КП Практикум

Практикум по КП

Преподаватель: Ефименко Екатерина Александровна

Лекция 1. 14.02.2019

Лекции С.А. Белова есть, их интересно читать, если мы читали только Ильина раньше, потому что содержание несколько отличается.

На ГОС выносится 2 задачи, теперь коллизий нет. Считается, что одна попроще, вторая – посложнее.

На ГОСы вроде не выводятся задачи из рабочей программы с 1 курса. Другое дело, что может быть задача такая взята в качестве основы и быть дополнена новыми проблемами и вопросами. И здесь кроется опасность, что мы подумаем, что мы знаем сразу, как решать эту задачу. Надо внимательно читать задачу.

Решение задачи начинаем с определения проблемы и спорных вопросов, поставленных в ней. Ответ обязательно должен их содержать, это требование методики.

Если видим, что по ходу решения что-то новое прорисовывается, то проблему надо изменить. Нужно, чтобы поставленная проблема и решение совпадали.

Каким должно быть решение? Удобнее всего, Ефименко говорит, пользоваться методом дедукции. В этом смысле можно пользоваться структурой постановлений КС РФ. Сперва КС устанавливает, что произошло (условие задачи), потом ставит проблему, потом идет от общих положений КРФ, трактовок ее положений, приводит практику ЕСПЧ, потом к ФЗ и подзаконным актам, а потом делает вывод. Может быть использован и дедуктивный способ – сначала вывод, потом рассуждения (но это сложно, потому что может быть сделан изначально неверный вывод, а потом решение его не подтвердить, а также нужно и в конце еще раз вывод написать).

Общее требование к решению – оно должно быть логичным, позволяющим проследить нашу аргументацию. Решение должно быть аргументированным (мы должны написать, почему права та или иная сторона, как мы к этому пришли). Преподаватели по сути оценивают не наш вывод, а качество аргументации, поскольку именно она показывает уровень знаний студента о конституционных механизмах.

Решение задачи не может содержать открытый финал. Задача должна быть решена. Если мы видим вариативность решений, то нужно обосновать, почему нельзя выбрать тот или иной вариант решения, либо нужно написать, почему тот или иной вариант становится возможным. Подробнее про вариативность решения написано в рабочей программе по КП для 1 курса.

Не должно быть сильно много копипасты из НПА и судебной практики. Из цитирования наши мысли проследить тяжело или невозможно.

Типы задач по Е.В. Гриценко:

1.    Задачи-казусы: конфликт позиций субъектов правоотношения (сторон, участников спора) – решение дела;

2.    Задача-коллизии: юридическая оценка определенного варианта правового регулирования (юридическое заключение).

Любая грубая юридическая ошибка ведет к снижению оценки на 20 баллов. Грубая ошибка – это ссылка на несуществующий закон, на недействующий закон.

Не должно быть внутренних противоречий в решении. Не должно быть такого, что вывод не соответствует представленным аргументам.

Классификация задач по С.А. Белову:

1.    Выявление правовой природы (= вида) явлений или отношений (квалификация фактов), а также применимых к ним правовых норм (или источников правового регулирования) и средств правовой защиты.

2.    Толкование конституционных принципов (сосредоточены в основном в теме 4 по КП). Сложность в том, что в Консультанте это найти не получится – некоторые вещи нужно реально выучить на память.

3.    Ограничение прав и свобод человека и гражданина – для защиты прав и свобод других граждан: выбор критериев приоритета одного из конфликтующих прав – для защиты публичных интересов: вопросы пропорциональности. Когда применяется ч. 3 ст. 55 КРФ, а когда – ст. 17 КРФ. Когда речь идет о защите прав и свобод других лиц, то имеет место конфликт между носителями этих конституционных прав (задача про «Долой религию»). Другой вид задач – когда с одной стороны носитель прав, а с другой стороны – органы публичной власти, которые это право ограничивают.

4.    Пределы полномочий органа публичной власти по принятию конкретных решений. В некоторых случаях решение задачи предполагает, что мы определим, входит ли совершение определенных действий в компетенцию того или иного органа публичной власти (например, задача про действия законодательной власти по Мариенкирхе в отношении витражей). Полезно читать ФКЗ «О КС РФ». Была задача про Ениклееву и оспаривание конституционности ФЗ в ВС РФ.

В экзаменационных заданиях вопросы к задаче все-таки будут. Но изложение нашего решения не должны выглядеть как последовательное решение всех поставленных вопросов. Ответы на вопросы, поставленные к казусу, решения задачи не исчерпывают. Вопросы даются для того, чтобы мы вспомнили, к какой области относятся проблемы. В какой-то мере вопросы к задаче можно использовать в качестве плана. Плюс обязательно нужно сделать вывод по задаче.

Вообще получается, что если вопрос поставлен принципиальный, а мы на него не ответили совсем, то баллы могут быть потеряны.

Тема 1 Задача 2

Нам не важны условия законности эвакуации машины. Напрямую не ставится и вопрос о том, конституционны ли положения закона об эвакуации. Между Абелевым существуют отношения в силу обстоятельств. Абелев считает, что на эти отношения непосредственно распространяются положения ст. 35 КРФ. Наша задача – идентифицировать, какие источники применяются к такого рода правоотношениям, а потом сделать вывод, как Абелев должен защищать свои права. Именно поэтому нас и спрашивают, в какой суд и с какими требованиями нужно обращаться. Вопрос про то, какое решение должен принять КС РФ, могут также добавить, но если первые 2 вопроса оставлены без ответа, то много баллов мы потеряем.

Задача гораздо проще. Главная проблема в задаче – с чем мы имеем дело, выполнимо ли то, чего хочет Абелев. Главная проблема – какие же правоотношения имеют место быть между Абелевым и ГИБДД.

Мы будем смотреть, применяются ли нормы КРФ в отношении между Абелевым и ГИБДД. Основным адресатом КРФ является государство, она определяет, то каким образом должна себя вести публичная власть. И уже следуя этим конституционным принципам, пределам осуществления государственной власти, государство регулирует множество общественных отношений, существующих между субъектами. Ст. 35 КРФ – это напоминание государству о том, что у людей есть ПС, на него не надо посягать. А что касается отношений Абелева и сотрудников ГИБДД, то это относительные правоотношения, участники поименованы. Конституционные правоотношения в большинстве своем являются абсолютными. Также субъектом конституционного правоотношения может быть государство в целом.

Действия сотрудников ГИБДД по задержанию ТС мы будем сравнивать с законом, который дает им такие полномочия. Такие отношения хотя бы и публичные, но не конституционные, а административные, значит, здесь применяется не КРФ, а закон. Абелев может поставить вопрос о несоответствии действий сотрудников ГИБДД закону, который регулирует их полномочия, в СОЮ, который будет проверять законность действий сотрудников ГИБДД.

Абелев ведь может считать, что его ПС нарушается не конкретными действиями, а тем, что государство установило возможность такого ограничения ПС. И тогда мы скажем, что государство может ограничить конституционные права по ч. 3 ст. 55 КРФ. Это будет другой тип правоотношения. И тогда нужно будет обращаться в КС РФ, который может уже проверить не конкретный набор фактических обстоятельств, а соответствие закона конституционным требованиям, осуществить конституционный нормоконтроль.

В задаче непосредственно не ставится вопрос, но преподаватели могут задать вопрос, при каких условиях можно обратиться в КС РФ – нужно заглянуть в ФКС «О КС РФ», там есть требования к обращению граждан в КС РФ. Есть абстрактный и конкретный нормоконтроль. Абстрактные вопросы могут задавать Президент РФ, депутаты, ВС РФ. Гражданин может оспорить закон в КС РФ, только если закон к нему был применен. Сначала Абелев должен пройти все ступени судов (СОЮ или АС), а только потом, если его решение не устраивает, то можно идти в КС, приложив все вынесенные судебные акты. Процесс применения нормы к гражданину должен быть завершен, причем есть годичный срок с момента вынесения последнего акта, который не может быть восстановлен (ст. 96-97 ФКЗ «О КС РФ»).

Решение КС РФ: КС РФ говорил, что закон, предусматривающий эвакуацию, КС РФ не нарушает, и эвакуация не влечет утрату собственности, это не наказание, это временная мера. Так что здесь ничего неконституционного КС РФ не усматривает.

Лекция 2. 21.02.2019

Тема 1 Задача 3

Вопросы к задаче:

1.    Могут ли выступать в качестве источника КП правовой обычай, решения КС РФ, акты палат федерального парламента, и каковы их особенности?

Нужно сказать, что между ПА и НПА есть разница. ПА направлены на достижение правовых последствий, НПА в этом смысле предполагают достижение этих последствий через установление правил поведения, то есть через установление, изменение норм права. Каждый НПА – ПА, но не каждый ПА является НПА. Например, завещание является ПА, но норм права не несет.

Акты палат ФС РФ нужны для того, чтобы ФС РФ, принимая их, осуществляло свои полномочия. Это не ФЗ. Какие полномочия предлагает КРФ? Ст. 102 КРФ – полномочия СФ РФ. Назначить Петрова главой ЦБ РФ – в этом акте нормы права не будут установлены. В большинстве случаев акты СФ РФ норм права не содержат и источниками КП не будут. Но иногда случается, что в актах ФС устанавливаются какие-то нормы или отменяется действие закона в отношении тех или иных лиц – например, постановления об амнистии, КС РФ говорил, что эти постановления по сути равны ФЗ и могут быть предметом проверки со стороны КС РФ. Бывали такие случаи раньше, когда ГД РФ на вопросы судейского сообщества принимала постановления о толковании ФЗ, таким образом заполняя пробелы в ФЗ, и КС РФ сказал, что эти постановления содержат НПА, но являются ненадлежащим способом толкования закона (если ФЗ принимается Президентом РФ и одобряется СФ РФ, то толковать отдельно от них ГД РФ закон не может, нарушается принцип разделения властей).

В Регламенте ГД РФ содержатся нормы, которые распространяются не только на депутатов. В КРФ законодательный процесс прописан в общем виде. А как это все реализуется, прописано в Регламенте ГД РФ. В этом смысле регулирующее воздействие Регламента выходит по своему действию за пределы деятельности палаты парламента. Все остальные органы (КС РФ, суды и так далее) вынуждены подчиняться Регламентам ГД РФ.

Есть дискуссии о том, что нужен ФЗ о законодательной деятельности, потому что такое содержательное наполнение регламента не совсем правильно, и было бы неплохо общеобязательные требования вынести в отдельный ФЗ. Короче, Регламент ГД РФ – это НПА пока что.

Соответственно, как минимум регламенты палат ФС РФ можно назвать источником КП. Но обычные постановления вряд ли будут источником КП.

Правовой обычай. Что касается правового обычая, то здесь мы разбираем внутригосударственный обычай. В доктрине говорят, что для приобретения силы правовой нормы обычай должен быть санкционирован государством. С этой точки зрения он источником КП не является. Ст. 15 КРФ говорит о форме легитимации НПА – они должны быть опубликованы, а обычай – это вообще иная форма права, но это не обязательно трактовать как исключение обычных норм из числа источников КП.

Ефименко: правовой обычай в правовых системах разной принадлежности имеет разную ценность. В какой-то исторический период он в качестве нормы права преобладал, если не нужно было принимать какой-то статут от монарха или суверена. Эти правила были настолько древними, то расхождений в их понимании не было совсем. На рубеже XVIII-XIX веков закон вышел на первое место в качестве источника права, он дает народу право быть законодателем через своих представителей в парламенте, и в этом смысле даже дискуссии были о соотношении законов и обычаев во Франции. Для решения этой задачи на 1 курсе была дана статья Белкина. Сейчас расхождений в понимании обычая нет особо. Для Белкина обыкновением является то, что стороны используют или не используют по своему желанию, а обычаем является обязательное правило, которым руководствуются стороны, независимо от того, хотят они этого или нет.

Правовой обычай отличается тем, что его следует полагать источником права. Правовой обычай отличает тем, что правовой обычай санкционируется государством. В какой форме должно происходить санкционирование, это дискуссионный вопрос (НА, судебная практика, оба способа санкционирования). Ефименко считает, что у нас первая точка зрения пользуется приоритетом – должен быть НПА для признания правового обычая в качестве источников права.

Санкционировать – это не значит переписать обычай в НПА. Санкционировать – это значит указать, что то или иное правило может применяться в качестве источника права. Примеры найти сложно, но вот: ст. 14 ФЗ «О гарантиях прав малочисленных и коренных народов» - когда такие лица выступают в суде, могут приниматься во внимание традиции и обычаи этих народов, если это не нарушает законодательство РФ – государство не переписывает обычаи, это то, как должно выглядеть санкционирование. Когда его переписывают, то норма, выраженная в обычае, становится нормой, выраженной в законе. В Великобритании значительная часть КП-норм содержится в обычных нормах. Казалось бы, у князя Лихтенштейна есть право абсолютного вето, но народ отказался его убирать. У королевы Великобритании есть такое право вето, но британские монархи им веками не пользуются, это конституционная традиция, это правило полагается общеобязательным. В ЧП-отношениях обычаев больше, там есть больше статических отношений, в которых обычай может быть применен. В ПП обычаи складываются сложнее. Во-вторых, примеры перекликаются с тем, что писал Белкин. Он говорил, что у обычая и статутного права разная природа и разные источники легитимации, и в этом смысле обычай составляет альтернативу государственному нормотворчеству, но это было под влиянием позитивистских настроений в СССР, когда нормы права должны были быть выражены сверху, а обычай складывается снизу, и в этом смысле государство опасается такого нормотворчества снизу. ПП все-таки создано для того, чтобы ограничить власть, очертить пределы должного и возможного поведения. В этом смысле из ПП-предписаний должно быть понятно, что власть может делать, потому что остальное она делать не может.

Можно придерживаться разных позиций, но очевидных препятствий для того, чтобы говорить о правовых обычаях как источника КП, нет.

В ПКС № 12-П от 1999 года ставился вопрос о перемещенных культурных ценностях. Этот ФЗ принимался тяжело, ГД преодолевала вето, и тут КС РФ вынес одно из немногих решений о споре между палатами парламента и Президентом РФ. Президент обратился в КС с вопросом о том, должен ли он подписывать закон. КС РФ проверяет НПА не только по содержанию, но и по форме принятия, подписания, введения в действие. Президент РФ говорил, что по КРФ для преодоления Президента РФ ГД РФ должна снова принять закон, но уже квалифицированным большинством, а проголосовало больше людей, чем было в зале ГД РФ. КС РФ воздержался от признания ФЗ неконституционным по этому основанию, сказав, что в ГД сложилась практика с передачей карточек для голосования своим товарищам. КС сказал депутатам, что так делать нельзя, но ранее никто не жаловался, Президент РФ тоже не жаловался, и воздержался. Более того, КС РФ сказал, что если сейчас ФЗ будет признан неконституционным, то и другие законы будут также признаны неконституционными, а это будет вести к разрушению правовой системы, и КС РФ сказал, что в будущем такого беспорядка на голосованиях быть не должно, Регламентом ГД устанавливается личное участие депутатов в заседаниях ГД РФ, соответственно, раз Регламент ГД не разрешает передавать карточки, то их нельзя передать (за исключением нескольких исключительных случаев).

Решения КС РФ. КС РФ может истолковать норму закона, обязав применять правовую норму в ее истолковании КС РФ, которое является обязательным (это есть в ФКЗ «О КС РФ» с 2016 года). В отличие от решений СОЮ, которые связывают только участников соответствующего спора, решения КС по охвату воздействия намного шире – когда КС оценивает норму, его решения являются обязательными не только для тех, кто пожаловался в КС РФ, они являются обязательными для всех правоприменителей, включая суды. Соответственно по времени действия, по территории, по субъектам, на которых распространяются решения КС РФ, его решения похожи на НПА больше, чем решения СОЮ. Кто-то говорит, что решения КС РФ не являются НПА, так как есть принцип разделения властей. Кто-то говорит, что роль КС РФ огромна. Кто-то говорит, что КС в решениях развивает уже существующие правила либо раскрывает содержание закона в свете конституционных принципов. Можно сказать, что у решений КС нет самостоятельного значения. Мы можем придерживаться любой позиции, если можем ее обосновать. Здесь конфликт между позицией КС и обычаем (позиция КС по голосованию по карточкам и обычай голосовать по карточкам, а с Регламентом ГД РФ решение КС РФ не расходится, потому что там обычай не расписан). Соответственно, если мы признаем обычай источником права, а решение КС не признаем, это не повод пренебрегать обязательным руководством решением КС. Даже если мы соглашаемся с депутатами в том, что решение КС – это не источник права, это не значит, что решениями КС можно пренебрегать. Если мы признаем решения КС источником КП, то возникнет вопрос о приоритете решений КС и НПА. НПА в иерархию выстроены – КРФ, ФКЗ, ФЗ и далее остальные акты, каждый нижестоящий не должен противоречить вышестоящему. А относительно иерархии правил разных типов у нас правил нет.

Что может признать неконституционным КС РФ? Вообще ФКЗ «О КС РФ» использует слово «закон». Может быть, обычай он не может признать неконституционным. Это может быть аргументом в пользу того, что обычай не является источником КП. Но КРФ писалась, когда позитивизм у нас цвел.

Ефименко считает, что решение КС – это не источник КП.

Статья Арановский К.В., Князев С.Д. «Судьба прецедента в романо-германской правовой системе» - там можно проанализировать разницу между деятельностью КС РФ и прецедентом в англосаксонской правовой системе.

Вообще нужно сказать, что в ФКЗ «О КС РФ» не говорит о том, что ЮЛ могут обращаться в КС РФ. Но КС РФ сказал, что там указано про граждан и их объединения, а от объединения граждан до ЮЛ рукой подать, и все равно стал принимать заявления от ЮЛ. С Генпрокурором РФ такая же ситуация получилась.

Был вопрос в КС по международным договорам – у нас конституционный нормоконтроль сформулирован как последующий нормоконтроль – на проект закона нельзя жаловаться. Исключение – это МД. КС РФ может проверять не вступившие в силу МД, но не может это делать по собственной инициативе, и пока он не вступил в силу, никто не хочет обращаться в КС РФ, и возникают проблемы, связанные с тем, что после вступления в силу в МД может обнаружиться правило, расходящееся с КРФ, и получается, что в силу норм ФКЗ «О КС РФ» такой МД выведен из-под конституционного нормоконтроля.

Есть также вопрос: а нельзя ли оспорить норму Регламента вместе с обычаем, который допускается к применению этим Регламентом? Об этом также можно подумать.

Далее по задаче. 1 из возможных подходов – это попытка подтянуть иерархически неорганизованные источники права к иерархически организованным. Есть точка зрения, что обычай получает силу такого ПА, которым его применение санкционировано. Обычай санкционируется нормой Регламента, а решение КС имеет опору на КРФ, и можно из-за этого сказать, что Решение КС будут пользоваться приоритетом.

Лекция 3. 28.02.2019

Тема 2 Задача 2

           ПКС № 13-П от 2003 года – по этой задаче. Это одно из опорных постановлений, применительно к задаче оно предъявляет критерии, позволяющие отграничить Уставы от законов, является маркером тенденции на различение учредительных актов от законодательных актов. КРФ называют основным законом, это удобная метафора, но использование этого фразеологизма может обернуться неверными выводами. В Великобритании Конституция есть, но форма основного закона ей не придана, ее нормы раскиданы по множеству законодательных актов. Основной закон не существует сам по себе, к нему существует огромное количество дополнительных законов, решений высших судов, которые толкуют его положения и так далее.

ПКС было о том, можно ли Конституции и Уставы проверять на их соответствие федеральному законодательству силами СОЮ. Вроде бы компетенция между КС и СОЮ распределена так, что КС проверяет на соответствие КРФ, СОЮ – на соответствие актам нижестоящего уровня (ФЗ). А Конституция или Устав субъекта РФ – это такой акт, который можно проверять на соответствие ФЗ или это особенный акт?

КС сформулировал несколько отличий, которые позволяют отграничить эти акты. В тексте КРФ в значительной части положений, где перечисляются акты субъектов, ��онституции и Уставы субъектов РФ перечисляются через запятую. 184-ФЗ устанавливает, что Уставы и законы субъектов РФ принимаются в разном порядке. Уставы и Конституции субъектов РФ отличаются тем, что Конституции есть только у республик, и у этих республик больше свободы при принятии Конституций, а Уставы – у остальных субъектов РФ, они имеют меньше свободы при их принятии. КРФ предусматривает, как принимаются Уставы, они могут быть установлены только законодательным органом субъекта РФ. Про Конституции субъектов РФ в КРФ ничего такого не написано. В 184-ФЗ в ст. 5 это устанавливается – для республики есть 2 варианта (законодательный орган или иной порядок – референдум, голосование и так далее), для остальных субъектов РФ – 1 вариант (только законодательный орган). В ст. 7 184-ФЗ устанавливается, что нужно квалифицированное большинство голосов депутатов для принятия Конституции или Устава субъекта РФ, а законы субъектов РФ принимаются просто большинством голосов. Это формальный критерий для отграничения одного от другого. Но его недостаточно, потому что иное может быть предусмотрено ФЗ – он может установить необходимость принятия закона субъекта РФ квалифицированным большинством.

Не допускать ошибку: признак наличия преамбулы нам ничего не дает. У Устава ЛО нет преамбулы, а во многих законах ЛО есть. Кодифицированность акта также не является достаточным признаком.

КС перешел к содержательному критерию. Он сказал, что Уставы и Конституции субъектов РФ находятся в прямой непосредственной связи с КРФ. Они являются учредительными актами, но их учредительность не настолько очевидна, как у КРФ, у них учредительность второго порядка. Потому что КРФ учреждает российскую государственность, в этом смысле появление субъектов РФ предрешено не принятием Конституции или Устава субъекта РФ, а принятием КРФ, в которой указаны разновидности и список субъектов РФ. Точно так же КРФ устанавливает базовые принципы правовой регламентации важнейших государственно-правовых институтов, от которых субъект РФ отклоняться не может, и в этом смысле он связан положениями КРФ. Но в пределах свободы усмотрения, которая отведена ему КРФ, субъект РФ может что-то по-особенному установить у себя, вносить что-то в свою Конституцию или Устав, и это предрешено развитием правовой системы этого субъекта РФ в пределах предметов ведения субъекта РФ.

В ПКС нужно обратить внимание: КС, когда отграничивает законы субъектов РФ от Уставов субъектов РФ, указывает на то, что порядок проверки этих актов на соответствие КРФ разный. Раньше в КРФ существовали палаты, поэтому ФКЗ «О КС» предусматривал разные формы работы КС и разграничение компетенции по разрешению вопросов между палатами и пленарным заседанием – тогда было предусмотрено, что законы субъектов РФ на соответствие КРФ оценивает палата, а Устав или Конституцию субъекта РФ на соответствие КРФ оценивает пленарное заседание. И это подчеркивает КС в своем решении. Но в 2011 году палаты в составе КС были упразднены, и это разграничение компетенции между палатами КС утрачено, и все вопросы решаются в пленарном заседании, и этот момент в ПКС более не актуален.

КС сказал, что Конституция или Устав субъекта РФ – это не закон, он обладает верховенством в системе актов субъекта РФ, верховенством обладает каждое положение Устава или Конституции субъекта РФ, у них разный порядок принятия, и оценивать Устав или Конституцию субъекта РФ по содержанию может только КС, причем вне зависимости от того, на соответствие чему осуществляется проверка. Это значит, что обычно КС проверяет акты на соответствие КРФ, но здесь вопрос ставился о проверке на соответствие ФЗ – КС сказал, что проверка Устава или Конституции субъекта РФ на соответствие ФЗ все равно предполагает решение конституционного вопроса о компетенции – проверить на соответствие ФЗ нельзя, не оценив, кто был вправе принять норму – это в том числе проверка по предметам ведения, нужно понять, в чем ведении находится регулирование вопроса – ст. 72-73 КРФ. Поэтому любая проверка Устава или Конституции субъекта РФ на соответствие КРФ или ФЗ осуществляется КС.

Вывод: Уставы и Конституции субъектов РФ и законы субъектов РФ – это не одно и то же. Уставы, вторя КРФ, обладают особыми свойствами: верховенством, повышенной стабильностью по сравнению с рядовым законодательством. У КРФ есть 4 способа изменения – по главе 1, 2, 9 нужно созывать Конституционное собрание (чтобы изменить способы изменения КРФ, нужно изменить КРФ), в главы с 3 по 8 можно вносить поправки – закон о поправке к КРФ, когда меняются названия субъектов РФ – нужен Указ Президента РФ, если появляется новый субъект РФ или они объединяются, либо меняется статус субъекта – нужен ФКЗ). И субъекты РФ могут что-то такое придумать для повышения стабильности. Например, у нас есть в КРФ субъекты законодательной инициативы, а предложения о поправках в КРФ могут вносить иные субъекты (отдельной взятый депутат ГД или СФ может инициировать принятие ФЗ, а поправки к КРФ не может, ГД в целом не является субъектов законодательной инициативы, а право выдвигать предложения о принятии поправки к КРФ она имеет, ВС и КС – наоборот. В 184-ФЗ указано, кто является субъектом законодательной инициативы, а по поводу того, кто может инициировать поправки к Конституции или Уставу субъекта РФ, там ничего не написано (это регулируется по-разному в Уставах и Конституциях субъектов РФ). Круг тех, кто посягает на Конституцию или Устав субъекта РФ, можно ограничить.

Что это дает для решения задачи? Прокурор обращается в ЗАКс и к Губернатору ЛО. У него есть претензии к Уставу ЛО, так как Устав принят в форме обычного закона, тогда как от иных законодательных актов он должен отличаться.

Вопросы:

1.    Каковы особенности формы К (У)?

Об этом мы поговорили. Прокурор недоволен тем, что в ЛО приняли закон с названием «Устав». Казалось бы, мелочь, но попытка внести учредительное содержание в обычный закон ведет к искажению свойств этого Устава. Устав должен иметь верховенство, но если он принят в форме обычного закона, чем объяснить, что один закон будет выше другого? Теоретические принципы нам позволили бы применять правила о первом и последующем законе, и Устав такой можно было бы обойти, обойти его верховенством. С точки зрения теории это искажает сами свойства Устава ЛО. Когда у нас Устав в форме закона, то его по сути должен проверять не КС, а СОЮ. Использование ненадлежащей формы правового акта искажает свойства Устава как учредительного акта.

2.    Какое решение должно быть принято по представлению прокурора?

Прокурор прав. Устав должен быть принят именно в форме Устава, а не в форме обычного закона субъекта РФ.

Можно ли прокурора игнорировать в этой ситуации? Может ли он добиться принятия положительного для него решения, если законодательный орган ЛО и Губернатор ЛО ему откажут? Он внес представление прокурора, с ним могут не согласиться. Что ему тогда делать? Куда он сможет обращаться, какие требования будет предъявлять? Фактически получается, что у него самого не будет возможности обратиться в суд, потому что проверку Конституции или Устава на соответствие КРФ должен осуществлять только КС, и возможности идти в СОЮ у прокурора нет, скорее всего, он откажет. А в КС он может обратиться? Прокурор в ФКЗ «О КС» не фигурирует, но у нас есть ФЗ «О прокуратуре», который обязывает прокуратуру обеспечивать верховенство КРФ. При этом ФЗ «О прокуратуре» предоставляет Генпрокурору право обращаться в КС, но в случаях, если есть нарушение прав граждан в конкретном деле. А в абстрактном порядке может обратиться? Прокурор приходит к выводу, что Устав нарушает нормы 184-ФЗ о форме учредительного акта. Про абстрактный нормоконтроль, инициативу прокуратуры ни ФКЗ «О КС», ни ФЗ «О прокуратуре» ничего не говорит. В этом же ПКС КС сделал вывод о том, что Генпрокурор имеет право обращаться в КС в порядке и абстрактного нормоконтроля. Рядовому прокурору право обращаться в КС напрямую не предоставлено. Если он считает, что нужно отреагировать, то он свое видение вопроса должен донести до Генпрокурора, а тот, если согласится, уже сможет обратиться в КС.

Важно: мысль об особой связи Уставов и Конституций субъектов РФ и КРФ. КС здесь пытается развести свои полномочия и полномочия СОЮ. Он говорит, что в отношении них нормоконтроль осуществляет именно он. Если мы просто напишем, что Уставы и Конституции субъектов РФ не являются разновидностью НПА, то это -20 баллов. Нужно внимательно цитировать решения КС.

Усложнение задачи: прокурор указывает на допущенные в ходе голосования нарушения – голосование за отсутствующих депутатов при принятии изменений в Устав ЛО в форме обычного закона.

По идее должен быть особый акт о поправке, и этот вопрос здесь ставится. В Устав нельзя вносить изменения путем принятия обычного закона. Должен быть особый акт.

Кроме того, есть процедурные нарушения.

Проблема все равно остается та же: стороны по-разному понимают природу Устава.

Задача про способы изменения КРФ

Про предложения глав регионов об изменения КРФ: 1) об изменении названия при уже проведенном референдуме; 2) об изменении названия субъекта РФ; 3) об установлении в ст. 5 КРФ правила о том, что статус конкретных республик устанавливается специальным ФКЗ.

Это ПКС № 15-П от 1995 года. Это постановление о толковании ч. 2 ст. 137 КРФ. КС сказал, что для простой замены наименования нужен только Указ Президента РФ. Нельзя осуществлять под видом изменения наименования осуществление сущностной корректировки. Сущностный статус субъекта нельзя поменять.

Также есть ПКС № 12-П от 1995 года о толковании ст. 136 КРФ. После этого ПКС появился такой особый акт, как закон о поправке к КРФ. Последний пример – закон о поправке к КРФ по упразднению ВАС. Может ли КС проверять закон о поправке к КРФ на соответствие КРФ? На самом деле, ФКЗ может. В этом смысле КС трактует слово «закон» расширительно. А закон о поправке к КРФ нельзя, потому что при его принятии он становится частью КРФ, а проверять КРФ КС не может. А пока он в силу не вступил, тоже нельзя проверить, у нас предварительный конституционный нормоконтроль возможен только по МД.

Тема 2 Задача 4

Задача предполагает одновременное исследование вопроса о принципе прямого действия КРФ и в то же время о разграничении компетенции в области нормоконтроля между КС и СОЮ (в данном случае ВС) в том, что касается нормоконтроля.

Гражданка-депутат жалуется на порядок отзыва, полагая, что закон нарушает ее права как депутата и как гражданина. ВС пришел к выводу, что закон противоречит КРФ, руководствуясь в том числе принципом прямого действия КРФ, опираясь на ч. 1 ст. 15 КРФ. ВС признал закон МО недействительным в части возможности отзыва депутата.

Речь об абстрактном нормоконтроле – проверка закона на соответствие чему-то. Бывает конституционный нормоконтроль (проверка на соответствие КРФ) и нормоконтроль, осуществляемый СОЮ (иные акты проверяются на соответствие ФЗ и другим актам нижестоящего уровня).

Получается, что граждане имеют больше возможности защититься от регионального закона, чем от ФЗ. ФЗ можно оспорить только в КС, а закон субъекта РФ можно оспорить в СОЮ, и СОЮ проверит его на соответствие ФЗ, а можно оспорить в КС, и КС проверит закон субъекта РФ на соответствие КРФ.

Здесь гражданка оспаривает закон субъекта РФ в СОЮ, причем ставит хитрый вопрос об отзыве депутата. СОЮ принял дело к рассмотрению, он должен был бы сопоставить закон субъекта РФ с ФЗ, но в ФЗ по этому поводу ничего не сказано, федеральное законодательство не регламентирует вопрос об отзыве депутата. И СОЮ не находит ничего, и обращается уже непосредственно к КРФ. Суду кажется, что он имеет право применить КРФ напрямую, он осуществляет конституционный нормоконтроль, которым он заниматься не вправе. Об этом задача.

Проблема предрешена тем, что принцип прямого действия КРФ трактуют очень широко. Прежде всего, он должен пониматься так, чтобы законодатель ориентировался на требования КРФ, а суды, применяя законы, трактовали их в свете конституционных принципов – это не значит, что любое дело и любой вопрос нужно решать на основании конституционных положений.

Глобальная проблема состоит в том, что логика разграничения компетенции между СОЮ и КС не вполне последовательна, потому что вроде все просто: КС проверяет на соответствие КРФ, СОЮ – на соответствие ФЗ и другим актам. И если поверхностно смотреть, то никакого наложения компетенции нет. Но если воспринимать это в системе, то может получиться такая ситуация при наличии пробела в федеральном законодательстве. У нас даже в ст. 5 Закона «О судебной системе в РФ» установлено, что суд при несоответствии акта меньше юридической силы должен применить акт большей юридической силы. И потому что СОЮ могут осуществлять такой нормоконтроль, у нас происходит наложение компетенции.

И действительно для граждан по ФЗ есть только конкретный нормоконтроль, и для обращения в КС закон должен быть применен к нам. А в отношении закона субъекта РФ мы можем пойти в КС, даже если мы просто являемся субъектом правоотношений, которые регулирует данный закон.

Весь изъян ситуации в том, что широкая трактовка принципа прямого действия КРФ ведет к наложению компетенции СОЮ на компетенцию КС, и СОЮ будет осуществлять конституционный нормоконтроль.

Были такие примеры в других задачах – задача про фотографирование на паспорт, там есть также проблема правил оформления паспортов – в настоящее время там написано, что если вероучения требуют от человека постоянного ношения головного убора, то можно в нем сфотографироваться. Раньше нельзя было надевать головные уборы. И группа граждан-м����сульманок оспаривала утвержденные Правительством РФ Правила выдачи паспортов. ВС как СОЮ должен был проверить правила на соответствие ФЗ. В ФЗ он их не нашел, обратился к КРФ напрямую и признал подзаконный НПА не соответствующим КРФ как нарушающий права граждан на свободу вероисповедования.

Сейчас такое редко возникает, но в 90-х годах часто бывало, что региональное законодательство развивалось быстрее, чем федеральное, и были пробелы в нем по отношению к региональному законодательству.

Некоторые говорят, что для решения этой проблемы права проверять региональные законы на соответствие ФЗ у СОЮ быть не должно, абстрактным нормоконтролем СОЮ заниматься не должны. Они считают, что у СОЮ должен быть только косвенный нормоконтроль. Вот депутата отозвали – она идет в СОЮ, оспаривает законность решения об отзыве – СОЮ должен будет проверить закон МО об отзыве депутатов на соблюдение процедуры. Применяя этот закон, суд может прийти к выводу о несоответствии закона МО актам высшей юридической силы, он должен будет применить ФЗ, а если его нет, и СОЮ придет к выводу о том, что региональный закон не соответствует КРФ, то СОЮ должен будет приостановить производство и дождаться ответа от КС, и если в итоге региональный закон ничему не противоречит, то он должен будет применить региональный закон. И тогда наложения компетенции не происходило бы. А когда в полномочия СОЮ включено осуществление общего нормоконтроля, наложение неизбежно.

Есть ПП ВС РФ № 5 от 1995 года, в котором было прописано, в каких случаях СОЮ может применять КРФ напрямую. Когда-то там было 4 пункта, где развернуто были изложены такие ситуации. Такая ситуация там тоже была описана. В 2013 году в это ПП ВС РФ № 5 от 1995 года были внесены изменения, и все позиции, которые создавали видимость вмешательства СОЮ в компетенцию КС, были оттуда убраны (оставлены случаи, когда нормы КРФ не требуют уточняющих актов, а также когда вследствие принятия решения КС о несоответствия закона КРФ он утрачивает силу, и возникает пробел в регулировании).

Таких ситуаций быть не должно: суд не решает вопрос о правах гражданина, а оценивает сам закон на соответствие ФЗ. Такого быть не должно. Закон к депутату еще не применен. Ее пока не отозвали. В КС она не может напрямую пойти, закон к ней не применен, в абстрактном порядке она не может обратиться.

По идее, СОЮ не должен был принимать к рассмотрению такое заявление гражданки-депутата.

Здесь ссылка дается на закон об отзыве, но проблема не в отзыве. Тут вопрос в задаче про принцип разграничения компетенции по проверке НПА актам, имеющим высшую юридическую силу.

Этот казус имеет реальную фактическую основу, в КС обращались по поводу того, вправе ли субъект РФ регулировать своими законами вопросы отзыва региональных депутатов. Соответственно, студенты ищут ПКС, которое КС принял по этому вопросу, и начинают решать задачу. Это неверно: если нас не подталкивают к вопросу отзыва депутатов, то в нее углубляться не нужно – нужно в таком случае рассматривать принципы действия КРФ и обеспечение конституционной проверки актов.

Проблема в том, что компетенция разграничена непоследовательно, когда суд должен проверять региональный закон, но за неимением ФЗ суд обращается к КРФ напрямую, руководствуясь принципом прямого действия КРФ. Если так подходить к этому, то можно такие вещи оправдать, но выхолащивается значение КС – может быть, нужно подумать о том, что у СОЮ не должно быть возможности проверить НПА в абстрактном порядке.

В КАС есть проверка НПА на соответствие актам высшей юридической силы. В рамках этой категории дел решается вопрос о судьбе НПА (соответствия или не соответствия чему-либо), если нет – вывод в решении будет о признании акта не соответствующим и о прекращении действии акта. Но бывает еще и косвенный нормоконтроль, который СОЮ осуществляют, разрешая конкретные дела, в котором оцениваются фактические обстоятельства.

Из темы 3 задач на ГОСах не бывает.

Лекция 4. 07.03.2019

Тема 4 Задача 7

Специфика задач из темы 4 – проверка знания принципов конституционного строя. Проблема предполагает, что мы поймем, что это за принцип, каково его содержание, каково наполнение этого принципа. Ситуацию нужно оценить с точки зрения принципа, а потом уже сделать вывод.

Задачка упрощенная с точки зрения изложения законодательства. Но это неважно для нас.

У нас отжившая свое ситуация, но ее можно актуализировать. Вносится в ГД проект, в котором предусмотрен определенный подход к организации системы пенсионного обеспечения – пенсии формируются за счет пенсионных взносов, а государство участвует в этом лишь постольку, поскольку пенсии для сирот аккумулируются. Соответственно вопрос – соответствует ли этот проект конституционному принципу социального государства?

Иногда студенты воспринимают эту последовательность вопросов как план ответа, и получается ерунда. Глобальная цель задачи – соответствует проект принципу или нет. Эти вопросы лучше рассматривать как уточняющие – ответы на них нужно вставлять в ответ на первый вопрос. Нужно понять, какие требования принцип социального государства предъявляет к социально-обеспечительной политике государства. А по пути можно порассуждать о мировых системах пенсионного обеспечения. Когда вопрос о соответствии принципу социального государства рассматриваем на контрасте, получается лучше.

Студенты любят читать буквари по пенсионному обеспечению, и в мешанине разглядеть логику составителей задачи сложно. Составители задачи строили ее в рамках лекционного курса. Большинство лекторов дают социально-обеспечительные подходы с точки зрения противопоставления либерального подхода и патерналистского.

Еще замечание: тут сказано про подходы к социально-обеспечительной политике. Не нужно думать, что социально-обеспечительная политика и принцип социального государства – это одно и тоже. Социальное государство – это один из возможных подходов к социально-обеспечительной политике.

Либеральный и патерналистский подходы – крайние. Критерии разделения: 1) степень участия государства в социальном обеспечении; 2) налоговая нагрузка; 3) психологический климат в обществе. Все это взаимосвязано.

Либеральный подход предполагает минимум участия государства в социальном обеспечении, он с идеей конституционализма сочетается хорошо. Он предполагает, что граждане по большей части обеспечивают себя сами. Он предполагает, что у граждан есть права, они гарантируются, их можно защищать законными способами, для этого предусмотрены правоохранительные органы, судебная система, но вопросы жизнеобеспечения себя и своих близких лицо решает сами, у него есть лишь только государственные органы для защиты его прав. Лицо использует свое имущество для предпринимательства, распоряжается своими доходами самостоятельно. В связи с тем, что государству незачем распределять материальные блага, в этом случае налоговая нагрузка небольшая, распределением в форме пенсий и так далее государство не занимается. Большую часть заработанного лицо оставляет у себя, имея в виду, что если что-то случится, то никто не будет нам помогать (инвалидность, утрата трудоспособности и так далее), мы сами должны уменьшать свои риски (страхование, накопление, инвестирование в ценные бумаги и так далее). В этом смысле экономика не всегда развивается равномерно – есть риски неуспеха в рыночной экономике. Для защиты от риска нужно страхование. Экономика развивается неравномерно, не все отрасли хозяйства приносят прибыль. Что касается психологического климата, то климат беспокойный, так как рынок предполагает конкуренцию и риск неуспеха. Люди иногда держатся за нелюбимую работу ради сохранения достатка.

Патерналистский подход – это другая крайность. Он предполагает максимальную вовлеченность государства в социальное обеспечение, предоставление всяких социальных пособий, пенсий, социальных выплат. Причем зачастую вне зависимости от того, есть ли в этом реальная потребность. Соответственно, чтобы деньги на это были, приходится увеличивать налоговую нагрузку на предпринимателей для распределения средств. Это может иметь разные последствия для экономики. При высокой налоговой нагрузке уменьшаются стимулы для развития, рынок не справляет с удовлетворением потребностей, государство часто появляется в качестве участника хозяйственной деятельности и подминает целые отрасли под себя. Яркий пример – социалистические государства с плановой экономикой. Психологический климат комфортный, тревоги по поводу сохранения источника доходов не так много, потому что есть много форм социальной поддержки, и если мы утрачиваем заработок или потеряли возможность трудиться, то государство нам поможет. Это удобно. Климат комфортен тем, что можно поискать себе любимое дело. Негативная сторона этого подхода в том, что развивается социальное иждивенчество, потому что не каждый будет работать или работать активно, если он может не работать и иметь такой же доход, либо лицо может не захотеть зарабатывать больше и отдавать соответственно больше.

В каждом из подходов есть и хорошее, и плохое. Чтобы сбалансировать это, предлагается концепция социального государства как некий компромисс. Принцип социального государства в разных государствах трактуется по-разному. Но он предполагает, что есть определенное перераспределение материальных ресурсов в обществе, но при этом оно не настолько ярко выражено, как в государстве патерна��истском. В этом смысле социальное государство предполагает, что обеспечение с участием государства должно оказываться тем, кто сам не может себя обеспечивать, кто нуждается в поддержке. Но принцип социального государства не стоит сводить лишь к дележу материальных средств, важно, чтобы государство создавало стимулы для собственной активности граждан, государство должно заниматься тем, чем рыночная экономика не хочет заниматься, чтобы граждане развивались и потом сами себя обеспечивали, а кто не может этого делать – тех поддержать. То есть смысл в том, чтобы давать не всем, а только тем, кому это нужно. В Германии, например, создание стимулов выражено ярче, а у нас в некотором роде акцент сделан на дележе материальных ресурсов, и даже в практике КС это подвергается критике.

Есть ПКС о социальном государстве, их вообще много. Это постановление 2013 года. Было еще ПКС № 20-П от 1997 года, ОКС № 17-О от 2005 года и так далее.

КС ссылается на ст. 7 КРФ и на те статьи, которые полагает связанными с ней, чтобы интерпретировать принцип социального государства.

ПКС № 20-П от 1997 года: КС говорит, что провозглашенный принцип социального государства призывает государство заботиться о своих гражданах, и если в силу возраста, состояния здоровья человек работать не может и не может обеспечить прожиточный минимум, то гражданин имеет право на получение поддержки от государства.

ОКС № 17-О от 2005 года: конституционные предписания, связывающие государство социальными обязательствами перед населением, предопределяют юридическую меру притязаний индивидов, не имеющих возможности в силу объективных обстоятельств самостоятельно обеспечивать себе должный уровень жизни, на гарантию материального обеспечения на уровне дохода, необходимого для удовлетворения основных жизненных потребностей, и это означает необходимость надлежащего установления механизма для их удовлетворения. Здесь КС говорит еще и об уровне гарантий материальной обеспеченности.

В ПКС от 2013 года по сути то же самое написано – законодатель обязан создать такую систему социальной защиты, которая позволила бы наиболее уязвимым категориям граждан получать поддержку для реализации своих прав. То есть не всем предоставляется поддержка, а только тем, кто по объективным причинам не может сам себя обеспечивать (не тем, кто не работал, потому что не хотел, а тем, кто мог бы, но не смог).

Вернемся к задаче. Государство обеспечивает только сирот, а все остальные обеспечиваются пропорционально внесенным страховым взносам. В смысле ПКС сироты – не единственная категория, которая по объективным причинам не может себя обеспечить. Если государство у нас пытается всех остальных людей оставить без поддержки, то этот подход разойдется с принципом социального государства, с тем, как КС этот принцип трактует.

Можно условие задачи развить. КС сказал, что вообще-то социальное обеспечение может осуществляться не только в виде пенсии, и в совокупности всякие пособия разные могут обеспечить удовлетворение определенного набора потребностей и так далее, поэтому мы можем домыслить и сказать, что если государство вообще откажется от иных категорий и будет поддерживать только сирот, то это будет нарушением принципа социального государства, но если для сирот государства установит пенсионное обеспечение, а другим категориям предоставит иные льготы, то это будет вполне приемлемо. Принцип социального государства в КРФ – это вопрос стратегии, но не тактики, в КРФ не говорится, как именно будет организована система социального обеспечения. Государство может давать одним пенсии, а другим – пособия, и если их будет достаточно, то ничего не будет нарушаться, это дискреция государства по разработке политики социального обеспечения. А полностью всем отказать и оставить только сиротам льготы государство не может. В ПКС от 2013 года в п. 2 все, что нам нужно – там еще про принцип поддержания доверия к государству. Мы можем ввести в аргументацию, что государство не может произвольно отказаться от поддержки той категории, которую оно раньше поддерживало, руководствуясь этим принципов – поддерживается правовая определенность, чтобы участники соответствующих правоотношений могли рассчитывать последствия своих действий и так далее, то есть что приобретенные на основании действующего законодательства права будут уважаться и соблюдаться и в дальнейшем.

В прямом прочтении есть основания полагать, что в таком виде законопроект противоречит ст. 7 КРФ, но если есть замещающие льготы для других категорий нуждающихся граждан, то он может и соответствовать ст. 7 КРФ.

Тема 4 Задача 4

Здесь задача на принцип светского государства. Здесь вопрос про светский характер образования и ключевая проблема в том, какие требования принцип светского государства к организации и содержанию образовательного процесса в бюджетных организациях и, исходя из его содержания, мы должны оценить эту ситуацию. Здесь не нужно заниматься вопросами экстремизма в рамках задачи.

У нас в государственной школе изучение православной религии. Комитет получает жалобу от мусульман, которые возмущаются и хотят, что ислам тоже преподавали. Им отвечали, что это воинственная религия. Не нужно на этом заострять внимание.

Принцип светского государства очень широкий. Он предполагает, прежде всего, четко последовательное размежевание государственного и религиозного. Все религиозное от государственных структур должно быть отделено. Принцип светского государства в этом смысле предполагает нейтральность государства по отношению к религии. Вообще типов отношения государства к религии может быть много, начиная теократическим государством (Ватикан) и заканчивая атеитическим государством (Албания). Есть среднее – клерикальное государство, светское, государство с официальной религией.

Светское государство предполагает свободу вероисповедования, но оно не сводится к ней и не тождественно с ней. Нужно понимать, что свобода вероисповедания может быть не только в светском государстве. Даже если это государство с официальной религией, оно может признавать свободу вероисповедания.

Что касается образования, то для выдерживания нейтральности нужна в том числе мировоззренческая нейтральность – государство не должно способствовать распространению того или иного религиозного вероучения. Кроме того, принцип светского государства запрещает поддержку государством церквей, конфессий, религии в целом, лучше, чтобы этого было по-минимуму. Это важно, так как государство, поддерживая нейтралитет, и при организации образовательного процесса не должно выделять какое-либо вероучение, не должно собственными силами способствовать распространению этого религиозного вероучения.

Принцип светского государства предполагает, что и образование носит светский характер (ФЗ «Об образовании», ФЗ «О свободе совести»). Стало быть, что мы можем увидеть в контексте этой задачи. Можно ли изучать религию? Наверное, можно, но что значит изучать? Изучать – это значит рассматривать религию как социальное явление с опорой на научные данные. Среди верующих к такому отношению к религии плохо относятся, потому что религия и наука основываются на разных началах. Изучать религию можно, а обучать религии нельзя за счет государственных средств, принцип светского государства это запрещает. Государство не должно оказывать поддержку религии в том числе и через образовательный процесс.

Последовательно мы это делаем сейчас? Нет. Сейчас мы говорим, что мы нейтральность не выдерживаем, достаточно прочитать преамбулу ФЗ «О свободе совести» - там про особую роль православия.

Что важно: студенты при аргументировании решения этой задачи часто лезут в закон и пытаются найти ответы на вопросы в нем. Чаще всего студенты натыкаются в своих поисках на ст. 87 ФЗ «Об образовании», которая предусматривает, что для развития личности в соответствии с … ценностями основные образовательные программы могут включать дисциплины, курсы, предметы, направленные на получение обучающимися знаний об основах духовно-нравственной культуры народов России и так далее. Очень часто это приводит к мысли о том, что то, что происходит в задаче, гарантировано законом. Для того, чтобы решить задачу, эту норму использовать нельзя – ее можно использовать как одну из иллюстраций к тому, что государство не очень последовательно проводит политику светского государство и допускает некоторые контакты образования с религией, но только на основах научности (в идеале). «Основные образовательные программы» - поэтому нам норма не подходит, у нас в задаче внешкольное образовательное учреждение. Эта статья только для объяснения какого-то принципа подходит, но не как обоснование решения задачи.

Во-вторых, другая статья, на которую студенты ссылаются – п. 4 ст. 5 ФЗ «О свободе совести». На самом деле, семинаристы любят говорить, что это статья, которая показывает непоследовательность государства в светских притязаниях, а здесь образование и религия оказываются на слишком близкой дистанции. Там говорится: по письменной просьбе родителей или лиц, их заменяющих, и с согласия детей, обучающихся в государственных или муниципальных образовательных организациях, указанные образовательные организации на основании решения коллегиального органа управления образовательной организации по согласованию с учредителями могут предоставлять религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. Если нам хочется использовать эту статью для решения, то можно попытаться додумать условия задачи. Что прокурор может увидеть? Он может увидеть, что мусульмане неправильно поймут, что происходит – может быть, там образовательный процесс будет организован не силами образовательной организациями, а силами религиозной организации. В этом смысле детей религии обучает не образовательная организация, а религиозная организация. Если прокурор придет и увидит, что такое происходит, то формально это не противоречит закону. Если мы про эту норму не вспомнили, то и не надо.

Но прокурор может обнаружить и другое, что все эти религиозные вещи делает сама образовательная организация, и это будет уже нарушением.

Хотя это очень сложно отграничить. С учетом нейтральности государства и общего запрета государству за счет своих средств содействовать распространению религии это не очень вяжется с принципов светского государства, потому что это похоже не на научное изучение религии, а на воспитание в религиозном духе.

Нам сюжет с мусульманами дают, чтобы мы поняли, что принцип светского государства нужно соблюдать последовательно и нейтральность тоже. Помимо нейтральности, принцип светского государства предполагает равенство конфессий, церквей, носителей вероучений и так далее. И в этом смысле, как только мы предоставляем преимущество кому-то одному, правовое равенство обяжет нас предоставить все эти преимущества и кому-то другому. После предоставления преимущества одной религии обосновать отсутствие преимущества у другой религии не представляется возможным без применения всяких экстремистских лозунгов. Поэтому чтобы светское государство было последовательным, то равенство нужно трактовать как равноудаленность государства от всех религий (по С.А. Белову светское государство – это не то государство, которое любит всех, а то государство, которое не любит никого).

Если мы в итоге придем к выводу, что эти вещи имеют характер не изучения в виде науки, а в виде обучения религии, то есть имеет место распространение религии, то никому этого делать нельзя. Но если мы говорим о том, что это изучение, то и мусульманам по сути должно быть такое же право предоставлено.

Вопросы сформулированы так, чтобы мы писали не вообще о принципе светского государства, а с опорой на некоторые его составляющие.

Тема 4 Задача 5

Задача с прошлого ГОСа. Группа депутатов разработала программу взаимодействия государства с конфессиями, и она предусматривает выделение бюджетных средств на деятельность конфессий, на их поддержку, на реставрацию церквей, финансовую поддержку церковных мероприятий и регулярные встречи с руководителями конфессиями.

Это иллюстрация к тому, что в принципе светского государства есть разные аспекты – не обязательно он связан с образованием, это касается и финансирования, и поддержки церковных мероприятий.

Тема 4 Задача 2

Задачка про саммит. Она касается ограничительных мер, которые были предприняты органами в связи с проведением саммита глав государств.

Тут есть конкретный перечень ограничений – закрыта акватория, закрыты трассы и так далее, закрыты предприятия.

Проблема в том, что результатом принятых мер стало то, что граждане не могли реализовать свои права. В частности, бездомные были вывезены, люди не могли попасть домой без паспорта с меткой о регистрации. Мы все это должны оценить с точки зрения принципа.

Нам задают уточняющие вопросы – нужно изучить положения ФЗ «О государственной охране». Можно ли считать какие-то меры незаконными.

Глобально проблема в том, что у нас в ст. 2 КРФ написано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, но если все и каждый будут так осуществлять все права, то права разных людей будут сталкиваться. Более того, широкая реализация гражданами своих прав может потребовать реализации государством разных функций типа осуществления обеспечения государственной безопасности и так далее, что перечислено в ч. 3 ст. 55 КРФ, которая говорит, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены ФЗ, поскольку это необходимо для охраны всех этих ценностей типа ОКС, здоровья, нравственности и так далее.

Тут возникает некоторая видимость противоречия между ст. 2 и ч. 3 ст. 55 КРФ. Получается, что права и свободы не такие уж и высшие. Но его можно интерпретировать как видимое противоречие, потому что защита ценностей по ч. 3 ст. 55 КРФ предполагает приоритет прав человека, есть принцип пропорциональности ограничений, он описывает возможные пределы ограничения прав человека, чтобы за правами приоритет этот оставался. Права могут быть ограничены, но лишь постольку, поскольку в этом есть необходимость и поскольку это влечет защиту конституционно значимых ценностей.

В этой задаче глобальная проблема состоит в том, что все эти меры представляют достаточно ощутимое вмешательство в права человека. Большинство этих мер ФЗ соответствует – органы могут устанавливать пропускной режим, ограничивать движение транспортных средств и так далее. Формальных оснований нет только для переселения бомжей в другие регионы. Остальные меры, в принципе, можно обосновать со ссылкой на закон среди мер государственной охраны или среди конкретных прав органов государственной охраны.

С точки зрения принципа пропорциональности. Пропорциональность – ограничение должно быть обосновано. Как правило, говорят о том, что для соблюдения пропорциональности ограничение должно быть установлено законом, должно преследовать защиту ценностей из ч. 3 ст. 55 КРФ и быть пропорциональным. Пропорциональность чаще всего раскладывают на обоснованность, необходимость и соразмерность (в немецкой доктрине добавляют еще и пригодность, средство должно быть способно достичь этих целей, ради которых ограничение установлено). Обоснованность состоит в том, что существует угроза конституционным ценностям. Необходимость ограничения прав предполагает, что другими способами, кроме как ограничением прав, оградить конституционные ценности от причинения вреда не получается, а если есть возможность не ограничивать права, то их не нужно ограничивать. Соразмерность предполагает, что права должны быть ограничены лишь настолько, насколько это необходимо для того, чтобы избежать причинения вреда. Другими словами, вред предотвращенный должен быть больше, чем вред причиненный. При этом интересно, что закон о государственной охране сам по себе ограничения прав не вводит, но он устанавливает полномочия для органов государственной охраны, а реализовывая их, эти органы могут ограничивать права, и если мы посмотрим на меры в задаче, то у нас тут что-то закрывают и так далее. Смысл в том, что, наверное, закон это предусматривает, цель вроде как тоже имеется, а вот когда мы начинаем оценивать пропорциональность, то возникает проблема, потому что наличия реальной угрозы мы можем не найти – нужно ли перекрывать что-то или ограничивать хозяйственную деятельность, действительно ли это было нужно, нужно ли это было в таких масштабах? Скорее всего, нет. Но закон это позволяет.

Проблема глобальная задачи в проверке самого закона. Оценить нужно закон с точки зрения конституционных принципов взаимоотношения государства и общества. Допускает ли закон только пропорциональное ограничение прав или он позволяет органам государственной охраны делать все для достижения благой для них цели? Закон сегодня сформулирован очень широко, и мы можем увидеть, что список полномочий органов государственной охраны постепенно становится все шире.

Можно ли требовать возмещения вреда и признавать принятые меры незаконными? Формально незаконно тут только перемещение бездомных в другие регионы. Все остальное имеет основания в ФЗ.

Если мы считаем, что тем, что ограничена хозяйственная деятельность, нам причинен ущерб, мы бы, наверное, написали бы соответствующее обращение в суд, чтобы эти действия признали незаконными, чтобы можно было вред возместить. Но закон предусматривает только полномочия, никаких критериев для реализации этих полномочий нет. От органов не требуется обоснованности и соразмерности мер, они не должны оценивать конкретные меры. Точно также и суд, который получит заявление от пострадавших – он посмотрит, что есть полномочия, закон критериев законности не устанавливает, значит и проверку соразмерности суд не сможет провести, а значит откажет в возмещении причиненного ущерба. В этом смысле конституционное качество закона является сомнительным, он позволяет органам государственной охраны принимать меры, не соразмерные цели. Понятное дело, что КС много раз говорил, что правоприменение не должно быть формальным, суд не должен ограничиваться формальным соответствием или несоответствием действий закону, но суду это сложно сделать, потому что в законе ему не на что опереться.

Лекция 5. 12.03.2019

Тема 5 Задача 1

Задача про толстяков и Сибирские авиалинии – про двойной тариф для толстых пассажиров.

Проблема в том, что требуется оценить подход авиакомпании с учетом требований истца о дискриминации. Нужно оценить – это дискриминация или нет. Допускает ли принцип, запрещающий дискриминацию, такого рода тарификацию услуг в зависимости от того критерия, который избрала авиакомпания. Дискриминация ли это?

Принципиально для таких задач то, что она не предполагает раскрытия содержания прав, она про принципы, про принцип равенства и запрета дискриминации. Для определения, дискриминация ли это, нужно вспомнить, что такое дискриминация и раскрыть соответствующий принцип запрета дискриминации. И исходя из этого мы будем говорить, есть ли дискриминация.

Дискриминация – это что-то негативное чаще всего. Это связано с нарушением принципа правового равенства. Правовое равенство предъявляет равенство формальное, равенство в правах, но все люди разные, есть множество фактических отличий. Эти фактические отличия не всегда имеет смысл игнорировать. Даже законодатель при регулировании определенных общественных отношений эти отличия может учитывать. Вопрос в том, до какой степени их можно учитывать, насколько они могут оправдать различное обращение с субъектами. Так вот дискриминация имеет место в тех случаях, когда различия необоснованны, когда юридические последствия начинают связываться с такими фактическими отличиями, которые никак не соотносятся с характером правоотношений, которыми они учитываются. То есть это необоснованные различия, которые не связаны с характером правоотношения. Если связано различие – это не дискриминация. В этом смысле цвет глаз пассажира с договором перевозки никак не связан, и попытки такой дифференциации были бы дискриминацией. Здесь же критерий у авиакомпании – вес пассажира.

Можно ли говорить здесь о дискриминации? Авиакомпания ссылается на жалобы других пассажиров и невлезание их в стандартные кресла. 1) комфорт окружающих людей. 2) безопасность перелетов. Комфорт других пассажиров здесь может быть и не самым важным, хотя авиакомпания, понятно, заботится об имидже и конкурирует с другими компаниями. Что касается безопасности перелета, это требование АК не может игнорировать ввиду действующего законодательства. Поскольку это требование АК навязано, она стремится его выполнить. Поскольку она не может его выполнить при размещении пассажира в 1 кресле, она требует у него купить 2 кресла. Пассажиру требуется больший объем услуг, значит и плата будет больше. Как бы это ни выглядело со стороны, в данном правоотношении вес пассажира как критерий важен, поскольку идет разговор о безопасности полетов. Поэтому говорить о том, что этот критерий носит произвольный характер, нельзя, и назвать это явной дискриминацией мы не можем. Исходя из буквального прочтения принципа запрета дискриминации это не является дискриминацией.

Нам нужно решить дело. Мы еще этого не сделали. Как будем решать дело? Какая здесь может быть конституционно-правовая проблема? КРФ адресована государству, спор у нас между частными лицами. В этом споре можно применить КРФ, можно ли разрешить дело со ссылкой на ст. 19 КРФ? Здесь более глобальная К-П проблема, касающаяся действия конституционных норм в отношениях между частными лицами. В англосаксонской доктрине есть дискуссионная проблема горизонтального действия конституции в отношении между частными лицами, и предлагаются разные позиции, и не все допускают применение конституции к частным субъектам – допускается чаще всего только косвенное горизонтальное действие КРФ – КРФ связывает государство, государство регулирует общественные отношения, регулировать оно их должно с учетом действующих конституционных норм, то есть государство должно наполнять законодательство определенными нормами, и суд будет применять не КРФ, а законодательство, которое построено уже с учетом конституционных положений.

Здесь проблема в том, что наше решение по дискуссии и решение суда не совпадут. Одно дело – дискриминация, а другое – как это все соотносится с действующим законодательством. Мы можем прийти к выводу, что дискриминации здесь нет, но законодательство не позволяет сделать то, что сделала авиакомпания. Авиаперевозка – это специфический институт, это пример того, как ПП-начала просачиваются в Г-П сферу. В Г-П есть свобода договора и так далее. А здесь публичный договор, это ситуация, когда уже договариваться свободно нельзя, потому что закон предполагает определенные правила в отношении публичных договоров. Более того, во многих областях действует государственное регулирование тарифов – государство сильно связывает свободу договора.

Есть ПКС № 29-П от 2011 года по сходному вопросу. Группа АК оспаривали положения ВзК РФ, которые предоставляли родителям льготу на перевозку несовершеннолетним – таким пассажирам была 50% скидка. АК жаловались, говоря о том, что никто расходы не компенсирует, а ребенок занимает отдельное кресло. КС любопытно сказал, это показывает нам, что конституционные принципы не действуют изолированно, у нас есть и принцип правового равенства, и принцип социального государства. Правовое государство тяготеет к равенству формальному, социальное государство – к равенству фактическому. В этом смысле принципы противоположные, а государство вынуждено выполнять социальный запрос на поддержку родителей с детьми, и государство попыталось социальные намерения реализовать в ВзК, обязав предпринимателей. И КС РФ заметную часть своего ПКС рассуждал о соотношении социального государства и предпринимательской свободы. Если абсолютизировать предпринимательскую свободу, то социального государства не будет, и наоборот – нужно искать баланс. КС воздержался от признания нормы неконституционной по содержанию в связи с тем, что если ее отменить, то льготы для родителей не будет, у законодателя не будет стимула что-то менять в законодательстве. Если норму не отменить, то АК будут терять средства, но законодатель, сказал КС, должен что-то подправить. КС сказал, что разницу нужно либо раскидать на других пассажиров, либо оказать АК поддержку государства.

Также в ПКС есть момент, который может быть нам интересен. КС сказал, что публичный договор – это один из способов ограничения свободы договора, и договор воздушной перевозки предполагает стандартизацию его условий для всех потребителей транспортной услуги, то есть имеется определенное изъятие из норм ГК. Цена и другие условия должны быть стандартными, за исключением отдельных категорий потребителей. Формально-юридически, таким образом, ситуация в нашей задаче – это не дискриминация, но закон это запрещает, поскольку государство выполняет свои социальные функции, запрещая перевозчикам учитывать это фактическое неравенство.

Дело будет решено не в пользу АК.

Есть иной подход, который сейчас появился – дискриминацией считать те признаки, на которые человек не может повлиять. С этой точки зрения и вес будет являться дискриминационным признаком. Но в таком случае принцип запрещения дискриминации утрачивает свои более-менее очерченные границы.

Есть статья А.В. Должикова «Влияние конституционных прав на российскую правовую систему» - Сравнительное конституционное обозрение – 2012 год - № 6, стр. 114 – можно почитать.

Тема 5 Задача 2

Про выборы в Чечне и режим ЧП.

Должны состояться выборы в ГД РФ, а в Чечне война. Уполномоченный оспаривает бездействие ЦИК по обеспечению законности проведения выборов, а также приводит перечень аргументов, показывающих, как обстоят дела в Чечне – у нас там нарушаются права граждан, введен комендантский час, действуют боевики, отсутствуют легитимные органы власти и так далее – нет возможности соблюсти условия для свободного волеизъявления граждан, а ЦИК не реагирует на эти нарушения.

Набор уточняющих вопросов к этой задаче может быть разным – но вопрос принципа свободных выборов здесь будет обязательно затронут. Для ответа на него нужно будет посмотреть полномочия ЦИК, вспомнить, при каких условиях ограничиваются права и оценить по существу доводы уполномоченного в части нарушений в Чечне.

Признать виновным кого-то в незаконном бездействии можно, если закон обязывает лицо или орган действовать. Нужно понять, если у ЦИК какие-то обязанности. Важно понимать, какую комиссию привлечь в суде – в РП и практикуме были задачи как про выборы в ГД, так и в республиканскую думу. Если бы были выборы в республиканскую думу, то мы бы сказали, что уполномоченный привлек не ту комиссию – нужно было бы привлекать региональную ИК или краевую ИК.

Нужно смотреть на полномочия ЦИК и выбрать из них то, что может нам подойти. В законе про избирательные права граждан, про выборы и так далее есть много статей про полномочия разных ИК. Нам не нужно смотреть только статью про ЦИК – фишка в том, что нужно смотреть статью про все комиссии. Есть ФЗ «О выборах в депутаты ГД РФ» 2014 года – ст. 25. Несмотря на то, что в задаче 1999 год, задачу составляли без учета дат. Из ст. 25 у ЦИК есть право и обязанность обратиться в правоохранительные органы, и если она это полномочие реализовала, значит, она не бездействовала. Фокус в том, что за последствия своего обращения ИК ответственности не несет – члены ИК с автоматами в Чечню не едут – они выполнили обязанность по подаче сигнала в правоохранительные органы. Решение в этой части может быть вариативным – у нас не сказано, обращались или нет.

Соответственно мы можем сказать, что ИК выполнила свое полномочие, значит, в этой части обязанности выполнили, жалобу удовлетворить нельзя, и наоборот. Так думали составители этого казуса применительно к вопросу о бездействии ЦИК.

Но тут есть 2 аспект в жалобе уполномоченного – проведение выборов. Выборы в Чечне не должны проводиться, так как они будут несвободными. Как ответить уполномоченному? В условии как-то были слова «фактически на территории Чечни введено ЧП». Нас выводят на то, что нам нужно режим ЧП, так как это связано с выборами, в ФЗ «О ЧП» говорится, что в условиях ЧП выборы и референдумы не проводятся – избирательные права могут быть ограничены в условиях ЧП, ст. 56 КРФ допускается их ограничение. А уполномоченный говорит, что неважно, что режим ЧП не введен, все остальное похоже на введение ЧП (комендантский час, ограничение прав, боевики с автоматами и так далее и так далее), и последствия должны быть такими же.

Ограничение прав должно иметь основание, предусмотренное КРФ и законом. Когда мы говорим о ч. 3 ст. 55 КРФ, то ограничение должно следовать либо непосредственно из закона, либо законом должны быть предоставлены полномочия, при реализации которых права могут быть ограничены. Здесь же вводится специальный режим, суть которого состоит в ограничении прав. Но условием для ограничения прав является официальное и формальное введение этого режима. Доводы уполномоченного, наверное, свидетельствуют о том, что в Чечне сложилась ситуация, при которой там уже можно было бы ввести режим ЧП, но пока оно официально не введено, юридических оснований и поводов не проводить выборов у нас нет. Мы вынуждены считаться с написанным законом. Пока этот режим не формализован, выборы нужно проводить.

Мы должны учитывать с одной стороны действие избирательных прав и принципа свободных выборов. Принцип свободных выборов предполагает, что воля избирателя должна осуществляться свободно, без неправомерного воздействия на нее – поэтому закон запрещает угрозы, подкупы и так далее. Но свобода выборов не существует ��ама по себе – есть предоставленные гражданам избирательные права на участие в формировании органов публичной власти, которые будут реализовывать государственную власть – должна быть предоставлена возможность реализации избирательные прав – то есть нужно уравновесить избирательные права и принцип свободных выборов. В контексте такого рода событий момент введения ЧП – это точка смены приоритетов, потому что до введения ЧП в приоритете избирательные права, а после его введения – приоритет свободных выборов. Как только введено ЧП, то это значит, что ситуация говорит о том, что выборы изначально будут несвободными, но должно быть формальное введение ЧП, фактически его ввести нельзя. Поскольку этого не сделано, выборы нужно проводить.

Можно почитать ПКС № 10-П от 1995 год – про Чеченский конфликт, 8 особых мнений судей КС РФ.

Вопрос – а все аргументы уполномоченного можно как-то учесть, как-то отреагировать на нарушения, которые допущены при организации проведения выборов? Мы говорим о потенциальной возможности нарушения прав при нарушении выборов, на 1999 год выборы еще не состоялись. Есть ли возможность доводы уполномоченного учесть? Если он придет к выводу, что были нарушения, которые искажали волю избирателей, то вопрос о характере и последствиях этих нарушений можно будет поставить перед судом. Получается, что пока не было выборов, не будет возможности учесть мнение уполномоченного. Суд сможет отменить решения об итогах выборов, если допущенные при проведении выборов мешают установить действительную волю избирателей. Получается, что превентивных мер, кроме как обратиться в правоохранительные органы, ЦИК произвести до выборов не может.

Лекция 6. 14.03.2019

Тема «Права и свободы человека и гражданина».

Приходится раскрывать в таких задачах содержание конституционных прав, при этом при раскрытии мало ограничиться ссылками на действующее законодательство. Обычно законодатель не полностью раскрывает, он связан целями и предметом регулирования. У нас действует презумпция конституционности законов. А если бы содержание права ограничивалось бы только правоприменителем, то мы не смогли бы осуществлять нормоконтроль. Приходится общаться к другим источникам и к практике ЕСПЧ. ЕКПЧ содержит каталог прав, присоединившиеся страны должны соблюдать их. Права в конвенции те же самые, что и в КРФ. Почему бы их и не использовать. Хотя Ильин и не любил.

3 подпункт из слайда делится на 2 категории - это надо отметить. Первый подпункт - на ст. 55 КРФ, второй подпункт ссылается на ст. 17 КРФ. Не как Ильин говорил, что все едино. Это общая установка. И там, и там вопросы о правах человека, другой вопрос - в каком контексте.

Начнем со второго подпункта (вопросы пропорциональности). Там показан конфликт между лицом, гражданином, потенциальным носителем права, и органом публичной власти, либо в рамках которого гражданин оспаривает закон. Наша задача - оценить нормативное регулирование, насколько пропорционально публичная власть ограничивает то или и иное право, соблюдает ли власть (уполномоченный субъект) конституционные ограничения прав, обычно все сводится к оценке закона. Бывает он ссылается на какое-то право. Тут надо смотреть, есть ли действительно в данном случае ограничение права, во-вторых, ч. 3 ст. 55 КРФ - не только ограничение предусмотрено, оно будет обставлено определенными условиями: ограничение ФЗ (формальный критерий). Мы должны убедиться, то избрана правильная форма, то есть что ограничение следует из закона, и мы должны убедиться, то это ограничение именно из закона, может, оно следует из текста закона, но есть неправильное применение этого закона. То, что есть в фабуле дела соответствует закону. Может быть так, что право в законе не ограничивается, а ограничивается именно правоприменителем. КС же оценивает норму, он не примет такую жалобу. Законом ограничено право должно быть, а не его применением! ЕСПЧ трактует это шире, особенно в странах общего права, например, прецедентное решение. Наша КРФ говорит о ФЗ. После оценки формата – по КРФ ФЗ не ради чего угодно допускается ограничения, не ради благих намерений, в КРФ указаны цели и ценности, для достижения которых это ограничение вводится. Надо оценить во имя защиты и достижения какой цели ограничивает ФЗ права.

То есть: ФЗ (именно текст) + ради верных целей, указанных в КРФ.

Надо подобрать из списка – конституционно ли ограничение, обычно из преамбулы закона или ФЗ невозможно понять, для чего права были ограничены. Но цель придется обнаружить. Наш КС чувствует достаточно свободно, каталог целей рассматривает как примерный, иногда в их решениях бывают такие формулировки, аналогов которых нет в КРФ. Иногда КС ругают, их мнение приводит к тому, что у нас нет смысла придания закрытого характера целей и перечня.

Нам надо оценить: во имя этих ценностей были ограничены права или здесь неконституционная цель преследования. Если так (неконституционно), то регулирование идет с превышением конституционных целей. А далее оцениваем саму пропорциональность. В той ли мере, которая необходима, ограничиваются права?

В таком порядке строим решение, если есть конфликт между носителем права и уполномоченным лицом.

Совершенно иная ситуация в ст. 17 КРФ - первая подгруппа - это как конфликт 2 носителей права, здесь нет носителей властных полномочий, здесь оба лица - носители права. Тут вопрос - какому праву отдать приоритет. Часто студенты говорят, что здесь конфликт прав, на самом деле решение задачи должно начинаться раньше. Доказывание существования конфликта - это тоже часть решения. Вспомним Абелева, он же уверен был, но заблуждался. Субъекты могут заблуждаться, что право затронуто. Доказать наличие конфликта - это наша задача, может быть так, что притязания на самом деле этим правом не покрываются, или вообще правом не покрываются. Важная часть решения состоит в том, что мешают ли они прежде всего друг другу, надо сжато раскрыть содержание права. Сначала мы определили право, чтобы раскрыть его содержание. А если мы придем к выводу, что нет такого права (как в Задаче 7 из Темы 5), если притязания правом не охвачено, то значит, что и нет конфликта. Например, показ Лолиты. Могут нажаловаться. Мол, КРФ защищает право на семейную жизнь, когда смотрит. Тут не будет неприкосновенности семейной жизни, абсолютно другое содержание этого принципа, нежели чем постановка Лолита, оскорбляющая семейные ценности и членов какой-то семьи.

Тема 5 Задача 7

Не оцениваем отраслевое законодательство и погромы, было ли здесь хулиганство – это не важно. Не хотелось бы видеть утверждение - что делалось, чтобы с целью оскорбления православных, английский язык не особенно оскорбительно для православных. Никого в грязь не пытались втоптать. Люди и в себе копались, сами преодолевали цензуру. Надо в каждом из этих экспонатов видеть не оскорбительный посыл, они, видимо, хотели возбудить общественную дискуссию о религии, Кока-кола - это тоже символ же. Устроители выставки – у них гуманистический посыл: человек создан по образу и подобию божьему, как минимум это религиозное видение. Смысл же в том, что в виде религии преподносят то, что религией не является. Сразу оскорбляться не стоит.

Вот погромщики говорят, что эта выставка оскорбляет их религиозные чувства. Защищаются ли чем-то чувства? Часто студенты ссылаются на свободу вероисповедования. Ефименко считает, что такого рода конституции недостаточно. Если буквально цитировать, то вот конституционный текст: исповедовать или не исповедовать и так далее по тексту. Этот кусочек маловат, чтобы оценить влияние на чувства верующих. Надо как-то раскрывать содержание права дальше: как, со ссылками на что? Авторы опирались на практику ЕСПЧ при создании задачи. По делу Институт Отто Премингер против Австрии 1994 года, речь идет о показе фильма «Любовный собор». ЕСПЧ - у тех, кто выражает открыто свою веру – п. 47 указано, что им надо привыкнуть, что не все поддержат и будут отрицать их веру.

П. 47 - у тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере. Однако способы критики или отрицания религиозных учений и убеждений могут повлечь за собой ответственность государства, если оно не обеспечивает спокойного пользования правом, гарантированным ст. 9 ЕКПЧ, всем, кто придерживается этих учений и убеждений. В экстремальных ситуациях результат критики или отрицания религиозных убеждений может быть таким, что воспрепятствует свободе придерживаться или выражать такие убеждения.

В Постановлении по делу Коккинакиса Суд в контексте ст. 9 ЕКПЧ решил, что государство может правомерно счесть необходимым принять меры против определенных форм поведения, включая распространение информации и идей, которые несовместимы с уважением свободы мысли, совести и религии других лиц (там же, стр. 21, п. 48). Есть правомерное основание считать, что религиозные чувства верующих, гарантируемые ст. 9, подверглись оскорблению вследствие провокационного изображения объектов религиозного культа. Подобное изображение может рассматриваться как злонамеренное нарушение духа терпимости, который является отличительной чертой демократического общества. Конвенцию следует рассматривать как единое целое, а потому толкование и применение ст. 10 в настоящем деле должно соответствовать общей логике Конвенции (см. mutatis mutandis постановление по делу Класс и другие против Германии от 6 сентября 1978 г. Серия А, т. 28, стр. 31, п. 68).

Также суд упоминает свободу слова и свободу творчества. У нас они разделены (свобода слова и творчества порознь). Свобода слова - опора демократического общества - п. 49.

49. Суд неоднократно подчеркивал, что свобода слова представляет собой одну из несущих опор демократического общества, одно из основополагающих условий для прогресса и развития каждого человека. При условии соблюдения требований статьи 10 п. 2, она применяется не только по отношению к «информации» или «идеям», которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или не достойные внимания, но также и в отношении тех, которые шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества (см., в частности, постановление по делу Хэндисайд против Соединенного Королевства от 7 декабря 1976 г. Серия А, т. 24, стр. 23, п. 49).

Однако, как это подтверждается самим текстом статьи 10 п. 2, всякий, кто пользуется правами и свободами, воплощенными в п. 1 данной статьи, берет на себя «обязанности и ответственность». В их число - в контексте религиозных мнений и убеждений - правомерно может быть включена обязанность избегать, по мере возможности, выражений, которые беспричинно оскорбительны для других, являются ущемлением их прав и не привносят в публичные обсуждения ничего, что способствовало бы общественному прогрессу.

Поэтому по принципиальным соображениям в некоторых демократических обществах может быть сочтено необходимым подвергать санкциям или предотвращать неподобающие нападки на объекты религиозного культа при непременном соблюдении требования, что любые «формальности», «условия», «ограничения» или «санкции» будут соразмерны с преследуемой правомерной целью (см. вышеупомянутое постановление по делу Хэндисайда, там же).

Суд показывает, что свобода слова очень важна, сама цель вызывает дискуссии, это свобода не предполагает, что она допускает уничижительное отношение с иными правами. Есть пределы.

Свобода вероисповедования - охватывает чувства верящих, особенно когда посягательство на объекты религиозного культа, почитания и поклонения, это уже недопустимый способ реализации свободы слова.

Люди говорят, что затрагиваются религиозные чувства, мы смотрим, что художественное наполнение (ранее оценили) вроде норм, а то в итоге - чувства верующих затронуты, если затронуты предметы культа. Надо оценивать воздействие на предметы культа, тут есть икона настоящая - в ней не просверливали дыры. Тут надо порассуждать - были ли здесь предметы культа? Можно прийти к выводу, что все, что они делали через объекты культа, то при реализации свои прав, они реализовали через чрезмерное вторжение в другое право (хоть цель и благая, но средства реализации недопустимые - ненадлежащие средства), а если мы считаем, что это не предметы культа, то не будут затронуты религиозные права. От нас зависит все.

Если конфликт есть, то КРФ говорит очень мало. Ч. 3 ст. 17 КРФ - реализация прав одних лиц не должна затрагивать права других лиц. Если вмешательство права в другое право было чрезмерным, превосходящим допустимые пределы, то приоритет получает носитель права, чье право было нарушено.

Фактуры в задаче много, но она относится в части последствий не к КП, в задаче могут быть уточняющие вопросы: что должно предпринимать государство?

Какие другие шаги: например, запрет богохульства, вплоть до уголовной ответственности, или запрет митингов около церквей (отдаление мероприятий от религиозных помещений).

Не забываем про ст. 17 КРФ, ст. 55 КРФ не всегда действует! Для ст. 55 КРФ закон должен ограничивать, а в задаче две группы носителей прав.

Лекция 7. 21.03.2019

Тема 8 Задача 1

Задача про гражданство Республики Коми.

Задача про то, что понимают под гражданством республиканские власти и как это влияет на избирательные права. Либо это тождественность федеральному гражданству, либо это попытка уравнять постоянное проживание на территории Коми и вот это гражданство Коми.

Для определенных целей последствие наличия гражданства или постоянного проживания на определенной территории важно для участия в выборах, потому что если привязку к РФ и право участвовать в федеральных выборах предоставляет федеральное гражданство, то применительно к субъектам похожие функции выполняет факт постоянного проживания на территории субъекта.

Однако у них есть различия по последствиям для реализации тех или иных прав. Единство гражданства можно трактовать как равенство прав граждан вне зависимости от оснований приобретения гражданства.

ПКС № 10-П от 2000 года (2-е Алтайское дело – смотреть п. 2.1 мотивировочной части) – одно из основополагающих для построения системы российского федерализма, имеют ли российские республики суверенитет. КС говорит, что гражданство может давать только субъект, обладающий суверенитетом, а КС отказал республикам в собственном суверенитете. Были попытки назвать республики государствами и давать полномочия, как у РФ. КС сказал, что никакого гражданства республик нет, РФ создана не как объединение самостоятельных государств, не на договорной основе, она создана в результате волеизъявления единого многонационального народа. У КС был интересный подход к аргументации в этот период – от противного он шел. КС обсуждает вопрос о народе субъекта, о возможности признать ту общность, которая проживает в республике, народом. Республики говорили: весь многонациональный народ проживает в РФ, но народы рассредоточены, можно ли говорить, что определенная часть населения является народом республики, и на этом основании говорить о том, что народ имеет суверенитет на основании ст. 3 КРФ? КС сказал, что нет, так нельзя говорить.

Из этого в ОКС № 250-О от 2001 года КС вплотную пришел к вопросу о республиканском гражданстве. КС сказал, что скорее всего, республиканского гражданства нет и быть не может, потому что суверенитета нет. Это было немного расплывчато, так как ранее действовал другой закон о гражданстве, где было сказано что-то о гражданах республик в составе РФ. Смотреть п. 3.1-3.4 Определения, там все самое основное.

Постоянное проживание не исчерпывает института гражданства, гражданство – это более жесткая правовая связь, оно не изменяется, даже если человек уезжает за границу. Более того, гражданство РФ приобретается с соблюдением определенной процедуры, если мы не родились в РФ, нужно решение уполномоченных органов о принятии в гражданство. Поэтому если республики пытались отождествить гражданство Коми и гражданство РФ и могут как принять, так и не принять гражданина РФ в гражданство Коми, получится, что гражданин РФ, которому федеральное законодательство и КРФ гарантируют избирательные права, на территории Коми не сможет их реализовать. В 1992 году в Калмыкии был принят закон о гражданстве, и там было сказано, что для получения гражданства Калмыкии нужно прожить 10 лет на территории Калмыкии, знать язык и так далее – это недопустимо.

Поэтому если есть попытка притязать на подлинное гражданство, то это расходится с правовыми позициями КС. Если же они упрощенное понятие гражданства имеют в виду, приравнять его к факту постоянного места проживания, то в принципе это допустимо.

Сегодня законодательство допускает связь факта постоянного проживания и реализации активного избирательного права, но не его связь с реализацией пассивного избирательного права. П. 5 ст. 4 ФЗ № 67 «Об основных гарантиях избирательных прав» - активным избирательным правом пользуется тот гражданин, место жительства которого находится в избирательном округе. Ст. 5 ФЗ № 67 – ограничения пассивного избирательного права устанавливаются только КРФ, никаких иных ограничений не может быть установлено никакими законами РФ или субъектов.

Поэтому если республика Коми устанавливает у себя подлинное гражданство, это недопустимо. Если гражданство приравнивается к факту постоянного проживания на определенной территории, то с этим можно связать только активное избирательное право, но не пассивное, так что связь всех избирательных прав будет противоречить ФЗ и КРФ. И плюс плохо наполнять понятие гражданства тем содержанием, которое в него не вкладывается, это путает население.

ПКС № 2-П от 2002 года – для красоты аргументации – п. 7 мотивировочной части. КС рассматривал вопрос о том, соответствует ли КРФ норма республиканского закона, согласно которой наличие пассивного избирательного права связано в местом жительства. КС сказал, что это недопустимо, условия реализации пассивного избирательного права должны быть едиными на всей территории РФ, это нарушает равенство избирательных прав граждан.

Тему про политические партии пропускаем.

Напомним про 2 решения.

ПКС № 18-П от 2004 года – это решение касалось православной партии РФ.

ПКС № 1-П от 2005 года – это решение казалось балтийской республиканской партии.

Здесь КС излагает решение вопроса о том, могут ли создаваться в РФ политические партии по религиозному и региональному признаку. КС говорил о том, что создание региональных политических партий будет способствовать развитию сепаратистских тенденций, конфликтам, а религия должна быть отделена от политики. При этом КС связывает со своими выводами конкретный период времени, и не исключал по сути в будущем создание таких партий. КС сказал, что в Германии христианская демократическая партия есть, потому что она по сути уже не про религию, а про определенный уровень развития. Но снова с аналогичными вопросами никто в КС не обращался.

ПКС № 15-П от 2003 года – это про избирательные права. Разграничение агитации и информирования граждан. В какой момент информирование можно отличить от агитации? КС подступился к этому вопросу, сделал некоторые выводы, сформулировал свое представление о том, что отличием является наличие агитационной цели. Постановление большое, КС пытался оценить законодательство с точки зрения того, как законодатель определяет баланс права на распространение информации и режима распространения информации об условиях проведения выборов. Постановления рекомендуется почитать, есть особые мнение судей КС.

Тема 11 Задача 2

Про участие солдат ВС РФ в голосовании на референдуме по проекту Конституции Чечни.

Проблема в том, насколько по-разному закон определяет условия участия в выборах и референдуме в зависимости от их уровней. По задаче из республики Коми - в том, что касается федеральных выборов и референдумов, все решает наличие республиканского гражданства. Что касается муниципальных выборов, то в п. 5 ст. 17 указано, что призывники не могут голосовать в МО по месту жительства, если до призыва жили в другом МО. МО бывают достаточно маленькими, и в этом смысле если в пределах МО есть воинская часть, а там 2 тысячи человек, они могут повлиять на результат, притом что МСУ предполагает решение вопросов теми, кто живет на этой земле, а военнослужащие – призывники – они после 1 года уедут, а решения, на которые они могли повлиять, будут осуществляться кем потом, когда они уедут? Так что они не могут голосовать.

А про региональные выборы и региональный референдумы ничего такого нет, и получается, что если военнослужащий-призывник жил в СПб, а служит в ЛО или еще дальше, если на территории того региона, где он служит, проходят выборы или референдум, то он может в них участвовать.

Почему так федеральный законодатель поступил? Почему допустил пришлого призывника к выборам на региональном уровне? Здесь нужно рассуждать. Законодатель так распределил баланс – можно с этим согласиться или нет. Можно сказать, что это правильно, потому что в/с – это гражданин, он имеет право участвовать в формах волеизъявления, если он на территории субъекта РФ служит, то имеет всю полноту прав. Можно сказать по-другому, что можно было бы применить конструкцию из муниципальных выборов и референдумов. Понятно, что численность жителей в регионе сильно больше, и численность в/с не сильно скажется на результатах выборов. Но у нас есть маленькие регионы, а выборы могут проходить по округам, и высокая численность в/с в одном округе может повлиять на исход выборов по одномандатным округам.

Было ОКС № 151-О от 1998 года, там оспаривалась норма закона относительно в/с из предыдущего закона об основных гарантиях избирательных прав. КС в п. 7 сказал, что предоставление избирательных прав на местных выборах связано с участием в решении вопросов местного значения, это способ осуществления МСУ, а в МСУ вовлечены те, кто живет постоянно в МО. КС говорил, что вопрос о возможности участия в местных выборах должен решаться с учетом особенности назначения МСУ, МСУ должно обеспечивать права и интересы тех граждан, чье постоянное место жительства дает основания для отнесения их к населению МО, предполагает его причастность как члена муниципального сообщества для решения вопросов местного значения. Может быть, для применения этих размышлений к региону, нужно было обозвать членом регионального сообщества, и если назвать их народом, то тут один шаг до суверенитета, а КС это запретил.

А что с контрактниками? У контрактников долгие контракты, они регистрируются по месту прохождения службы или по месту жительства рядом с воинской частью, а это хотя бы формально делает их жителями этой территории, и у них статус другой.

Тема 10 Задача 2

Депутат ГД хочет быть депутатом регионального парламента, понимая, что в следующий созыв ГД не попадет. На него пожаловались, потому что он использовал свое служебное положение как депутата ГД, писал в газету, звонил избирателям и так далее, размещал агитационные материалы.

           Вопросы:

1.    Как соотносятся статус депутата и статус кандидата в депутаты?

2.    Влечет ли участие в выборах в качестве кандидата ограничения при осуществлении депутатской деятельности?

3.    Решите дело.

Проблема здесь прежде всего в том, что у него 2 статуса одновременно – он и депутат ГД, и кандидат в депутаты регионального парламента. Совмещение в 1 фигуре 2 статусов влечет риски использования преимуществ своего должностного и служебного положения, это серьезный риск. Формально выборы должны быть равными, должны быть равные возможности в том числе и у кандидатов, и законодатель это пытается обеспечить и в том числе с учетом фактического равенства (есть норма расходования средств и так далее). Для недопущения таких ситуаций в некоторых странах устанавливается институт неизбираемости (после занятия административной должности или судебной должности лицо не может в течение некоторого времени влиять на будущий избирательный результат). С депутатами так не получается, потому что депутаты не назначаются, они избираются. Поэтому такие ситуации и случаются, что депутаты участвуют в кандидатской гонке на следующий созыв.

С одной стороны, ему нужно продолжать работать, с другой – он кандидат, а все кандидаты должны быть равными, и нужно сделать всех кандидатов равными. Все те вещи, в которых его пытаются уличить, нужно оценить с точки зрения законодательных требований к использованию преимуществ своего должностного положения.

Нужно обратиться к законам. П. 5 ст. 40 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав» - там про ограничения, что является использованием преимуществ должностного или служебного положения. Но в п. 6 установлено, что эти ограничения не должно препятствовать осуществлению депутатских или президентских полномочий и обязанностей перед избирателями.

Надо оценить условия задачи на соответствие требованиям. По некоторым пунктам нельзя дать однозначного ответа.

В доносе написано, что кандидат вел прием в помещении, которое ему выделено как депутату ГД. В пп. «б» указано про запрет использования помещений, но по условии задачи не известно, что делал депутат – если кандидат использовал приемную, чтобы способствовать своему избранию в областной парламент, то будет нарушение, но если он вел свою деятельность как депутат ГД, то нарушений не было, так как ему нужно продолжать осуществлять свою депутатскую деятельность. Решение вариативное по данному вопросу.

А есть вещи, которые прямо запрещены законом – пп. «з». Нельзя опубликовывать агитационные материалы и результаты работы, нельзя публиковать что-то, не оплачивая это из средств избирательного фонда. Если оплаты не производится, а у нас это так по условиям задачи, то это нарушение.

У нас региональные выборы. И эти ограничения преимущественно касаются региональных изданий на территории субъекта РФ. Формально то, что происходит за пределами избирательного округа, под эти ограничения не подпадает. Этот момент тоже нужно не забыть.

Коллизия между ч. 2 ст. 76 КРФ и абз. 3 п. 1 ст. 2 ЗК РФ и задача по ней

Суть в том, что иногда эти нормы трактуют как: земельные отношения – это предмет совместного ведения. КРФ говорит, что издаются ФЗ и региональные законы. А в ЗК указано, что на федеральном уровне по предмету совместного ведения издаются Указы Президента РФ, которые не указаны в КРФ, и поэтому многие делают выводы, что на федеральном уровне по предметам совместного ведения могут быть только законы.

Есть ли противоречие? Эту коллизию можно легко переделать в задачу. Мужик пытался оспаривать в ВС акт, утвержденный Правительством РФ, касающийся лесов. Ему в удовлетворении его административного иска было отказано, в том числе со ссылкой на то, что ст. 2 ЛК наделяет Правительство РФ правом издания НПА, регулирующих лесные отношения, которые являются предметом совместного ведения.

Получив решение суда, мужик обратился в КС, просил признать ст. 2 ЛК противоречащей ст. 76 КРФ, которая, с точки зрения заявителя, устанавливает исчерпывающий перечень НА, издаваемых по предметам совместного ведения, на федеральном уровне, и не относит к их числу Постановления Правительства РФ.

Нужно оценить доводы по существу и перспективы рассмотрения обращения, в том числе в свете критериев допустимости обращений граждан в КС.

Содержательно – примет ли КС такую жалобу и какие выводы сделает?

Есть ПКС № 1-П от 1998 года по ЛК, но в задаче может быть любой другой закон. КС говорил, что из ч. 2 ст. 76 КРФ следует вывод только об иерархии актов РФ и субъектов РФ. Установил, что акты субъектов РФ по предметам совместного ведения должны соответствовать ФЗ. В этой связи понятно решение коллизии между законами субъектов РФ и РФ. А у нас Указ Президента РФ – это уже иной НА, и не понятно, как должен решаться коллизия между законом субъекта РФ и Указом Президента РФ или Постановлением Правительства РФ.

КС сказал, что в КРФ нельзя высветить всю иерархию федеральных НПА. Из этой нормы КРФ видно, что ФЗ пользуются приоритетом, и все. Поэтому все эти нормы ЛК не входят в расхождение с КРФ, потому что эта статья нужна для другой цели. КС говорил, что если заявитель прав, и ч. 2 ст. 76 КРФ устанавливает исчерпывающий перечень всех федеральных НПА по предметам совместного ведения, то тогда нужно открыть ч. 1 ст. 76 КРФ по предметам ведения РФ, там не указаны Постановления Правительства РФ и Указы Президента РФ, и если руководствоваться этой логикой, то пришлось бы сказать, что никаких актов, кроме ФЗ, быть не может, а это противоречило бы КРФ, где есть полномочия Президента РФ по принятию НПА. Так что цель у нормы другая – она дает правила разрешения коллизий между региональными актами и ФЗ.

С другой стороны, есть проблема соответствия подзаконного акта федерального уровня и закона субъекта РФ. Закон субъекта с точки зрения порядка его принятия – это акт, принятый парламентом, а Постановление Правительства РФ – это акт, принятый коллегиальным органом. Но формальных правил разграничения этих актов нет.

КС говорит, что ч. 2 ст. 76 КРФ – это исключительно коллизионное правило, и из нее не следует вывод заявителя, и по существу он не прав, КС имеет определенную позицию, и суд ему откажет.

А что с точки зрения процедуры? Для обращения в КС норма должна быть применена к гражданину. Правом на обращение в порядке абстрактного нормоконтроля граждане не обладают. Гражданин должен оспаривать нарушение этой нормой, которая применена к нему, нарушение его конституционных прав. Соответственно, ФКЗ «О КС» устанавливает условия, при соблюдении которых гражданин может обратиться в КС. Главное требование – оспариваемая норма должна быть к гражданину применена судом в конкретном деле, рассмотрение дела должно быть завершено, должно пройти не более года (ст. 97 ФКЗ «О КС»).

Гражданин у нас оспаривал Постановление Правительства РФ в ВС, там был абстрактный нормоконтроль. Из этого можно сделать вывод, что требования, предъявляемые к обращениям граждан, у нас не соблюдаются. На сегодняшний день КС трактует формулировку «конкретное дело» так: это дело, в котором в установленной юрисдикционной процедуре разрешается затрагивающий права и законные интересы заявителя вопрос на основе норм соответствующего закона, устанавливаются или исследуются фактические обстоятельства. А при абстрактном нормоконтроле этого всего не происходит, про права конкретного гражданина вывод в этом случае не делается, фактические обстоятельства судом не устанавливаются, и в этом смысле общий нормоконтроль в СОЮ конкретным делом в смысле ФКЗ «О КС» не является. Нужно читать ФКЗ «О КС» обязательно!!!

ОКС № 2210-О от 2017 года – тоже про конкретное дело.

Лекция 8. 22.03.2019

Из темы «Выборы». Ст. 76 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав» – основания аннулирования регистрации кандидата. Была задача, где была аннулирована регистрация после пересчета подписей. Статья хитрая, надо знать, куда смотреть. Студенты пишут про аннулирование не там, где надо. Аннулирование не тождественно ни отмене решения о регистрации, ни отмене самой регистрации. В той задаче ИК отменила регистрацию кандидата. Студент залез в ст. 76 и увидел аннулирование регистрации (ч. 2). На самом деле нужно найти п. 1 – аннулирование регистрации кандидата может осуществить либо вышестоящая ИК, п. 2 – может быть аннулирована самой ИК, п. 3 – объективные основания, которые не требуют дополнительной проверки, тоже сама ИК может принять решение об аннулировании регистрации кандидата.

От этой ситуации принципиально отличается ситуация, прописанная в п. 6 ст. 76 – решение ИК о регистрации кандидата может быть отменено судом по общему правилу. По каким основаниям? Если будет установлено, что решение принято с нарушением требований, установленных п. 24-26 (они предусматривают те случаи, когда в регистрации кандидату должно быть отказано – собираются документы для регистрации кандидата или списка кандидатов). Ситуация с отменой решения комиссии о регистрации нужна в том случае, когда п. 24-26 были нарушены, то есть ИК были известны основания для отказа в регистрации, а ИК все равно зарегистрировала. Поскольку само решение порочно и не соответствует закону, именно оно здесь и отменяется.

Отмена регистрации – п. 7 – регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению ИК. 1 группа оснований – появление вновь открывшихся обстоятельств. Вновь открывшиеся обстоятельства – это обстоятельства, которые существовали на момент принятия решения, но орган, принимающий решение, о них не знал и не мог знать, не мог учесть при принятии решения, и если такие обстоятельства обнаруживаются в дальнейшем, то у регистрации кандидата нет надлежащих оснований. Почему здесь отменяется не решение о регистрации, а регистрация? В п. 6 ИК все знала, но вынесла ошибочное решение, которое противоречит закону, поэтому там отменяется решение ИК. В п. 7 ИК чего-то не знала, поэтому в рамках того, что она знала, она приняла правильное решение, формально решение ИК правильное, но у регистрации нет оснований. 2 группа оснований для отмены регистрации – использование кандидатом денег помимо избирательного фонда, иные нарушения в процессе выборов, виновные действия кандидатов, политических партий и так далее. То есть отмена регистрации может иметь характер санкции за неправомерное поведение, и порока в регистрации не было, а уже после его регистрации кандидат начал совершать действия, которые законом запрещены.

Так что не путать аннулирование, отмену регистрации и отмену решения о регистрации!!!

Тема 12 Задача 2

Глава администрации субъекта РФ утвердил некий акт. Прокурор этот акт оспаривает, потому что права определенных групп граждан утверждением этого акта ущемляются. Администрация говорит, что льготы, предусмотренные законом, не отменяются, но определяется минимальный уровень их обеспечения, потому что денег мало, и ссылается на ст. 72 КРФ, на тот подпункт, который относит координацию вопросов здравоохранения к совместному ведению РФ и субъектов РФ. Отсюда он делает вывод, что он может регулировать что-то самостоятельно.

           Вопросы:

1.    Каков механизм реализации полномочий РФ и субъектов РФ по вопросам реализации совместного ведения?

2.    Какое решение должен принять суд?

Ст. 71-73 КРФ говорят о разграничении предметов ведения.

Есть проблема финансирования реализации тех или иных полномочий – предполагается, что кто отвечает, тот и платит. У разных стран вопросы разграничения полномочий решаются по-разному. В некоторых К исчерпывающим образом описываются полномочия федеральных властей, а все остальное отдается региональным. В некоторых К описываются предметы ведения субъектов, а все остальное отдается федерации. Где-��о трехчастное деление, как у нас. В КРФ есть предметы ведения РФ (ст. 71 КРФ), предметы совместного ведения РФ и субъектов РФ (ст. 72 КРФ), предмет ведения субъекта РФ вне ведения РФ (ст. 73 КРФ).

Есть противоречия, потому что мало определить предметы ведения, нужно определиться с полномочиями. Предмет ведения – это какая-то сфера отношений, какой-то вопрос, который необходимо решать, а полномочия – это совокупность прав и обязанностей, обеспечивающих решение этого вопроса. Когда КРФ относит образование, охрану окружающей среды к совместному ведению, большой определенности от этого не наступает, возникает вопрос о полномочиях. В этой связи нужно разграничить полномочия органов власти между федеральным и региональным уровнем.

Как это делается? Есть полномочия РФ по предметам совместного ведения и полномочия субъектов РФ по предметам совместного ведения. Как их разграничить? Из КРФ не следует, что можно разграничивать ФЗ их, но это происходит в ФЗ № 184 «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов власти субъектов РФ».

Так что администрация не к месту применяет ч. 1 ст. 72 КРФ, потому что КРФ развивает соответствующий ФЗ, полномочия мы должны вытаскивать оттуда. ФЗ № 184 в п. 2 ст. 26.3 устанавливает перечень полномочий субъектов РФ по предметам совместного ведения. Соответственно, это те полномочия, которые субъекты РФ в силу прямого указания ФЗ осуществляют самостоятельно за счет собственных средств. Вопрос: 184 ФЗ установил перечень полномочий региональных, там указано, что этот перечень может быть пополнен только путем внесения изменений в 184 ФЗ. Стало быть, РФ настаивает на том, что полномочия в сфере совместного ведения носят исчерпывающий характер. Гриценко спрашивает, а как это соотносится со ст. 73 КРФ, которая говорит про всю полноту полномочий субъектов РФ в остаточных предметах ведения. Но на него ответа нет.

Для нас важна ссылка на ст. 72 КРФ. Регион ссылается на нее, полагая, что она ему руки развязывает. Но у нас есть 184 ФЗ, который конкретно определяет полномочия субъектов РФ в сфере совместного ведения. Отказаться исполнять такие полномочия субъект РФ не может, он должен их исполнять.

Побочный вопрос – вопрос о том, насколько свободно РФ определяет перечень полномочий субъектов РФ по предметам совместного ведения. Перечень очень объемный, он пополняется каждый год. По какому принципу РФ это делает? Это отдельный разговор, но делается это так: есть изменения в 184 ФЗ, они принимаются ГД, субъекты РФ в решении этого вопроса роли практически не играют. В 184 ФЗ мы увидим, что там предусмотрен механизм согласования ФЗ, принимаемых по предметам совместного ведения (законы такого рода должны отправляться в субъекты РФ, если они возражают, то нужно применить согласительные процедуры), но как мы знаем, это происходит не всегда, были случаи, когда депутаты оспаривали те или иные ФЗ, относящиеся к предметам совместного ведения, со ссылкой на то, что этот порядок нарушен. КС говорит, что эта процедура важная, но из КРФ напрямую не следует, и отступление от этой процедуры предрешает неконституционность закона. Так что эта процедура практически мертва, поэтому РФ свободно пополняет список полномочий субъектов РФ. Поэтому может возникнуть ситуация, когда переданное полномочие окажется для субъекта РФ неподъемным. Поэтому в контексте этой задачи аргумент нехватки бюджетных средств сам по себе не может говорить о наличии оснований для отказа в исполнении полномочий, субъект должен обратиться за софинансированием в рамках БК РФ.

А какие еще способы разграничения полномочий есть? Есть специальный договор, установленный ФЗ № 184. Полномочия могут быть разграничены иначе, чем в 184 ФЗ. Это ст. 26.7 ФЗ № 184 – там указаны случаи, когда допускается заключение таких договоров.

Тема 12 Задача 1

Задача о комиссиях по помилованию.

В запросе оспаривается Указ Президента РФ о комиссиях по помилованию на территории субъекта РФ, а также договор по передаче полномочий. ГД считает, что помилование – исключительная компетенция РФ. Представитель Президента РФ указал, что вопрос о помиловании находится в ведении РФ, помилование осуществляется Президентом РФ, разграничение предметов ведения и полномочий определяется не только КРФ, но федеративными договорами, иными договорами.

           Вопросы:

1.    Каковы полномочия Президента ПФ по вопросам помилования?

2.    Возможна ли передача субъектам РФ полномочий, закрепленных КРФ за федеральными органами власти?

3.    Доводы какой стороны представляются более правильными?

Проблема в федерализме, в том, как организуются отношения РФ и ее субъектов.

Вопросы уточняющие задают зачем? Вопрос о Президенте РФ, например. Мы знаем, что вопросы помилования – это вопросы главы государства еще с монархических времен. В некоторых странах были попытки перед такие полномочия судам или парламенту, но нигде такое не прижилось. КРФ дает право лицу просить о помиловании, но нет обязанности у Президента РФ это право реализовать. Более того, сам смысл комиссий о помиловании не бесспорный, потому что право миловать – это исключительное право Президента РФ, в этом смысле Президент РФ может не ждать ходатайства о помиловании. Право Президента РФ не связывается с раскаянием лица, с возмещением ущерба и так далее.

Что представляют собой комиссии по помилования? Это специальные органы, в которые осужденные прилагают ходатайства и определенные документы. ФСИН не имеет право этому препятствовать, это для того, чтобы это все было поближе к осужденным. Комиссия рассматривает поступившие документы и формирует некоторое мнение по вопросу о том, можно ли это лицо миловать или нет? Причем если у кого-то есть сомнения, то нужно понимать, что это не способ исправления судебных ошибок. Помилование так преподносить не следует. Помилование – это способ проявить гуманизм.

Короче, для подготовки работы комиссии по помилованию и создали – они подробно изучают материалы, ходатайства, а потом формируют пакет документов и отправляют его Президенту РФ. Фактически право миловать или не миловать по-прежнему у Президента РФ, а эти обеспечительные функции, которые позволяют ему реализовывать это полномочие, осуществляются на уровне субъекта РФ.

Насколько это возможно с точки зрения модели федеративных отношений? Для этого нам и дан 2 вопрос. Передача полномочий осуществляется уже после их разграничения, она предполагает не отчуждение полномочий от первоначального носителя, а для осуществления. Вот самый известный способ передачи полномочий для осуществления записан в ст. 26.3 ФЗ № 184 – могут передаваться посредством принятия ФЗ. Там прописывается, что должен содержать такой ФЗ, там указано про финансирование и так далее. В общем, там написано, что из закона о передаче полномочий для осуществления должно быть видно, какие полномочия передаются, а также финансирование, которое отличает передачу и разграничение. Разграничение – это первичный способ распределения полномочий, и при нем платит тот, за кем полномочие. Передача для осуществления – при ней полномочия продолжают оставаться федеральными, субъект лишь осуществляет эти полномочия, а это значит, что РФ будет финансово обеспечивать осуществление переданного полномочия. Раз РФ передает его для осуществления вместе с деньгами на осуществление, РФ еще и контролирует, как используются средства, как осуществляются полномочия, и даже может забрать полномочия и деньги обратно.

Есть еще ст. 26.8 ФЗ № 184 – соглашение о передаче полномочий – оно заключается в случае, когда по каким-то причинам в силу индивидуальных особенностей субъекта РФ принять ФЗ не получится.

То есть у нас 4 способа – ФЗ, индивидуальное соглашение, принятие Указов Президента РФ, принятие Постановлений Правительства РФ. Вот у нас Президент РФ руководит частью федеральных органов напрямую (силовики, МИД и так далее), а есть те органы, которые управляются министерствами. И в зависимости от этого эти полномочия могут передаваться актами Президента РФ или актами Правительства РФ.

Все ли полномочия можно передать? ПКС № 10-П от 2000 года – КС сказал, что если КРФ закрепила какое-то конкретное полномочие за конкретным органом, то никакими законами, соглашениями нельзя как-то по-иному перераспределить полномочие. Полномочие Президента РФ по помилованию закреплено КРФ за Президентом РФ. Можно ли его передать? С опорой на позицию КС – нет, нельзя. Но у нас Президент РФ не отдал комиссиям право миловать, они занимаются подготовкой. Нужно понимать, что если бы Президент РФ занимался подготовкой сам, то он бы только этим и занимался.

Другое дело, что в задаче комиссии создаются на территории субъекта РФ. 1 позиция – поскольку право миловать остается у Президента РФ, это полномочие никому не передается, а обеспечительные функции можно рассматривать как отдельное полномочие, и его можно передавать. Контраргумент: но тут должна быть надлежащая форма – у нас фигурирует Указ Президента РФ, но такой способ предусматривается, когда передаются полномочия ФОИВ, руководство которыми осуществляет Президент РФ; здесь же помилование не входит в полномочия ФОИВ, и такая форма здесь неприменима. 2 позиция – если же подготовительная функция является частью полномочия по помилованию, то тогда происходящее тем более выглядит сомнительно с точки зрения федерализма, потому что в КРФ есть статья, посвященная принципам федеративного устройства.

В нашей ситуации получается, что полномочие федеральное, это полномочие исключительно Президента РФ, но для помощи ему создаются комиссии в субъектах, и нигде не написано, что федерация будет платить за осуществление этих функций. Комиссия должна где-то собираться, иметь возможность запрашивать дополнительную информацию – нужна канцелярия. Если исходить из того, что в комиссию входят не последние люди, которых можно допустить до решения проблемы, и некрасиво взваливать на них обязанности технические – нужен секретарь и так далее. Все это требует денег. Проблема в том и состоит – почему субъект за свой счет занимается обеспечением деятельности Президента РФ.

Раньше комиссия по помилованию была 1 – на федеральном уровне. Но она была завалена работой, потому что со всей РФ туда шли прошения, а там люди работали безвозмездно. Для этого создали тему с комиссиями в субъектах. Это правильно в том смысле, что каждая комиссия получает часть нагрузки. Другое дело, что вариант, который установлен Указом Президента РФ в задаче, с федерализмом не очень относится, потому что непонятно, на каком основании субъект РФ должен обеспечивать деятельность Президента РФ.

Есть ст. 26.3-1 ФЗ № 184 – она позволяет иногда участвовать субъектам РФ в осуществлении полномочий РФ за счет собственных средств. В теории можно было бы допустить принятие ФЗ о создании таких комиссий за счет субъектов по их желанию. Но тогда была бы возможна ситуация, когда в некоторых субъектах такие комиссии созданы, а в некоторых – нет. И вся система бы полетела.

Лекция 9. 26.03.2019

Тема 10 Задача 7

Задача про то, что Президент РФ утвердил положение об Управлении делами Президента РФ, в котором материально-техническое обеспечение деятельности парламента было отдано этому управлению, а парламент сказал, что это нарушает разделение властей.

УД создано как ОИВ, которое осуществляет материальное обеспечение деятельности ФОВ, в том числе законодательных органов.

По условиям задачи этот указ оспорен в КС на предмет соответствия КРФ. Аргумент, который приводят заявители – КРФ не предоставляет ни Президенту РФ, ни ОИВ права осуществлять материальное обеспечение деятельности парламента. Помимо этого, ГД говорит, что нужно прекратить осуществление полномочий УДП до окончания рассмотрения дела в КС. Представитель Президента РФ говорит, что КРФ не запрещает ему наделять органы государственной власти полномочиями по осуществлению обеспечения.

           Вопросы:

1.    Оцените доводы сторон.

2.    К какой категории дел, рассматриваемых в КС, относится данное дело?

3.    Могут ли быть прекращены полномочия УД до вынесения решения по делу в КС?

Содержательное решение задачи сосредотачивается в пределах 2 вопроса.

О чем задача вообще? Заявители говорят, что Президент РФ не может наделять ОГВ подобными полномочиями. Конфликт выстраивается вокруг права Президента РФ наделять ОГВ определенными полномочиями. Нам нужно рассуждать, мог ли вообще Президент РФ какой-то орган власти наделить полномочиями и мог ли он наделить этот орган именно этими полномочиями по материально-техническому обеспечению деятельности парламента.

Нам это не обсудить без ст. 10 КРФ – без принципа разделения властей. Какова роль Президента РФ в системе разделения властей применительно к данной задаче? Что Президент РФ делает для формирования ОГВ? Здесь же можно вспомнить о структуре ФОИВ, есть соответствующий конституционный спор, и КС признал, что именно Президент РФ определяет структуру ФОИВ. КС сказал, что система ФОИВ определяет ФЗ, но покуда он не принят, то это вводится указом Президента РФ, а структуру определяет всегда Президент РФ – это его неотъемлемое право, потому что Президент РФ формирует Правительство, при этом предыдущее Правительство уходит, и отсюда КС сделал логичный переход к вопросу о том, что прежде чем утвердить состав Правительства РФ, нужно определить, какие будут ФОИВ, чтобы их потом назначить в состав Правительства РФ. Отсюда КС сделал вывод о том, что структуру определяет именно Президент РФ – он определяет органы, как они будут соотноситься друг с другом.

То есть теоретически, исходя из той роли, которая отведена Президенту РФ при определении полномочий ОГВ, он может определять функции ОИВ. При этом помимо КРФ есть ФКЗ «О Правительстве РФ», принятие которого предусмотрено КРФ. В нем есть ст. 32, про которую забывать нельзя. У нас есть ФОИВ, которыми руководит Президент РФ, а есть ФОИВ, которыми руководит Правительство РФ. По ст. 32 Президент РФ непосредственно руководит ФОИВ в сфере обороны, безопасности, внутренних дел, юстиции и так далее, а Правительство РФ координирует их деятельность. То есть какая-то часть ФОИВ выведена из подчинения Правительства РФ, несмотря на то, что это ФОИВ. Правительство РФ лишь координирует их деятельность. Формально Президент РФ к системе исполнительной власти не относится, он ее не возглавляет, хотя есть страны, где президент – это глава правительства. Это можно использовать при ответе на вопрос о роли Президента РФ в системе разделения властей. Можно рассуждать о том, что Президент РФ КРФ к системе ОИВ не отнесен, и систему ОИВ он в целом не возглавляет, но он с ней тесно связан – он формирует Правительство, он определяет структуру ФОИВ, частью ОИВ в соответствии с КРФ и ФКЗ «О Правительстве РФ» он управляет непосредственно. Таким образом, теоретически мы можем сказать, что он может создать какой-то ОИВ и наделить его некоторыми полномочиями.

Теперь содержательно. Что касается полномочия по материально-техническому обеспечению парламенту, могло ли оно быть отнесено к ОИВ? Нет ли здесь нарушения принципа разделения властей – это главный вопрос в задаче. Что из этого принципа следует? Он не предполагает полной изоляции органов, они должны реализовывать свои полномочия во взаимодействии друг с другом, чтобы это было эффективно, это называется системой сдержек и противовесов. В этом смысле принцип разделения властей в самом примитивном смысле означает, что ЗВ принимает законы и устанавливает правила, ИВ должна исполнять эти правила и обеспечивать их исполнение, обеспечивать деятельность исполнительно-распорядительную, а СВ должна исполнять судебную функцию. В этом смысле, если рассуждать о материально-техническом обеспечении как о деятельности по распоряжению ресурсами, по распределению ресурсов между получателями, скорее всего по содержанию эта деятельность ближе всего к деятельности ИВ, она занимается покупкой бумаги, автомобилей и так далее. В этом смысле удобнее, чтобы такие функции по материально-техническому обеспечению ОЗВ были у ОИВ. Поэтому надо сказать, что тот выбор, который сделал Президент РФ, учредив такое УД, он не противоречит принципу разделения властей.

Более того, чтобы снять подозрения с того, что здесь есть нарушения принципа разделения властей, нужно обратить внимание, что по условиям задачи ОИВ учрежден актом Президента РФ, и если мы заглянем в этот указ, то УД подчиняется Президенту РФ, не Правительству РФ. Это хитрый ход, который возможен, так как Президент РФ – это не глава Правительства РФ. В этом смысле опять не так ярко видна проблема разделения властей – это УД подчиняется Президенту РФ. Так что содержательно здесь ГД не права, по крайней мере те аргументы, которые заявители приводят, не дают оснований полагать, что противоречие действительно есть. Все доводы можно опровергнуть, исходя из полномочий Президента РФ и принципа разделения властей.

Представитель Президента РФ прав, КРФ не препятствует тому, чтобы Президент РФ доверил исполнительно-распорядительные функции ОИВ.

Что касается требования депутатов ГД приостановить деятельность УД до окончания рассмотрения дела в КС. Можно ли удовлетворить это требование? Есть ли у КС такие полномочия по приостановке деятельности ОИВ? Нужно смотреть в ФКЗ «О КС РФ». Ст. 42 этого ФКЗ: в случаях, не терпящих отлагательства, Конституционный Суд Российской Федерации может обратиться к соответствующим органам и должностным лицам с предложением о приостановлении действия оспариваемого акта, процесса вступления в силу оспариваемого международного договора Российской Федерации до завершения рассмотрения дела Конституционным Судом Российской Федерации. Но что надо иметь в виду? Он может сделать предложение о приостановлении действия оспариваемого акта. Теоретически, если оспаривается указ Президента РФ и КС полагает, что деятельностью УД может быть причинен ущерб, он может обратиться к Президенту РФ с предложением о приостановлении действия такого акта, но это не обязательное требование, а предложение. Заявитель не вправе ничего требовать от КС, а КС ничего не вправе требовать от органа или лица, подписавшего акт. Депутаты могут заявить ходатайство КС, он может принять ходатайство, и если считает, что это случай, не терпящий отлагательства, то КС может обратиться к Президенту РФ с предложением, но обязать он его не может.

Что касается категорий дел, то студенты часто заваливают эти вопросы. Достаточно часто такие вопросы даются, это то, о чем говорится весь первый курс. У нас есть ФКЗ «О КС РФ». Если даже на это не хватит ума, то оценка будет низкая. КС обладает широким спектром полномочий и разрешает разные дела (ст. 3 ФКЗ «О КС РФ»): 1) дела о толковании КРФ; 2) дела о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав человека; 3) о соответствии КРФ вопросам, выносимым на референдум; 4) о том, была ли соблюдена процедура выдвижения Президента РФ обвинений в государственной измене; 5) о конституционном нормоконтроле – это все есть в ст. 3 ФКЗ «О КС РФ». Но конституционный нормоконтроль бывает разный – абстрактный и конкретный. Граждане могут обращаться в КС только в порядке конкретного конституционного нормоконтроля в связи с тем, соответствует ли акт, примененный в конкретном деле заявителя, КРФ. Суды в КС тоже обращаются в порядке конкретного нормоконтроля, когда они понимают, что норма, которую они должны применить в конкретном деле, может противоречить КРФ. Абстрактный конституционный нормоконтроль – вопрос о соответствии нормы КРФ, хотя она не должна быть применена в конкретном деле. Вопрос о применении не ставится. Перечень субъектов, которые могут заявить в КС в порядке абстрактного нормоконтроля, исчерпывающий и установлен в ФКЗ «О КС РФ» - они вправе обращаться – это Президент РФ, СФ, ВС, ОЗВ субъектов РФ, группы депутатов ГД или членов СФ определенной численности. По условиям задачи оспаривается указ Президента РФ депутатами – это абстрактный конституционный нормоконтроль.

Тема 10 Задача 1

Этот казус заточен на ПКС и без знания этого ПКС не решается. Нужно открыть 2 ПКС.

Президент РФ вернул закон без подписания. Содержательно оценивать ФЗ не нужно. Он считает, что ФЗ противоречит ФКЗ. ГД преодолела вето Президента РФ, но он отказывается подписывать закон из-за процедурных нарушений при принятии этого закона.

           Вопросы:

1.    Действовал ли Президент РФ в пределах своих конституционных полномочий, возвращая ФЗ без подписания, в первый раз?

2.    Каково содержание процедуры наложения вето, каковы требования к наложению вето, и когда они считаются соблюденными?

3.    Возможно ли преодоление вето Президента РФ и каким образом?

4.    Имеются ли полномочия у Президента РФ на возвращение без подписания закона после преодоления вето по мотиву нарушения процедуры?

5.    В случае возникновения спора какие конституционные способы разрешения конфликта могут быть использованы?

У глав государств часто имеется право вето. Кто-то им пользуется, кто-то – нет. Британские монархи формально имеют это право, но по сложившейся традиции несколько сотен лет им не пользуются. Право вето представляет собой право главы государства не подписывать закон, если он с ним не согласен. Оно может быть разным по содержанию. Самая распространенная классификация – по последствиям – вето относительное (преодолимое) и абсолютное (непреодолимое). У нас преодолимое. Непреодолимое вето – это когда после отказа главы государства подписать закон его принять с тем же содержанием уже нельзя, часто в конституциях могут быть установлены какие-то гарантийные пункты относительно сроков (может быть указано, что к рассмотрению этого вопроса можно будет вернуться не раньше, чем через столько-то лет). Преодолимое – это когда конституция или иной акт устанавливает порядок преодоления вето (сколько нужно голосов, чтобы парламент перевесил вето главы государства). У нас как это происходит: после наложения вето закон уходит обратно в палаты парламента, и они могут поступить 4 способами согласно Регламенту ГД: 1) могут согласиться с мотивами Президента РФ и снять закон с дальнейшего обсуждения; 2) если Президент РФ предложит свою редакцию закона, то можно принять его редакцию закона; 3) можно создать согласительную комиссию и согласовать с Президентом РФ новый вариант закона; 4) преодоление вето.

Что нужно иметь в виду? Есть ч. 3 ст. 107 КРФ – слово «вето» в КРФ не используется. КРФ использует термин «отклонение закона». Вето и отклонение закона – это одно и то же.

Вето можно делить еще на сплошное и выборочное. Сплошное предполагает отклонение всего закона, выборочное – право отклонять закон по частям, у главы государства есть право не согласиться с отдельными положениями закона и не вводить их в действие, притом что остальные положения закона будут введены в действие (это есть в Беларуси).

Есть такая любопытная форма, как карманное вето. Им глава государства может воспользоваться, если в парламентской процедуре реализуется принцип дисконтинуитета (правило de novo). Дисконтинуитет - правило, согласно которому все законопроекты, внесенные в парламент во время данной сессии, должны быть утверждены до ее окончания; перенос обсуждения и голосования законопроекта на следующую сессию не допускается. Применяется в тех странах, где каждая сессия парламента рассматривается как организационно завершенная часть его деятельности (Великобритания, США). В других странах (Франция) дисконтинуитета нет, поскольку считается, что парламент работает непрерывно. Если рассмотрение закона не закончено на прошлой сессии, то на следующей сессии закон начинает рассматриваться заново. Так вот в чем суть карманного вето: представим, что закон поступил к президенту на подписание в самом конце очередной парламентской сессии, президент может его не отклонять, а просто положить его и будет ждать, пока не закончится парламентская сессия (хотя обычно должно совпасть несколько условий, чтобы закон поступил за 1-2 недели до окончания парламентской сессии) – и у президента руки чистые, и закон в действие не вступает.

Каковы требования к процедуре вето и когда они считаются соблюденными? Президент РФ направляет письмо в парламент. Президент РФ указывает мотивы отклонения закона, это важное требование к наложению вето. Вето у нас должно быть мотивированным. Президент РФ должен указать, почему он не согласен с принятием закона. Это именно потому, что у нас вето является отменительным. Абсолютное вето – это отменительное вето. Преодолимое вето – это отлагательное вето. В РФ вето является относительным, преодолимым, отлагательным. Именно поэтому нужны мотивы Президента РФ, парламент должен понять, с чем не согласен Президент РФ, чтобы решить, что делать дальше. Если он не согласен с содержанием закона, то его содержание можно подкорректировать. А вот если Президент РФ считает, что закон противоречит КРФ, он нецелесообразен, принят не вовремя, тут вопрос вообще о том, нужно ли преодолевать такое вето – может быть, закон действительно дерьмовый. Так что вето в РФ должно быть мотивированным.

Требования соблюдены, если Президент РФ в своем письме изложил мотивы несогласия с законом. У нас в задаче вето Президента РФ преодолено. Ч. 3 ст. 107 КРФ – может быть повторное голосование по закону. Президент РФ говорит, что не соблюдена процедура при повторном принятии закона. В этом случае Президент РФ действует на основании своих полномочий? 1 вариант - если у Президента РФ действительно есть право вернуть закон без подписания на основании нарушения процедуры его принятия, то у парламента не остается выбора, что ему делать – соглашаться с тем, что Президент РФ прав, а значит конституционные требования к принятию закона не выполнены, Президент РФ фактически говорит, что закон противоречит КРФ из-за нарушений порядка его принятия, и за Президентом РФ последнее слово. Либо надо закон принимать заново с соблюдением требований, либо снимать его с обсуждения. 2 вариант – мы говорим, что у Президента РФ нет решающего голоса в этом вопросе, ведь если парламент настаивает на том, что закон принят с соблюдением требований, значит, возникает конфликт, и кто будет судить в этом конфликт? Получится, что если последнее слово за Президентом РФ, то он будет судьей в собственном конфликте, а это довольно спорно выглядит.

Ефименко: лучше не говорить об этом процедурном вето, потому что так очень легко запутаться. Потому что вето – это то, что в ст. 107 КРФ указано применительно к отклонению без подписания. А то, что касается нарушений процедуры – для того, чтобы об этом вспомнить, нужно восстановить в памяти ПКС № 10-П от 1996 года – там было толкование ст. 107 КРФ. В КС обращались парламент и Президент РФ и просили истолковать ст. 107 КРФ. В п. 5 мотивировочной части этого ПКС КС рассматривал вопрос о том, что есть вето и что есть возвращение закона без рассмотрения в связи с нарушением процедуры. Тут сказано, что Президент РФ должен излагать мотивы отклонения им закона, но он в случае нарушения установленного КРФ порядка принятия ФЗ, если эти нарушения ставят под сомнения результат волеизъявления палат парламента, в этом случае Президент РФ вправе (и тут идет ссылка на ч. 2 ст. 80 КРФ и ч. 1 ст. 107 КРФ) вправе вернуть его в палату, указав на конкретные нарушения конституционных требований. Такой закон, который возвращен Президентом РФ в связи с нарушением порядка принятия, не может считаться отклоненным по смыслу ч. 3 ст. 107 КРФ. Здесь КС разводит отклонение закона из-за процедурных нарушений и вето как таковое. Фактически КС трактует право вето как несогласие с законом по содержанию, а процедурные нарушения – это отдельно, это не отклонение по смыслу ч. 3 ст. 107 КРФ.

Казалось бы, по ПКС 1996 года можно возвращать законы в парламент из-за допущенных процедурных нарушений. Но у нас есть также ПКС № 11-П от 1998 года по делу о разрешении спора между СФ и Президентом РФ, между ГД и Президентом РФ об обязанности Президента РФ подписать принятый ФЗ о перемещенных культурных ценностях. Здесь есть разрешение спора о компетенции (всего в КС было 2 таких дела за все время). Содержание этого спора фактически повторяет условия казуса: был принят ФЗ, Президент РФ наложил вето, парламент вето преодолел, Президент РФ вновь не захотел его подписывать в том числе из-за допущенных процедурных нарушений. Президент РФ ссылался на 2 вида нарушений – регламент СФ противоречит КРФ, а стало быть, то, что принято в СФ на основании этого регламента, тоже противоречит КРФ, а по регламенту ГД ему не понравилось, что для преодоления вето нужно 80% голосов депутатов, а по факту в зале заседаний было меньше депутатов, а значит, вето нельзя считать преодоленным. КС сказал, что Президент РФ не может оценивать регламент СФ с точки зрения его конституционности, и в этом смысле КС как проверяет оспариваемый акт? Он проверяет его не только по содержанию, но и по порядку принятия, с точки зрения опубликования акта и введения его в действие – он разносторонне его проверяет. И здесь, если бы Президенту РФ было предоставлено право решать, соблюдена процедура или нет, здесь Президент РФ фактически подменял бы собой КС.

И эти 2 ПКС, поставленные в пару, часто критикуют на том основании, что если КС в 1996 году предоставил Президенту РФ право на возвращение закона без подписания на основании имеющихся процедурных нарушений, то в 1998 году КС занял противоположную позицию. Вывод был такой по итогу: Президент РФ должен подписать закон, и только после его вступления в силу его можно будет оспорить в КС. Ефименко: можно понимать эти 2 ПКС как противоречащие друг другу, а можно понимать их как развивающие друг друга – в 1996 году КС сказал, что если Президент РФ видит процедурные нарушения, то он должен о них сказать палате парламента, которая эти нарушения допустила, и в этом смысле в 1996 году КС говорил о праве обратить внимание на эти нарушения, и все. А в ПКС 1998 года ситуация заходит дальше – возникает конфликт, Президент РФ говорит, что есть процедурные нарушения, а палаты парламента не соглашаются, такого не было в 1996 году. И вот здесь КС говорит, что да, право Президента РФ заявить о наличии процедурных нарушений есть, но оно не означает, что он может окончательно разрешить вопрос с юридически обязывающим эффектом, потому что нарушение процедуры, предусмотренной КРФ при принятии акта – это фактически вопрос оценки этого акта на предмет соответствия КРФ, это проверка закона на конституционность с точки зрения порядка его принятия, а это компетенция КС. Поэтому КС фактически сказал, что вопрос о соблюдении процедуры при принятии закона в рамках решения спора разрешить нельзя, потому что если мы говорим о регламенте СФ, то его нужно проверять отдельно на предмет соответствия КРФ, а если мы говорим о порядке голосования в ГД, то в этом случае закон также нужно рассматривать на предмет соответствия КРФ в плане порядка его принятия. Президент РФ не обладает таким правом, а КС в силу своих особенностей и функций может осуществлять только последующий нормоконтроль, но не предварительный – он не может проверить соблюдение порядка принят��я акта до того, как он вступит в силу. И в 1999 году, уже после вступления ФЗ в силу, Президент РФ обращался с запросом о проверке конституционности этого ФЗ.

Итог – теоретически Президент РФ может заявить о наличии нарушений в парламент, но при возникновении вопроса о наличии таких нарушений между палатами парламента Президент РФ не может не подписать закон, потому что в таком случае он будет решать вопрос о конституционности ФЗ, вторгаясь в компетенцию КС.

Если бы после того, как Президент РФ сообщил бы в ГД об имевшихся нарушениях, ГД бы согласилась с ним, заново бы приняла ФЗ с соблюдением всех требований, а потом снова отправила бы ФЗ Президенту РФ, то все было бы нормально – такое возможно.

В этой ситуации Президенту РФ нужно обязать подписать закон, а уже после его вступления в силу он сможет оспорить его на предмет соответствия КРФ по основаниям соблюдения порядка его принятия (п. 13 мотивировочной части ПКС № 11-П от 1998 года).

Ефименко: при этом Президенту РФ, наверное, предоставляется право наложить вето на ФЗ в связи с его прямым противоречием КРФ, потому что в конечном итоге последнее слово будет не за ним, он в таком случае не будет подменять КС в своем собственном конфликте с парламентом. Да и тем более, что законы с явными противоречиями КРФ не дойдут до него с большой долей вероятности. Можно сослаться и на то, что Президент РФ таким образом осуществляет рассмотрение закона по содержанию, так что все нормально.

Самое важное здесь – это прочитать 2 ПКС, запомнить, что вето и отклонение – это одно и то же, а нарушение процедуры и возвращение без подписания в связи с нарушением процедуры – это не то же самое, что вето и отклонение.

Тема 11 Задача 1

Задача про закон о возврате витражей. Правительство оспаривало в КС ФЗ 1998 года, утверждая, что вопросы передачи объектов из государственной собственности РФ не могут регулироваться законом, потому что составляют полномочия ИВ, это противоречит принципу разделения властей.

ГД говорит, что КРФ не содержит исчерпывающего перечня вопросов, по которым могут быть приняты ФЗ. Соответственно, ФЗ могут быть урегулированы любые вопросы, нет нарушения принципа разделения властей, так как это акт высшей юридической силы.

Вопросы:

1.    Какое решение должен принять КС?

2.    Каковы конституционные принципы распределения полномочий между ОИВ и ОЗВ в части распоряжения государственной собственностью?

3.    Каковы пределы полномочий парламента в вопросах распоряжения государственной собственностью?

4.    Что является предметом рассмотрения по данному конституционному спору?

+ варианты вопросов:

5.    Каково соотношение полномочий ФС и Правительства РФ по вопросам, связанным с управлением собственностью?

6.    Является ли компетенция исчерпывающей?

7.    Каково значение ссылки на опыт Французской Республики?

4 вопрос - то вопрос от Гриценко – на нем 1 курс заваливается. У нас КС рассматривает конституционность ФЗ, здесь нет спора о компетенции. Здесь абстрактный конституционный нормоконтроль. Это вопрос хитрый, и он требует внимательности – да, здесь вроде есть проблема в том, кому принадлежит полномочие – ОИВ или ОЗВ, и если бы закона не было, они бы могли направить запрос в КС, и КС решал бы спор о компетенции, но поскольку последствием реализации позиции ГД о том, что она может принимать такие решения, стал вот этот принятый ФЗ, именно этот ФЗ оспаривается в КС, категория дел здесь – абстрактный конституционный нормоконтроль. Чтобы в этом убедиться, нужно открыть ст. 94 ФКЗ «О КС РФ».

Что тоже важно и периодически вводит в заблуждение? У нас тут по условию задачи 2 ФЗ – 2002 года и 1998 года. ФЗ 1998 года – ФЗ о перемещенных культурных ценностях. На основании этого ФЗ был принят ФЗ 2002 года – он содержательно касался передачи конкретных витражей в конкретную церковь. 1 ФЗ устанавливается порядок возвращения, 2 ФЗ принят в порядке реализации порядка. Оспаривается в КС именно 1 ФЗ, ФЗ 1998 года. П��авительство РФ считает, что эти вопросы не могут быть урегулированы ФЗ, оно оспаривает ФЗ 1998 года, потому что это вторжение в полномочия ОИВ.

Проблема задачи в том, во-первых, могла ли ГД вообще принять закон, устанавливающий порядок обращения с культурными ценностями. А во-вторых, могла ли ГД установить такой порядок, реализация которого требует принятия индивидуального закона, закона о передаче конкретного материального объекта конкретному субъекту.

Для начала нужно обратиться к вышеуказанному ПКС № 11-П от 1998 года. Применительно к этой задаче нас интересует.

Каково юридическое значение ссылки на опыт Пятой Французской Республики? Никакого по сути, это просто пример того, как в разных странах решается тот или иной вопрос, тем более это контрдовод ГД. В Конституции Пятой Французской Республики действительно есть исчерпывающий перечень вопросов, по которым принимаются законы, по всем остальным вопросам можно законы не принимать. В КРФ подобного разграничения полномочий нет, и в этом смысле такая ссылка наводит на определенные рассуждения, но сама по себе ни к чему не обязывает, и КС может ее игнорировать и даже не обсуждать этот вопрос, когда будет излагать свои выводы по тексту ПКС, потому что КС не связан с доводами заявителя, и в большинстве своих ПКС КС не указывает, какой конкретно аргумент приведен заявителем, а также что он по поводу того или иного аргумента думает. В этом смысле юридического значения у ссылок на опыт Французской Республики нет. Хотя и ГД, скорее всего, не права, когда говорит, что может принимать законы по любым вопросам, поскольку есть исключительные полномочия у тех или иных ОГВ, и поскольку эти вопросы прописаны в КРФ, ГД не может вторгаться в их реализацию.

Лекция 10. 28.08.2019

Применительно к теме «Президент РФ» можно использовать ПКС, где рассматривался вопрос о структуре ФОИВ, рассматривались полномочия Президента РФ, где КС затрагивал подразумеваемые полномочия Президента РФ.

Продолжаем задачу про витражи.

Это задача, касающаяся разграничения компетенции органов – в таких задачах возникает вопрос, какой из органов имеет право заниматься тем видом деятельности, который указан в задаче. Решая такие задачи, нужно понимать, о полномочиях каких органов идет речь. После этого нужно вспомнить, каков источник компетенции органа, чтобы можно было посмотреть, относится ли к компетенции того или иного органа решение такого-то вопроса. Бывают случаи, когда нормативно вопрос в отношении одного органа никак не решен, и тогда можно идти от противного – раз в отношении него не решен, а в отношении другого органа решен, значит, второму органу такое полномочие и принадлежит, одновременно их компетенции не могут пересекаться. Бывает так, что четко сказать не получится, чье полномочие, и нужно вспоминать общие принципы, на основе которых должны разграничиваться полномочия именно между этими органами с учетом их функционального назначения.

В данной ситуации мы говорим, что у нас вопрос об управлении собственностью. Есть ОЗВ, который принял ФЗ, разрешив определенным образом вопрос о судьбе имущества, то есть порядок управления и распоряжения этими объектами. Правительство РФ говорит, что это не в компетенции ОЗВ, поскольку ст. 114 КРФ говорит, что вопросы управления государственной собственностью относятся к компетенции Правительства РФ.

Кто из них прав? Мог ли ОЗВ принять такой закон? КРФ нам в вопросе разграничения полномочий не очень хорошо поможет, у нас специального закона о парламенте нет – у нас есть только общие положения КРФ, касающиеся структуры парламента + регламенты палат. В этом смысле в литературе часто говорят, что для конституционного строя это не очень правильно, потому что конституции часто устанавливают пределы осуществления государственной власти, они эту власть связывают, и мы говорили, что органам публичной власти запрещено все, кроме прямо разрешенного, а у нас получается, что полномочия ОЗВ исчерпывающим образом в КРФ не определены, у нас нет статьи о том, что может делать парламент в целом. У нас есть отдельная статья, посвященная полномочиям ГД, посвященная полномочиям СФ, несколько статей про законодательный процесс – и все. Поэтому возникает вопрос, правильно ли это. В доктрине также задают вопрос о том, есть ли у нас парламент как единый орган или у нас отдельные палаты как самостоятельные органы. У нас считается, что парламент единый, однако полномочия палат расписаны по отдельности. Как определить компетенцию законодательного органа?

Очевидно, что законодатель не может решать вопросы, прямо отнесенные КРФ к компетенции других органов. Есть вопрос о подразумеваемых полномочиях – когда КС в рамках толкования КРФ выводит для ОГВ то полномочие, которое не упоминается напрямую (ПКС по Чечне, ПКС № 10-П от 1996 года про вето Президента РФ). Применительно к ОЗВ такое тоже не исключено.

Применительно к вопросам собственности что можно сказать? С 1 стороны, управление собственностью вроде относится к компетенции Правительства РФ, но по этому вопросу ОЗВ принял ФЗ. Обратимся к ПКС № 12-П от 1999 года. Сама концепция закона связана с определением судьбы культурных ценностей, оказавшихся на территории СССР после 2МВ. В этом законе проводилась идея компенсаторной реституции, что наши культурные ценности были утрачены в результате нападения Германии, и исходя из общих принципов права мы имели право на возмещение. И идея компенсаторной реституции предполагала, что за неимением возможности вернуть утраченное, мы брали себе равноценное. Но были исключения из этого правила – имущество церковных и общественных организаций, которые не принимали участия в преступлениях нацизма, могло быть им возвращено. И такие организации, найдя свое имущество в определенном списке, могли рассчитывать на возврат таких вещей. КС по поводу того, можно ли принимать закон по поводу возврата культурных ценностей, сделал несколько важных выводов - п. 11 ПКС нужно смотреть. КС сказал, что в соответствии со ст. 71 КРФ управление собственностью находится в ведении РФ, а управление федеральной собственностью осуществляется Правительством РФ (ст. 114 КРФ). Исходя из этих положений КРФ во взаимосвязи со ст. 10, 15, 76 КРФ КС сделал вывод, что законодатель вправе определить порядок управления федеральной собственностью, в том числе объем и пределы пользования, распоряжения федеральной собственностью, а также порядок ее отчуждения. По сути КС говорит, что принцип разделения властей нужно понимать правильно применительно к вопросу об управлении имуществом – сама природа деятельности ИВ предполагает прежде всего исполнение правил, а с другой стороны ИВ предназначена для того, чтобы осуществлять распорядительные действия, чтобы распоряжаться конкретными объектами собственности, чтобы управлять и отчуждать материальные объекты, но это само по себе не отменяет полномочия ОЗВ по вопросам нормативного регулирования, парламент все равно может урегулировать порядок, в рамках которого ИВ будет осуществлять свои полномочия, то есть ОЗВ устанавливает рамки исполнения. В этом смысле нарушения принципа разделения властей не происходит. Это по сути и есть ответ на поставленный в задаче вопрос о том, мог ли ОЗВ урегулировать вопрос об управлении собственностью.

2 уровень вопроса – мог ли ОЗВ урегулировать этот вопрос именно таким способом? Мог ли он установить такой порядок, чтобы у самого ОЗВ появилось право принимать специальный закон по передаче отдельных объектов. Передача – это уже распоряжение. Этот вопрос тоже КС обсуждал в п. 11 ПКС. КС говорит о том, что парламент – орган не только законодательный, но и представительный, у него множество разных функций, и в этом смысле он выполняет задачу обеспечения интересов народа определенным способом, и он является и контрольным органом в рамках системы сдержек и противовесов. КС исходил из того, что парламент при урегулировании спорных вопросов вправе установить основания и порядок отчуждения культурных ценностей, в частности, предусмотрев критерии отнесения культурных ценностей из числа перемещенных к имеющим уникальный характер, и сказать, что они могут быть объектом отчуждения на основании специального ФЗ. Также КС говорит о том, среди всей возможной массы культурных ценностей есть ценности исключительные, имеющие уникальный характер – исходя из характеристик этих ценностей можно допустить, чтобы они передавались иностранным государствам на основании специальных ФЗ. КС признал в этой части ФЗ неконституционным, потому что на 1998 год в ФЗ была строчка о том, что в отношении каждой перемещенной культурной ценности нужно было принимать отдельный ФЗ – это противоречит КРФ, потому что, осуществляя распорядительные действия применительно к каждому объекту, парламент вторгается в полномочия Правительства РФ в вопросах распоряжения собственностью.

Нужно иметь в виду, что ПКС 1999 года, а казус имел место не в 1999 году, поэтому КС принцип выявил, но напрямую говорить, что КС решил вопрос, указанный в задаче, нельзя – КС решал вопрос о старой редакции ФЗ. ФЗ был изменен, и на сегодняшний день эти статьи ФЗ предусматривают, что есть уникальные ценности, а есть общая масса – особенные передаются на основании специального закона, а прочие культурные ценности передаются Правительством РФ.

Далее – еще рассуждения. Вот у нас единственный акт, в принятии которого участвуют обе палаты парламента – это ФЗ. Есть у нас акты палат ФС, в большинстве своем они ненормативные, лишь в редких случаях они содержат нормы права, и это позволяет отнести их к источникам права, в том числе КП, но это именно акты палат. А акт парламента в целом – что с ним? Доктрина и ТПГ предлагают определенное видение закона, мы привыкли считать закон НПА. Для нас привычно это. Но эта ситуация с ФЗ о перемещенных культурных ценностях нам предлагает пример, когда законом осуществляются исполнительно-распорядительные действия, принимается по сути разовый акт, потому что это единственная форма, которую может придать акту парламент. В ФЗ 2002 года о передаче витражей нормы права по сути нет – там предполагается лишь оформление передачи конкретного объекта. Это ненормативный закон. По-хорошему, наверное, такого рода полномочия появились у парламента до законодательных (если посмотреть на Великобританию, там он собирался как контрольный орган, который сдерживал монарха, который давал ему согласие на что-то, он поначалу законы не принимал). Потом сформировалось определенное видение того, что есть парламентский закон – предполагается, что это все-таки нормативный акт. А вот такая специфическая ситуация приводит к тому, что появляются вот эти законы, расходящиеся с нашими типичными представлениями об НПА. И у нас есть как минимум 3 таких ФЗ. Периодически ненормативные вопросы всплывают при разделении имущества между муниципальными районами и поселениями в его составе, там содержится только список разделяемого имущества. В 1990-х годах были ФЗ, где решался вопрос о финансовом обеспечении семей и вдов погибших депутатов ГД и членов СФ, там были только установлены пенсии.

Тема 11 Задача 3

Задача про то, МБРР при выдаче кредита потребовал дать СФ право контролировать условия и порядок управления государственной собственностью. РФ сказала, что это нарушало бы принцип разделения властей.

Проблема в том, что РФ определенным образом трактует назначение и природу парламента, и исходя из этого видения говорит о том, что требования МБ невыполнимы. Нам нужно понять, какие полномочия у парламента есть, и исходя из природы парламента понять, насколько российская сторона права в этих рассуждениях.

           Вопросы:

1.    Возможно ли выполнение условия Международного банка?

2.    О каких принципах построения системы органов государственной власти идет речь?

3.    Каково место Федерального Собрания в системе федеральных органов государственной власти?

4.    Каковы функции парламента в демократическом государстве?

5.    Каким образом разграничиваются полномочия по управлению государственной собственностью в Российской Федерации: между федеральными органами государственной власти, между Федерацией и ее субъектами?

6.    В чем заключаются контрольные полномочия парламента РФ в указанной сфере?

7.    Каковы формы парламентского контроля по российскому законодательству, и какие формы могут быть использованы в данном случае?

Видя вопрос о функциях парламента, студенты начинают вспоминать о бюджетном процессе, законотворческой функции так далее. Это здорово, но ответ на этот вопрос должен быть использован для решения задачи в целом. Этот вопрос нужен для того, чтобы мы вспомнили, что принятием закона законотворческие полномочия парламента не исчерпываются. Мы должны знать, что законотворческие полномочия – это важная часть объема компетенции парламента, но не единственная. Парламент исторически возник для осуществления контрольных полномочий. Контрольные полномочия парламенту органически присущи – они есть всегда в разной степени в парламентах демократических государств. Нужно понимать, что даже конституционный строй может допускать построение ОГВ не на основе принципа разделения властей. Многие авторы пишут, что разделение властей – это все в конституционном строе. На самом деле может быть по-другому. Нужно вспомнить Великобританию – там разделения властей нет, там Правительство формирует партия, победившая на выборах, верхняя палата парламента там до ХХ века осуществляла лишь судебные функции, пока не появился верховный суд как независимый орган, в этом смысле там не было разделения властей, но государство функционировало на конституционных принципах. То же можно сказать о парламентских республиках, где правительство формируется победившей на выборах партией. С другой стороны, и правительство может влиять на парламент, потому что партийные лидеры попадают в правительство, в этом смысле они не так разделены, как в президентских республиках. Короче говоря, контрольные полномочия есть всегда.

Соответственно, возвращаясь к условиям задачи, их нужно читать очень внимательно. Банк требует дать СФ возможность контролировать условия и порядок управления государственной собственностью. Банк не требует, чтобы ФС само участвовало на торгах на фондовой бирже и так далее. Банк требует, чтобы условия и порядок управления собственностью парламент контролировал. Он говорит, чтобы соблюдался принцип, чтобы этот контроль был, но не указывает формы этого контроля. В связи с этим мы должны вспомнить. какие контрольные полномочия есть у парламента. Нужно посмотреть на предыдущую задачу – законодательная власть там устанавливает порядок и условия управления собственностью. В этом смысле законодательная власть уже контролирует исполнительную, в каком порядке ИВ будет осуществлять распорядительные функции, это уже контроль. Более того, устанавливая порядок и условия управления собственностью, парламент может записать себе дополнительные контрольные полномочия (пример – ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» - тут парламент определяет порядок и условия отчуждения государственной собственности, и по этому ФЗ парламент вправе требовать отчета о результатах приватизации федерального имущества). И для этого у нас есть ФЗ «О парламентском контроле». В нем упоминаются запросы депутатов, парламентские запросы, парламентское расследование может иметь место, если есть поводы. О парламентском расследовании есть отдельный ФЗ, и 1 из его поводов – сомнения в том, что управление или распоряжение государственной собственностью осуществлялось эффективно. Также есть ФЗ «Об исполнении федерального бюджета» - тоже форма контроля. Более специфическим примером контрольных полномочий является орган Счетной палаты, который по закону является органом парламентского контроля. То есть на самом деле у парламента достаточно много контрольных полномочий, и нельзя убежденно утверждать, что условия МБРР невыполнимы – он по сути говорит лишь о том, чтобы соблюдался принцип, чтобы у СФ была возможность контролировать расходование этих денежных средств. Наверное, в рамках обычной компетенции парламента это все можно организовать, может быть, здесь даже и не нужно предоставлять ФС дополнительных полномочий, как утверждает российская сторона. По сути это общие полномочия по контролю.

Решая эту задачу, не надо решать, что это МБРР, какова его компетенция и так далее – мы говорим только про наш парламент.

Тема 11 Задача 2

Эту задачу можно легко приделать к другой задаче. Лидер фракции хочет обжаловать принятие закона в третьем чтении в связи с нарушением процедуры его принятия.

           Вопросы:

1.    Каким образом оформляется принятие закона палатой парламента?

2.    Какое место в правовой системе Российской Федерации занимает постановление Государственной Думы РФ о принятии закона?

3.    Может ли оно быть предметом обжалования? Мотивируйте ответ.

Эту задачу рассматривают в контексте возможности самостоятельного оспаривания таких постановлений в КС.

Мы знаем, что ФЗ по общему правилу принимаются в 3 чтениях. У каждого чтения есть своя роль в законодательном процессе (это есть в Регламенте ГД) – в 1 чтении обсуждается концепция закона, его актуальность, практическая значимость, своевременность принятия и наличие средств на его исполнение, во 2 чтении идет работа над текстом, к тексту закона могут предлагаться поправки субъектами законодательной инициативы, а в рамках 3 чтения проводится голосование по тексту закона в целом с учетом внесенных поправок, и по каждому чтению проводится голосование. По итогам каждого чтения принимается постановление, всего 3 отдельных постановления.

Можно ли оспаривать такие постановления по отдельности в КС? Они не хотят не сам проект закона оспаривать, а постановление о принятии закона в 3 чтении. Для этого нужно открыть ст. 3 ФКЗ «О КС РФ». КС – единственный орган, который осуществляет проверку актов на соответствие КРФ с вынесением решения о том, соответствует ли акт КРФ. Если он как единственный орган конституционного нормоконтроля решает, что акт не соответствует КРФ, то акт утрачивает силу и не будет применен на будущее время. Но КС не любой акт может проверить на соответствие КРФ! Об этом многие забывают. Согласно ст. 3 ФКЗ «О КС РФ» КС разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации: а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации. То есть только нормативные акты этих ДЛ и органов.

Соответственно, для того, чтобы ответить на вопрос о возможности самостоятельного обжалования данного постановления, нам нужно определиться, нормативное оно или нет. В этом постановлении указано «принять проект в таком-то чтении» - там нет нормы права, назначение этого акта в том, что он выступает способом оформления завершения определенной стадии законодательного процесса. В этом смысле эти постановления представляют собой способ оформления индивидуальных решений, нормативными актами они не являются, а значит, их нельзя оспорить в КС.

По аналогии можно сослаться на ОКС от 1995 года. В КС пытались оспаривать постановление СФ об отклонении ФЗ. ГД постановление об отклонении СФ ФЗ пыталась в качестве самостоятельного акта оспаривать в суде. КС сказал, что, отклонив принятый ГД ФЗ, СФ осуществил правоприменительное действие, применил конституционные и регламентные нормы к конкретному случаю, решил процедурный вопрос. Юридическим последствием принятия такого решения является принятие иных правоприменительных актов. Постановление СФ не устанавливает новых норм права, не отменяет и не изменяет действующие правовые нормы, хотя и связывается с процессом законотворчества, оно является актом однократного действия, как и любой правоприменительный акт, и в отличие от закона распространяется только на данный конкретный случай. Таким образом, КС сказал, что это постановление нельзя самостоятельно обжаловать в КС. То же самое можно сказать и о постановлении ГД о принятии закона в 3 чтении – оно не устанавливает новых норм права, не изменяет и не отменяет действующий правовых норм, но связано с законотворческим процессом, имеет однократное действие и исчерпывает свое действие после его исполнения.

Поскольку в этом постановлении ничего нормативного нет, его нельзя самостоятельно оспаривать. Если в этом постановлении появятся нормы права, то его может быть и можно оспаривать. В этом смысле еще вопрос: вот ВС может проверять ненормативные постановления СФ и ГД, а такого рода постановления может проверять? Ефименко думает, что нет. Если кто-то из участников законодательного процесса считает, что какое-то чтение прошло с нарушениями, то можно ли поставить вопрос о том, соответствует ли закон КРФ? Можно, но при условии его введения в действия, у нас только последующий конституционный нормоконтроль. Поэтому, если кто-то считает, что закон был принят с нарушениями, то перед КС можно поставить вопрос о соответствии закона КРФ по порядку принятия, но только после его подписания Президентом РФ, опубликования и вступления в силу. Есть ст. 86 ФКЗ «О КС РФ» - Конституционный Суд Российской Федерации устанавливает соответствие Конституции Российской Федерации нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними: 1) по содержанию норм; 2) по форме нормативного акта или договора (например, когда КРФ предусматривает решение вопроса ФЗ, а ГД приняла постановление); 3) по порядку подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие (может быть, закон опубликован с нарушением сроков, может быть, в нем установлены сроки введения в действие, которые противоречат КРФ, например, норме, ухудшающей положение гражданина в уголовном процессе, была придана обратная сила, что прямо запрещено КРФ); 4) с точки зрения установленного Конституцией Российской Федерации разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; 5) с точки зрения установленного Конституцией Российской Федерации разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти; 6) с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, установленного Конституцией Российской Федерации, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

Если кто-то из участников законодательного процесса считает, что какое-то чтение прошло с нарушениями, то можно ли поставить вопрос о том, соответствует ли закон КРФ? Можно, но при условии его введения в действие, у нас только последующий конституционный нормоконтроль. Поэтому, если кто-то считает, что закон был принят с нарушениями, то перед КС можно поставить вопрос о соответствии закона КРФ по порядку принятия, но только после его подписания Президентом РФ, опубликования и вступления в силу. Отдельно оспорить постановление ГД о 3 чтении нельзя.

Еще 1 момент. У КС было несколько решений, в которых он рассматривал вопрос, была ли соблюдена процедура или нет. Одно из них мы уже рассматривали – ПКС № 12-П от 1999 года, п. 13. Если преподаватель захочет поставить какой-нибудь процедурный вопрос, то можно прочитать еще п. 4.4 ПКС, в котором речь шла о том, что был принят ФЗ, он был принят по вопросу об ужесточении ответственности за нарушение порядка проведения митингов и демонстраций + правила их проведения были изменены. В КС обратилась группа депутатов и Э. Лимонов – здесь жалоба была одновременно подана в порядке абстрактного нормоконтроля депутатами и в порядке конкретного нормоконтроля гражданином, но поскольку здесь речь шла о конституционном нормоконтроле и речь шла об одном, КС соединил дела. А если бы речь шла одновременно о толковании КРФ и конкретном нормоконтроле, то 1 решение по 2 запросам вынести было бы нельзя. И депутаты в этом запросе оспаривали закон не только по содержанию, но и по порядку принятия. И в п. 4.4 ПКС КС эти нарушения оценивал – была изменена концепция закона после 1 чтения, было сокращено время для выступления депутатов, закон по предмету совместноого ведения РФ и субъектов РФ не направлялся в законодательные органы субъектов РФ. В этих пунктах КС рассматривал вопрос о процедурных нарушениях. В п. 4.2 КС рассматривал вопрос о чтениях – этот пункт может помочь нам вспомнить, что такое чтения, зачем они нужны и так далее. КС говорит, что чтения нужны для поиска наиболее адекватных нормативных решений, для проверки соответствия их текстуально оформленного содержания подлинному волеизъявлению законодателя. КС сказал, что каждое чтение имеет свою функцию в нормотворческом процессе, что изменение концепции не может происходить на этапе внесения поправок в законопроект, а нарушение требования к чтениям в законотворческой процедуре, если оно свидетельствует об искажении сути актов, свидетельствует о неконституционности акта в конечном счете не только по процедуре, но и по содержанию.

Также нужно посмотреть ПКС по спору между Чечней и Ингушетией по поводу изменения границы (п. 4.2 и 4.4 по чтениям и законодательному процессу). Это ПКС интересно тем, что КС там обобщил все свои позиции, касающиеся законодательного процесса, из предыдущих вынесенных решений. Несмотря на доводы сторон, КС сказал, что нарушения не носили такого характера, что могли повлиять на подлинное волеизъявление депутатского корпуса, потому что речь идет об утверждении соглашения, это специфический закон об утверждении соглашения, в котором нет норм права, и КС сказал, что тут по сути поправки не вносятся, и если 1 раз депутаты проголосовали, значит, волеизъявление есть, и закон об утверждении соглашения законный.

Из этих всех ПКС можно сделать вывод о том, что КС не каждое нарушение процедуры считает дающим последствие в виде неконституционности акта. Прежде всего, противоречащим КРФ признается акт, принятый с нарушением процедурных требований, установленные КРФ. Точно так же можно говорить, что акт противоречит КРФ, если нарушения, допущенные при его принятии, не позволяют установить подлинную волю депутатского корпуса. Но устанавливать наличие и характер допущенных нарушений и характер их последствий будет только КС.

Тема 12 Задача 7

В КС поступил запрос Губернатора СПб о соответствии КРФ Устава СПб. КС в ходе рассмотрения дела использовал те аргументы, которые заявитель не использовал, опирался на статьи КРФ, не указанные заявителем, а также вышел за пределы требований заявителя, вынеся решение по тем вопросам, которые заявитель не оспаривал.

В этой задаче нужно посмотреть на принципы конституционного судопроизводства, особенности данного вида судопроизводства, особенности принципа состязательности в процессе и пределы усмотрения КС.

           Вопросы:

1.    Каковы принципы конституционного судопроизводства, и в чем состоят их особенности по сравнению с принципами других видов судопроизводства?

2.    В чем заключаются особенности принципа состязательности в конституционном процессе?

3.    Какова роль и пределы усмотрения суда?

4.    Каково соотношение предмета обращения и предмета рассмотрения дела Конституционным Судом РФ?

Здесь с одной стороны речь идет о принципах, природе КС, его полномочий и особенностях конституционного производства, с другой стороны речь идет о том, насколько эти особенности меняют реализацию принципов. Есть универсальные принципы правосудия, но конституционное судопроизводство имеет ряд особенностей, вследствие которых эти универсальные принципы по-другому себя проявляют, нехарактерно для их обычного проявления. Во-первых, КС коллегиально решает дела всегда после упразднения палат КС в 2011 году. В КС по-своему реализуется принцип устности, он реализуется с поправкой на письменное судопроизводство в КС (рассмотрение дел без вызова сторон). Обычно дела решаются судом в открытых или закрытых заседаниях, но заседание проводится. В КС тоже есть такая форма работы – заседания (публичные заседания), и оно может быть открытым и закрытым. А письменное судопроизводство – это когда стороны обмениваются документом с КС и друг с другом через КС, когда вообще не проводится заседание. Это бывает, когда вопрос поступает такой же, аналогичный тому, по которому уже есть позиция КС (например, таможенники про льготы что-то там заявляют, а есть такое же решение по полицейским). В этом смысле устность уже не предполагается. Далее – есть многие другие особенности принципов конституционного судопроизводства. Принцип состязательности обычно предполагает, что сторона заявляет в суд какие-то требования, при рассмотрении дела спор идет преимущественно о фактах, состязание предполагает, что стороны равны, и они пытаются в ходе состязания доказать свою правоту суду, предъявляя те или иные доказательства. И суд при этом сторонам сам доказательства не собирает, он лишь оперирует теми доказательствами, которые представили стороны. Если сторона не представила доказательства, то это ее проблемы. И в обычном суде решается вопрос о частном интересе, интересе конкретных сторон, это решение связывает только участников спора. КС в этом смысле решает вопрос о судьбе нормы, и решение КС о соответствии нормы КРФ будет связывать не только стороны, оно будет связывать неограниченный круг лиц-участников соответствующих правоотношений на будущее время. В этом смысле в конституционном судопроизводстве затрагиваются уже не частные, а публичные интересы. Есть такой тезис в литературе, что гражданину нельзя доверить защиту публичного интереса, так как он может ошибиться, и эта ошибка будет связывать неограниченный круг лиц, и поэтому в конституционном судопроизводстве очень активную позицию занимает сам суд, он направляет множество запросов в разные органы, он запрашивает законодателя, ученых и так далее. И здесь принцип состязательности очень слабо реализуется – да, вроде у нас есть стороны, они имеют возможность представить свое видение вопроса, но КС доводами сторон не связан, он может приводить другие аргументы. Поэтому нужно почитать принципы конституционного судопроизводства – хорошо бы почитать комментарий к КРФ под редакцией Г.А. Гаджиева, также есть букварь по правоохранительным органам от Гриценко.

Мы в ст. 3 ФКЗ «О КС РФ» видим, что КС решает исключительно вопросы права. Многие студенты противопоставляют в этом смысле право и факт, и говорят о том, что КС практически фактических вопросов не исследует. Это не совсем верное утверждение. В ФКЗ указано, что КС при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. То есть из нее можно сделать вывод о том, что установление фактов будет компетенцией КС в некоторых случаях – например, установление наличия или отсутствия процедурных нарушений. Во-вторых, есть категория дел, в рамках которой устанавливаются факты – например, процедура проверки правильности процедуры выдвижения обвинения Президенту РФ в государственной измене.

Ст. 74 ФКЗ – требования к решению КС: КС принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции органа, конституционность которых подвергается сомнению в обращении. Конституционный Суд Российской Федерации при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении. То, что в задаче указано, что КС опирался на иные доводы, это правильно – КС доводами заявителя не связан. Но КС связан предметом обращения, и в этом смысле КС не может признавать неконституционной нормой ту норму, которую заявитель не оспаривал, и в задаче вот это нарушение имеется, КС вышел за пределы предмета обращения.

Нужно почитать про порядок работы КС, про заявителей, потому что такие процедурные вопросы могут встретиться в любой известной нам задаче, и мы можем потеряться, а если не ответим на эти вопросы, то будет сильное снижение оценки.