Глаза

by Mio Phileo
Глаза

Ее тело сотрясали рыдания. В который раз она смотрела на эти два гвоздя. На эти идеально отпоролированные, обеззараженные спиртом гвозди, необходимой длины и с идеально вымерянным расстоянием между ними. Они торчали из дощечки, напоминая башни близнецы, какими она их видела в конспирологических видео, ещё обучаясь в университете, тогда ещё казалось на перспективную профессию  

популяризатора науки. Теперь же весь ее доход тратится на еду и тесную квартирку, которой не помешал бы ремонт. О том, чтобы позволить операцию на хрусталик, хотя бы на один, не может быть и речи. 

Прикусив губу до железного привкуса во рту, она отшвырнула телефон и снова отхлебнула из бутылки. У нее не получается выпить столько, чтобы страх переставал парализовать. 


Работать в таком состоянии она не могла, поэтому просто упала на кровать и начала снова гонять мысли по кругу, воссоздавая события дня и представляя, что поступила бы иначе в тех или иных ситуациях, что обязательно решило бы все ее проблемы и наладило жизнь. Вспомнила ненавистного Дамира и громко засмеялась, когда в своих фантазиях выплеснула кружку кофе ему в лицо. 


Ей нравилась ее работа, она до сих пор верила в полезность того, что она делала, хоть иногда становилось все труднее опровергать аргументы своей критически настроенной части личности. Все было так радужно, когда она подавала документы на поступление. Ее блестящая защита перед приемной комиссией, где она привела проведённое ей исследование в необходимости расшифровки научных публикаций для людей смежных специальностей или простых обывателей, для ликвидации безграмотности и уничтожения паразитирующих на человеческом социуме мифов. Она так гордилась собой. 


Учеба была чистым удовольствием. Она находилась в окружении таких же как она идеалистов, строителей нового мира, готовых днем и ночью вести просветительскую деятельность. У многих были планы, кто-то уже вёл блоги, кто - то подрабатывал адаптацией научных исследований для уважающих себя газет и журналов, публикующих новости прогресса. 


Таким заработком она и перебивалась после университета, пока не увидела вакансию наставника в школе с научным уклоном. Не то чтобы она особенно любила детей, но как и все идеалисты, считала, что их воспитание - краеугольный камень гармоничного человечества, поэтому эта вакансия ее заинтересовала, возможно даже чуть больше чем требуется для взвешенного решения и трезвой оценки. 


Тревожные звоночки звенели мелодичной трелью с самого начала. На собеседовании ей рассказывали, как школа собирается растить новых учёных с детства, в разных сферах, для того, чтобы они двигали вперед прогресс, приближая человечество к Сингулярности. Когда же она устроилась в эту школу, то увидела, что многие дети с трудом читают, не говоря уже о знании наук. Но она засучила рукава и вместе с такими же ребятами принялась за дело. 


И на этом месте стоит упомянуть Дамира. В начале он произвел на нее достаточно сильное впечатление, это он умел хорошо. Он говорил уверенно, ставил амбициозные задачи и сомнений в том, что он может их решить не было. Когда она впервые его увидела, то решила, что с таким руководством можно и в огонь и в воду. 


Однако спустя пару месяцев ее мнение изменилось. Оказалось Дамиру плевать на будущее, на детей и на саму школу. Все что его волновало, это финансирование. Она с коллегами делала презентацию за презентацией для получения грантов от государства, в то время как он выступал перед стейкхолдерами и тянул деньги с них, расписывая, что их дети вырастут новыми Эйнштейнами и Хокингами. И нельзя сказать, что Дамир был коррупционером и воровал эти деньги. Нет, эти деньги не шли ему в карман. Однако, куда они шли тоже нельзя было понять, потому что в школе отчаянно не хватало всего, вплоть до канцелярии. Но статус... Это действительно то, что влияло на Дамира. С каждой выбитой суммой он расцветал и заставлял своих подчиненных работать вдвое усерднее. 


И она работала. Как бы не приходилось лгать родителям учеников и ревизорам, наукой в их школе и не пахло. Дети проходили бесконечные тесты и их натаскивали на действия, которые они не осознавали, чтобы показать министрам полезность школы. Тем не менее, наставники находили возможности учить детей по-настоящему важным вещам, которыми по отчетам те владели в совершенстве. Они научились бегло читать и избавились от части ерунды в своих головах. И вот на одном из ежедневных бесполезных собраний "для воодушевления команды", на которых уходило столь драгоценное время, пока Дамир разливался соловьем о будущем этой Великой Школы, она нарушила свое решение молчать и перебила его реплику про то, что пятилетние дети вполне способны спроектировать простенький искусственный интеллект словами "может для начала они научатся писать?". 

-- Мисс Ида, если кто-то из детей имеет проблемы с письмом, это целиком и полностью ваша недоработка. И я бы на вашем месте не расписывался так публично перед коллегами в своей профнепригодности. Возможно наша Школа дает для некоторых несоразмерно больше чем от них получает и нам стоит пересмотреть наш подход? 

Это отповедь ошарашила ее. Как оказалось, к конфронтации она была совершенно не готова. С прилившей к лицу краской и в абсолютной тишине она опустила взгляд и остаток совещания слушала шум в ушах. 


Этот случай выбил ее из колеи. Ее внутренний источник сил, на котором она держалась последние несколько выматывающих месяцев истек. Вскоре после этого она начала замечать ухудшение зрения. Ее глаза быстро уставали и теряли фокус, различать детали на расстоянии становилось тяжелее. Тогда она воспользовалась медицинской страховкой, предоставляемой ей школой и отправилась на консультацию к врачу. Результаты оказались не очень приятными. В ее хрусталиках ускорились процессы деградации и она постепенно слепла. Ей нужна была операция и поскорее. "Если в ближайшее время операция не будет проведена, вам придется вставлять импланты. А те из них, что позволяют видеть хотя бы на уровне обычного человеческого зрения, находятся за пределами возможности вашей страховки". 


В клинике, с которой сотрудничала страховая компания школы, ближайшая свободная дата оказалась через три недели. "Надеюсь за это время я еще смогу дойти сама до клиники" - мрачно подумала она, записываясь на прием. 

Последующие дни в школе стали для нее кошмаром. Она не могла сосредоточиться на уроках, постоянно отмечая ухудшение зрения, ее трясло, она накручивала себя до пика, рыдая затем в школьных туалетах. И когда на совещании Дамир ядовито поинтересовался у нее, устранила ли она проблемы с неуспеваемостью учеников, она, не думая, выпалила "когда бы я успела, я торчу здесь каждый день и выслушиваю ваш словесный понос". Она никогда не видела настолько разозленных людей. Она думала, он ее ударит. В этот момент ей даже показалось, что она стала лучше видеть. 


"Вы уволены".   


Коллеги передали ей всю подработку, что у них была, она сама каждый день искала переводы, вакансии публикатора статей в журналы или репетитора. Хваталась за все подряд. Но вскоре ее близорукость стала мешать ей ходить по улице. Она в панике начала искать возможности заработать на операцию. От отчаяния даже стала читать про импланты. Оказалось, эта область шагнула достаточно далеко, сейчас изготавливают глазные импланты не уступающие глазам биологическим, с возможностью интеграции различных интерфейсов, с камерой и способностью видеть в расширенном спектре. Некоторые люди даже заменяли здоровые глаза на импланты. Стоило это, однако, достаточно недешево. И на ее взгляд импланты выглядели весьма непривлекательно. Сходства с настоящими глазами на текущий момент достигнуто не было и импланты выглядели несколько пугающе. Она решила почитать истории тех, кому пришлось жить с имплантами и наткнулась на историю человека, который повредил глаза, проводя химические эксперименты дома. Не обезопасив себя должным образом, мужчина пострадал от кипящей кислоты, попавшей ему прямо в лицо. Однако, попав под программу инвалидности, он получил глазные импланты от государства бесплатно. 


Тогда ей и пришла в голову эта идея. В тот же вечер она сходила в строительный за гвоздями и доской. Два гвоздя ровно по 20 миллиметра. Расстояние между ними 62 миллиметра. Всегда можно сказать, что ты делала модель. Для этого она даже распечатала схему птичьей кормушки и повесила над столом. 


И вот она лежет пьяная на кровати, а дощечка на столе. И снова она не смогла. Слишком страшно. Есть ли другой выход? 


И в следующий момент она осознала. Понимание к ней пришло мгновенно, она почувствовала правоту каждой клеткой тела. Если она не сделает это сейчас, она не сделает никогда. Каждый раз будет повторяться одно и тоже. Сейчас она находится перед развилкой. Ее выбор определит ее дальнейшую жизнь. Кем она хочет быть? Пьяной плаксивой и слепой неудачницей или сильной личностью, которая, принимает вызовы судьбы, находит нестандартные решения и претворяет их в жизнь? 


И она встала. Ноги стали ватными, в голове словно взорвалась бомба, но она приближалась к столу. У нее нет права больше трусить, если она хочет остаться собой.


 Ее ждут новые глаза

November 29, 2018
by Mio Phileo