Вестерн: Майн Рид и Карл Май

Photo from The Spaghetti Western Database

В своё время один мудрый человек заметил, что качество художественного произведения находится в тесной зависимости от его правдивости и смысловой нагрузки. Чем больше в повести (романе) вымысла, тем менее оно отвечает велениям времени и, следовательно, тем быстрее забывается. Смысловая нагрузка – это всё то, что входит в понятие «духовный элемент». Если произведение напичкано исключительно действием, перестрелками и драками, но лишено конечной, человечной цели, его и читать не стоит.

Сегодня мы поговорим о вестерне и наиболее известных мастерах по этой части, каковыми, вне всякого сомнения, являлись Майн Рид и Карл Май.

Death Walley. Photo info: http://finsfeed.com/see-the-wild-west-like-never-before-in-these-rare-photos/

Вестерн – это целое направление, отдельный жанр приключенческой литературы. Для него характерно описание каких-то событий, типичных для эпохи освоения Дикого Запада. Он обязательно включает в себя перестрелки, бои с индейцами, конкуренцию между «белыми» и их противостояние с «краснокожими». Параллельно в сюжет вклиниваются ковбои, чистые, невинные героини или роковые певички, какой-то охотник-одиночка, а то и целые банды, состоящие из «плохих парней». Большинству произведений типа вестерна свойственны быстрый темп развития событий, выстрелы «от бедра», дуэли и, конечно, «всепобеждающее» добро.

В жанре вестерн творили многие известные люди – Брет Гарт, Оуэн Уистер, О'Генри… Известно, что на этом поприще пробовали себя даже известные политики, среди которых были будущие сенаторы и президенты (к примеру, Р. Рейган). Но по читаемости, спросу и кинематографическом воплощении, конечно, наибольшими авторитетами считаются Майн Рид и Карл Май.

Майн Рид

О том, каково приходилось шотландцу в Британии первой половины 19 века, даже говорить не стоит, ибо страна находилась в депрессии, а вместе с ней и образование, и литература. Молодые годы Майн Рида завершились тем, что даже не окончив школу, он уехал в США в поисках лучшей жизни. Кем только ему не пришлось там поработать! – и торговым агентом, и учителем, и репортёром. По долгу службы ему пришлось немало поездить по Штатам, пока не переехал в Филадельфию. Там он встретился с Эдгаром По, который оказал какое-то влияние на его мышление. Правда, позже прославленный автор называл Рида величайшим, но самым живописным лжецом.

Рид принимал участие в Мексиканской войне 1848-49 гг. Известно, что служил он в звании лейтенанта в добровольческом полку. Его характеризовали как человека смелого и даже безрассудного. Он увлекал за собой солдат на рискованные маневры, первым врывался в строй противника, дрался. В битве при Чапультепеке он получил тяжёлую рану в бедро и в звании капитана был отправлен в отставку. Но перед тем он получил незабываемые впечатления, когда едва живой лежал среди трупов и вынужден был созерцать поведение мародёров.

У него были большие планы – например, принять участие в Баварской революции, объездить разные страны, описать многие события. Но последствия ранения приковали его к одному месту. Оказавшись в 1849 году на родине, он публикует свой первый роман – «Вольные стрелки», посвящённый событиям Мексиканской войны. Произведение во многом автобиографично. Главный герой, капитан Галлер, участвует в Мексиканской войне. Как такового сюжета в книге нет, в основном она состоит из зарисовок и интересных фактов из жизни солдат.

За этим романом следуют «Охотники за скальпами», «Жилище в пустыне», «В поисках белого бизона». Последнее произведение написано в жанре записок натуралиста. События происходят в Луизиане. Выходцы из Франции, отец и трое сыновей, должны найти шкуру белого бизона. Купить её нигде не удаётся, поэтому братья решают сами разыскать животное и умертвить. Вплетаются в повествование и сказочные сюжеты: например, у мальчиков есть мешочек из бисера, в котором сокрыта таинственная сила.

Позже Рид женится на дочери своего издателя и посвящает себя литературному творчеству. Именно в те годы он создаёт лучшие свои произведения – «Всадник без головы», «Затерянные в океане», «В дебрях Борнео», «Оцеола, вождь семинолов».

"The Headless Horseman" by Captain Mayne Reid. C.H. Clarke in London, 1869. Picture from archive.org

Именно за «Всадника без головы», прославившего автора на весь мир, он получил большие деньги – пожалуй, впервые в жизни ему посчастливилось держать в руках ощутимую сумму. Не умея распоряжаться ими экономно, он вкладывался в странные проекты: развитие английского посёлка Джерадс-Кросс, реконструкцию мексиканского поместья. Растранжирив все деньги, в ноябре 1866 года Рид ненадолго обанкротился.

Но Англия с её вечными туманами и чопорностью плохо влияли на самочувствие писателя. Не раз он жаловался, что ему предстоит обрасти плесенью и умереть от скуки. Потому в 1867 году он возвратился в США, где в Нью-Йорке попытался организовать журнал. Он рассчитывал на большой успех, но американская публика приняла его начинания довольно холодно. Спустя несколько лет напомнило о себе ранение. Он несколько месяцев пролежал в больнице, после чего вынужден был вернуться на родину.

Здесь он оказался уже никому не нужным. Надежды на лучшее канули в Лету после того, как его несколько раз отказались издавать. Единственным доходом семьи стала его пенсия. Вследствие переживаний он впал в депрессию, которая отрицательно сказалась на его самочувствии. В последние годы он не мог передвигаться без костылей, круглосуточно страдал от боли и жаловался на то, что не может даже полноценно мыслить из-за этого.

Его не понимали, не принимали на родине. Почему? Викторианская эпоха, вообще, была характерна застоем в развитии литературы, искусства, науки. Правительство, развратное до мозга костей, тем не менее, изо всех сил пыталось создавать личину благопристойности, вследствие чего не могли публиковаться творения, наполненные чувственностью и романтизмом, сочувствием к индейцам и человечностью. Нрав у королевы был, скажем, отнюдь не ангельский, она «давила» зародыши свободомыслия даже в собственных детях, что уж говорить о каких-то писателях…

Автор захватывающих приключенческих романов Майн Рид не сумел при жизни сполна насладиться популярностью. Лишь одна книга из шестидесяти по-настоящему полюбилась публике — «Всадник без головы». Биография писателя богата событиями, которые впоследствии отразились на страницах произведений. Однако, несмотря на умение красочно отражать реальные события на бумаге, Майн Рид умер безвестным, больным и бедным человеком. В течение длительного времени его могила на лондонском кладбище Кенсал-Грин была почти забытой, а его творения были более известны за рубежом, нежели в самой Британии.

Карл Май

Не так сложилась судьба у другого мастера вестерна – Карла Мая.

Он родился в очень бедной семье ткача. Среди четырнадцати детей (часть из которых даже не дожили до наступления юности), он не выделялся никакими способностями к литературе или к учению, зато мог стащить какую-либо вещь, глядя в глаза собеседнику. У него были успехи в сфере музыки, и если бы он имел возможность развивать их, возможно, мир получил неплохого исполнителя.

Свои первые деньги Карл заработал в двенадцать лет, помогая игрокам в кегли. Именно в той среде нередко попадались люди, кое-что повидавшее в жизни. Они-то и «заразили» молодого человека жаждой к странствиям и мечтами о счастливой жизни в Америке.

Наверное, в нём с рождения были «заложены» определённые пороки и склонности к авантюризму. Известно, что в 1859 году он был исключён из учительской семинарии за кражу шести свечей. Правда, его помиловали, разрешив продолжить учение в менее престижном заведении. Известно также, что в 1861 году он был кандидатом на должность преподавателя в фабричной школе, но из этого ничего не получилось из-за кражи часов у товарища. Его даже приговорили к шести неделям заключения.

Следующие два года ушли на поиски легальных заработков на пропитание. Он работал во многих домах то в качестве компаньона, то в качестве чтеца, но надолго там не задерживался, ибо всякий раз пытался что-то украсть. То и дело на стенах зданий появлялись объявления о том, что Карла Мая разыскивает полиция за воровство и мошенничество. Например, пользуясь чужим именем, он получил в Лейпциге меховое пальто и тут же заложил его за десять талеров.

Возможно, мелкие делишки его перестали удовлетворять и он решился на нечто более опасное, потому что в 1865 году его приговорили к тюремному сроку в четыре года. Большую часть этого срока он провёл в работном доме в городе Цвиккау. Когда требовали обстоятельства, Карл умел создать хорошее впечатление о себе. Благодаря этому его назначили заведующим тюремной библиотекой. Теперь он получил возможность много читать, что и оказало влияние на его будущее.

После освобождения из тюрьмы его отказывались принимать на работу даже в качестве рядового грузчика, вследствие чего он принимается за старое – воровство и мошенничество. Как и следовало ожидать, в 1869 году его снова задержали, но во время перевозки заключённых он совершает побег. Вскоре он попался за бродяжничество и помещён в тюрьму в Чехии. Там он назвался неким Альбином Веденбахом и утверждал, будто он – сын богатого плантатора с Мартиники, а паспорт попросту потерял. Однако полиция уже хорошо знала его, потому вскоре была установлена подлинная личность проходимца. В 1870-74 гг. он отбывал наказание в тюрьме Вальдхайма, где была невозможна писательская работа из-за строгости режима.

Перечня экстравагантных злодеяний Карла Мая достаточно, чтобы предположить: речь шла о поступках не вполне здорового человека. Саксонская полиция не приняла эти обстоятельства во внимание, но спустя столетие биографы писателя обратились к специалистам. Врачи с громкими именами сделали заключение: Карл Май страдал психическим расстройством, возможно — псевдологией (патологическая лживость; склонность к придумыванию несуществующего с целью возвышения своей личности в глазах окружающих).

На середину 70-х годов 19 века в Германии как раз наметился перелом в издательском деле: индустриализация, повсеместный рост грамотности населения, возникновение многих издательств, которые жаждали нового материала развлекательного характера, – всё это сыграло на руку Карлу Маю, который после освобождений вернулся в Эрнстталь к родителям. Ещё в краткий период между двумя заключениями он наладил отношения с дрезденским издателем Мюнхмейером. Теперь он принял Мая на должность редактора издания «Шахта и горный завод», благодаря чему тому впервые в жизни не приходилось беспокоиться о пропитании.

Казалось, в жизни Мая вроде бы наступил просвет и даже наметились положительные перспективы. Но склонность к мошенничеству проявилась даже теперь. Это видно из воспоминаний людей, лично знавших его. Они выражали удивление по поводу того, как может человек, никогда не учившийся в университете, утверждать, будто имеет степень доктора. Тем не менее, «учёная степень» Мая упоминается в литературных указателях того времени и даже в регистре населения Катцшенброда.

Он ездил по городам и весям, выдавая себя то за лейтенанта полиции фон Вольфрамсдорфа, то за помощника дрезденского профессора права Шаффрата, то за писателя Хейшеля, сына герцога фон Вальденбурга. Воровал на продажу что получится: комплект бильярдных шаров, лошадь с упряжью, курительную трубку, набор полотенец из ресторана. Казалось, что преступника больше финансовой выгоды интересовали элегантность замысла и социальное положение персон, именами которых он представлялся. Жил этот врун и воришка где попало, некоторое время даже в лесной пещере; иногда наклеивал накладную бороду. Исчезая, Карл Май периодически распространял среди знакомых слухи о своей «окончательной» эмиграции в Америку.

Ему поручали редактировать развлекательные листки, для которых он писал или перерабатывал статьи либо анонимно, либо под своим именем. Умение «подавать себя» едва не сыграло положительной роли в его жизни, когда издатель попытался женить его на собственной дочери, с которой Карл «закрутил» интрижку. Кое-как вывернувшись из этой ситуации, он переезжает в Дрезден. К тому времени у него уже была подружка – некая Эмма Польмер. Поработав в одном-другом издательствах, он понял, что это приносит куда меньше доходов, чем требовалось, потому становится «свободным» писателем. Но долги возрастали, нечем стало платить за жильё, Эмма грозила бросить его… Он снова решается на мошенничество.

Карл и его вторая жена Клара в 1904 году

В итоге, в мае 1879 года его помещают в тюрьму Штольберга за присвоение себе власти должностного лица. За год до женитьбы на Эмме он выдал себя за должностное лицо, чтобы расследовать обстоятельства смерти дяди невесты. Это уже называется подлогом, который в более развитых странах наказывался весьма строго. Но Карлу, вероятно, покровительствовали какие-то злые духи, поскольку он отделался всего трёхнедельным заключением. Впоследствии он называл это обвинение ошибкой.

Наконец в 1879 году он получает предложение от католической газеты из Регенсбурга «Немецкая сокровищница». Редакция соглашалась платить за его рассказы. Следует сказать, что Карл с того времени и начал плодотворно трудиться. Его рассказы без перерыва публиковались почти десять лет! Благодаря этому мир увидел «Приключенческую поездку в Курдистане», «Караван смерти» и многие другие сочинения. Примечательно, что Карл Май работал и для других изданий, но довольно необычным образом – ранее опубликованные произведения он слегка редактировал и, поменяв названия, надеялся на многократные гонорары. Это, к слову, до некоторых пор ему удавалось.

В 1882 году он заключил устный договор с бывшим издателем, Мюнхмейером, для издания большого произведения «Роза из Эрншталя». Это был довольно примитивный бульварный роман. Устный вариант договора повлёк в будущем длительные споры по поводу авторского права. Тем не менее, тираж составил сто тысяч экземпляров.

Решительный перелом в жизни Карла Мая наступает после знакомства с издателем Фезенфельдом, который предложил собрать все рассказы, выходившие в газете «Немецкая сокровищница», и издать их отдельной книгой. После выхода книги в 1892 году Карл Май обрёл финансовую независимость и покой.

Правда, вскоре он стал терять чувство реальности, всё более и более увлекаясь циклом об Олд Шеттерхенде. Он готов уже был сам поверить, что он и существует — Олд Шеттерхенд, и пережил все его приключения лично. До этого, однако, не дошло, но всё-таки он заказал у оружейника в Кётцшенброде ружья, как у своего любимого героя; в том числе знаменитый винчестер. Читатели ещё более охотно стали отождествлять главного героя книги с писателем, адресуясь к нему как к Олд Шеттерхенду.

В июле 1897 года он дал своим противникам ещё один повод для нападок, заявив перед публикой, — на полном серьёзе — будто бы он знает 1200 языков и диалектов, и как преемник прославленного Виннету, командовал войском из 35000 апачей. У подлинных знатоков Америки это вызывало усмешки, но многие читатели верили.

Открытка "Олд Шаттерхенд и Виннету", 1961 г.

В 1898 году в «Адресной книге Дрездена» случайно оказалось ненапечатанным упоминание о его «докторской степени». Писатель потребовал публично, чтобы неточность была немедленно исправлена. Мало того, он крепко возмущался, когда служащие заикнулись о документальном подтверждении этого звания. Он утверждал, будто получил степень в Руанском университете. Тем не менее, ему было запрещено представляться доктором наук.

Но, по неведомому капризу судьбы (или насмешке рока) вторая жена Мая, некая Клара Плён, оказалась столь же ушлой, как и он, благодаря чему Карл Май получил докторское свидетельство Германо-Американского университета в Чикаго (правда, это стоило ему немалых денег). Но снова тот же проклятый рок посмеялся над тщеславным писакой – спустя несколько дней свидетельство было признано недействительным, поскольку университет оказался под следствием за… штамповку поддельных дипломов.

В то же время, деятельность Мая не ограничивалась лишь литературой. Его версия «Аве Мария» пользовалась широкой известностью и охотно принималась даже знатоками музыки.

Он не брезговал ездить по городам и весям, надеясь укрепить свою славу, получить большую известность и прибыли. Его лекции – довольно посредственные и неинтересные – были платными.

Иногда это приносило немалые прибыли, как это случилось с владельцами одной строительной фирмы, подарившими ему виллу. Сейчас там находится музей Карла Мая. Как свидетельствуют документы, находясь в преклонном возрасте, Май получал за свои книги и их переиздания в других странах около 130 тыс. талеров в год.

Во время путешествия на Восток с ним случались нервные припадки. Дело в том, что к удивлению писателя, Восток оказался далеко не столь романтичным, как он себе представлял! Знатоки утверждали, что это были проявления его давнишней болезни – шизофрении.

В последние годы ему пришлось доказывать не только наличие пресловутой докторской степени, но и опыта жизни в Америке, воинское звание капитана (хотя в армии он никогда не служил) и даже то, что автором своего первого романа является именно он. Первая жена, оказавшись на грани развода, в отместку сожгла бумаги, которые могли бы подтвердить его права.

Он много писал про апачей, хотя за свою жизнь не был знаком ни с одним представителем этого племени. В 1908 году вместе с новой женой он предпринял путешествие в Америку с целью хотя бы увидеть места, о которых писал ранее, но до Аризоны, где жили апачи, так и не доехал.

В своих романах Карл Май самостоятельно дозировал объемы и параметры личного и общественного долга, обращаясь разве что к помощи Господа Бога. Именно так хотели жить миллионы, десятки миллионов людей, именно так хочет жить почти каждый. Неисправимый лгун Карл Май отыскал рецепт удачи для самого себя и для своих бесчисленных и благодарных ему за открытие этого рецепта читателей.

Что может быть страшнее для писателя, чем интерпретация его произведений после его смерти? А это получилось в случае с Карлом Маем. После его смерти в 1910 году супруга, ставшая наследницей не только виллы «Шеттерхенд», но и его творческого наследия, начала заключать договора с некоторыми издательствами для очередного переиздания его творений. По мере этого в некоторые места вносились правки и дополнения. Эту тенденцию продолжили последующие наследники и компаньоны вдовы.

В 1940 году литератор-политэмигрант Клаус Манн опубликовал статью под названием «Ковбой, учитель фюрера», в которой, в частности, писал: «Олд Шеттерхэнд постоянно ссылался на Библию, якобы дававшую ему святое право истреблять представителей неполноценных рас, и Гитлер неоднократно высказывался в том же роде». Манн, считавший Третий рейх «посмертным триумфом Карла Мэя», рассматривал воздействие его книг на умы немецкой молодёжи как тлетворное: «Он отравил их сердца и души прославлением жестокости».

Конечно, автор не виноват в действиях читателей. В конце-концов, и в Библии, при желании, можно отыскать немало антигуманных и даже фашистских мест. Тем не менее, я с большим удовольствием читаю произведения Майн Рида, нежели Карла Мая. Почему? Да хотя бы потому, что первый творил на высоком духовном уровне, благодаря чему и читатель поневоле стремился стать лучшим. А Карл Май – всё же он оставался поверхностным, даже примитивным, вследствие чего и творения его обретали популярность именно среди людей недалёких, духовно ограниченных.

Геннадий Демарёв

Литература

  1. Карцева Е. Н. Вестерн. Эволюция жанра / Елена Николаевна Карцева. – Москва: Искусство, 1976. – 255 с.
  2. Танасейчук А. Б. Майн Рид: жил отважный капитан / Андрей Борисович Танасейчук. – Москва: Молодая гвардия, 2012. – 416 с. – (Жизнь замечательных людей).
  3. Борхерт Д. Карл Май за решеткой: наследие афериста и новый мировой рекорд [Электронный ресурс] / Д. Борхерт, Е. Шуман // Deutsche Welle. – 2011. – Режим доступа к ресурсу: https://www.dw.com/ru/карл-май-за-решеткой-наследие-афериста-и-новый-мировой-рекорд/a-14960154
  4. Материалы Википедии - Свободной энциклопедии