Подпольные индивидуальная и групповая сеансы психотерапии с использованием MDMA, LSD и 2-СВ: результаты, последствия и комментарий

Обзор

Подпольная психоделическая психотерапия сохранилась в Европе, несмотря на запрет веществ LSD и MDMA в 1960-х и 1980-х годах, соответственно. В данной статье описывается работа психотерапевта из Цюриха, которая занималась индивидуальной и групповой психоделической психотерапией в течение нескольких лет до ее ареста в 2009 году. В статье приводятся комментарии по психофармакологическим, моральным, этическим и юридическим вопросам данного вопроса и обсуждаются проблемы в контексте растущего кол-ва медицинских исследований психоделических веществ в качестве основного направления в психиатрии.

Вступление

Психоделические (галлюциногенные) вещества использовались ныне вымершими не-западными культурами в течение тысячелетий для психо-духовного исцеления. Эти вещества широко исследовались в психиатрии после открытия LSD в 1943 году (Hofmann, 1980). Большинство психоделических исследований закончилось к 1970-м годам на фоне увеличившегося употребления наркотиков. В течение последующих 40 лет работа с психоделическими веществами свелась на нет вплоть до недавнего возрождения интереса к этим соединениям в качестве вспомогательных средств для психотерапии (Sessa, 2005).

Несмотря на перерыв в клинических исследованиях с 1960-х годов, было несколько мест, где врачи продолжали нелегально использовать психоделики для психотерапии. В этой статье, появившейся в ходе нескольких интервью между британским психиатром Беном Сессой и немецким психиатром Фридерике Фишер, описывается один такой проект индивидуальной и групповой психотерапии, который длился несколько лет в Швейцарии вплоть до 2009 года. Проект подошел к концу, когда доктор Фишер и ее муж были арестованы и преданы суду.

История Фридерике и её образование

Фридерике получила медицинское образование в Германии, специализировалась на медицине труда и психотерапии. Далее она проходила обучение в США в качестве куратора в Holotropic Breathwork® с доктором Станиславом Гроффом, который много работал в области психотерапии с использованием ЛСД в 1960-х и 1970-х годах (Grof, 1980/2001).

В Швейцарии в период с 1988 по 1993 год в законодательстве, касающегося клинического применения психоделических веществ, был краткий период "оттепели", а поэтому была сформирована группа для инструктажа терапевтов с установкой на использование, главным образом, МДМА и ЛСД. Психолитическая психотерапия подразумевает под собой психотерапию с дозами от низкой до умеренной - в отличие от традиционной «психоделической» психотерапии, которая включает однократное или нечастое использование очень высокой дозы препарата. После того, как Фридерике впервые сама попробовала МДМА, то «сразу поняла, что его можно использовать терапевтически». Она и ее муж присоединились к учебной группе, одновременно работая в своей частной психотерапевтической практике (без использования ПАВов), проводя сеансы групповой психотерапии в Holotropic Breathwork®, а также работая в области системно-семейных расстановок.

Начало индивидуальной терапии с использованием психоделических препаратов

Когда Фридерике начала предлагать индивидуальные сеансы психолитической психотерапии, ей предложили некоторых пациентов, хотя большинство из них уже прошли с ней курс немедикаментозной терапии. Только 4% её пациентов продолжили лечение с помощью ПАВ.

Выбранные для психолитической психотерапии "кролики" считались либо неизлечимыми, либо потерпели провал в лечении традиционными средствами.

Начало сеансов МДМА-терапии

Пациент начинал с психообразования, с природы психолитического опыта и с того, что вообще стоит ожидать от вещества. Затем ему была предложена индивидуальная сессия с применением МДМА. И только когда он уже был знаком с MDMA и чувствовал себя комфортно (порой - после нескольких таких сеансов), только тогда он мог быть приглашен к группе.

Со слов Фридерике, "требуется некоторое время, чтобы узнать МДМА… Чтобы распознать плато и спады, а также как работать с данным состоянием".

Первичные сеансы также использовались для осознания важности правил, используемых в группе. Как только пациент был готов, ему предлагали присоединиться к группе, где наряду с МДМА можно было бы узнать другие вещества, такие как ЛСД или 2-CB.

Характеристика пациентов в психолитической группе

Всего 97 пациентов Фридерике прошли психолитическую терапию, а 60 из них состояли в психолитических группах. Соотношение мужчин и женщин составляло 50/50; возрастной диапазон - от 18 до 70 лет. Среди участников были представители различных социальных статусов, но большинство из них были хорошо образованными и интеллектуально развитыми людьми. Средняя продолжительность пребывания в группе составила 25 сеансов в течение нескольких лет.

Фридерике сама руководила всеми групповыми сессиями, а ее муж Конрад, хоть и не терапевт, тоже присутствовал на большинстве сессий (хах, я бы тоже был не прочь присутствовать на халявной эмке, к тому же чистой и без примесей - прим. Alina Lebed'). Его роль заключалась в пассивном наблюдении, обеспечивающим важный сдерживающий элемент в контексте сложной системной динамики, которая, бывало, происходила.

Устройство групповых сессий

Психолитическая группа встречалась по выходным дня раз в месяц (10 раз в год) в доме Фридерике и Конрада в Цюрихе. Хотя сеанс с применением ПАВ проводился в течение всего дня субботы, участники группы оставались у них с пятницы по воскресенье, чтобы принять участие в других аспектах терапии, не связанных с ПАВ.

В 19:00 в пятницу участники собирались и ужинали вместе с хозяевами дома, рассказывая впечатления и новости с момента прошлой сессии и обсуждая, чего они хотели бы достичь на предстоящей сессии. Каждый пациент писал протокол, в котором он резюмировал опыт последнего сеанса и который был своего рода "проходкой" для дальнейшего участия.

В субботу утром Фридерике готовила ПАВ в соответствии с индивидуальными особенностями каждого. Фридерике установила дозировки для начинающих, а уже опытные участники вместе с Фридерике решали сами, какая доза необходима. После легкого завтрака все начинали с Ритуала Обещания:

Я обещаю хранить молчание о людях, о локации и о святом лекарстве. Я обещаю не навредить ни себе, ни другим во время или после сеанса. Я обещаю вернуться с сессии более исцеленным и опытным, и я несу ответственность за то, что я здесь делаю сам.

Затем все участники брались за руки, желали друг другу удачного трипа, принимали первую дозу (как правило, МДМА) и сразу ложились.

Фридерике и Конрад всегда принимали то же самое, что и их подопечные. На ранних стадиях психолитической терапии она экспериментировала с тем, чтобы не принимать ПАВ, но ��бнаружила, что ее терапевтическое вмешательство было более эффективным тогда (как описано ее клиентами), когда она принимала вместе с ними.

В течение следующих 90 минут все лежали неподвижно и с закрытыми глазами, лежа на матрасах (ну или сидя). Затем Фридерике проигрывала первую из множества различных музыкальных произведений, начиная от классической и вплоть до нью-эйдж, в разных темпах, чтобы «пробудить» участников к воздействию ПАВ, после чего они собирались в круг и концентрировали свое внимание на психотерапевтической работе.

В течение следующих трех часов Фридерике руководила членами группы в их индивидуальной и групповой терапии (о чём чуть позже). Затем перерыв в 13:00, и после этого Фридерике раздавала каждому второй препарат - обычно ЛСД, но иногда 2-CB.

Затем начинался еще один период молчания, за которым следовала музыка, чтобы привести клиентов к некой такой точке, где встречались MDMA и LSD/2-CB. На втором пике они снова начинут интенсивную психотерапевтическую работу, которая может длиться пять-шесть часов.

Около 9 часов вечера сессия заканчивалась. Группа ужинала, а затем ходили гулять. Никому не разрешилось ходить в одиночку. К полуночи все ложились спать.

Утром воскресенья все встречаются на сессии, посвященной немедикаментозному лечению, чтобы обсудить и закрепить успехи прошлого дня. Затем пациенты оплачивают расходы и расходятся по домой. Стоимость составляла от 300 до 400 швейцарских франков (19 - 26 тысяч рублей по нынешнему курсу) за всё-всё-всё. Некоторые пациенты, имевшие трудности с финансами, оставались и помогали с делами по дому.

В следующие две недели все участники отправили Фридерике письменный отчет о своем опыте. Каждый мог свободно связаться с Фридерике в любое время и организовать индивидуальный сеанс один на один (без наркотиков) перед следующим сеансом психолитической терапии, если это было необходимо.

Выбор и дозировка веществ, используемых для сеансов

  1. MDMA: 80–130 мг
  2. LSD: 50–200 мкг
  3. 2-CB: 15–30 мг

Комбинации веществ

Большинство психолитических сессий начиналось с MDMA, затем в середине сеанса в ход шёл ЛСД или 2-CB. Иногда сеансы начинались с 2-CB или с ЛСД (в редких случаях использовались другие вещества, такие как аяхуаска или псилоцибин). Важно отметить, что все участники (включая Фридерике и Конрада) на любой сессии всегда принимали одно и то же вещество в одно и то же время: менялись только дозирвоки.

Применение МДМА в качестве психотерапевтического средства

МДМА действует на рецепторы 5-НТ2А и 5-НТ2В, создавая чувство пониженной тревоги и депрессии, а также чувство эйфории и благополучия. Его эффекты на 5-HT2A рецепторы (на которые преимущественно действуют «классические» психоделики, такие как ЛСД) способствуют оригинальному и инновационному мышлению. МДМА также оказывает влияние на альфа-2 рецепторы, вызывая спокойствие и расслабление. Действие МДМА на рецепторы дофамина и норадреналина вызывает усиление возбуждения и мотивации. А воздействие на гипоталамус вызывает выброс окситоцина, усиливая эмпатию и привязанность. Все эти нейробиологические аспекты, вместе взятые, обеспечивают оптимальные психологические условия, чтобы сделать МДМА полезным лекарственным средством для психотерапии.

Психологическая динамика в рамках групповой психолитической работы

В ходе лечения пациенты приобретали опыт работы с ментальными пространствами, вызванными психоактивными веществами, с целью исследования и решения своих индивидуальных психологических проблем. Фридерике описывает три последовательных этапа психолитической терапии, сродни личностному развитию клиента: "Начальная школа", "Средняя школа" и "Старшая школа".

Этап "Начальной школы"

В среднем за 10 сеансов участники получают основные навыки, необходимые для работы с МДМА и другими веществами. Фундаментальный навык - "Саморефлексирующее Я": научиться быть саморефлексирующим и постоянно осознавать свою личность, чтобы "отпустить" не предвзятым образом. Такая осознанность необходима, чтобы справиться с психологической сущностью, выпускаемой ЛСД и 2-CB. Становление "Сопереживающим Наблюдателем" даёт начальную точку отсчета для изучения новых мыслей без сопротивления.

Фридерике начинает терапевтическую фазу сеанса с вопроса "Где вы?", что побуждает клиентов внимательно наблюдать за своими проблемами без привязки к какой-то определенной мысли.

Появляются сцены из детства с соответствующими размышлениями о родителях и о психологических травмах (к примеру, сексуальное, физическое или эмоциональное насилие). Эти переживания были проработаны с помощью специфической работы, применяемой для работы с травмами. Фридерике сподвигла пациентов снова пережить эту травмирующую ситуацию, остававшихся при этом на связи со своей взрослой сущностью, обеспечивая таким образом безопасность, поощряя детскую сущность пациента и помогая ему разграничить прошлое и настоящее. Нередко травмы такого рода требуют работы и с телом, т.к. они сохраняются и в организме. Таким образом, связь между событием и травмой разрывается. Иногда Фридерике начинает символическую ролевую игру по сценарию, где Конрад выступает в роли матери или отца. Пациентам рекомендуется вступать в словесный диалог друг с другом по ролям, чтобы воспроизвести психологическую динамику и изучить системные проблемы - все время находясь также и в позиции Сопереживающего Наблюдателя в качестве не осуждающего ориентира, скажем так.

Прогресс на стадии "Начальной школы" приводит к процессу "Исправления нового опыта", в котором решаются конкретные личные проблемы и ранее не исследованные динамики отношений. Очень часто обнаруживалась до сих пор живущее чувство глубокой любви между родителями и самими собой. Они могут пережить сильные внутренние личные откровения - как в рамках психолитических сессий, так и нет - и захотеть внести серьезные изменения в свою жизнь (женитьба/развод, уход с работы, смена деятельности и т.д.). Фридерике в таких ситуациях говорит с ними о важности "быть с" проблемами и приобрести больше опыта с веществами, прежде чем принимать такие радикальные решения.

Этап "Средней школы"

Может длиться еще 10 сеансов. Тут пациенты могут легче распознавать ментальные пространства веществ тех или иных препаратов и развивают предпочтения к веществам и их дозировкам. Они учатся управлять своими внутренними процессами самостоятельно, с меньшим вмешательством со стороны Фридерике. Они могут углубиться в свой опыт и задавать себе вопросы о биографических проблемах, но не должны позволять себе верить, что у них есть все ответы.

При более пристальном рассмотрении системных и динамических проблем пациенты могут устанавливать связи между различными аспектами своей жизни, например, с отношениями дома, на работе, со своим партнером и детьми. Появляется все больше духовных переживаний, и они начинают понимать проблему "отражения" - то, что они видят является отражением того, что они чувствуют.

Этап "Старшей школы"

Может длиться до 20 сеансов. К этому времени пациенты полностью интегрировали концепции спокойствия и не привязки к эмоциональным переживаниям. Они в достаточной мере знают суть и могут проводить психолитические сеансы самостоятельно. Они могут использовать более низкие дозы и им нужно меньше или вообще не нужно слушать музыку, так как они научились оставаться уравновешенными и подниматься выше в своём познании с меньшим воздействием извне.

Такие пациенты начинают интегрировать свое обучение и полученные навыки в повседневную жизнь. Приобретенное самоосознание обеспечивает им мир и безмятежность, чтобы по-новому справляться со своими жизненными проблемами. Они изменились.

Духовная проницательность дает понимание того, что вы являетесь частью нечто гораздо большего, чем вы сами. Пациенты часто заявляют, что в основе всего опыта лежит концепция любви,связывая вместе все остальные аспекты жизни. Это очень важно для тех, кто до сих пор никогда не имел возможность вкусить любви. Чувство любви является фундаментальной характеристикой психоделических веществ и особенно МДМА. Этот ПАВ дает клиентам возможность любить и, что особенно важно, чувствовать себя любимыми, что имеет огромный потенциал для лечения для клиентов с психологической травмой.

Клинические результаты психолитической групповой работы

Как и многие психотерапевты, Фридерике обычно не собирала количественные психологические показатели прогресса своих клиентов. Но качественные результаты 97 клиентов, которые прошли психолитическую психотерапию, были чрезвычайно положительными. Не было никаких серьезных побочек, психозов, госпитализаций и самоубийств среди пациентов, активно проходивших психолитическую терапию. Почти все клиенты описывали улучшение своих отношений и дома, и на работе. Некоторые остались со своими партнерами, некоторые нашли в себе силы уйти. Некоторые остались на своих рабочих местах, а у других появились новые интересы, поменялся образ жизни - как правило, рутинный образ жизни поменялся на не-обывательский. Например, один человек бросил свою высокооплачиваемую должность и стал консультантом-адвокатом, а другой стал социальным работником.

Конец всего

В 2009 году Фридерике и Конрада арестовали, когда бывшая пациентка настучала на них полиции. Эта женщина вместе со своим мужем изначально успешно занималась немедикаментозной и психолитической терапией. Пара сперва поблагодарила Фридерике за положительный опыт использования MDMA и ЛСД. Но позже в ходе терапии пара рассталась в результате прозрения мужа. Покинув родной дом, муж ненадолго поселился с Фридерикой и Конрадом из-за отсутствия дома, собственно. Впоследствии эта жена обвинила Фридерике в том, что ее муж решил расторгнуть брак, и решила сообщить полиции о подпольной терапии. Она сказала, что Фридерика и Конрад использовали МДМА и ЛСД для «промывания мозгов» своего мужа и настроили его против нее. Она стала отрицать какие-либо положительные эффекты от сессий. На основании этих данных полиция установила наблюдение за домом Фридерике и Конрада и прослушивала их телефон, просматривала электронную почту в поисках доказательств торговли наркотиками.

Арест

В октябре 2009 года полиция провела обыск в доме и обнаружила четыре таблетки и две капсулы МДМА, четыре марки ЛСД и конфисковала документацию, а также компьютер пары. Фридерика и Конрад были арестованы и помещены под стражу в отдельные клетки в срок почти двух недель, в течение которых их допрашивали. Полиция не нашла доказательств того, что пара занималась наркотиками, и им разрешили вернуться домой.

Судебный процесс состоялся в июле 2010 года. Прокурор обвинил Фридерику и Конрада в сбыте наркотиков и в угрозе общество в целом, потому что ЛСД, мол, был опасным наркотиком (следует отметить, что обвинение не говорило о том, что использование ими МДМА также угрожало обществу. Интересно, что в швейцарском законодательстве отсутствует концепция нейротоксичности, связанной с МДМА).

В защиту Фридерике и Конрада выступил ряд влиятельных психолитических терапевтов и нейробиологов (Эде Фречска, Питер Гассер, Станислав Гроф, Дэвид Николс, Рик Страсман и Майкл Винкельман), пытавшихся показать, что ЛСД не является опасным наркотиком и что у него нет значительного физического или психологического побочного эффекта при использовании в контролируемых клинических условиях. На основании этих доказательств обвинение в том, что пара подвергает общество опасности, было полностью отвергнуто.

Фридерике представила еще литературу от Альберта Хофманна, Торстена Пасси и других учёных в качестве доказательства того, что они уделяли пристальное внимание "сету и сеттингу" на протяжении всей своей практики психолитической терапии и что их проект не приносил прибыли и никоим образом не касался наркомании или рекреационного/гедонистического употребления наркотиков. Скорее вещества использовались с большой осторожностью и вниманием в контексте терапевтической обстановки.

Фридерике обращалась напрямую к судье:

Для меня психоделики, такие как МДМА и ЛСД, не являются наркотиками. Это психо-интегративные вещества, которые использовались в течение тысяч лет. Это не похоже на пьянство. Клиенты находятся в состоянии повышенного сознания и осознания, в котором они могут эффективно выполнять психотерапевтическую работу.

Судебное заседание длилось всего три часа. Фридерике описывает ожидание вынесения приговора как «самые пугающие несколько часов в моей жизни», поскольку она знала, что есть шанс получить тюремное заключение сроком до 20 лет за предъявленные ей обвинения. Тем не менее, судья понял, что они не имели дела с продажей наркотиков и что их пациенты добровольно использовали вещества в контексте клинического вмешательства. Приговор был относительно мягким: Конрад был оштрафован на 10 000 швейцарских франков (640 тыс. рублей) и получил два года испытательного срока. Фридерике была оштрафована на 2000 швейцарских франков (130 тыс. рублей) и приговорена к 16 месяцам условно с последующим испытательным сроком в два года.

Другие результаты

Местные СМИ окрестили пару "дьявольской" и выдвинули ложные обвинения в том, что Фридерик и Конрад проводили "сексуальные оргии", устроили вообще культ и, мол, наживались на продаже наркотиков. Собственно, поэтому Цюрихский совет по здравоохранению пригрозил лишить Фридерике профессиональной лицензии. Впоследствии она добровольно отказалась от своей квалификации психотерапевта, чтобы не испытывать позор подобного рода.

Комментарий

Эта замечательная история порождает много вопросов, достойных комментариев. Существуют вопросы относительно эффективности и безопасности психолитической терапии и способа, которым она проводилась в конкретно данном случае. Есть вопросы относительно юридических аспектов этих веществ, законов о наркотиках в их нынешнем виде и моральных и этических проблем касательно Фридерике и Конрада и их проекта.

Что они могли сделать по-другому?

Фридерике знает, что она отклонилась от типичных рамок между клиентом и терапевтом, позволив бывшему мужу своей пациентки ненадолго поселиться с ней и Конрадом. Тем не менее, она утверждает, что в случае психолитической психотерапии иногда бывает сложно найти приемлемую дистанцию между терапевтом и клиентом. Тем не менее, данный поступок остаётся весьма спорным.

Другая особенность этого проекта заключается в том, что Фридерике не могла свободно консультироваться с коллегами. Ей было трудно поделиться своими мыслями, чувствами и нуждами с кем-либо извне. Любой клинический врач, работающий в изоляции, рискует не увидеть ловушки или новые точки зрения на терапию, а также полностью отдан "на милость" пациентов.

Фридерике полностью полагалась на доверие пациентов, чтобы держать всё в секрете. Ритуал Обещания, начинавший каждую сессию, помог, в некоторой степени, скрыть проект. Но независимо от того, насколько квалифицирован психотерапевт, неизбежно, что в какой-то момент может произойти такая динамика, при которой пациент перегружен проблемами, возникающими в результате терапии, и решит пожаловаться. Когда это происходит в традиционной психотерапии, терапевт может обратиться за поддержкой к коллегам или к профессиональным организациям. В этом случае у Фридерике не было такой поддержки, что сделало ее и ее пациентов уязвимыми.

Тем не менее, проект мог быть закрыт в любое время любым из клиентов за годы до его фактического окончания. Тот факт, что это продолжалось так долго, на самом деле демонстрирует действительно очень высокий уровень взаимопонимания между терапевтом и пациентом - возможно, больший, чем при традиционной терапии.

Оглядываясь назад, Фридерике могла бы быть более рассудительной в выборе пациентов, чтобы избежать тех, кто не готов нести ответственность за свои действия. Впрочем, на самом деле она была рассудительна - набрала всего 4% от своего доступного пула клиентов, которых она лечила. Таким образом, нет никаких доказательств того, что у нее был бесцеремонный подход к применению терапии с помощью веществ.

Моральные и этические дилеммы

Некоторые наркотики являются законными, широко рекламируемыми и социально одобренным, несмотря на то, что они более токсичны, чем многие другие, использование которых ограничено. Этот факт и негатив в СМИ против Фридерике и Конрада отражают критические настроения широкой общественности по поводу незаконных наркотиков. Многие ошибочно полагали, что Фридерике получила большую прибыль от своей работы, даже если цена, взимаемая за терапию в течение всех выходных, ниже, чем некоторые психотерапевты взимают за один двухчасовой сеанс традиционной психотерапии.

Фридерика знала, что эти вещества предлагают ее клиентам такую возможность, которая недоступна при традиционной психотерапии. Вещества можно было безопасно использовать с соответствующим "сет и сеттингом": чему она неукоснительно следовала. Она была консервативна в выборе клиентов и старалась обеспечить их адекватное наблюдение за пределами сеансов.

Осуществив все эти меры контроля, Фридерике, тем не менее, проводила терапию, несмотря на незаконность. Делает ли это ее глупым нарушителем закона? Или она - смелый клиницист, готовый нести личную ответственность (за что она впоследствии заплатила цену) за то, чтоб обеспечить жизнеспособное клиническое вмешательство для своих пациентов?

Насколько распространена подпольная терапия?

Есть основания полагать, что в Швейцарии действуют десятки подобных групп психотерапии, использующих МДМА, ЛСД и другие препараты. И вполне возможно, что такая практика есть и в Великобритании. Многие люди сегодня используют психоделические наркотики как часть лечения, а не просто как акт гедонизма (www.bluelight.nd).

В 2009 году в Берлине в результате группового сеанса подпольной психолитической терапии умерли два человека. Пациенты случайно получили смертельные дозы препарата метилона (MDMC, 3,4-метилендиоксиметкатинон, bk-MDMA). Эта трагедия только подчеркивает риски, связанные с отсутствием контроля качества у подпольных терапевтов.

Будущее психоделических исследований

После 60 лет повсеместного рекреационного употребления ЛСД сотнями миллионов людей не было зарегистрировано ни одного случая смерти или каких-либо клинически значимых проблем, вызываемых этим препаратом. Хотя ЛСД является чрезвычайно мощным веществом, уже неоднократно демонстрировалось, что его можно совершенно безопасно использовать в клинических условиях с должной осторожностью и вниманием. Как и в случае с МДМА, после 25 лет его интенсивного рекреационного юза во всем мире уровень заболеваемости и смертности остается очень низким, а при его применении в контролируемых клинических условиях нет существенных доказательств необратимой нейротоксичности.

В настоящее время десятилетия неофициальных примеров положительного использования психоделиков в качестве средств для лечения подкрепляются современными клиническими испытаниями. Перед лицом непрекращающихся психических расстройств - особенно расстройств, связанных с тревогой, - мы наблюдаем рост числа клиницистов, ищущих жизнеспособные альтернативные варианты лечения. Все современные клинические психоделические исследования, хотя и были изначально хорошо спланированы, тем не менее должны выстоять перед лицом закона, общества и морали.

Психоделические исследования, проведенные в последние годы, включают в себя исследование DMT на человека, кетаминовую психотерапию для лечения героиновой зависимости, использование психотерапии с псилоцибином для лечения обсессивно-компульсивного расстройства и использование MDMA для лечения посттравматического стрессового расстройства. И ещё множество исследований проводится по всему миру.

Ренессанс в психоделических исследованиях процветает. По-видимому, становится все более вероятным, что в течение следующих 10–15 лет клиницисты, желающие оказывать психотерапевтическую помощь при помощи психоделических препаратов, смогут проводить подобную форму лечения с использованием регулируемых, законных и надлежащим образом контролируемых структур .

Напоминаем, что мы против распространения, продажи и приема психоактивных веществ.

Незаконное производство, сбыт, пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и незаконные сбыт и пересылку растений, содержащих наркотические средства / психотропные вещества карается в соответствии с законом 228.1 УК РФ.

"Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ карается в соответствии с законом" КоАП РФ. Статья 6.13.

Канал TG: Мы не наркоманы: мы - учёные!

Реклама, обратная связь: Alina Lebed'