МЕНЯЙСЯ ИЛИ УМРИ . СТРИТ-АРТ — НОВЫЙ МОНУМЕНТАЛИЗМ?

Гуляя по Екатеринбургу, можно встретить искусство на любой вкус. От монументальных произведений советских художников до текстового стрит-арта и инсталляций, кажется у нас есть все. Я решила погрузиться в историю уличного искусства и понять, как оно формировалось и от чего зависела его визуальная составляющая начиная с Советского Союза? Можно ли сказать, что стрит-арт — новый монументализм? И как относятся представители и поклонники разных художественных лагерей к произведениям, между созданием которых разрыв в десятилетия? Подробно об этом удалось поговорить с уличным художником Славой ПТРК и монументалистом Борисом Клочковым. Так же свои комментарии дали художник Кирилл Кто и автор страницы в инстаграм «бетон и кусочки» о советском монументальном наследии Эва Рухина.

КАК БЫЛО ТОГДА?

Улицу использовали для презентации искусства с тех пор, как она появилась. В Советском Союзе пространство города играло важную, а может даже ключевую роль для трансляции идей власти. Кардинальные перемены в этой истории произошли после распада СССР и появления нового государства в 1991 году. Главные герои истории «государство» и «улица» сменились на «улица и человек». Тут нужно понимать ситуацию, которая сложилась в сфере архитектуры и искусства советского союза: бюджет на оформление и монументальную пропаганду закладывался на государственном уровне и распределялся по городам и предприятиям. Таким образом кусочек искусства могли получить все. Вне зависимости от размера города дворец культуры или стадион оформляли рельефами, скульптурами, мозаиками или сграффито. Занимались подобными практиками художники-монументалисты, которые курсировали по городам и оформляли объекты.

Чеканный рельеф на ККТ Космос, «Освобожденный человек» Бориса Тальберга на СК Урал

О том, как строилась работа между государством и художниками рассказал монументалист Борис Клочков. В Екатеринбурге он оформил станцию метро «Проспект Космонавтов», а его скульптуру «Друзья» можно увидеть на улице Вайнера.

Система художественного фонда РСФСР была отлажена идеально. Построены мастерские, цеха для создания произведений больших размеров: рельефов, скульптур, витражей. Существовала комиссия по распределению работ. Всё происходило под контролем правления, секций, партийной, комсомольской и профсоюзной организаций, а также представителей заказчика.
Избирался большой художественный совет и на открытых просмотрах в больших спорах и дискуссиях рождались шедевры. Эскизы, картоны и исполнение часто отклоняли помногу раз, требуя доработки. Иногда работа передавалась другому автору.
Если проект был сложным и стоил больше десяти тысяч — автора отправляли в Москву для утверждения экспертным советом союза художников РСФСР. На монументальную пропаганду и украшение выделяли один процент от сметной стоимости строительства объекта, поэтому архитекторы включали в проект художественное оформление и часто предлагали конкретного художника-исполнителя. Было не как сейчас: нашел стенку свободную и рисуешь.
Рельефы для фойе «Встреча» и «Прощание» Бориса Клочкова, метро «Проспект космонавтов», Екатеринбург. Фото: Борис Клочков

флорентийская мозаикой из уральских камней «Космические пейзажи» на путевых стенах Бориса Клочкова, метро «Проспект космонавтов», Екатеринбург. Фото: Борис Клочков

КОРОТКО О МОНУМЕНТАЛЬНОМ ИСКУССТВЕ СССР

Монументальное пропагандистское искусство появилось в начале ХХ века на фоне революционных событий и занималось борьбой с монархией, а также с академическим искусством этого политического строя, но художники-авангардисты недолго пользовались поддержкой власти. Уже к концу 1920-х годов их творчество не укладывалось в новое представление о государстве и считалось подрывным.

В 1932 году постановлением ЦК ВКП(б) запретили независимые художественные организации, учредили Союз художников, который занимался распределением заказов и контролировал проведение выставок. Идеологически правильным направлением в искусстве выбрали соцреализм. Его основы — это народность, идейность и конкретность. Курс изменили на прославление коммунистических идеалов и нового героя времени — человека труда.

В Советском Союзе искусство проникало в город в виде мозаики, скульптуры, сграффито и росписи в реалистичной манере. Программа пропаганды обрела популярность в 1930-е годы, со временем она меняла стилистические черты, но продолжала осуществляться вплоть до распада СССР.

Мозаика на ДК имени Лаврова, Екатеринбург. Фото: www.the-village.ru

Когда смотришь со стороны на меняющуюся сферу искусства, есть опасность поделить все на периоды с четкими временными границами и характеристиками, потому что так проще. В реальности все оказывается сложнее, произведения существуют одновременно. Вдруг не появляются граффити и не исчезают мозаики, потому что наступает 2000 год. Мы живем в мире, где еще сохранилось монументальное наследие, а рядом с ним соседствуют новые течения. Художники поколения миллениалов и Z не могут не видеть остатки советского прошлого и работать вне его контекста. О своем отношении к монументальным работал рассказали уличные художники Слава ПТРК и Кирилл Кто.

Слава ПТРК:

Я умеренно интересуюсь советским монументальным искусством. Стараюсь смотреть на это без идеологического контекста, просто как на качественные масштабные работы. Мне жаль, что их становится все меньше, я бы хотел, чтобы эти работы оставались потомкам как памятники, документы своего времени.
В монументальном искусстве мне нравится профессионализм, с которым это сделано, во всех аспектах. Не нравится идеологическая подоплека. Когда гуляю по городу, обращаю внимание на монументальные работы. Их немного, но я всегда очень радуюсь когда их встречаю, фотографирую и подолгу рассматриваю.
В Екатеринбурге мне нравятся мозаики на СК Урал и на улице Малышева «Времена года». Также очень давно в душу запали космонавты из метро «Проспект космонавтов» и в целом футуристичное и необычное оформление этой станции.
Мозаика «Времена года» Германа Метелева на Малышева, Екатеринбург. Фото: www.the-village.ru, ural-n.ru

Кирилл Кто:

К советскому монументальному искусству я отношусь так как и ко многому другому, сделанному феноменально качественно и вдохновляюще, вопреки жесткой сущности советского строя или благодаря ей. Как к интерьерам московского метро, например.
В нем мне нравится качественность, проработанность, масштабность. Не нравится? Иногда, ходульность сюжетов.
Источником вдохновения для меня становились плафоны на станции метро Маяковская, выполненные мастерской Дейнеки. Ну и сам ее интерьер. Большое впечатление произвели мозаики в подземном переходе в Ростове-на-Дону. Автора не помню.
Кирилл Кто, фото: www.instagram.com/kirillkto1

КАК СЕЙЧАС?

В 21 веке монументальное искусство, на которое делали ставку совсем недавно и вливали большие ресурсы, оказалось неактуальным. На смену большому и дорогому арту спущенному сверху приходит индивидуальная инициатива — граффити. Она не предполагает больших масштабов, как фасад здания и не делается долговечными материалами, как смальта, но протаптывает новую дорожку для искусства. В первоначальном смысле граффити не ставит перед собой задачу сделать город красивым или поднять острую проблему и обратить на нее внимание, а хочет только заявить о авторе. Со временем эта культура трансформируется и появляется то, что называют «стрит-арт» или «уличное искусство».

Многообразие этих терминов не знает границ и включает в себя по оценкам разных представителей мира искусства и паблик-арт, и инсталляции, и перфомансы и прочее. Работает схема — все что происходит на улице можно назвать уличным искусством.

Мозаика Славы ПТРК с Эми Уайнхаус на трансформатороной будке, ВИЗ-бульвар, Екатеринбург. Фото: ekaterinburg.bezformata.com

Относительный плюс происходящего сегодня — говорить о одобрении эскизов советом, партийной организации или профсоюзом не приходится. Относительность плюса заключается в том, что не все готовы оценить свободу нынешнего положения художников. Войны творческого комьюнити с представителями ЖКХ, которые получили власть над всеми стенками города и могут решать — кому остаться, а кому нет, иногда наталкивают художников на создание новых форм произведений стрит-арта. Низкий порог входа в культуру имеет свои минусы и плюсы.

Слава ПТРК «Белая серия». Фото: vk.com/ptrkgroup

Лояльность к художникам на улице в Екатеринбурге и доступность материалов для рисования привела к буму на стрит-арт. Процесс шел медленно, не без помощи таких инициатив как STENOGRAFFIA. И вот в 2020 в городе прошли четыре фестиваля за сезон: Public art , ЧӦ, STENOGRAFFIA, Карт-бланш. Интересно, это максимум или будет еще больше?

Кирилл Кто:

Низкий порог входа в стрит-арт культуру это и хорошо и плохо. У людей рано, в подростковом возрасте, не особенно размышляющих, начинающих рисовать, могут быть крайне нелепые, неуместные работы. Но, с другой стороны, демократичность этого явления позволяет появляться действительно интересным самобытным авторам.
Прежде я отрицал необходимость художественного образования, настаивая, что более полезным окажется привычка много гулять и исследовать улицу как специфическую среду. Но последние годы, наблюдая за художниками способными к миметическому рисованию (от слова "подобие") скажу, пожалуй, что оно хоть и необязательно, но не помешает.
Кирилл Кто, фото: www.instagram.com/kirillkto1

Слава ПТРК:

Низкий порог входа в стрит-арт культуру — это очень хорошо. Это демократия, любой может минимальными усилиями получить большую аудиторию для своего искусства. Это классно.
Мне кажется в искусстве сегодня вообще не обязательно наличие какого-то специального образования. Главное иметь голову на плечах и действительно всем сердцем хотеть заниматься искусством. А способы уж найдутся, навыки и знания приобретаются. Художественные образование дает полезные навыки. В то же время я знаю довольно много людей, которые жалуются на классическое образование, на его ограниченность, зашоренность и консервативность, а также на деспотизм и отсталость преподавателей и прочее.

Со сменой государственного режима госзаказ никуда не делся. Нужно было лишь время на понимание ситуации. Параллельно с работами, которые художники делают на чистом энтузиазме, рассматривая улицу как холст для творческих задумок, существует заказной арт.

Роспись «Волонтеры» команды «Граффити 24» на улице Старых Большевиков 52, Эльмаш, Екатеринбург. Фото: уральский-рабочий.рф

СТРИТ-АРТ — НОВЫЙ МОНУМЕНТАЛИЗМ?

Уличное искусство, которое с первого взгляда можно принять за противоположное монументальному, некоторые отчасти считают его продолжением. Не стоит забывать о проектах финансирования росписей фасадов на тему Великой Отечественной Войны или коронавируса. Большие муралы ярко иллюстрируют государственный заказ в современном мире уличного искусства.

Слава ПТРК:

Монументальное искусство приобрело новые формы, более подходящие сегодняшнему дню и времени.
Стрит-арт отчасти новый монументализм, да. Мьюрализм от mural - фреска это действительно новый монументализм. Но стрит-арт очень большой и разный жанр, в нем есть много всего другого.
Стрит-арт, особенно российский, часто вдохновляется и продолжает традиции советского монументализма. В других странах тоже наблюдается похожая ситуация. Но стрит-арт более живой и гибкий, в нем меньше пафоса, претенциозности и напыщенности. Он более актуальный — это и плюс и минус.

Кирилл Кто:

Если под термином «стрит-арт» иметь в виду мурализм — можно, но с большой натяжкой назвать его монументализмом. Хотя бы потому, что мозаики, барельефы, скульптуры, выполненные прежде, более основательны, трудоемки и продуманы.
Мурализм что-то взял от монументалки, но что именно — лучше знают те, кто чаще им занимается. Стрит-арт (не мурализм) — спонтанен, легок, быстр, своеволен, демократичен по отношению к зрителю. Монументально — это основательно, тяжеловесно, политически ангажировано.
Кирилл Кто, фото: www.instagram.com/kirillkto1
Слава ПТРК, работа из серии «Детство перед телевизором» , фото: Александр Янг

Борис Клочков:

Конечно есть сходства. Если говорить о госзаказах в стрит-арте, то это что-то мимолетное и скорее оформительское. Делают на время, фиксируют момент в эпохе. Без госзаказа нет монументального искусства. Вот если будет много денег и идеология — будет много монументального искусства.

Куратор выставок и автор страницы в инстаграм «бетон и кусочки» о советском монументальном наследии Эва Рухина (@rukhina) не видит связи между уличным искусством и монументальными произведениями СССР.

Монументальное искусство СССР сдулось в 1982 году. Ушёл Суслов, пропаганда стала не нужна.Стрит-арт по-русски называется уличным искусством. Этот термин ввели в оборот кураторы Артмосфера. Термин пришёл из США. Никакой преемственности между монументальным искусством СССР и уличным искусством США нет. Это та же логика, что сказать, дельфины имеют мозг и плавают, люди имеют мозг и плавают, значит люди произошли от дельфинов. Нет, не произошли. Пропаганда сейчас эффективно работает в России на ТВ и в интернете. Просто изменились способы пропаганды. Можно сколько угодно называть вещи другими словами, но они от этого не станут другими.

Стрит-арт — новый монументализм? Дать однозначный ответ на этот вопрос сложно. Разобраться помешал неочевидный на первый взгляд факт — не устоявшаяся терминология в сфере современного искусства на улице. Несмотря на то, что в декабре 2017 года Институт исследования стрит-арта организовал симпозиум «Тезаурус», чтобы прояснить терминологию, связанную с уличным искусством, после шестичасовой дискуссии вопросы все же остались.

Кто-то считает, что стрит-арт и уличное искусство это одно и то же, а кто-то нет. Какие конкретно практики можно включить в термин стрит-арт или уличное искусство? Граффити является их частью или стоит особняком?

С одной стороны существуют "муралы" — масштабные росписи, которые иногда оплачиваются государством, и их можно сравнить с произведениями советского монументализма, если не учитывать недолговечный материал. Тогда встает лишь вопрос терминологии Муралы — это стрит-арт?

Сходства есть, так же как и есть отличия. Важно продолжать дискусию и не забывать об этом говорить.