April 16, 2019

Сценарий Нотр-Дама: парижская драма никогда не повторится с соборами Петербурга

Мировой шедевр, собор Парижской Богоматери, сгорел вчера, 15 апреля. Сложно было вообразить, что такое вообще может произойти. С нашими соборами подобного не случится — уровень безопасности если и не 100%, то близок к этому. Они элементарно построены иначе.

Главная пожарная опасность для зданий — ремонт и реставрация, — объяснил архитектор Никита Тимонин. Стены загораются крайне редко, обычно огонь возникает на лесах. Искра от болгарки, попавшая на лак или краску — и всё, полыхнуло.

Может получится как в Париже?

Скорее всего, нет. Наши соборы построены совсем по-другому.

Никита Тимонин:

В готической архитектуре всё строилось с минимальным запасом прочности, за счёт чего и получались такие ажурные конструкции. Наши петербургские храмы — более поздние, и строились уже совсем по другим технологиям, поэтому более надежны. Та часть Нотр-Дама, которая строилась раньше, пострадала меньше, потому что там, грубо говоря, более толстые стены.

А если загорится?

Пожарные говорят, что техники много, её хватит в любом случае: есть и вертолёты, и человеческие ресурсы. Но понадобится очень много воды и придётся перекрыть город. Плюс нельзя всё тушить по одному принципу — где-то, например, можно использовать только порошок. А кое-что нельзя поливать водой сверху, как Нотр-Дам, чтобы не рухнуло.

Но технологии постоянно совершенствуются: скажем, на складах Мариинского театра стоит система обнаружения и тушения, которую разрабатывали специально под них.

Спас на Крови

По идее в самой большой опасности Спас на Крови, который начали реставрировать летом 2017 года, а закончат только в 2025-м.

Последний раз ремонт там был 20 лет назад — за это время кровля начала подгнивать. Весь собор в лесах, пришлось разбирать черепицу, менять сгнившие опоры, стальную обрешётку купола, ремонтировать кладку. Потратили на это больше 300 миллионов рублей.

Петропавловский собор

Горел неоднократно, но очень давно. В 1756 в его колокольню попала молния: от пожара расплавились колокола, обрушились верхние ярусы и кровля.

С тех пор всё было в порядке, но если подобное повторится — что, впрочем, крайне маловероятно — особенно трагичным будет уничтожение усыпальницы. Восполнить такую потерю будет невозможно.

Троицкий собор

Троицкий собор горел в 2006 году — и да, тоже загорелись леса. Огонь уничтожил главный купол и один из четырёх малых, но внутренняя обстановка не пострадала. Купол рухнул, но внутрь не провалился, спасибо конструкции.

Урон тогда составил больше 160 миллионов рублей. Восстановили к 2017 году.

Смольный собор

Реставрировали в 2016 году — обошлось. Пресловутые леса возводили целых полгода. На каждом ярусе поставили пожарные посты и периодически проводили учения. Церковные службы, кстати, не прерывали.

Вот что говорит про него Тимонин:

Смольный, мне кажется, сам по себе достаточно безопасный, там внутри практически нет горючих отделочных материалов, а большинство сводов в кирпиче. Я бы поставил его на первое место по безопасности и дешевизне реконструкции в случае ЧП.

Казанский и Исаакиевский соборы

Казанский постепенно реконструируют, но опасности нет. К ноябрю к 2018-го отреставрировали восточный фасад (потратили около 30 миллионов), дальше займутся южным и западным, плюс аттиком и горельефами.

С точки зрения конструкции самый безопасный собор — Исаакиевский. Чугун, металл, неслучайно в годы ВОВ там хранили ценные экспонаты других музеев Ленинграда и области.

Безопасность на уровне: огнетушители, лимит на горючие вещества, огнеупорные материалы, чётко прописанные расстояния до открытого пламени и так далее.

В общем, эксперты считают, что участь Нотр-Дама легендарным петербургским соборам вряд ли грозит.