Определение ВС РФ от 13.05.2019 N 69-КГ19-4

Требование: О взыскании долга по договору аренды транспортного средства без экипажа.

Обстоятельства: Арендодатель ссылается на то, что арендатор не вносил плату за пользование автомобилем.

Встречное требование: О признании договора аренды ничтожным, установлении факта трудовых отношений, взыскании компенсации морального вреда.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как вследствие неправильного применения норм трудового законодательства суд отдал приоритет юридическому оформлению отношений между сторонами, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора, не было ли со стороны арендодателя злоупотребления правом при заключении договора.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 мая 2019 г. N 69-КГ19-4
 
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.
судей Жубрина М.А., Вавилычевой Т.Ю.
рассмотрела в открытом судебном заседании 13 мая 2019 г. гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью "Авторынок1" к Чиркову Денису Леонидовичу о взыскании задолженности по договору аренды транспортного средства без экипажа, по встречному иску Чиркова Дениса Леонидовича к обществу с ограниченной ответственностью "Авторынок1" о признании договора аренды транспортного средства ничтожной сделкой, установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда
по кассационной жалобе Чиркова Дениса Леонидовича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 сентября 2018 г., которым отменено решение Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 24 мая 2018 г. и принято новое решение.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А.,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
 
установила:
 
Общество с ограниченной ответственностью "Авторынок1" (далее - ООО "Авторынок1") 10 января 2018 г. обратилось в суд с иском к Чиркову Д.Л. о взыскании задолженности по договору аренды транспортного средства без экипажа.
В обоснование заявленных требований истец указал, что 20 марта 2017 г. между ООО "Авторынок1" и Чирковым Д.Л. был заключен договор аренды транспортного средства без экипажа - автомобиля Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер: <...>, с прицепом Schmitz S01, государственный регистрационный номер <...>, на срок до 31 декабря 2017 г. (далее также - договор аренды). По условиям договора арендная плата за пользование названным транспортным средством с прицепом составила 200 000 руб. в месяц.
За период аренды транспортного средства с 20 марта по 20 сентября 2017 г. Чирков Д.Л. не вносил плату за пользование автомобилем с прицепом, размер задолженности по арендной плате составил 1 200 000 руб., которую ООО "Авторынок1" просило взыскать с Чиркова Д.Л.
Чирков Д.Л. исковые требования ООО "Авторынок1" не признал, 7 февраля 2018 г. обратился в суд со встречным иском к ООО "Авторынок1" о признании договора аренды транспортного средства без экипажа ничтожной сделкой, установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда.
В обоснование встречных исковых требований Чирков Д.Л. указал, что в декабре 2016 г. он написал заявление о приеме на работу в ООО "Авторынок1" на должность водителя. Однако трудовой договор с ним заключен не был, приказ о приеме на работу не издавался. Вместо этого ООО "Авторынок1" предложило Чиркову Д.Л. заключить договор аренды транспортного средства без экипажа для работы Чиркова Д.Л. на автомобиле Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер <...>, с прицепом Schmitz S01, государственный регистрационный номер <...>, в качестве водителя. Необходимость заключения договора аренды ООО "Авторынок1" мотивировало отсутствием для владельца транспортного средства обязанности устанавливать тахограф, нести расходы и оплачивать систему "Платон", уплачивать обязательные платежи при осуществлении услуг коммерческих грузоперевозок.
Данный договор аренды, как полагает Чирков Д.Л., является притворной сделкой, фактически прикрывающей трудовые отношения, поскольку он работал в качестве водителя ООО "Авторынок1", осуществлял от имени этого юридического лица грузоперевозки, ему была установлена заработная плата. Однако в связи с невыплатой ООО "Авторынок1" ему заработной платы в полном объеме, 30 сентября 2017 г. Чирков Д.Л. написал заявление об увольнении с просьбой выслать его трудовую книжку по адресу его проживания и перечислить заработную плату на указанный им счет. Заработная плата Чиркову Д.Л. выплачена не была, трудовая книжка отправлена Чиркову Д.Л. ООО "Авторынок1" по указанному им в заявлении адресу без записи о трудоустройстве и увольнении.
Чирков Д.Л. просил суд признать договор аренды транспортного средства без экипажа от 20 марта 2017 г., заключенный с ООО "Авторынок1", ничтожной сделкой ввиду ее притворного характера, фактически прикрывающей трудовые отношения, и применить к данной сделке правила, относящиеся в трудовому договору, установить факт трудовых отношений между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" в период с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г., взыскать с ООО "Авторынок1" в его пользу компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.
Представитель ООО "Авторынок1" Зарецкий Д.И. в суде первой инстанции встречный иск Чиркова Д.Л. не признал.
Решением Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 24 мая 2018 г. в удовлетворении исковых требований ООО "Авторынок1" к Чиркову Д.Л. о взыскании задолженности по договору аренды транспортного средства отказано, встречные исковые требования Чиркова Д.Л. к ООО "Авторынок1" о признании договора аренды транспортного средства ничтожной сделкой, установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда удовлетворены частично. Договор аренды транспортного средства без экипажа от 20 марта 2017 г. N 07-17, заключенный между ООО "Авторынок1" и Чирковым Д.Л., признан ничтожной сделкой ввиду ее притворного характера, фактически прикрывающей трудовые отношения. К данной сделке судом применены правила, относящиеся к трудовому договору. Установлен факт трудовых отношений между ООО "Авторынок1" и Чирковым Д.Л. в должности водителя с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г. В удовлетворении остальной части встречных исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 сентября 2018 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования ООО "Авторынок1" к Чиркову Д.Л. о взыскании задолженности по договору аренды удовлетворены. С Чиркова Д.Л. в пользу ООО "Авторынок1" взыскана задолженность по арендной плате в размере 1 200 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 14 200 руб. В удовлетворении встречных исковых требований Чиркова Д.Л. к ООО "Авторынок1" о признании договора аренды транспортного средства ничтожной сделкой, установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда отказано.
Чирковым Д.Л. в Верховный Суд Российской Федерации подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного, и направлении дела на новое рассмотрение.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 30 января 2019 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 8 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 20 марта 2017 г. между Чирковым Д.Л. (арендатор) и ООО "Авторынок1" (арендодатель) был заключен договор аренды транспортного средства (без экипажа) N 07-17, в соответствии с пунктом 1.1 которого арендодатель предоставил арендатору во временное пользование за плату транспортное средство, указанное в приложении N 1 к договору, без оказания услуг по его управлению и технической эксплуатации.
Согласно пункту 1.3 договора аренды транспортное средство передается во временное пользование для осуществления грузоперевозок на территории Российской Федерации (пункт 1.3 договора).
Из акта приема-передачи автомобиля от 20 марта 2017 г. следует, что ООО "Авторынок1" передало Чиркову Д.Л. в аренду автомобиль Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер <...> и прицеп Schmitz S01, государственный регистрационный номер <...>.
В соответствии с пунктом 1.5 договора арендатор несет расходы на содержание арендованного транспортного средства в течение всего периода аренды, страхование гражданской ответственности перед третьими лицами за возможный ущерб, причиненный арендованному транспортному средству в процессе коммерческой эксплуатации, а также расходы, возникающие в связи с эксплуатацией арендованного транспортного средства.
Обязанности арендатора установлены в пункте 3.2 договора. Так, арендатор обязан в том числе своими силами осуществлять управление арендованным транспортным средством и его коммерческую эксплуатацию, своевременно вносить оговоренную арендную плату, использовать транспортное средство в соответствии с целями, указанными в пункте 1.3 договора.
Арендная плата за пользование транспортным средством установлена в размере 200 000 руб. в месяц. Арендная плата производится арендатором путем передачи лично арендодателю наличных денежных средств или путем перечисления денежных средств на расчетный счет, указанный арендодателем, ежемесячно до 10-го числа месяца, следующего за расчетным (пункты 4.1, 4.2 договора).
Пунктом 8.1 договора установлен срок действия договора - с 20 марта по 31 декабря 2017 г.
До заключения договора аренды 20 марта 2017 г. транспортное средство Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер <...>, и прицеп Schmitz S01, государственный регистрационный номер <...> (далее также - транспортное средство), находилось в пользовании Чиркова Д.Л. на основании договора аренды транспортного средства (без экипажа) от 10 мая 2016 г., заключенного с ООО "Авторынок1" на срок с 10 мая по 31 декабря 2016 г.
Условия договора аренды транспортного средства (без экипажа) от 10 мая 2016 г. аналогичны условиям договора аренды от 20 марта 2017 г.
Из материалов дела также усматривается, что 14 августа 2017 г. ООО "Авторынок1" выдало Чиркову Д.Л. справку о том, что Чирков Д.Л. работает водителем в ООО "Авторынок1" с декабря 2016 г., его заработная плата за последние 6 месяцев составила 10 265 руб. в месяц.
Согласно договору-заявке от 18 сентября 2017 г., который заключен между заказчиком ООО "ТЭК АлМаС" и перевозчиком ООО "Авторынок1" на перевозку грузов, в качестве водителя указан Чирков Д.Л.
Как следует из представленной публичным акционерным обществом Страховой компанией "Росгосстрах" (далее - ПАО СК "Росгосстрах") информации в период действия договоров аренды с 22 августа 2016 г. по 21 августа 2017 г. и с 22 августа 2017 г. по 21 августа 2018 г. гражданская ответственность владельца транспортного средства Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер <...>, была застрахована в ПАО СК "Росгосстрах", собственником и страхователем данного транспортного средства являлось ООО "Авторынок1".
В карточке правонарушения на транспортное средство Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер <...>, от 20 апреля 2017 г. Чирков Д.Л. указан в качестве водителя транспортного средства, также указано место его работы - ООО "Авторынок1".
30 сентября 2017 г. Чирков Д.Л. обратился в ООО "Авторынок1" с заявлением о направлении его трудовой книжки по указанному им адресу, а также о перечислении заработной платы на его счет.
26 декабря 2017 г. ООО "Авторынок1" направило Чиркову Д.Л. претензию об оплате задолженности по арендной плате по договору аренды транспортного средства без экипажа от 20 марта 2017 г. N 07-17 в размере 1 200 000 руб. за период с 20 марта по 20 сентября 2017 г.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Чиркова Д.Л. о признании договора аренды транспортного средства без экипажа притворной сделкой, фактически прикрывающей трудовые отношения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" в период с декабря 2016 г. по сентябрь 2017 г. имели место трудовые отношения, Чирков Д.Л. работал в ООО "Авторынок1" в качестве водителя на автомобиле Volvo FM Truck 4 x 2, государственный регистрационный номер <...>, с прицепом Schmitz S01, государственный регистрационный номер <...>, принадлежащем ООО "Авторынок1", расходы на содержание и эксплуатацию которого несло это же ООО "Авторынок1", за работу Чирков Д.Л. получал заработную плату.
При этом суд первой инстанции исходил из того, что между ООО "Авторынок1" и Чирковым Д.Л. не заключалось договора аренды транспортного средства (без экипажа), который бы порождал у сторон сделки определенные обязанности друг перед другом, поэтому фактической обязанности Чиркова Д.Л. перед ООО "Авторынок1" производить оплату арендных платежей не существовало, в период с 20 марта 2017 г. и до направления Чиркову Д.Л. претензии от 26 декабря 2017 г. о погашении задолженности по арендной плате ООО "Авторынок1" оплаты установленной договором суммы арендной платы не требовало, вернуть транспортное средство в связи с неуплатой арендных платежей не просило. По мнению суда первой инстанции договор аренды является притворной сделкой, поскольку прикрывает фактически возникшие трудовые отношения, сложившиеся между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1".
Ввиду признания судом договора аренды транспортного средства от 20 марта 2017 г. N 07-17, заключенного между ООО "Авторынок1" и Чирковым Д.Л., ничтожной сделкой, суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований ООО "Авторынок1" к Чиркову Д.Л. о взыскании задолженности по договору аренды транспортного средства. Отменяя решение суда первой инстанции по апелляционной жалобе ООО "Авторынок1" и отказывая Чиркову Д.Л. в удовлетворении исковых требований о признании договора аренды транспортного средства без экипажа от 20 марта 2017 г. N 07-17 притворной сделкой, установлении факта трудовых отношений, суд апелляционной инстанции, сославшись на статьи 15, 16 Трудового кодекса Российской Федерации и статью 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также положения статей 606, 614, 642 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающих порядок заключения и исполнения договора аренды, в том числе договора аренды транспортного средства без экипажа, исходил из того, что в отношении Чиркова Д.Л. ООО "Авторынок1" не принимались кадровые решения, не издавался приказ о приеме его на работу, трудовой договор с ним не заключался, надлежащих и достоверных доказательств фактического доступа к работе с ведома и по поручению работодателя представлено не было, вследствие чего пришел к выводу о том, что в период с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г. между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" имели место гражданско-правовые, а не трудовые отношения.
Указав на то, что Чирковым Д.Л. не представлено бесспорных и достаточных доказательств притворности договора аренды и нахождения его в трудовых отношениях с ООО "Авторынок1", суд апелляционной инстанции удовлетворил исковые требования ООО "Авторынок1" и взыскал с Чиркова Д.Л. задолженность по договору аренды транспортного средства без экипажа от 20 марта 2017 г. N 07-17 в размере 1 200 000 руб.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.
В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательства и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении (далее - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).
В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.
В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.
Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; выполнение работы лично работником и исключительно или главным образом в интересах работодателя; выполняется с графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается с работодателем; выполнение работы имеет определенную продолжительность; требует присутствия работника; предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов).
В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).
В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.
В соответствии с частью 4 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации, если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном Кодексом, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
Порядок признания отношений, связанных с использованием личного труда, которые были оформлены договором гражданско-правового характера, трудовыми отношениями регулируется статьей 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации.
Признание отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями может осуществляться:
лицом, использующим личный труд и являющимся заказчиком по указанному договору, на основании письменного заявления физического лица, являющегося исполнителем по указанному договору, и (или) не обжалованного в суд в установленном порядке предписания государственного инспектора труда об устранении нарушения части второй статьи 15 настоящего Кодекса;
судом в случае, если физическое лицо, являющееся исполнителем по указанному договору, обратилось непосредственно в суд, или по материалам (документам), направленным государственной инспекцией труда, иными органами и лицами, обладающими необходимыми для этого полномочиями в соответствии с федеральными законами (часть 1 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации).
В случае прекращения отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, признание этих отношений трудовыми отношениями осуществляется судом. Физическое лицо, являвшееся исполнителем по указанному договору, вправе обратиться в суд за признанием этих отношений трудовыми отношениями в порядке и в сроки, которые предусмотрены для рассмотрения индивидуальных трудовых споров (часть 2 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации).
Частью 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.
Если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном частями первой - третьей статьи 19.1, были признаны трудовыми отношениями, такие трудовые отношения между работником и работодателем считаются возникшими со дня фактического допущения физического лица, являющегося исполнителем по указанному договору, к исполнению предусмотренных указанным договором обязанностей (часть 4 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации).
Трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (статья 15 Трудового кодекса Российской Федерации).
В силу статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
В статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации приведены требования к содержанию трудового договора, в котором, в частности, указываются: фамилия, имя, отчество работника и наименование работодателя (фамилия, имя, отчество работодателя - физического лица), заключивших трудовой договор, место и дата заключения трудового договора. Обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: место работы; трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с данным кодексом или иным федеральным законом; условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя); гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте; условия, определяющие в необходимых случаях характер работы (подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы); условия труда на рабочем месте; условие об обязательном социальном страховании работника в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами.
Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено названным кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя (часть 1 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).
Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть 1 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).
Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом (часть 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).
В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009 г. N 597-О-О, в целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в части четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
Данная норма Трудового кодекса Российской Федерации направлена на обеспечение баланса конституционных прав и свобод сторон трудового договора, а также надлежащей защиты прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (статья 1, часть 1 Трудового кодекса Российской Федерации; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации).
Указанный судебный порядок разрешения споров о признании заключенного между работодателем и лицом договора трудовым договором призван исключить неопределенность в характере отношений сторон таких договоров и их правовом положении, а потому не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан. Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации. Из приведенных в этих статьях определений понятий "трудовые отношения" и "трудовой договор" не вытекает, что единственным критерием для квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых является осуществление лицом работы по должности в соответствии со штатным расписанием, утвержденным работодателем, - наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы.
Таким образом, по смыслу статей 11, 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положением части второй статьи 67 названного кодекса, согласно которому трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, отсутствие в штатном расписании должности само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми - при наличии в этих отношениях признаков трудового договора.
Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце третьем пункта 8 и в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).
Приведенные нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, форму трудового договора и его содержание, механизмы осуществления прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судом апелляционной инстанции применены неправильно, без учета правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009 г. N 597-О-О, и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2.
Вследствие неправильного применения норм трудового законодательства суд апелляционной инстанции отдал приоритет юридическому оформлению отношений между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1", не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, и не было ли со стороны ООО "Авторынок1" злоупотребления при заключении договора аренды транспортного средства без экипажа вопреки намерению работника как экономически более слабой стороны заключить трудовой договор.
Суд апелляционной инстанции не установил все имеющие существенное значение для разрешения спора обстоятельства, не дал оценки заключенному между ООО "Авторынок1" и Чирковым Д.Л. договору аренды с учетом положений Гражданского кодекса Российской Федерации и фактических обстоятельств его заключения и исполнения сторонами.
В силу пункта 1 статьи 642 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды транспортного средства без экипажа арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации.
Арендатор своими силами осуществляет управление арендованным транспортным средством и его эксплуатацию, как коммерческую, так и техническую (статья 645 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как следует из статьи 646 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором аренды транспортного средства без экипажа, арен��атор несет расходы на содержание арендованного транспортного средства, его страхование, включая страхование своей ответственности, а также расходы, возникающие в связи с его эксплуатацией.
Из содержания данных норм Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что договор аренды транспортного средства без экипажа заключается для передачи транспортного средства арендатору за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации. Следовательно, целью договора аренды транспортного средства без экипажа является не выполнение работы на транспортном средстве, а его передача во временное владение и пользование арендатору за плату.
От трудового договора договор аренды транспортного средства без экипажа отличается предметом договора, а также тем, что арендодатель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; арендатор по договору аренды транспортного средства без экипажа работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.
В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
В соответствии с частью 1 статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.
Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 ГПК РФ).
Между тем обстоятельства, касающиеся характера возникших правоотношений между истцом и ответчиком, с учетом подлежащих применению норм трудового и гражданского законодательства в качестве юридически значимых определены не были, предметом исследования и оценки суда апелляционной инстанции, в нарушение приведенных требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не являлись.
Исходя из положений статей 67, 71, 195 - 198, 329 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.
Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.
Эти требования процессуального закона, как усматривается из текста апелляционного определения, судом апелляционной инстанции при разрешении спора выполнены не были. Также им не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства с учетом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.
В обоснование встречных исковых требований Чирков Д.Л. ссылался на то, что работал в качестве водителя ООО "Авторынок1", осуществлял от имени этого юридического лица грузоперевозки, ему была установлена заработная плата. В декабре 2016 г. он написал заявление о приеме на работу в ООО "Авторынок1" на должность водителя. Однако трудовой договор с ним заключен не был, приказ о приеме на работу не издавался. Вместо этого ООО "Авторынок1" предложило Чиркову Д.Л. заключить договор аренды транспортного средства без экипажа. Стороны не соблюдали условия заключенного договора аренды транспортного средства без экипажа от 20 марта 2017 г., поскольку фактически у ООО "Авторынок1" и Чиркова Д.Л. отсутствовало волеизъявление на заключение такого договора. Обязательное страхование ответственности владельца транспортного средства осуществляло ООО "Авторынок1", в то время как условиями договора аренды эта обязанность была возложена на арендатора - Чиркова Д.Л. Кроме этого, Чирков Д.Л. в период действия договора перевозку грузов выполнял по заданию ООО "Авторынок1", за что получал заработную плату. В подтверждение своих доводов Чирков Д.Л. предоставил суду соответствующие доказательства, в том числе договор-заявку на перевозку грузов, заключенный ООО "Авторынок1" (перевозчиком) с ООО "ТЭК АлМаС" (клиентом), в котором он указан в качестве водителя, скриншот смс-переписки с исполнительным директором ООО "Авторынок1" и справку, выданную ООО "Авторынок1" Чиркову Д.Л. о размере его заработной платы за февраль - июнь 2017 г.
Судом первой инстанции названные обстоятельства, касающиеся характера возникших между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" отношений в период с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г., установлены с признанием этих отношений трудовыми.
Однако суд апелляционной инстанции, перечислив доводы сторон спора и доказательства, не отразил в судебном постановлении мотивы, по которым одни доказательства приняты им в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.
Согласно абзацу второму части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение (часть 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъяснено, что, по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалоб, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.
Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение приведенных норм процессуального законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации не осуществил предоставленные ему полномочия по повторному рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Указывая на то, что Чирковым Д.Л. не представлено бесспорных и достаточных доказательств притворности договора аренды и нахождения его в трудовых отношениях с ООО "Авторынок1", суд апелляционной инстанции не учел правило о допустимости доказательств, установленное статьей 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно данной норме процессуального закона, обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.
Между тем суд апелляционной инстанции в апелляционном определении не привел норму закона, в соответствии с которой выполнение истцом трудовой функции в ООО "Авторынок1" с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, размера вознаграждения за труд может подтверждаться только определенными средствами доказывания, круг этих доказательств суд апелляционной инстанции также не определил.
Признавая неправомерными выводы суда первой инстанции в части наличия между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" трудовых отношений с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г., суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела по апелляционной жалобе ООО "Авторынок1" не установил имеющие значение для данного дела обстоятельства, касающиеся характера сложившихся между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" отношений в период с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции вследствие неправильного применения норм материального права, определяющих понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, пришел к ошибочному выводу о том, что истец должен доказать наличие между ним и ответчиком трудовых отношений, а истец этого не сделал.
Таким образом, суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела по апелляционной жалобе ООО "Авторынок1" и проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции в результате неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права не определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не установил эти обстоятельства, не оценил в совокупности имеющиеся по делу доказательства, в связи с чем выводы суда апелляционной инстанции о возникновении между Чирковым Д.Л. и ООО "Авторынок1" гражданско-правовых, а не трудовых отношений, удовлетворении исковых требований ООО "Авторынок1" и об отказе в удовлетворении встречных исковых требований Чиркова Д.Л. являются неправомерными.
Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 сентября 2018 г. нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
При новом рассмотрении дела по апелляционной жалобе ООО "Авторынок1" суду апелляционной инстанции следует учесть все приведенное выше и разрешить спор на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.
Кроме того, суду апелляционной инстанции следует учесть разъяснения, содержащиеся в пунктах 17 - 21, 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям".
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
 
определила:
 
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 сентября 2018 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.

Yesterday
by Elena Sushonkova
0
1
Налоговый контроль

Постановление ВС РФ от 26.04.2019 N 9-АД19-10

Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ, за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля.

Решение: Производство по делу прекращено в связи с отсутствием в деянии главного бухгалтера общества состава административного правонарушения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 апреля 2019 г. N 9-АД19-10

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу защитника Кудряшовой Ларисы Геннадьевны, действующей на основании доверенности в интересах Левичевой Екатерины Павловны, на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 1 Городецкого судебного района Нижегородской области от 14 декабря 2017 г., решение судьи Городецкого городского суда Нижегородской области от 15 марта 2018 г. и постановление заместителя председателя Нижегородского областного суда от 9 августа 2018 г., вынесенные в отношении главного бухгалтера общества с ограниченной ответственностью "Леони Рус" (далее - ООО "Леони Рус", общество) Левичевой Екатерины Павловны по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Городецкого судебного района Нижегородской области от 14 декабря 2017 г., оставленным без изменения решением судьи Городецкого городского суда Нижегородской области от 15 марта 2018 г. и постановлением заместителя председателя Нижегородского областного суда от 9 августа 2018 г., главный бухгалтер ООО "Леони Рус" Левичева Е.П. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 300 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Кудряшова Л.Г. просит отменить постановления, вынесенные в отношении главного бухгалтера ООО "Леони Рус" Левичевой Е.П. по настоящему делу об административном правонарушении, приводя доводы об их незаконности.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

Частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок либо отказ от представления в налоговые органы, таможенные органы оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 данной статьи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации (положения данной статьи приведены в редакции, действовавшей на дату возникновения обстоятельств, послуживших основанием для возбуждения дела об административном правонарушении) должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы (информацию).

Согласно пунктам 3, 4, 5 указанной статьи налоговый орган, осуществляющий налоговые проверки или иные мероприятия налогового контроля, направляет поручение об истребовании документов (информации), касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента), в налоговый орган по месту учета лица, у которого должны быть истребованы указанные документы (информация). В течение пяти дней со дня получения поручения налоговый орган по месту учета лица, у которого истребуются документы (информация), направляет этому лицу требование о представлении документов (информации). Лицо, получившее данное требование, исполняет его в течение пяти дней со дня получения или в тот же срок сообщает, что не располагает истребуемыми документами (информацией). Если истребуемые документы (информация) не могут быть представлены в указанный срок, налоговый орган при получении от лица, у которого истребованы документы (информация), уведомления о невозможности представления в установленный срок документов (информации), вправе продлить срок представления этих документов (информации).

Отказ лица от представления истребуемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 6 статьи 93.1 названного Кодекса).

Из материалов дела следует, что Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 1 по Нижегородской области (далее - Межрайонная ИФНС России N 1 по Нижегородской области) в рамках проведения выездной налоговой проверки общества с ограниченной ответственностью "Пешеланский гипсовый завод" (далее - ООО "Пешеланский гипсовый завод") Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области дано поручение от 14 декабря 2016 г. N 02461 об истребовании документов (информации).

Во исполнение этого поручения на основании статьи 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области в адрес ООО "Леони Рус" 20 декабря 2016 г. направлено требование N 09-07-01/2904 о представлении указанных в названном поручении документов (информации) в отношении Р. являвшегося в 2014 году работником ООО "Леони Рус".

Данным требованием предложено в соответствии со статьей 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации в течение пяти рабочих дней со дня получения требования представить документы в отношении названного лица за период с 1 января 2014 г. по 31 декабря 2015 г.: заявления о приеме на работу и об увольнении, договор (контракт, соглашение), приказ о приеме на работу, личную карточку (л.д. 12 - 13).

Требование о представлении документов (информации) получено 21 декабря 2016 г., о чем свидетельствует извещение о получении электронного документа (л.д. 14).

Ходатайство о продлении срока представления документов (информации) по указанному требованию не поступало.

9 января 2017 г. в Межрайонную ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области по телекоммуникационным каналам связи направлено письмо с отказом в представлении документов (информации) по требованию от 20 декабря 2017 г. N 09-07-01/2904, о чем свидетельствует извещение о получении электронного документа и отметка налогового органа о приеме (л.д. 15, 16).

23 октября 2017 г. государственным налоговым инспектором Межрайонной ИФНС России по Нижегородской области по факту отказа от представления в налоговые органы оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, в отношении главного бухгалтера ООО "Леони Рус" Левичевой Е.К., в служебные обязанности которой входит представление документов по требованию налогового органа, составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л.д. 3 - 6).

Постановлением мирового судьи, с выводами которого согласились вышестоящие судебные инстанции, указанное лицо признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем с состоявшимися по делу судебными актами согласиться нельзя.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии со статьей 26.1 названного Кодекса в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В силу части 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Административная ответственность по части 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наступает как за отказ от представления в налоговые органы оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, так и за их предоставление с нарушением установленных законодательством о налогах и сборах сроков.

Из содержания протокола об административном правонарушении следует, что главному бухгалтеру ООО "Леони Рус" Левичевой Е.П. было вменено совершение административного правонарушения, предусмотренного указанной нормой, выразившегося в отказе от представления в налоговые органы оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля.

Протокол об административном правонарушении является процессуальным документом, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение.

Дело об административном правонарушении рассматривается в пределах объема административного правонарушения, вмененного в протоколе.

Вместе с тем по результатам рассмотрения дела мировой судья привлек главного бухгалтера ООО "Леони Рус" Левичеву Е.П. к административной ответственности по части 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за нарушение установленного законодательством о налогах и сборах срока представления документов по требованию налогового органа, исходя при этом из того, что соответствующий отказ в представлении документов был направлен указанным лицом за пределами срока, предусмотренного пунктом 5 статьи 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации. Мировым судьей оставлено без внимания, что в протоколе об административном правонарушении указанному лицу было вменено совершение иного деяния.

При рассмотрении дела не исключается возможность переквалификации действий (бездействия) лица, привлекаемого к административной ответственности.

Однако из постановления мирового судьи не следует, что им было переквалифицировано вмененное главному бухгалтеру ООО "Леони Рус" Левичевой Е.П. деяние.

Подобное рассмотрение дела не отвечает задачам производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Требования указанной нормы, а также статьи 26.1 названного Кодекса мировым судьей не соблюдены, равно как и вышестоящими судебными инстанциями, оставившими принятое мировым судьей решение без изменения, а допущенное им нарушение без внимания.

При этом следует отметить, что деяние, описанное в протоколе об административном правонарушении, выразившееся в отказе от представления в налоговые органы оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, не может повлечь привлечение главного бухгалтера ООО "Леони Рус" Левичевой Е.П. к административной ответственности по части 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ввиду следующего.

В ходе производства по делу Левичева Е.П. заявляла, что ни в 2014 году, ни впоследствии общество не имело каких-либо отношений с ООО "Пешеланский гипсовый завод", истребуемые налоговым органом документы (информация) не имеют отношения к финансово-хозяйственной деятельности этого юридического лица, касаются конкретного физического лица Р. применяются для учета труда внутри ООО "Леони Рус" и никак не могут быть связаны с третьими лицами, в том числе с ООО "Пешеланский гипсовый завод". Более того, соответствующая информация не может быть раскрыта без соответствующего согласия указанного физического лица в силу положений статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных".

Приведенные доводы оставлены судебными инстанциями без должного внимания в нарушение требований статей 24.1, 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем данных о том, что между ООО "Леони Рус" и ООО "Пешеланский гипсовый завод" существуют какие-либо финансово-хозяйственные отношения, не имеется.

Документы (информация), требование о представлении которых предъявлено налоговым органом, касаются трудовых отношений ООО "Леони Рус" и Р. как работодателя и работника, являются внутренними документами ООО "Леони Рус", к деятельности ООО "Пешеланский гипсовый завод" отношения не имеют.

Перечисленные в требовании документы не могут быть признаны документами, которые общество (соответствующее должностное лицо общества) обязано было представить налоговому органу в целях осуществления налогового контроля в отношении проверяемого им налогоплательщика.

Подпунктом 11 пункта 1 статьи 21 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщики имеют право не выполнять неправомерные акты и требования налоговых органов, иных уполномоченных органов и их должностных лиц, не соответствующие названному Кодексу или иным федеральным законам.

При изложенных обстоятельствах имеются основания для вывода о том, что в рассматриваемом случае соответствующее лицо вправе было не представлять истребованные налоговым органом документы (информацию).

Аналогичные выводы изложены в вступившем в законную силу решении Арбитражного суда Нижегородской области от 20 марта 2018 г. по делу N А43-1801/2018, которым признано недействительным решение Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области от 13 марта 2017 г. N 3 о привлечении ООО "Леони Рус" к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление документов, указанных в требовании от 20 декабря 2016 г. N 09-07-01/2904, и постановлении Первого арбитражного апелляционного суда от 26 июня 2018 г., которым данное решение оставлено без изменения.

Главный бухгалтер ООО "Леони Рус" Левичева Е.П. необоснованно привлечена к административной ответственности по части 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отсутствие состава административного правонарушения является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 1 Городецкого судебного района Нижегородской области от 14 декабря 2017 г., решение судьи Городецкого городского суда Нижегородской области от 15 марта 2018 г. и постановление заместителя председателя Нижегородского областного суда от 9 августа 2018 г., вынесенные в отношении главного бухгалтера ООО "Леони Рус" Левичевой Е.П. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене, а производство по данному делу об административном правонарушении - прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса в связи с отсутствием в деянии указанного лица состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

жалобу защитника Кудряшовой Л.Г., действующей на основании доверенности в интересах Левичевой Е.П., удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 1 Городецкого судебного района Нижегородской области от 14 декабря 2017 г., решение судьи Городецкого городского суда Нижегородской области от 15 марта 2018 г. и постановление заместителя председателя Нижегородского областного суда от 9 августа 2018 г., вынесенные в отношении главного бухгалтера ООО "Леони Рус" Левичевой Е.П. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.П.МЕРКУЛОВ

Yesterday
by Elena Sushonkova
0
1
Налоговый контроль

Определение ВС РФ от 31.05.2019 N 301-ЭС19-756

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 мая 2019 г. N 301-ЭС19-756

Резолютивная часть определения объявлена 29.05.2019.

Полный текст определения изготовлен 31.05.2019.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Завьяловой Т.В.,

судей Антоновой М.К., Тютина Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе акционерного общества "Муромский завод радиоизмерительных приборов" на решение Арбитражного суда Владимирской области от 30.03.2018 по делу N А11-6890/2017, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2018 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.11.2018 по тому же делу

по заявлению акционерного общества "Муромский завод радиоизмерительных приборов" о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Владимирской области от 24.03.2017 N 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Владимирской области от 09.06.2017 N 13-15-01/6772@.

В заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Муромский завод радиоизмерительных приборов" - Веретило А.А., Овсянникова Е.Л.;

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Владимирской области - Сахаров К.В., Талыбов И.Р..

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Владимирской области (в настоящее время - Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 13 по Владимирской области, далее - инспекция, налоговый орган) проведена выездная налоговая проверка акционерного общества "Муромский завод радиоизмерительных приборов" (далее - общество, налогоплательщик) по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организаций, транспортного налога, земельного налога, водного налога за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, налога на доходы физических лиц за период с 01.03.2013 по 30.11.2015.

По результатам проверки налоговым органом составлен акт от 23.11.2016 N 10 и вынесено решение от 24.03.2017 N 7 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", согласно которому обществу доначислена недоимка по налогу на прибыль организаций в размере 4 358 594 рублей и пени в сумме 520 721 рублей, а также штраф за неуплату налога, предусмотренный пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс), в размере 337 732 рублей.

Управление Федеральной налоговой службы по Владимирской области решением от 09.06.2017 N 13-15-01/6772@ оставило без удовлетворения апелляционную жалобу общества на решение инспекции от 24.03.2017 N 7.

Не согласившись с результатами налоговой проверки в части доначисления налога на прибыль организаций за 2012 - 2014 годы в размере 4 119 016 рублей и соответствующих сумм пени и штрафа, общество обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с заявлением, в котором просило признать решение инспекции от 24.03.2017 N 7 недействительным в указанной части.

Решением Арбитражного суда Владимировской области от 30.03.2018, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 02.11.2018 оставил состоявшиеся по делу судебные акты без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество, ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального права, просит отменить принятые по делу судебные акты в части отказа в удовлетворении заявленных требований по эпизоду доначисления налога на прибыль организаций, соответствующих сумм пени и штрафа в связи с отказом в принятии расходов, связанных с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В. от 04.03.2019 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, основным видом деятельности общества является производство радиолокационной, радионавигационной аппаратуры и радиоаппаратуры дистанционного управления, дополнительным - производство пара и горячей воды (тепловой энергии) котельными.

На балансе налогоплательщика находится паросиловой цех N 617, являющийся самостоятельным структурным подразделением общества и осуществляющий обеспечение других цехов и подразделений завода горячим и холодным водоснабжением, паром по заявкам и по потребностям, в зимнее время поддержание в бытовых и производственных помещениях цехов и отделов климатических условий, достаточных для нормальной производительности завода. В проверяемом периоде часть выработанных цехом тепловой энергии и горячей воды налогоплательщик также реализовывал сторонним лицам на основании заключенных договоров.

Затраты на выработку тепла на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 254 Налогового кодекса обществом отнесены к материальным расходам и учтены в составе косвенных расходов.

В ходе проверки инспекция посчитала, что паросиловой цех N 617 относится к объектам обслуживающих производств, в связи с чем налоговая база по налогу на прибыль организаций по деятельности общества, связанной с использованием цеха для реализации тепловой энергии третьим лицам, подлежит определению с учетом положений статьи 275.1 Налогового кодекса.

Установив в ходе проверки, что расходы заявителя на содержание данного цеха выше обычных расходов на обслуживание аналогичных объектов организаций, для которых деятельность по производству тепловой энергии является основной, и налогоплательщиком не представлены документы, под��верждающие соблюдение им условий, установленных статьей 275.1 Налогового кодекса, налоговый орган по результатам проверки пришел к выводу о неправомерном отнесении к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, убытка, полученного от деятельности цеха N 617, в части операций по реализации тепловой энергии сторонним организациям. При этом расходы, понесенные при выработке энергии для собственных нужд общества, признаны налоговым органом обоснованными в целях исчисления налога на прибыль.

Позиция налогового органа поддержана судами трех инстанций.

Между тем судами не учтено следующее.

Статьей 275.1 Налогового кодекса установлены специальные правила определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций при ведении налогоплательщиком деятельности через подразделения, представляющие собой обслуживающие производства и хозяйства.

К обслуживающим производствам и хозяйствам согласно данной норме относятся подсобное хозяйство, объекты жилищно-коммунального хозяйства, социально-культурной сферы, учебно-курсовые комбинаты и иные аналогичные хозяйства, производства и службы, осуществляющие реализацию товаров, работ, услуг как своим работникам, так и сторонним лицам.

В свою очередь к объектам жилищно-коммунального хозяйства относятся жилой фонд, гостиницы (за исключением туристических), дома и общежития для приезжих, объекты внешнего благоустройства, искусственные сооружения, бассейны, сооружения и оборудование пляжей, а также объекты газо-, тепло- и электроснабжения населения, участки, цехи, базы, мастерские, гаражи, специальные машины и механизмы, складские помещения, предназначенные для технического обслуживания и ремонта объектов жилищно-коммунального хозяйства социально-культурной сферы, физкультуры и спорта.

В том случае, когда деятельность налогоплательщика квалифицируется как осуществляемая через объекты обслуживающих производств и хозяйств, и финансовый результат этой деятельности является отрицательным (расходы превысили доходы или доходы отсутствуют), в силу статьи 275.1 Налогового кодекса полученный убыток может быть признан для целей налогообложения при соблюдении ряда условий, связанных с обеспечением соответствия стоимости реализуемых через данные объекты товаров (работ, услуг) и понесенных на содержание таких объектов затрат обычному уровню, характерному для специализированных организаций, для которых эта деятельность, осуществляемая в сопоставимых условиях, является основной.

Таким образом, в статье 275.1 Налогового кодекса установлена совокупность условий, при выполнении которых отрицательный финансовый результат деятельности, осуществляемой через объекты обслуживающих производств и хозяйств, может быть учтен для целей налогообложения несмотря на то, что понесенные на содержание этих объектов расходы, как правило, не отвечают в полной мере критериям экономической оправданности.

В соответствии с регулированием, действовавшим до вступления в действие с 01.01.2002 главы 25 Налогового кодекса, при исчислении налога на прибыль по общему правилу не допускалось включение в себестоимость продукции (работ, услуг) затрат на выполнение работ по содержанию культурно-бытовых и других объектов, находящихся на балансе предприятий, но в порядке применения налоговой льготы разрешалось уменьшать облагаемую прибыль на суммы затрат предприятий (в соответствии с утвержденными местными органами государственной власти нормативами) на содержание находящихся на балансе этих предприятий объектов и учреждений здравоохранения, народного образования, культуры и спорта, детских дошкольных учреждений, детских лагерей отдыха, домов престарелых и инвалидов, жилищного фонда (пункт 4 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.1992 N 552, и подпункт "б" пункта 1 статьи 6 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 N 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций").

Следовательно, основополагающим критерием для отнесения деятельности налогоплательщика к деятельности, осуществляемой через объекты обслуживающих производств и хозяйств, является направленность понесенных в рамках этой деятельности затрат на удовлетворение социальных, бытовых и культурных нужд граждан (работников и жителей соответствующих населенных пунктов) за счет выделенного налогоплательщиком на эти цели финансирования.

Соответственно, положения статьи 275.1 Налогового кодекса не могут распространяться на подразделения, функционирующие в целях удовлетворения потребностей самого налогоплательщика как хозяйствующего субъекта - для обеспечения производственного процесса, в том числе для исполнения возложенных на налогоплательщика обязанностей при ведении им предпринимательской деятельности.

В ходе рассмотрения материалов налоговой проверки, а также в ходе судебного разбирательства общество последовательно указывало, что паросиловой цех N 617 относится к вспомогательному производству, основная задача которого - обеспечение тепловой энергией основного производства, а не удовлетворение жилищных или социально-культурных нужд работников общества и населения, и не обслуживание иных личных потребностей граждан.

Как отмечало общество, реализация части тепловой энергии, произведенной паросиловым цехом, третьим лицам по присоединенной сети занимает незначительные объемы (не более 12 процентов), носит для него обязательный в силу закона характер и производится по тарифам, установленным в рамках государственного регулирования в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2010 N 190 "О теплоснабжении", не покрывающим в полном объеме затраты на содержание цеха.

Суды не дали оценки данным доводам общества, ограничившись констатацией того, что объекты теплоснабжения упомянуты в статье 275.1 Налогового кодекса в качестве объектов обслуживающих производств и хозяйств и конечными потребителями части реализованной обществом тепловой энергии оказываются физические лица - жители домов.

Однако такой подход основан на толковании данной нормы без учета взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса, и приводит к тому, что налогоплательщик не вправе учесть для целей налогообложения экономически обоснованные расходы, понесенные в рамках деятельности, направленной на получение дохода, только по той причине, что его предпринимательская деятельность осуществляется с использованием объектов теплоснабжения, имеющих присоединенные сети.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а дело - подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенное, дать оценку доводам налогоплательщика об экономической оправданности спорных затрат на содержание паросилового цеха и выработку тепловой энергии, принять законные и обоснованные судебные акты.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Владимирской области от 30.03.2018 по делу N А11-6890/2017, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2018 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.11.2018 по тому же делу в части отказа в удовлетворении требований общества по эпизоду начисления налога на прибыль организаций, соответствующих сумм пени и штрафа в связи с неправомерным учетом убытка, полученного от деятельности объектов обслуживающих производств и хозяйств, отменить.

Дело в указанной части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Владимирской области.

В остальной части принятые по делу судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Судьи

М.К.АНТОНОВА

Д.В.ТЮТИН

June 18, 2019
by Elena Sushonkova
0
1
Налоговый контроль

Определение ВС РФ от 27.05.2019 N 303-ЭС19-7307

Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным предписания органа финансового контроля.

Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку, удовлетворяя заявленные требования в части, суды исходили из того, что бюджетные средства потрачены на строительство спортивной площадки в соответствии с целью, указанной в соглашении, - "устройство с мобильной крышей спортивной площадки", не доказан факт неисполнения учреждением обязательств по благоустройству.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 мая 2019 г. N 303-ЭС19-7307

Судья Верховного Суда Российской Федерации Антонова М.К., изучив кассационную жалобу Министерства финансов Сахалинской области на

постановление

Пятого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2018 и

постановление

Арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.02.2019 по делу N А59-152/2018 Арбитражного суда Сахалинской области

по заявлению областного государственного автономного учреждения "Центр медико-социальной реабилитации "Чайка" (далее - учреждение) о признании недействительным предписания Министерства финансов Сахалинской области (далее - министерство) от 30.11.2017 N 3.03-3567/17,

установил:

решением Арбитражного суда Сахалинской области от 15.05.2018 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением

Пятого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2018, оставленным без изменения

постановлением

Арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.02.2019, решение суда первой инстанции отменено в части отказа в признании недействительным предписания о нецелевом использовании субсидии и обязании возместить 28 779 437 рублей ущерба, в том числе в связи с нецелевым использованием денежных средств в размере 28 349 549 рублей на установку "устройство с мобильной крышей спортивной площадки" и 429 888 рублей, оплаченных за поставку скамеек по контракту с ООО "Амурское региональное объединение благоустроителей" от 26.08.2016 N 209, и в указанной части требование учреждения удовлетворено.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, министерство просит отменить судебные акты судов апелляционной инстанции и округа, ссылаясь на существенное нарушение судами норм права.

Согласно

пункту 1 части 7 статьи 291.6

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов не установлено оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как усматривается из судебных актов, министерством проведена плановая выездная проверка учреждения по вопросу полноты и достоверности отчетности об исполнении государственных заданий, целевого использования средств, выделенных из областного бюджета на реализацию государственных заданий и (или) субсидий на иные цели, на осуществление капитальных вложений за период 2015-2016 годов и истекший период 2017 года.

В ходе проверки установлено, что учреждением ненадлежащим образом исполнены полномочия по ведению бюджетного учета и формированию полной и достоверной бюджетной отчетности, что выразилось в нецелевом использовании бюджетных средств на общую сумму 29 261 347 рублей.

По результатам проверки выдано предписание, которым на учреждение возложена обязанность возместить ущерб в размере 29 261 347 рублей, причиненный бюджету Сахалинской области в результате нарушения бюджетного законодательства и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения.

Признавая предписание законным, суд первой инстанции исходил из доказанности министерством нецелевого использования учреждением денежных средств, предоставленных из бюджета субъекта в качестве субсидии.

Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями

статей 38

,

78.1

,

158

,

306.4

Бюджетного кодекса Российской Федерации, Порядком определения объема и условий предоставления государственным бюджетным и государственным автономным учреждениям субсидий на иные цели, утвержденным постановлением Правительства Сахалинской области от 19.01.2012 N 18,

приказом

Минфина России от 01.07.2013 N 65н "Об утверждении указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации",

Законом

Сахалинской области от 15.05.2015 N ЗО-ЗО "О полномочиях государственных учреждений и государственных унитарных предприятий Сахалинской области по выполнению работ и оказанию услуг", пришел к выводу об отсутствии у министерства правовых оснований для вынесения оспоренного предписания в части нецелевого использования субсидии и обязания учреждения возместить 28 779 437 рублей ущерба, с чем согласился суд округа.

Судебные инстанции исходили из того, что бюджетные средства в размере 28 349 549 рублей потрачены учреждением на строительство спортивной площадки в соответствии с целью "устройство с мобильной крышей спортивной площадки", указанной в соглашении от 25.01.2016 N 11-И, заключенном с Министерством социальной защиты Сахалинской области.

При этом суды отметили, что проект договора и сметный расчет, обосновывающий начальную (максимальную) цену проекта договора по указанному мероприятию, были согласованы учреждением с распорядителем бюджетных средств.

Вместе с тем суды указали на непредставление министерством доказательств, свидетельствующих о нецелевом использовании денежных средств в сумме 429 888 рублей, оплаченных учреждением ООО "Амурское региональное объединение благоустроителей" за поставку скамеек по контракту. В частности, министерство не доказало факт неисполнения учреждением обязательств по благоустройству и отсутствие спорных элементов благоустройства, учитывая, что проведенное в ходе выездной проверки визуальное обследование территории опровергается имеющимися в деле доказательствами, в том числе актом сверки взаимных расчетов.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, повторяют позицию министерства по спору об использовании учреждением бюджетных средств не по целевому назначению, являлись предметом рассмотрения судов и получили надлежащую правовую оценку.

По существу доводы жалобы не подтверждают существенных нарушений норм материального и норм процессуального права, повлиявших на исход дела, выражают несогласие с выводами судов по фактическим обстоятельствам спора и основаны на ином применении к ним положений законодательства, в связи с чем не могут служить основанием для передачи жалобы на рассмотрение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь

статьями 291.6

и

291.8

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

определил:

отказать Министерству финансов Сахалинской области в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья

Верховного Суда Российской Федерации

М.К.АНТОНОВА

June 17, 2019
by Elena Sushonkova
0
1
Налоговый контроль

Определение ВС РФ от 06.05.2019 N 64-КГ19-2

Требование: О возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей.

Обстоятельства: По мнению истца, недостача денежных средств во вверенных ответчице банкоматах образовалась вследствие несоблюдения ею положений законодательства РФ и локальных актов организации.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку вступившим в законную силу судебным актом было установлено лицо, виновное в причинении материального ущерба истцу, а также восстановлено нарушенное право истца и нанесенный ему материальный ущерб был взыскан с виновного лица в полном размере. Таким образом, вина ответчицы в причинении ущерба истцу отсутствует.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 мая 2019 г. N 64-КГ19-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 6 мая 2019 г. гражданское дело по иску акционерного общества "Банк Холмск" к Епихиной Наталье Викторовне о возмещении причиненного ущерба

по кассационной жалобе Епихиной Натальи Викторовны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июня 2018 г., которым отменено решение Холмского городского суда Сахалинской области от 5 апреля 2018 г. об отказе в удовлетворении иска и по делу принято новое решение об удовлетворении иска.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

акционерный коммерческий банк "Холмск" закрытое акционерное общество (19 января 2017 г. переименовано в акционерное общество "Банк Холмск", с 27 ноября 2018 г. статус изменен на акционерное общество расчетная небанковская кредитная организация "ХОЛМСК") 12 января 2017 г. обратился в суд с иском к Епихиной Наталье Викторовне о возмещении ущерба, причиненного ею при исполнении трудовых обязанностей, в сумме 5 212 500 руб. и взыскании расходов на уплату государственной пошлины в размере 34 263 руб.

В обоснование заявленных требований акционерный коммерческий банк "Холмск" закрытое акционерное общество (далее также - АКБ "Холмск", АО "Банк Холмск", Банк) ссылался на то, что 21 апреля 2015 г. между Банком в лице его генерального директора и Епихиной Н.В. был заключен трудовой договор, по условиям которого она с 21 апреля 2015 г. была принята на должность начальника отдела кассовых операций. В этот же день между Банком и Епихиной Н.В. заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

В ноябре 2016 года в результате проведения сплошной инкассации всех банкоматов Банка и его филиала была обнаружена недостача денежных средств в общей сумме 11 854 400 руб., при этом недостача денежных средств, выявленная в зоне ответственности Епихиной Н.В., составила 5 212 500 руб.

По мнению АКБ "Холмск", недостача денежных средств во вверенных Епихиной Н.В. банкоматах образовалась вследствие несоблюдения ею

Положения

о порядке ведения кассовых операций и правил хранения, перевозки и инкассации банкнот и монет Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации, утвержденного Банком России 24 апреля 2008 г. N 318-П,

Указания

Банка России от 14 августа 2008 г. N 2054-У "О порядке ведения кассовых операций с наличной иностранной валютой в уполномоченных банках на территории Российской Федерации", а также локальных актов Банка.

В суде первой инстанции ответчик Епихина Н.В. исковые требования не признала.

Решением Холмского городского суда Сахалинской области от 5 апреля 2018 г. в удовлетворении исковых требований акционерного общества "Банк Холмск" было отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июня 2018 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым с Епихиной Н.В. в пользу АО "Банк Холмск" взысканы в счет возмещения причиненного ущерба 5 212 500 руб. и судебные расходы в размере 34 263 руб. Суд апелляционной инстанции указал на необходимость исполнения данного решения солидарно с приговором Холмского городского суда от 19 декабря 2017 г. в части взыскания с Иванова А.В. в пользу АО "Банк Холмск" возмещения причиненного ущерба в сумме 11 673 066 руб. 70 коп. в пределах удовлетворенных к Епихиной Н.В. исковых требований на сумму 5 212 500 руб.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Епихиной Н.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июня 2018 г., как незаконного, и оставления в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 28 декабря 2018 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 1 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о причинах неявки сведений не представили. От представителя акционерного общества расчетной небанковской кредитной организации "ХОЛМСК" в Верховный Суд Российской Федерации поступил письменный отзыв (возражения) на кассационную жалобу Епихиной Н.В. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь

статьей 385

Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений на кассационную жалобу представителя акционерного общества расчетной небанковской кредитной организации "ХОЛМСК", Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (

статья 387

ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что в соответствии с трудовым договором от 21 апреля 2015 г. Епихина Н.В. была принята на работу в АКБ "Холмск" на должность начальника отдела кассовых операций.

На основании трудового договора и заявления Епихиной Н.В. от 21 апреля 2015 г. генеральным директором АКБ "Холмск" издан приказ от 21 апреля 2015 г. о принятии Епихиной Н.В. на работу на указанную должность.

Трудовым договором, заключенным с Епихиной С.В., предусмотрена, в частности, обязанность работника нести материальную и дисциплинарную ответственность в соответствии с действующим законодательством в случае нанесения работником ущерба Банку или утраты имуществу, если будет доказано, что ущерб причинен в результате виновных действий (бездействия) работника (пункт 2.2 трудового договора).

21 апреля 2015 г. с Епихиной Н.В. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, в соответствии с которым она как работник, выполняющий работу, непосредственно связанную с хранением, обработкой, пересчетом, проведением экспертизы, приемом, выдачей и перемещением ценностей, приняла на себя полную материальную ответственность за необеспечение сохранности и за недостачу вверенных ей работодателем ценностей (абзац первый пункта 1 договора о полной индивидуальной материальной ответственности).

Пунктом 4 этого договора предусмотрено, что работник не несет материальной ответственности, если ущерб причинен не по его вине.

Согласно должностной инструкции (раздел 3 "Должностные обязанности") начальник отдела кассовых операций обязан в том числе осуществлять загрузку и разгрузку банкоматов, обеспечивать полную сохранность полученных/принятых денежных средств и ценностей в соответствии с договором о полной материальной ответственности, обеспечивать сохранность, целостность и работоспособность автоматизированного рабочего места, ограничение доступа к совершению операций, конфиденциальность применяемых кодов и паролей.

Пунктами 5.1, 5.5 должностной инструкции (раздел 5 "Ответственность") установлена ответственность начальника отдела кассовых операций за невыполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией, и за причинение материального ущерба в пределах, определенных действующим трудовым и гражданским законодательством.

8 ноября 2016 г. генеральным директором АКБ "Холмск" издан приказ N 79 о проведении в срок до 30 ноября 2016 г. инкассации всех банкоматов АКБ "Холмск" и его филиала.

В тот же день генеральным директором АКБ "Холмск" издан приказ N 80/1 о создании комиссии для проведения служебного расследования в целях установления причин реализации случаев операционного риска, а именно фактической недостачи денежных средств в банкоматах Банка и установления виновных лиц, причастных к хищению.

В период с 8 по 15 ноября 2016 г. комиссией проведено служебное расследование по факту выявления недостачи наличности в банкоматах Банка и филиала.

Согласно акту о проведении служебного расследования от 15 ноября 2016 г. комиссией в результате сплошной инкассации всех банкоматов Банка и филиала была выявлена недостача денежных средств загруженных в банкоматы Банка и филиала, в общей сумме 11 854 400 руб., при этом в зоне ответственности Епихиной Н.В. недостача составила 5 212 500 руб. Виновными в недостаче 11 854 400 руб. являются сотрудники АКБ "Холмск": начальник отдела кассовых операций Епихина Н.В., начальник отдела денежного обращения Морозова Е.И., программист отдела технического и программного обеспечения Иванов А.В., начальник отдела технического и программного обеспечения Коробейников С.С. и начальник отдела кассовых операций Южно-Сахалинского филиала Банка Бисиева С.Г.

Комиссией, в частности, установлено несоблюдение Епихиной Н.В. требований пункта 4.5.5 Положения по взаимодействию подразделений при установке, подключении и работе банкоматов Банка и филиала, утвержденного генеральным директором Банка 18 мая 2015 г., так как техническое обслуживание узлов и механизмов в нижнем блоке банкоматов осуществлялось программистом отдела технического и программного обеспечения Ивановым А.В. без сопровождения охраны, обеспечивающей сохранность денежных средств. В нарушение Порядка хранения и перечня видов ценностей, хранящихся в хранилище АКБ "Холмск", Епихина Н.В. при запросе у нее сотрудником Ивановым А.В. ключей от банкоматов для устранения неполадок выдавала ему конверт с картой кассира и ключами от технологического отделения банкомата, сейфа и от кассет. Выдача ключей указанным образом запрещена, так как сотрудники отдела технического и программного обеспечения Банка не относятся к числу материально ответственных лиц.

В акте о проведении служебного расследования комиссией сделан вывод о том, что к причинам возникновения недостачи денежных средств относятся: несоблюдение ответственными сотрудниками локальных актов Банка, отсутствие четкого распределения функциональных обязанностей и ответственности за тот или иной участок работы, отсутствие контроля со стороны начальника отдела денежного обращения Банка. В результате халатного отношения материально ответственных лиц к своим должностным обязанностям были созданы условия для совершения преступных действий (кражи денежных средств) сотрудником отдела технического и программного обеспечения Банка Ивановым А.В.

19 января 2017 г. АКБ "Холмск" был переименован в АО "Банк Холмск".

Приговором Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г. установлены обстоятельства хищения Ивановым А.В., работавшим в должности программиста отдела технического и программного обеспечения Банка, за период с 23 марта по 14 ноября 2016 г. денежных средств, принадлежащих АО "Банк Холмск", на общую сумму 11 854 400 руб., которыми он распорядился по своему усмотрению. По данному приговору Иванов А.В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного

пунктом "б" части 4 статьи 158

Уголовного кодекса Российской Федерации (кража, совершенная в особо крупном размере), и ему назначено наказание с применением

статьи 73

Уголовного кодекса Российской Федерации в виде 3 лет 5 месяцев лишения свободы условно без штрафа и ограничения свободы. С Иванова А.В. в пользу АО "Банк Холмск" с учетом выплаченных им Банку в добровольном порядке денежных средств взыскано в возмещение материального ущерба 11 673 066 руб. 70 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 5 марта 2018 г. приговор Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г. изменен. Из приговора суда исключено указание на применение в отношении Иванова А.В. положений

статьи 73

Уголовного кодекса Российской Федерации об условном осуждении, и ему назначено наказание в виде 3 лет 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В остальной части приговор Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г. оставлен без изменения. Судом апелляционной инстанции в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Иванова А.В., признан факт совершения им преступления с использованием доверия, оказанного ему банковскими служащими, выдавшими ключи и пароли от банкоматов, поскольку он являлся единственным специалистом банка, занимающимся ремонтом банкоматов и терминалов. Судом апелляционной инстанции также было учтено, что Иванов А.В., похитивший за короткий период времени 11 854 400 руб., не указал место сокрытия денежных средств, полностью ущерб не возместил.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований АО "Банк Холмск" к Епихиной Н.В. о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, суд первой инстанции со ссылкой на нормы Трудового

кодекса

Российской Федерации, регулирующие материальную ответственность работника за причиненный работодателю имущественный ущерб, и с учетом разъяснений, содержащихся в

пункте 4

постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", сделал вывод о том, что не имеется оснований для взыскания с Епихиной Н.В. в пользу Банка денежных средств в счет возмещения материального ущерба, так как причинная связь между несоблюдением ответчиком требований нормативных документов Центрального банка Российской Федерации, должностной инструкции и наступившим у работодателя ущербом и, соответственно, ее вина в причинении ущерба работодателю отсутствуют. Исходя из положений

части 4 статьи 61

ГПК РФ, предусматривающих, что вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом, суд первой инстанции указал, что вступившим в законную силу приговором Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г. установлено виновное лицо в причинении материального ущерба АО "Банк Холмск" (Иванов А.В.), восстановлено нарушенное право Банка и нанесенный ему материальный ущерб взыскан с виновного лица в полном размере.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по апелляционной жалобе АО "Банк Холмск", не согласился с такими выводами суда первой инстанции и отменил решение Холмского городского суда Сахалинской области от 5 апреля 2018 г., приняв по делу новое решение о взыскании с Епихиной Н.В. в пользу АО "Банк Холмск" в счет возмещения причиненного ущерба 5 212 500 руб., судебных расходов в размере 34 263 руб. и о необходимости исполнения данного решения солидарно с приговором Холмского городского суда от 19 декабря 2017 г. в части взыскания с Иванова А.В. в пользу АО "Банк Холмск" возмещения причиненного ущерба в сумме 11 673 066 руб. 70 коп. в пределах удовлетворенных к Епихиной Н.В. исковых требований на сумму 5 212 500 руб.

При этом суд апелляционной инстанции со ссылкой на вступивший в законную силу приговор Холмского городского суда от 19 декабря 2017 г. пришел к выводу о том, что несоблюдение Епихиной Н.В. требований локальных актов Банка, ее должностной инструкции способствовало бесконтрольному доступу сотрудника отдела технического и программного обеспечения Иванова А.В., с которым не заключен договор о полной материальной ответственности, к сейфовым отделениям банкоматов Банка и совершению им хищения денежных средств из указанных банкоматов, что свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) Епихиной Н.В. и нанесением ущерба имуществу Банка в результате хищения денежных средств Ивановым А.В. Суд апелляционной инстанции полагал, что денежные средства в сумме 5 212 500 руб., похищенные Ивановым А.В. из банкоматов, находящихся в зоне ответственности Епихиной Н.В., в силу положений

статьи 1080

Гражданского кодекса Российской Федерации подлежат взысканию в солидарном порядке как с Иванова А.В., так и с Епихиной Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции о наличии оснований для взыскания с Епихиной Н.В. суммы причиненного работодателю ущерба основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с

Конституцией

Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из Трудового

кодекса

Российской Федерации, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права (

абзацы первый

и

второй части 1 статьи 5

Трудового кодекса Российской Федерации).

Общие положения о материальной ответственности сторон трудового договора, определяющие обязанности сторон трудового договора по возмещению причиненного ущерба и условия наступления материальной ответственности, содержатся в

главе 37

Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно

части 1 статьи 232

Трудового кодекса Российской Федерации сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с Трудовым

кодексом

Российской Федерации и иными федеральными законами.

Условия наступления материальной ответственности стороны трудового договора установлены

статьей 233

Трудового кодекса Российской Федерации. В соответствии с этой

нормой

материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным

кодексом

или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Главой 39

Трудового кодекса Российской Федерации "Материальная ответственность работника" определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, пределы такой ответственности.

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат (

часть 1 статьи 238

Трудового кодекса Российской Федерации).

Материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (

статья 239

Трудового кодекса Российской Федерации).

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным

кодексом

или иными федеральными законами (

статья 241

Трудового кодекса Российской Федерации).

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (

часть 1 статьи 242

Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 2 статьи 242

Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим

кодексом

или иными федеральными законами.

Перечень случаев возложения на работника материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба приведен в

статье 243

Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу (

пункт 2 части 1 статьи 243

Трудового кодекса Российской Федерации), в случае причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда (

пункт 5 части 1 статьи 243

Трудового кодекса Российской Федерации).

В

пункте 4

постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" разъяснено, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действий или бездействия) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Из приведенных положений Трудового

кодекса

Российской Федерации и разъяснений, содержащихся в

пункте 4

названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, следует, что юридически значимыми обстоятельствами для разрешения иска АО "Банк Холмск" к Епихиной Н.В. о возмещении материального ущерба являлись такие обстоятельства, как: вина указанного работника Банка в причинении ущерба; причинная связь между поведением Епихиной Н.В. и наступившим ущербом; отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность Епихиной Н.В. за ущерб, причиненный работодателю АО "Банк Холмск"; действия работника Банка Иванова А.В., совершившего хищение денежных средств из банкоматов АО "Банк Холмск", установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Суд первой инстанции, применяя нормы Трудового

кодекса

Российской Федерации, регулирующие условия и порядок возложения материальной ответственности на работника, причинившего при исполнении трудовых обязанностей имущественный ущерб работодателю, установил имеющие значение для разрешения настоящего спора обстоятельства и пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с Епихиной Н.В. денежных средств в счет возмещения материального ущерба, причиненного АО "Банк Холмск", так как ее вины в причинении ущерба работодателю не имеется, несоблюдение Епихиной Н.В. требований нормативных документов Центрального банка Российской Федерации и должностной инструкции не находится в причинной связи с наступившим у работодателя ущербом. При этом суд первой инстанции с учетом положений

части 4 статьи 61

ГПК РФ исходил из того, что вступившим в законную силу приговором Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г., имеющим преюдициальное значение для рассмотрения данного дела, установлена вина Иванова А.В. в причинении материального ущерба АО "Банк Холмск", нанесенный Банку материальный ущерб взыскан с виновного лица в полном размере.

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой инстанции, не привел в судебном постановлении доводов, их опровергающих, не установил новых обстоятельств, имеющих значение для дела, указав лишь на наличие причинно-следственной связи между действиями Епихиной Н.В., не соблюдавшей требования локальных актов Банка, должностной инструкции, и нанесением ущерба имуществу Банка в результате хищения денежных средств Ивановым А.В.

Сославшись в обоснование своего вывода о наличии причинно-следственной связи между действиями Епихиной Н.В. и нанесением ущерба имуществу Банка в результате хищения денежных средств Ивановым А.В. на вступивший в законную силу приговор Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г., суд апелляционной инстанции неправильно истолковал и применил положения

части 4 статьи 61

ГПК РФ. В силу данной

нормы

процессуального права вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу имеет преюдициальное значение для суда, рассматривающего гражданское дело о последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, применительно к вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они указанным лицом. Названным приговором Холмского городского суда установлены обстоятельства хищения сотрудником Банка Ивановым А.В. денежных средств, принадлежащих АО "Банк Холмск". По приговору именно Иванов А.В. был признан виновным в совершении этого хищения и, соответственно, в причинении материального ущерба АО "Банк Холмск", с него в полном объеме ущерб взыскан в пользу Банка (11 673 066 руб. 70 коп.).

Следовательно, вступивший в законную силу приговор Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г. обязателен для суда, рассматривающего дело о возмещении ущерба, нанесенного АО "Банк Холмск" в результате хищения Ивановым А.В. денежных средств, принадлежащих Банку, то есть о гражданско-правовых последствиях совершенного Ивановым А.В. преступления.

Суд апелляционной инстанции, не учитывая преюдициальное значение для разрешения настоящего спора по иску АО "Банк Холмск" к Епихиной Н.В. о возмещении причиненного ущерба приговора Холмского городского суда Сахалинской области от 19 декабря 2017 г. и возлагая на Епихину Н.В. как на работника, с которым заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, обязанность по возмещению материального ущерба АО "Банк Холмск", оставил без внимания положения пункта 4 этого договора, исключающего материальную ответственность работника в случае, если ущерб причинен не по его вине.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о наличии причинно-следственной связи между несоблюдением Епихиной Н.В. требований нормативных документов Центрального банка Российской Федерации, должностной инструкции и нанесением ущерба Банку хищением денежных средств Ивановым А.В.

Неправомерным является и возложение решением суда апелляционной инстанции солидарной ответственности на Епихину Н.В. и Иванова А.В. по возмещению Банку материального ущерба на сумму 5 212 500 руб. со ссылкой на положения

статьи 1080

Гражданского кодекса Российской Федерации,

пункт 1

которой предусматривает, что лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Однако данная

норма

гражданского законодательства, регулирующая в силу

статьи 2

Гражданского кодекса Российской Федерации гражданско-правовые отношения, не подлежит применению к спорным отношениям, возникшим на основании заключенного между сторонами трудового договора (трудовым отношениям). Условия и порядок возложения на работника ответственности за имущественный вред, причиненный работодателю работником при исполнении трудовых обязанностей, регламентированы трудовым законодательством, в котором отсутствуют положения о солидарной ответственности работников при возмещении работодателю ущерба, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей.

Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июня 2018 г. нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно

статье 387

ГПК РФ является основанием для его отмены и оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с подлежащими применению нормами материального права и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь

статьями 387

,

388

,

390

ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 26 июня 2018 г. отменить.

Оставить в силе решение Холмского городского суда Сахалинской области от 5 апреля 2018 г.

June 17, 2019
by Elena Sushonkova
0
1
Налоговый контроль

Определение ВС РФ от 05.06.2019 N 305-ЭС19-9410

Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании незаконными решений.

Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суды пришли к выводу о том, что оспариваемые ненормативные акты антимонопольного органа не соответствуют положениям законодательства и нарушают права и законные интересы заявителя.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 июня 2019 г. N 305-ЭС19-9410
 
Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу Федеральной антимонопольной службы (далее - ФАС России, антимонопольный орган) на решение Арбитражного суда города Москвы от 20.03.2018 по делу N А40-196628/2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2019 по тому же делу
по заявлению акционерного общества "Альфа-Банк" (далее - банк) о признании незаконными решений ФАС России от 21.07.2017 по делам N ВП-383/17, N ВП-384/17, об обязании ФАС России признать действия общества с ограниченной ответственностью "РТС - тендер" (далее - оператор электронной площадки) не соответствующими Федеральному закону от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе),
при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Министерства финансов Кировской области, Кировского областного государственного казенного учреждения "Центр по техническому сопровождению государственных закупок",
 
установила:
 
решением суда первой инстанции от 20.03.2018, оставленным без изменения постановлениями Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2018 и Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2019, заявленные требования удовлетворены.
В жалобе антимонопольный орган ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов, ссылаясь на нарушение судами норм материального права при вынесении обжалуемых судебных актов.
Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.
При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Как усматривается из судебных актов, по результатам рассмотрения жалоб банка на действия оператора электронной площадки, выразившихся в неправомерном блокировании денежных средств заявителя в размере обеспечения заявки на участие в аукционе на право заключения государственного контракта на оказание финансовых услуг на открытие невозобновляемой кредитной линии, ФАС России приняты оспариваемые решения, в соответствии с которыми действия оператора электронной площадки признаны соответствующими Закону о контрактной системе.
Удовлетворяя заявленные требования, суды, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями части 27 статьи 44 Закона о контрактной системе, правовой позицией, изложенной в пункте 31 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017, пришли к выводу о том, что оспариваемые ненормативные акты антимонопольного органа не соответствуют положениям действующего законодательства и нарушают права и законные интересы заявителя.
При этом судебные инстанции исходили из того, что одним из необходимых условий для осуществления перечисления оператором электронной площадки заказчику денежных средств, внесенных участником в качестве обеспечения последней заявки в соответствии с требованиями части 27 статьи 44 Закона о контрактной системе, является систематичность допущенных им нарушений при подаче трех заявок на участие в электронном аукционе.
Судами указано, что подход, когда каждое решение аукционной комиссии о несоответствии второй части заявки участника закупки следует считать подтверждением совершения им самостоятельного нарушения, без учета характера допущенных им нарушений при подаче заявок, без исследования вопроса о наличии у участника возможности восполнить недостатки уже поданных заявок ввиду признания их не соответствующими требованиям аукционной документации, следствием чего при повторности таких случаев являются утрата внесенной им денежной суммы и направление этой суммы заказчику, не направлен на соблюдение баланса прав участников контрактной системы в сфере закупок, создание условий для эффективности и результативности осуществления закупок товаров (работ, услуг), привлечения широкого круга потенциальных участников закупки, способных обеспечить должную конкуренцию без опасения применения указанных последствий при аналогичных обстоятельствах.
Суды, установив, что по характеру допущенные заявителем нарушения при подаче трех заявок являются аналогичными, пришли к выводу о том, что банком допущено одно нарушение.
Приведенные в жалобе доводы повторяют правовую позицию заявителя по спору, основаны на неверном толковании положений действующего законодательства, не подтверждают существенные нарушения норм материального и (или) процессуального права, которые могли повлиять на исход дела и являются достаточным основанием для пересмотра обжалуемых судебных актов в кассационном порядке.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации
 
определила:
 
отказать Федеральной антимонопольной службе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
 
Судья
Верховного Суда Российской Федерации
Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

June 17, 2019
by Elena Sushonkova
0
5
Налоговый контроль
Show more