«Я не знаю, сколько я ещё пробуду на свободе, возможно, у меня не больше двух дней»

Текст: Яна Ходаревская

Фото: Ирина Гребенникова

Петербурженка Ирина Гребенникова рискует лишиться свободы сроком до 10 лет. Ее подозревают в совершении преступления, предусмотренного статьей 228 — перевозка наркотических средств. Об этом она узнала, когда открыла дверь своей квартиры и ее поставили лицом к стене. Ирина рассказала корреспонденту «Северо-Запад. МБХ медиа», как сотрудники полиции ворвались к ней домой и стали угрожать тюрьмой.


«Этот ужас начался 10 июня, когда я находилась дома на съемной квартире. Где-то в семь часов вечера ко мне пришла почтальон. Это была молодая девушка с письмом в руках. Письмо пришло на имя собственника квартиры — Роману Ефимову. Я взяла конверт, чтобы ему передать, не стала даже его вскрывать, не мне же оно предназначено. Спустя полчаса услышала стук в дверь. По нему я узнала своего молодого человека. Не успела я ее открыть, как меня приставили лицом к стене. А рядом стоял мой парень, в таком же положении. Вокруг оперативники в гражданской. Никто ничего не объяснил. Говорили только одно, что если не сознаемся, то нас посадят на 10 лет. В чем нужно было сознаться, я так и не поняла. Но позже обнаружилось, что в конверте было вещество», — рассказывает Ирина. 


После вторжения правоохранителей на место прибыл следователь. Он инициировал обыск в съемной квартире Ирины. В ходе работ были изъяты личные вещи молодых людей: мобильные телефоны, планшет, ноутбук, паспорта и банковские карты. Помимо имущества квартирантов, сотрудники полиции изъяли вещи собственника жилплощади — Ефимова — ноутбук и кухонные весы. 


«В самом начале обыска я вернула следователю письмо. А по поводу вещей, то мы, конечно, не пользовались ими. Но прикасались, поскольку хотели переложить их в более удобное место. В течение всего этого времени мне не разрешали пользоваться телефоном, я не могла никому позвонить. После нас отвезли на экспертизу, следователь назвал эту процедуру «банкой», — вспоминает девушка.


11 июня начался допрос. Но провел его не следователь, а оперативники и начальник следствия Андрей Борисович по адресу проспект Обуховской Обороны, дом 21. Спустя две недели молодым людям вернули два телефона и планшет. По словам Ирины, следователи ничего запретного на устройствах не нашли. А вот ноутбук до сих пор остается у правоохранителей. 


Небезынтересны очные ставки, которые провели сотрудники полиции. На первой присутствовала та самая почтальон. По словам Ирины, девушка оказалась оперативным уполномоченным и она совсем не скрывала, что сама принесла наркотики в ее дом. Во второй очной ставке участвовал владелец квартиры Ефимов. Последний путался в показаниях и отрицал факт наличия ноутбука в квартире. 


«На второй очной ставке стало все страшнее. Нам стали угрожать перевести нас из статуса свидетелей в обвиняемых. Проявили «заботу» — посоветовали найти адвоката. И тут же сказали, что прямо сейчас мы можем быть конвоированы «за решетку». Потом начали уговаривать сотрудничать. Оперативник так и сказал «посмотрите фильм „Стукач“ с Джонсоном, там как раз ваша ситуация. Может и вас просто внедрим, вы поможете следствию в расследовании пары дел, и мы вас отпустим». Разумеется, я отказалась. Никогда не слышала ни от коллег, ни от друзей ничего о наркотиках».


Примечательно то, что никаких следственных действий по отношению к собственнику квартиры Ефимову полицией не проводилось. Хотя именно на его имя изначально пришло злополучное письмо. Но почему не была проверена его техника, а также не проведен обыск в его доме, не осталось загадкой для девушки. Сотрудник полиции быстро нашел, что ответить.


«Нет, конечно, ничего этого не проводилось. Он же взрослый человек. Ему такие вещи не интересны, а вам, молодежи, да. Вы постоянно за границей бываете. И вообще, не вам давать нам советы, как дела раскрывать», — рассказывает Ирина слова оперативника.


Оказалось, незадолго до происходящего, в квартире проживал молодой человек. Но собственник отрицал этот факт. В чужом ноутбуке, по заключению экспертизы, почему-то отсутствовал жесткий диск. А на весах присутствовали следы того же вещества, что и в конверте. 


«После того, как я рассказала на работе свою историю, коллеги меня очень трогательно поддержали. В мой последний рабочий день они все принесли уточек для ванны и поставили у себя на столах. Эти дни я очень много читаю о применении 228 статьи и понимаю, что адвокаты продают лишь надежду, но шансов выпутаться из обвинений практически нет — следствие и суды работают по отлаженной схеме. Я не знаю, сколько я ещё пробуду на свободе, возможно у меня не больше двух дней», — уверена девушка.