"БОЮСЬ НАКАЗЫВАТЬ РЕБЁНКА"

Ранее в детском посте мы затронули тонкую грань, что истинная любовь между людьми обязана быть оформлена в границы. Любовь-солнце превратится из имманентного огня в жалкий пук петарды, если не окажется поддержанной заботой сатурна: представлениями об ответственности, долге, чести, умеренности - о том, что прилично и что нет.

Именно сатурн предохраняет любовь от пресыщенной и избалованной вседозволенности, когда под видом тепла и симпатии берущий любовь начинает залазать на голову дающему и свешивать ноги.


Первые искорки сатурнианских функций человек проявляет в полтора годика на рубеже оральной и анальной фазы развития на языке психоаналитиков. Современные психологи дают этому периоду ещё более сатурново говорящее название - практикование.


В полтора года нормального развития человек достаёт из психологического инструментария и первый раз горделиво предъявляет миру "противоволю" или "противление" в терминах Отто Ранка. 

Это малышковые микрореакции борьбы с мамкой, предвестники следующей сатурновой вехи - важнейшего периода сепарации в 3 года, в течение которого формируются границы личности и первый каркас будущей архитектуры я.

Дальнейшая огранка персональных качеств персонального энергетического ядра случается в 14-18, 21 и 28-30 лет, где человек отделяется от отца, встаёт над родовыми сценариями, превращаясь в самостоятельную единицу социума.

Вся симфония от полутора годика до самого тридцатника состоит из двух прочно вплетённых друг в друга мотивов: дозволяющая-вознаграждающая любовь и барьер дисциплины и ограничений сатурна.

Фрустрация "так хотелось, но не вышло" служит главной музой опыта. К сожалению, мы быстрее всего учимся от адекватно проявленных негативных эмоций, устанавливая и познавая для себя правила игры "я-мир". И лучше раньше, чем позже. Ровно как наше хождение по матушке-земле связано с силой трения: от неё мозоли, но зато не падаешь, как корова на льду.

Любовь без запретов, здравой дистанции и дисциплины деформирует личность ребёнка не меньше, чем тирания без любви.

Кто имеет право запрещать? От кого уроки дисциплины воспринимаются психикой нативно, справедливо, уместно, с комфортным, но прозрачным пониманием и осознанием?

Мой опыт работы с картами тысяч людей однозначно возлагает функцию дисциплины на плечи биологического отца. Законы иерархии материального мира, как знакомая Аслану магия Нарнии, помещают на глубоком архетипическом уровне в голову каждого младенчика программу "если папа запрещает - это ок".

Запрещающая контролирующая мать на языке природы - это нонсенс. Задача мамки - кормить, оберегать, символизировать безопасность и плодородие. 

Поэтому, как ни странно, деспот-мать разрушает психику необратимо, тогда как деспот-отец при прочих равных имеет шансы воспитать нормального счастливого человека.

Существует и обратная крайность - слабый, неуверенный, лишённый самообладания, полуживой отец-разгильдяй с проблемным сатурном справится со своими задачами ещё хуже тирана, поселив в психике ребёнка программу "будь слабым и расфокусированным в момент, когда понадобится самоконтроль".


Подробнее о дисциплине и её стратегиях в следующий раз.