Опасный профессор

Дэвид Натт хочет сделать наркополитику государств научно обоснованной и дать миру безопасную альтернативу алкоголю. "Если бы только политики слушали..." - говорит он.

Дэвид Натт пытается разработать новый рекреационный наркотик, который, как он надеется, будет принят миллионами людей по всему миру. Нет, 62-летний ученый не пустился "во все тяжкие". На самом деле он надеется сделать доброе дело. Его наркотик заменит алкоголь, чтобы создать напитки, которые действуют так же, как пиво или виски, но менее токсичны. И эта разработка будет иметь противоядие, чтобы полностью свести на нет его эффекты, позволяя людям мгновенно протрезветь и безопасно поехать домой.

Натт, психоневролог Имперского колледжа Лондона и бывший главный советник британского правительства по наркополитике говорит, что он уже определил парочку претендентов, на которых он готов сконцентрировать своё внимание. "Мы знаем, что люди любят алкоголь, им нравится отдых, им нравится это чувство опьянения", - говорит Натт. - "Почему бы нам просто не позволить им делать это с наркотиками, которые не будут губить их печень или сердце?"

Но когда он представил публике свою идею в радиопрограмме BBC в конце прошлого года и обратился с призывом о финансировании, многие были потрясены. Благотворительная организация, занимающаяся вопросами алкоголя, раскритиковала его за то, что он "подменял одно вещество, вызывающее зависимость, на другое"; комментатор назвал трансляцию "возмутительной". Газеты сравнивали его синтетический наркотик с сомой, опьяняющим соединением из утопического романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». Некоторые из его коллег отклонили эту идею как научно невозможную.

Натт не был удивлен. Будучи убежденным сторонником более просвещенной и рациональной политике в отношении наркотиков, он долгое время был громоотводом. Политики, по мнению Натта, принимают иррациональные решения о наркотиках, которые помогают им набирать голоса, но дорого обходятся обществу в целом. По его словам, наркополитика часто основывается на моральном суждении о том, что люди не должны употреблять наркотики. Вместо этого она должно отражать то, что наука знает о вреде различных веществ: особенно то, что многие из них гораздо менее вредны, чем легальные вещества, такие как алкоголь, как он говорит. План альтернативного синтетического алкоголя - его собственная попытка уменьшить ущерб, который может нанести употребление наркотиков; он считает, что это может спасти миллионы жизней и миллиарды долларов.

Такие взгляды - и столь воинственное отношение, с которым он их поддерживает, - часто приводят Натта к ожесточенным спорам. Газеты окрестили его "Профессор Натти" [Nutty - рехнувшийся] или "Опасный профессор". В 2009 году он был уволен с поста председателя Консультативного совета Соединенного Королевства по вопросам злоупотребления наркотиками, которому поручено давать научные рекомендации министру внутренних дел, после того, как он раскритиковал решение правительства о марихуане [было принято решение ужесточить ответственность].

Но в ноябре 2013 года он получил премию Джона Мэддокса за поддержку науки. "В обстоятельствах, которые унизили бы и заставили бы молчать большинство людей, - писал нейробиолог Колин Блейкмор, один из судей, - Дэвид Натт продолжал настаивать на важности научных фактов в понимании вреда наркотиков и в разработке наркополитики".

Спорные сравнения

Дэвид Натт не похож на опасного профессора. Низкорослый и тяжеловатый, с веселым круглым лицом и старомодными усами его можно принять за лондонского таксиста. Он слегка прихрамывает, у него приземлённая речь, и он очень много смеется, когда говорит. "Он настоящая личность", - говорит психофармаколог Райнер Шпанагель из Гейдельбергского университета в Германии. "Вы можете быть на собрании и почти добиться результата, когда он придет с опозданием на час или больше, всё раскидает и, в конце концов, убедит всех в своей позиции".

Натт говорит, что в раннем возрасте он понял, что "познание того, как работает мозг, является самым интересным и сложным вопросом во Вселенной". Когда он был подростком, его отец рассказал ему историю о том, как Альберт Хофманн, первооткрыватель ЛСД, принял дозу этого наркотика и испытал чувство, что поездка на велосипеде домой заняла часы вместо минут. "Разве это не изумительно, что наркотик может изменить время?" - спрашивает он. В свою первую ночь, когда он был студентом в Кембридже, он снова стал свидетелем употребления наркотиков, когда пил с друзьями. Двое из них не могли остановиться. "Я просто смотрел, как они трансформируются. Один из них начал причитать и плакать, а другой стал чрезвычайно агрессивным".

Натт говорит, что во время своей работы лечил многих алкоголиков, но не смог "никого заинтересовать в том, как уменьшить их зависимость от вредного для них напитка". Он решил первым в Англии ответить на этот вопрос и позже, будучи начальником отдела, он пришёл к выводу, что типичный "лошадник" может ожидать серьезного несчастного случая примерно каждые 350 часов езды. Спорт, заключил он, был более опасным, чем пресловутый наркотик. Это "поднимает критический вопрос о том, почему общество терпимо - а на самом деле даже поощряет - к некоторым формам потенциально вредного поведения, но порицает другие, такие как употребление наркотиков", добавил он.

Политики не были удовлетворены, и причудливая ссылка Натта на вымышленную болезнь, которую он назвал синдромом зависимости от лошадей, или "эквази", не помогла. В своей книге "Наркотики - без горячего воздуха" Натт рассказал о своей телефонной беседе с министром внутренних дел Жаки Смитом после публикации. (Смит называет это "приукрашенной версией" их разговора)
Смит: «Вы не можете сравнить вред от легальной деятельности с нелегальной».
Натт: «Почему бы и нет?»
С: «Потому что одно из них незаконно»
Н: «Почему это незаконно?»
С: «Потому что это вредно»
Н: «Разве нам не нужно сравнивать вред, чтобы определить, должно ли это быть незаконным?»
«Вы не можете сравнить вред от легального с нелегальным»

Натт говорит, что такая порочная логика возникает снова и снова, когда он обсуждает наркотики с политиками. «Это то, что мы бы назвали "расщеплением" в терминах психиатрии: это примитивное, детское мышление - хорошие и плохие вещи, чёрный и белый мир», - говорит он.

Он часто бывает столь откровенен. Он сравнивает то, как законы о наркотиках мешают законным научным исследованиям, например, в области медицинских применений психоделических соединений, с действиями церкви против Галилея и Коперника. Когда Великобритания недавно запретила кат, - растение, содержащее стимулятор, который популярен среди жителей Африканского Рога и Аравийского полуострова, - он сравнил это решение с запретом кошек. И он обвиняет российское правительство в умышленном использовании алкоголя с целью ослабления оппозиции. "Какими бы несчастными они ни были, как бы они ни ненавидели свое правительство и свою страну, они будут просто пить, пока не убьют себя, поэтому они не будут протестовать", - говорит он.

Но его позиция в отношении конопли лишила его работы. В начале 2009 года, игнорируя рекомендации консультативного совета Натта, Смит перевел каннабис из класса С в класс В, увеличив максимальный штраф за хранение с 2 до 5 лет лишения свободы. Несколько месяцев спустя Натт раскритиковал это решение в ходе публичной лекции, утверждая, что "в целом употребление каннабиса не приводит к серьезным проблемам со здоровьем" и что табак и алкоголь являются более вредными. Когда СМИ сообщили об этих замечаниях, Алан Джонсон, сменивший Смита на посту министра внутренних дел в середине 2009 года, попросил его подать в отставку. "Его попросили уйти, потому что он не может быть одновременно советником правительства и противником политики правительства", - написал Джонсон в письме в The Guardian.

Натт не ушёл спокойно. При финансовой помощи молодого управляющего хедж-фонда Тоби Джексона он создал конкурирующий орган - Независимый научный комитет по наркотикам, - чтобы гарантировать, что общественность может получить доступ к чистой, научно доказанной информации о наркотиках без вмешательства со стороны политических или коммерческих интересов. "Политика искажает не только законы о наркотиках, но и само исследование" - утверждает он. "Если вы хотите получить деньги от правительства США для работы над наркотиком, вы должны доказать, что он наносит ущерб мозгу", - говорит он.

Один из его любимых примеров - статья, опубликованная в журнале Science в сентябре 2002 года. Исследование, проведенное Джорджем Рикауртом в Университете Джона Хопкинса, показало, что у обезьян, получавших всего две или три дозы экстази, развилось серьезное повреждение головного мозга. Авторы предположили, что "даже люди, которые используют МДМА единожды, могут подвергаться риску существенной черепно-мозговой травмы". Эта статья привлекла большое внимание СМИ, но спустя год после того, как авторы обнаружили, что они случайно вводили животным не МДМА, а метамфетамин, который, как уже было известно, обладает эффектами, наблюдаемыми у обезьян. Натт говорит, что ошибка должна была быть очевидной с самого начала, потому что данные были "явно неверными" и "неправдоподобными с научной точки зрения". "Если бы этот результат был правдой, то дети бы упали замертво от болезни Паркинсона", - говорит он.

Некоторые возмущаются этим боевым стилем. "Он популяризатор, а область наркополитики и так достаточно популяризирована", - говорит Джонатан Колкинс, профессор государственной политики в Университете Карнеги-Меллона в Питтсбурге, Пенсильвания. Но Юрген Рем, эпидемиолог из Центра наркологии и психического здоровья в Торонто, Канаде, говорит, что Натт помог стимулировать дебаты, которые уже давным-давно назрели. "Вы не попадете на первые страницы Ланцета и Нью-Йорк Таймс, если не станете обострять свои аргументы", - говорит Рем, - "Я могу жить с этим".

Ранжирование ПАВ

В 2010 году Натт спровоцировал новый виток споров, когда опубликовал еще одно сравнение: в газете «Ланцет» ранжировали наркотики по вреду, который они наносят. Натт и другие эксперты составили длинный список лекарств по 16 критериям, девять из которых были связаны с потребителем, таким как смерть от передозировки или разрушенные отношения, и семь - с обществом, такими как насилие и экономические издержки. В конце концов, каждое вещество получило оценку от 0 до 100, чтобы указать его общий вред. Алкоголь вышел на первое место, опередив героин; грибы и экстази были в нижней части.

Критики утверждают, что методология исследования была ошибочной, потому что она не затрагивала связь между наркотиками и социальным контекстом употребления наркотиков. "Например, число смертельных случаев, вызванных чрезмерным употреблением алкоголя, будет зависеть отчасти от законов о контроле над оружием", - говорит Колкинс, который называет саму идею выражения вреда от наркотиков каким-либо числом "смущающим".

Колкинс добавляет, что даже если бы был идеальный рейтинг вреда от наркотиков, это не означало бы, что политики должны применять самые жесткие меры контроля над наиболее вредными наркотиками. Предположим, что лекарство A более вредно для человека и общества, чем лекарство B, но примеси в препарате A, если они незаконно произведены, могут привести к потенциально фатальной недостаточности органов, в то время как с препаратом В они просто будут себя плохо чувствовать. Если вы собираетесь запретить лишь один из двух препаратов, это должен быть препарат B, хотя сам по себе он приносит меньше вреда, поскольку криминализация препарата A приведет к более опасному продукту и большему количеству смертей. По его словам, рейтинг Натта в наркотиках - это "псевдонаучное упражнение, которое пытается контролировать политический процесс с технократической точки зрения".

Другие ученые защищали исследование Натта. Использование шкалы вреда Натта, "в какой-то степени ошибочной и ограниченной, может стать качественным скачком в продвижении к научно обоснованной и более рациональной наркополитике в Канаде и в других странах", - пишут два канадских ученых в своей работе «Пристрастие». По словам Рема, независимо от качества исследования, оно оказало огромное влияние. "Все в ЕС знают эту работу, нравится им это или нет. Время делится на ДО появления шкалы и ПОСЛЕ".

Натт говорит, что его сравнения являются важным первым шагом на пути к более обоснованной политике в отношении наркотиков, которая направлена на снижение вреда, а не на морализиторство. Он считает, что наилучшим вариантом будет регулируемый рынок алкоголя и всех веществ, менее вредных для пользователя, нежели алкоголь.

Сценарий, при котором только героин, кокаин и метамфетамин останутся незаконными, вряд ли станет реальностью. Но Натт говорит, что он уже видит более рациональную политику. Недавно Уругвай и штаты США Колорадо и Вашингтон узаконили продажу каннабиса для отдыха, шагнув дальше, чем Нидерланды, которые убрали ответственность за продажу и хранение небольших количеств легких наркотиков десятилетия назад. Натт также был рад прочитать недавний комментарий президента Барака Обамы о том, что каннабис менее вреден, чем алкоголь. "Наконец: политик говорит правду", - говорит он. - "Хотя я его предупрежу - меня уволили за такое".

Тем временем, в Новой Зеландии в 2013 году был принят закон, который прокладывает путь для легальной продажи недавно изобретенных рекреационных наркотиков, если они имеют низкий риск причинения вреда потребителю. Натт, который консультировал правительство Новой Зеландии, восхищен тем, что он называет "рациональной революцией в борьбе с рекреационными наркотиками". Сейчас, по его словам, главная проблема заключается в установлении рисков, связанных с новыми наркотиками, что сложно, потому что Новая Зеландия этого не делает. Правительство не разрешает исследования на животных с целью определения, что на самом деле означает «низкий риск». «Я сказал им, что порог должен быть, если он безопаснее алкоголя», - говорит он. «Они сказали: "Боже мой, это будет слишком опасно"».

Безопасный заменитель

Натт уверен, что в настоящее время алкоголь является одним из самых опасных лекарств на рынке, поэтому он пытается изобрести более безопасный заменитель. По оценкам ВОЗ, алкоголь, чей вред варьируется от цирроза печени, рака и фетального алкогольного синдрома до вождения в нетрезвом виде и домашнего насилия, ежегодно уносит жизни около 2,5 миллионов человек. "Когда я исследую мозг людей с хронической алкогольной зависимостью, у многих из них мозг поврежден больше, чем у людей с болезнью Альцгеймера", - говорит Натт.

В статье, опубликованной в этом месяце в «Журнале психофармакологии», Натт и Рем суммируют шесть основных вмешательств, которые правительства должны рассмотреть, чтобы уменьшить вред от алкоголя, таких как МРЦ и ограничения в местах продаж. Они также утверждают, что правительства должны поддерживать разработку альтернатив. Натт указывает на электронные сигареты - устройства, которые нагревают и испаряют раствор никотина - в качестве примера. «Теоретически, электронные сигареты могут спасти 5 миллионов жизней в год. Это больше, чем [число погибших] от СПИДа, малярии, туберкулеза и менингита вместе взятых», - говорит он. «Я бы сказал, что электронная сигарета станет величайшим изобретением для здоровья с момента появления вакцинации».

Может ли алкогольная альтернатива внести такой же вклад? "Я думаю, что эта идея утопична", - говорит Спанагель, немецкий психофармаколог. "Одна из причин заключается в том, что исследователи недавно разработали гораздо более сложную картину того, что на самом деле делает этанол, как его называют химики. Двадцать лет назад они думали, что, как только он достигает мозга, алкоголь проявляет свои многочисленные эффекты, проникая туда через мембраны нейронов и меняя их свойства. Теперь мы знаем, что это чепуха. Чтобы это произошло, нужно выпить 5 литров шнапса", - говорит Спанагель.

На самом деле ученые узнали, что алкоголь, как и другие наркотики, взаимодействует с рецепторами определенных нейромедиаторов. Но в отличие от других веществ, он действует на широкий спектр из них, включая рецепторы ГАМК, NMDA, серотонина и ацетилхолина. Это затруднит поиск вещества, которое бы имитировало большинство желаемых эффектов алкоголя, избегая при этом нежелательных - предсказывает Спанагель.

Натт концентрирует внимание на системе ГАМК - самой важной подавляющей системе в мозгу млекопитающего. Алкоголь активирует ГАМК-рецепторы, эффективно успокаивая мозг и приводя их в состояние расслабления, к которому стремятся многие люди. Натт исследовал некоторые соединения, которые нацелены на ГАМК-рецепторы, и был приятно удивлен. "После изучения одного возможного соединения я был совершенно расслаблен и сонно опьянен в течение часа или около того, а затем через несколько минут после приема противоядия я уже читал лекцию без каких-либо нарушений", - написал он в недавней статье.

Но он хочет пойти еще дальше. "Мы знаем, что разные подтипы ГАМК имитируют разные эффекты алкоголя", - говорит он. Натт прочесал тонны научной литературы и множество патентов на соединения, нацеленных на специфические рецепторы ГАМК, и в еще неопубликованном отчете, которым он поделился с журналом Science, он идентифицирует несколько молекул, которые, по его словам, соответствуют всем требованиям. С его слов, соединения, нацеленные на подтипы рецептора GABAA, называемые альфа-2 и альфа-3, особенно перспективны. Некоторые из этих молекул были выбраны кандидатами на терапевтический препарат именно потому что они имели побочные эффекты, подобные алкогольному опьянению.

Грег Хоманикс, исследователь алкоголя в университете Питтсбурга, скептически относится к тому, что другое вещество может имитировать все положительные эффекты алкоголя. "Вы можете придумать лекарство, которое поможет вам чувствовать себя хорошо. Но будет ли это такое же хорошее чувство, которое даёт алкоголь? Я сомневаюсь в этом". Такой препарат может иметь свои недостатки, предупреждает Андреас Хайнц, исследователь зависимости в Медицинском университете Шарите в Берлине. Всё ещё остается риск привыкания или нанесения вреда небольшой части населения. "Есть некоторое преимущество, когда вы знаете наркотики уже сотен лет, и вы точно знаете, что они делают", - говорит он.

Тем не менее, появление Натта в радиопрограмме BBC привлекло новых инвесторов, начиная с "украинских пивоваров и заканчивая американскими хедж-фондами", говорит он, и Imperial Innovations - компания, предоставляющая услуги по передаче технологий - работает с ним "для рассмотрения ряда вариантов для продвижения исследований", - говорит представитель компании. "Мы считаем, что у нас сейчас достаточно средств для того, чтобы поставить вещество на рынок", - говорит Натт. На самом деле он надеется, что сможет предложить первые коктейли на продажу всего через год.

Даже очень хороший заменитель алкоголя будет сталкиваться с препятствиями. По словам Спанагеля, многие люди не откажутся от напитков, которые они давно знали и любили, таких как пиво, вино и виски. По словам Рема, эта идея также вызовет всевозможные политические и нормативные дебаты. «Как будет выглядеть такой новый препарат? Сможете ли вы купить его в супермаркете? В аптеке? Примет ли это общество?

Независимо от результата, стремление Натта к более безопасному веществу уже заставило людей по-новому взглянуть на алкоголь, добавляет Рем. "Это провокационно: в хорошем смысле этого слова". То же самое можно сказать и о ученом, который придумал это.

31 января 2014 года.

Если хотите поддержать канал и меня, его автора, то буду рад какой-нибудь сумме на мой Bitcoin-кошелёк: 34oBupCGdiDyfoL4Y5qyB7tyNG6x4d4sGs

Напоминаем, что мы против распространения, продажи и приема психоактивных веществ.

Незаконное производство, сбыт, пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и незаконные сбыт и пересылку растений, содержащих наркотические средства / психотропные вещества карается в соответствии с законом 228.1 УК РФ.

"Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ карается в соответствии с законом" КоАП РФ. Статья 6.13.