«ПУЛЬС ЕСТЬ!» ГЛАВА III

by @medical_superhero
«ПУЛЬС ЕСТЬ!» ГЛАВА III

Дом, в котором жила наша мама, был наполнен одиночеством и страхами. Какая-то болезненная грусть чувствовалась в каждом его уголке. Это все, несмотря на то, что он был очень светлым и внутри него всегда вкусно пахло. После развода наш отец оставил этот дом, как рассказывала мама, в качестве извинений. Мы редко заводили разговор про нашего отца потому что эта тема была очень болезненной для мамы.

Да, их жизнь никогда не была сказочной и романтики в ней явно не доставало. Но чувство любви и трепета к нему она сохранила в себе до сих пор. Вспоминаю, как в детстве родители очень часто ругались и дело постоянно доходило до побоев мамы. После очередного скандала мы с сестренкой постоянно утешали тихо плачущую на кухне маму. Горькие слезы, медленно стекающие по покрасневшим щекам, горесть ошибки выбора и неспособность ничего сделать одолевали хрупкую женщину. Когда мне было семь я впервые попытался защитить свою маму от сильно выпившего отца: 

- Уйди с дороги, паршивец! – с яростными, буквально затуманенными глазами, кричал на меня отец. 

Я со всех сил обхватил его крепкие ноги и умолял перестать мучить мою мать: 

-Папа, пожалуйста ради меня, ради Гульжан, прекрати! Не делай больно маме! – сквозь град слез и воплей пытался убедить его я. Мои небольшие кулачки пытались хоть как-то сделать так, чтобы он почувствовал ту боль, которую приносил маме. 

Все было тщетно. Помню огромную руку отца которая схватила меня за шиворот и отбросила на пару метров. Его сила и жестокость, следующие несколько минут, обрушились на меня. Эти минуты длились вечность. Удары по лицу, по спине, по животу были настолько жесткими, что в конце перестал чувствовать свое тело. Мой отец, словно находился в агонии, только повторяя: Ах ты, паршивец! 

Чем все закончилось я помню плохо. На следующее утро посмотрев в зеркало я увидел свое размозженное лицо сине-багрового цвета с огромными ссадинами, словно я поучаствовал в какой-то схватке, которую я очевидно проиграл. Всю следующую неделю я не ходил в школу, потому что на моем лице не осталось «живого места». Еще пару месяцев в школе я рассказывал, что мой любимый папа учил кататься меня на лыжах, а я неуклюже скатился с горки. Все верили, некоторые даже потешались. 

Может быть поэтому заходя в этот дом я чувствовал себя очень неуютно. Мы с сестрой часто просили маму продать этот дом и навсегда избавиться от тяжелого шлейфа кошмарных воспоминаний, которые не давали нам покоя. 

Вся стена в гостиной была заполнена книгами – это был мой самый любимый уголок в доме. В нем я всегда мог забыться и погрузиться в книжный мир, из которого мне очень не хотелось выбираться. Теплый свет лампы, стоявшей на тумбе и мягкое кресло были островком спасения от постоянных ссор родителей. С детства я рос на подвигах Геракла и приключениях Тома Сойера, которые мне читала моя мама, усаживая к себе на колени. 

-Ты в детстве очень любил читать – сказала мама, усевшись рядом на кресло. Помнишь в детстве на Новый год ты с сестрой учил стихотворение, чтобы получить подарок. Ты выбирал всегда самое тяжелое и длинное. Любил быть лучше всех остальных детей. А сейчас ты так вырос и сильно похож на своего отца – с заблестевшими глазами продолжила мама. Все садитесь за стол, сколько можно Вас звать? – привстав и поправив свое домашнее платье оборвала разговор так и не дождавшись от меня ответа. 

На столе было все, как мы любили. Булочки с маком, запах которых пьянил издалека, варенье, сваренное из небольших ягод клубники, которую мы собрали в нашем огороде, чудесная мамина самса, ну и конечно же плов – любимое блюдо практически любого восточного мужчины. Каждое застолье в нашем доме превращалось в совет из двух женщин, которые никак не могут меня женить. 

- Ты видел дочку нашей соседки Бахытгуль? Замечательная девушка! Закончила КазНУ, работает в банке, хозяйственная чистоплотная – завела старую песню моя мама. 

- Мама! Прекратите, пожалуйста –с набитым ртом ответил я. 

- Что хватит, мама? – добавилась в разговор моя сестра. Тебе уже под тридцать, а ты до сих пор не женат. Кайрат, как говорят терапевты – это хроника! Сколько можно ходить холостым? 

Я не знаю, как отвечать на такие вопросы. И не могу назвать точную причину почему я до сих пор холост. С одной стороны, может быть я очень осторожен в выборе и не хочу создавать семью, чтобы потом через несколько лет благополучно развестись. Пример моих родителей был на лицо. Семья, которую они создали в очень молодом возрасте разрушилась и оставила двух детей без отца и женщину без мужа. Да, по словам моей мамы, отец зря время не терял и быстро нашел другую. Быть может у него уже где-то растут любимые внуки. Другой не менее понятной причиной была моя работа, которую моя мама называла оплачиваемой ��аторгой. Стать врачом –реаниматологом – это мой собственный крест, который приходится нести. Мой рабочий день состоит не из восьми часов, как у нормальных людей, а из шестнадцати, иногда вовсе из двадцати четырех и в сутках мне зачастую не хватает времени элементарно выспаться. А женщине нужно постоянное внимание и забота, которые я не могу давать чисто физически. Еще и моя смешная зарплата, которой не хватает даже на мои собственные расходы. Я растягиваю ее как могу, но порой мне приходится в конце месяца брать кефир в долг. Вы представляете? Кефир! 

В глазах мамы я стараюсь выглядеть успешным и состоявшимся, но на самом деле это не так. Несколько месяцев работы в таком темпе забрало у меня добрых 4 килограмма веса. Я думаю на пенсии я создам очень эффективную программу похудения для всех грезящих этим женщин. Всего на всего им нужно поработать в нашем отделении и результат не заставит себя ждать. 

- Чего замолчал? Язык проглотил? – выругалась мама. 

- Да, проглотил потому что все очень вкусно – понуро ответил я.

January 8, 2019
by @medical_superhero