик в кусты и что есть мочи рванул в лес по тропинке (на велике я бы по этим корням не проехал). Вряд ли Ирка сворачивала с тропинки, что за охота по чаще шариться, да и ещё в её любимом бордовом длинном плаще?

Не знаю, сколько я так бежал, постоянно оглядываясь по сторонам, наверное, часа пол. Я жутко устал, стало холодно, мне хотелось есть. А главное, найти эту дурную Ирку и вернуться скорее домой, пока бабуля с дедулей совсем с ума не сошли от волнения.

И тут я понял, что сделал круг. Не знаю, как так получилось. Ведь дорога нигде не раздваивалась. Но эту большую ель я уже точно проходил во второй раз. Здесь таких больше нет: с одной стороны хвоя засохшая, желтая, какие-то порезы на стволе, наверное, зайчик, в корнях большая такая яма, наверняка там кто-то живет, и трава вокруг этой ели не растет – лысая земля.

Что за чертовщина? Сейчас совсем не вовремя круги нарезать.

Я пригляделся и увидел что-то яркое, цветастое в этой корневой яме. Подошел ближе – да это же Иркины книги. И все про обряды и заклинания какие-то. Думаю, значит, рядом где-то, видимо, в туалет пошла и сюда их закинула, что бы руки не заняты были. Я давай на радостях кричать «Ирка, Ирка, выходи, я за тобой пришел, бабуля с дедулей домой зовут!». Где-то недалеко в чаще я услышал девичий смех. Только он странный какой-то был, будто недобрый. Я пошел на него, взяв под руки с собой её книги. Смех повторялся, но Ирка мне не отвечала. Подходя ближе, я увидел свет. Свет костра. Не знаю, чем я тогда думал, но я рванул туда уверенный, что сестра моя там и никак не думал, что увижу то, что увижу.

Несколько старух кружились у костра. Сосчитать я их не успел, но было приблизительно 10. Все они были в темных плащах и только одна из них, повыше, несгорбившаяся была в бордовом. Ирка? Точно, Ирка.

Я ничего не понимал, что вообще происходит? Но не задумываясь, я громко крикнул «Иииркаа».

Ещё секунд десять они продолжали кружиться и хихать. Думал, никто меня не услышал. Но потом они резко замерли. И так же резко все обернулись на меня. Все, кроме фигуры в бордовом плаще. Никогда я не видел прежде никого страшнее, чем эти старухи. Сгорбленные, сутулые, с орлиными носами, седыми торчащими мерзкими волосами, с кучей бородавок на лице и торчащим гнилым зубом, они все были почти одинаковые. Они смотрели на меня и потом очень резко и одновременно указали на меня пальцем. Фигура в бордовом плаще после этого повернулась ко мне, сняла капюшон, я наконец-то увидел – это была Ирка. В тот момент я очень обрадовался и испугался одновременно. Неужели она с ними? С ними за одно? Моя родная старшая сестра?

Все эти мерзкие ведьмы зловеще засмеялись, продолжая тыкать в меня пальцем. Ирка стала медленно приближаться ко мне. Почему она такая бледная? И почему так неестественна её улыбка?

Не знаю, что мною тогда двигало, но я, выронив книги, рванул оттуда так, как только это было возможно. Ноги стали ватными, я шевелил ими, что есть мочи, но мне казалось, что бегу я очень медленно. И снова этот трюк с той елью. Эту ель я пробежал раз 6, не меньше, это я понимал несмотря на полнейшую тьму. Я бежал и бежал, бежал и крестился и молился на ходу, хотя никогда прежде этого не делал. Не знаю, сколько я так бежал, но все же я увидел в далеке домики – это виднелась деревня. Я быстро вытащил из кустов брошенный велик и помчался домой.

Дедуля был очень злой, когда я вернулся, а бабушка снова плакала. Мне казалось, меня не было часа 2, от силы – три. Но бабуля сказала, что меня не было 8 часов. Постоянно спрашивали про Ирку. Я сказал, что не нашел её, но сказать правду, что Ирка стала ведьмой, как и мечтала последние месяцы, и теперь танцует у костра со страшными старухами – не рискнул, это бы свело их с ума.

На следующий день вся деревня была на ушах. Обзвонили все ближайшие больницы и морги, подали заявление в милицию, позвонили родителям в Москву. Все было бестолку, Ирки как след простыл.

Мне кажется, бабуля и дедуля догадывались, что на самом деле произошло, но до последнего надеялись найти внучку живой и невредимой.

Через 2 дня родители приехали к нам под Запорожье. В конце лета мы уехали впятером: я, родители и бабуля с дедулей. Ирку так и не нашли.

Через полгода, в конце декабря, бабуле и дедуле пришлось съездить ненадолго обратно: умерла какая-то их престарелая соседка, баба Дуся.

Когда они вернулись, рассказали мне жуткую вещь: на поминки приехали дети, внуки и правнуки этой бабы Дуси. Правнукам лет 8-9. И после этих самых поминок потомки бабы Дуси пожаловались на какие-то странные булавки в диване и престарелую, как они предположили, старуху-воровку.

В бордовом плаще…

🖤🖤🖤