Kanye West дал интервью The New York Times

«Художник может быть безответственным, как трехлетний ребенок. Это одна из главных привилегий артиста».

Серия летних релизов от лейбла G.O.O.D. Music завершилась в субботу выходом альбома Teyana Taylor «K.T.S.E.», после чего Канье Уэст дал интервью изданию The New York Times, в котором подробно рассказал о своем отношении к Дональду Трампу, рабству, суицидальных мыслях и угрозе развода с Ким Кардашьян. Из этого интервью можно узнать о том, что за восемь дней до выхода «ye» у Канье не был готов ни один текст, но он все равно посмотрел «Дэдпул 2». Дважды. А также о том, что со времен лечения в психиатрической клинике Уэст писал заметки, которые впоследствии были использованы им и его авторами в альбоме «ye». Полную версию интервью можно прочитать здесь, ниже собраны главные цитаты.

О Дональде Трампе:

Некоторые говорили, что Трамп никогда не победит. Это те же самые люди, которые в старших классах твердят тебе: «Такое никогда в жизни не случится». Я знаю знаменитостей, которые голосовали за Трампа, но боялись сказать, что он им нравится. Но они рассказывали об этом мне. А мне он нравится, и я не боюсь открыто заявлять об этом. Я говорю: «Позволь мне встать на твою сторону и бороться вместе с тобой». Я знаю, что есть люди, которые поддерживают меня, но не поддерживают Трампа, и мне это нравится.

О страхе разочаровать фанатов:

Я приведу простой пример: у меня есть двоюродный брат, который сейчас отбывает срок за то, что сделал кое-что плохое. Но я все еще люблю его, потому что на мою любовь к человеку не влияет, хорошо или плохо он поступает.

О Хиллари Клинтон:

Мне говорили: «Тебе должна нравиться Хиллари. Ты обязан голосовать за нее». Из-за того, что ты черный, делаешь очень эмоциональную музыку, и из-за того, что ты – ранимая натура. Это было как свадьба по договоренности или что-то вроде того. И я понял, что не хочу в этом участвовать. Я чувствую себя более хорошим отцом и артистом, потому что я не отдал свой голос за Хиллари. Раньше я жил внутри вселенной, которая была основана на мнении толпы, и я потерял себя, и в тот момент я дошел до самого дна. Но если сейчас посмотреть в мои глаза, вы этого не увидите.

Дональд Трамп и Канье Уэст в 2016 году. В апреле Канье написал в твиттере, что их объединяет «энергия дракона».

О позитивных изменениях:

Позитивные изменения произошли, когда я стал учиться принимать меньше лекарств и говорить, что думаю, даже если знаю, что могу многое потерять из-за этого. При этом я особо не анализирую ситуацию. Иметь политическую позицию, которая основана на анализе информации – это как знать, как правильно одеваться, в противоположность позиции ребенка – «мне это нравится». Я слышал, что говорил Трамп, и думал: «Мне нравится, как это звучит». При этом я согласен не со всеми его решениями.

Об ответственности артистов:

В некоторых ситуациях нам позволительно не отвечать за свои поступки. Это одна из главных привилегий артиста. Художник может быть безответственным, как трехлетний ребенок.

О рабстве:

В интервью TMZ я сказал, что сама идея того, что можно находиться в каком-то состоянии 400 лет, звучит для меня как выбор. Я сказал «звучит для меня» – я не утверждал, что так и было. Я никогда не говорил, что рабство как таковое – когда тебя заковывают в цепи – это выбор. Вот почему я перешел от 400-летнего рабства к тюрьме, которую люди создают у себя в голове, и так далее. Если посмотреть видео, станет понятно, какая у меня была логика.

Я бы не стал формулировать эту мысль (о рабстве) так, чтобы она поместилась в одно предложение или заголовок. У меня такое чувство, как будто я в суде и мне приходится оправдываться за ограбление, которое я не совершал. И сейчас я должен переформулировать то, чего я на самом деле не говорил.

Про последние интервью (с радиоведущим Charlamagne и порталом TMZ):

Я считаю, что оба этих интервью великолепны. Интервью с Charlamagne – это самые прекрасные похороны, на которых только можно побывать. Вы захлопнули гроб и сказали: «Все кончено». А интервью с TMZ – это как будто гроб раскрылся, и люди в церкви в ужасе завопили: «Рабство?! Ох!».

Об отношениях с Вирджилом Абло:

Вы, должно быть, удивитесь, что я и Вирджил до сих пор общаемся именно так. Для этого пришлось избавиться от зависти и страха потерять ощущение, что ты главный, лучший, король. Но наступает время, когда ты понимаешь: окей, ты больше не рэпер номер один, Дрейк – рэпер номер один, но ты – лучший по кроссовкам или в чем-то еще. И вообще, больше нет первых и последних. Какое из этих деревьев лучшее? Они все прекрасны. Если ты срубишь одно из них, сколько оно будет стоить? Примерно 400 тысяч долларов, но посмотри, как их много.

О песне «I Thought About Killing You» и суициде:

О да, было время, когда я много думал о самоубийстве. Это один из выходов. Как говорил Луи Си Кей: «Я листаю меню и взвешиваю все варианты». Ко мне пришло прозрение, потому что я постоянно представлял себе, как делаю это. Если бы я меньше думал об этом, шанс совершить самоубийство был бы выше.

О треке «Wouldn’t Leave» и расставании с Ким:

После интервью с TMZ, может быть, через неделю, был момент, когда я почувствовал, что мы отдаляемся друг от друга. Тогда я начал звонить разным членам нашей семьи и спрашивать: «Ким не собирается уйти от меня после интервью с TMZ?». Так что угроза была реальной.

Канье Уэст, Ким Кардашьян и их старшая дочь North

Источник: studio21