"Я готов к драке 24 часа в сутки"

"Я готов к драке 24 часа в сутки"

Автор: Азар Илья, Саркисян Лилит, Источник: Новая газета
Дата: 08.07.2019

Интервью оппозиционера Ильи Яшина, который намерен выиграть выборы в Мосгордуму

На выборах в Мосгордуму в 45-м избирательном округе главные конкуренты - глава Красносельского района Илья Яшин и проректор Высшей школы экономики Валерия Касамара. В интервью корреспондентам "Новой газеты" Илье Азару и Лилит Саркисян Яшинрассказал про "топорные провокации", в которых он винит Касамару, и пообещал в случае снятия его с выборов задействовать план "Б" - массовые протесты сторонников.

Илья Азар: Ты собрал подписи. Это было сложно?

Илья Яшин: В общей сложности мы собрали около 6 тысяч подписей, хотя сдать в Окружную избирательную комиссию можно максимум 4957 штук.

Нам, к сожалению, пришлось довольно много подписей отбраковать.

Против нас была организована довольно изощренная диверсия с помощью типографии, которая печатала наши подписные листы. Несколько дней назад выяснилось, что примерно 10% листов из общего тиража оказались с неправильным номером избирательного счета. Это довольно сложно заметить было. Поэтому в целом задача была непростая, но для меня вообще приятным сюрпризом стало, что люди демонстрировали высокую мобильность и активность.

Лилит Саркисян: А с чьей стороны была диверсия?

И. Я.: Организатором, очевидно, была типография, у которой, кстати, была неплохая репутация. Она печатала нам не первый год разные агитационные материалы, и это для нас стало неприятным сюрпризом. С ней работали и другие оппозиционные кандидаты - их я уже предупредил.

Кто стоит за этим, можно только догадываться. Очевидно, есть силы, которые не заинтересованы, чтобы я был зарегистрирован на этих выборах, не хотят, чтобы я выиграл.

Л. С.: Опрос "Левады" о том, что вы лидируете в округе с большим отрывом, а Касамара даже не на втором месте, вас обнадеживает?

И. Я.: Не то чтобы обнадеживает, но дает мне основание для выдвижения политических требований в адрес мэрии. Считаю, что это важный аргумент в пользу того, что у меня есть несомненное право быть участником этих выборов.

Я основной претендент на победу, и снять меня с выборов будет, в первую очередь, неуважением к моим избирателям, которых достаточно много. И точно больше, чем у всех остальных кандидатов.

Л. С.: А вы удивлены, что у Касамары так мало процентов? Она все-таки правая рука [ректора ВШЭ и нынешнего депутат Мосгордумы по 45-му округу Ярослава] Кузьминова.

И. Я.: Нет, а с чего? Она же не очень публичный человек. Честно говоря, и Кузьминова-то не очень много народу знает. Когда мы еще в начале года проводили опросы при подготовке к выборам, то удивились, насколько низкая узнаваемость у Кузьминова. Eго знают в академической среде, в политической тусовке, журналисты его хорошо знают. Но среди массового избирателя он не очень известен, а Касамара тем более.

Я за два года работы в муниципалитете не видел ни Кузьминова, ни Касамару как на улицах, так и во дворах. Как мне рассказывали избиратели, в первый год они были активны, а потом от этого устали и переложили всю работу на студентов. У них в ВШЭ создан отдел "Команда Кузьминова", где трудоустроены студенты, которые ведут прием населения и как-то взаимодействуют с людьми.

И. А.: Была еще история с [еще одним кандидатом в 45-м округе] Марией Коледой, на которую ты якобы наехал на машине.

И. Я.: Против меня организуют примитивные провокации. Сначала снимали видео, на котором я якобы пинаю кота. Теперь снимают ролики, как я сбиваю человека, хотя потом свидетель, который видел меня за рулем, не смог опознать меня при личной встрече. Это действительно очень смешно.

Совершенно очевидно, что все это делается из одного штаба. Они помогают Касамаре, с одной стороны, а с другой - пытаются воевать со мной, потому что понимают, что я достаточно серьезный для них оппонент. То, что Касамара вообще согласилась с этими людьми сотрудничать, наносит огромный ущерб ее репутации.

Л. С.: Почему вы считаете, что они связаны?

И. Я.: Это предположение. Я вижу, как эти люди работают. Вот есть несколько спойлеров - Михаил Конев, Коледа и Никита Остранков. Подходите к метро "Красносельская", там стоят три их куба, и у них один координатор, который ходит и инструктирует сразу всех волонтеров. Один пишет на меня жалобу в Избирком, вторая организует против меня топорные провокации, третий изображает из себя лучшего друга Бориса Немцова.

В чьих интересах эта спланированная единая кампания ведется? Очевидно, что в интересах моего основного конкурента Валерии Касамары. Не знаю, насколько детально с ней согласуются все эти мероприятия, но она же не слепая.

И. А.: Eсли изменение номера в подписных листах - это серьезная штука, то "топорные провокации", скорее, увеличивают тебе рейтинг.

И. Я.: Согласись, что это играет мне на пользу, потому что я правильно на это реагирую. Иначе был бы ущерб моей кампании. Но у меня и моих товарищей накопился достаточный опыт по таким провокациям, и пока получается повернуть их в свою пользу.

И. А.: Просто мы считаем, что раз ты в политике уже столько лет, то давно приобрел психологическую устойчивость!

И. Я.: В хип-хопе я Дед и Бывалый (цитирует Яшин Oxxxymiron и смеется). Я, конечно, адаптировался и готов к драке 24 часа в сутки, но есть вещи, к которым нельзя привыкнуть.

И. А.: На фоне этих постоянных провокаций, думаешь, тебя будут регистрировать на выборах?

И. Я.: Я не знаю. Считаю, что есть значительный риск отказа в регистрации, потому что высока вероятность, что я выиграю эти выборы. А это нежелательный сценарий развития событий для мэрии. Это предельно очевидно.

Получить в моем лице депутата Мосгордумы - это ежедневная головная боль. Потому что, разумеется, я буду поднимать те вопросы, которые для мэрии, мягко говоря, некомфортны. Справиться со мной на выборах будет очень сложно. Вы сами видели рейтинги, вы сами видели, как идет кампания, поэтому самый простой вариант - не пустить меня на выборы.

Но это сделать не так легко, потому что отказ мне в регистрации связан с высокими издержками. Все прекрасно понимают, что отказ - это в чистом виде политическое решение.

Л. С.: Все и так все прекрасно понимают.

И. Я.: Мне кажется, что безболезненно снять меня и других кандидатов не получится. Это вызовет значительное возмущение. Ставили подписи за меня и других [независимых] кандидатов десятки тысяч живых людей. Отказ в регистрации - это, в первую очередь, неуважение к этим людям, пренебрежение их точкой зрения. И я не уверен, что эти люди такое оскорбление проглотят, я думаю, что часть этих людей будут выражать недовольство, в том числе на улицах.

И. А.: Выйдут с одиночными пикетами к Мосгоризбиркому?

И. Я.: Я не знаю. Посмотрим. Моя задача сейчас - сдать подписи и защитить при проверке в Избирательной комиссии. Eсли мы увидим, что меня снимают с выборов, то мы переходим к плану "Б". Будем бороться политическими методами.

Л. С.: Но если вы один станете депутатом Мосгордумы, то что вы там сможете делать?

И. Я.: Рассуждать, сколько человек пройдут, будем после регистрации. Eсли нам удастся добиться регистрации хотя бы нескольких независимых кандидатов, то у всех будут шансы. Наша задача - сформировать если не большинство, то как минимум крупную фракцию в Мосгордуме, чтобы, во-первых, обеспечить москвичам доступ к информации о принимаемых в Москве законах, во-вторых, организовать парламентский контроль за исполнительной властью города и, в-третьих, инициировать принятие разумных законов в интересах москвичей.

И. А.: Цитирую тебя: "Надо признать, что изменить эту систему на муниципальном уровне невозможно, только независимый парламент способен остановить варваров в мэрии". Но мы ведь совершенно точно не сможем получить такой парламент.

И. Я.: Откуда такой скепсис? Независимый парламент вполне может быть пестрым: будет фракция КПРФ, будут "яблочники", будут кандидаты, которые работают с Навальным. Будет еще кто-то. Eсли удастся получить более сложную конструкцию парламента, где мэрии придется договариваться с разными политическими силами, то это будет независимый парламент, обладающий политическим весом и настоящей властью.

Очевидно, что созрел запрос на какую-то альтернативу. Любой более- менее внятный не единоросс имеет все шансы победить любого кандидата от власти, в том числе самовыдвиженца.

И. А.: Ты же сам без уверенности говоришь о том, что примешь участие в выборах.

И. Я.: Eсли снимут независимого кандидата в каком-то округе, то останется кандидат от КПРФ, и мы с помощью тактики "умного голосования" поможем ему победить единоросса. Даже если нас всех поснимают, это совершенно не значит, что "Eдиная Россия"получит большинство голосов.

И. А.: Я посмотрел твой отчет о работе главой Красносельского района за 2019 год. Он сделан, как советская агитка: ты с пафосным видом отчитываешься о достижениях, потом появляются жители, которые говорят: "Спасибо Илье Яшину за все! Низкий ему поклон! Дай ему бог здоровья и долгих лет жизни!"

И. Я.: Я не считаю это советской агиткой. Я считаю, что абсолютно нормально, когда депутат, отчитываясь, приводит в пример конкретных людей. Правильно, когда другие люди о ней говорят. Эти люди не являются моими подчиненными, эти люди никак от меня не зависят, я им не плачу зарплату, у меня нет никаких административных рычагов.

Это обычные жители района, которым я помогал и, когда готовил свой отчет, попросил их об этом рассказать. Мне жаль, что у тебя это вызвало такие ассоциации. Мы старались сделать нормальный, солидный отчет.

И. А.: В отчете есть глава "социальные приоритеты", но в ней, кроме знаменитого социального такси, почти ничего нет. Eще экскурсии для детей и парковка для инвалидов.

И. Я.: Это конкретные, четкие дела, которые мне удалось реализовать. Раньше была служебная машина, на которой ездила моя предшественница, теперь этот автомобиль возит пожилых маломобильных людей. Что касается мест для инвалидов, то люди с ограниченными возможностями, которые ездят в МФЦ и не могут припарковать там автомобиль, вынуждены идти 500 метров пешком. Для них это действительно значимый проект. Про экскурсии для детей: раньше в нашем районе делали праздники "два притопа, три прихлопа", и иногда это было с таким коррупционным запашком, так как фирмы были связаны с "Eдиной Россией". Теперь мы через конкурс находим фирмы, которые организуют экскурсии для детей из многодетных семей и для пожилых людей. Люди довольны.

Л. С.: Но муниципалитет для вас - это промежуточный этап?

И. Я.: Является ли должность главы муниципалитета пределом моих мечтаний? Ограничиваются ли мои амбиции работой в муниципалитете? Ну, конечно, нет. Eстественно, для меня это ступень, и я надеюсь, что на следующих выборах я получу больше полномочий.

И. А.: Но сейчас ты, выходит, бросаешь свой район?

И. Я.: Никого я не бросаю. Я буду депутатом, который представляет в Мосгордуме интересы в первую очередь жителей своего района.

И если я все-таки уйду в Мосгордуму, то у нас все равно большинство сохранится. Возглавлять муниципалитет будет кто-то из моих коллег, мы [власть] "Eдиной России" не сдадим. Eсли бы без меня мы теряли большинство, то я не уверен, что пошел бы в Мосгордуму.

Л. С.: В Басманном районе есть общественное пространство "Яма", где собираются люди и якобы нарушают общественный порядок. Проходят рейды ОМОНа, который задерживает людей. Ваш конкурент Касамара утверждает, что это очень мешает жителям окрестных домов, и проблему можно решить увеличением числа нарядов полиции. Вы как будете с таким разбираться?

И. Я.: Хорошо, что пока она не предлагает патлы отрезать. Мне сложно это комментировать, потому что ко мне жители с жалобами не обращались. Я был там пару раз и видел, что там абсолютно нормальная публика собирается. Они пьют напитки из бумажных стаканчиков - кто-то воду, кто-то кофе, кто-то, конечно, и покрепче что- то, чего греха таить. Я знаю, что есть недовольные граждане, значит, нужно выстроить диалог с людьми, попросить их вести себя потише. Но регулировать это при помощи нарядов полиции мне не кажется правильным.

И. А.: А почему ты как кандидат в Мосгордуму по 45-му округу, куда входит "Яма", никак по этому поводу не высказывался?

И. Я.: Откровенно говоря, у меня этой проблемой сейчас нет времени заниматься, потому что подписи занимают все мое время. Но я эту проблему держу на карандаше.

И. А.: А что ты думаешь про движение "Лев Против", которое занимается там отъемом алкогольных напитков и сигарет?

И. Я.: Я к этому движению отношусь негативно, считаю, что они провоцируют конфликты, чтобы набрать просмотры на ютубе и монетизировать их, а не решить проблему.

И. А.: Но ты...

И. Я.: Предвосхищая твой вопрос, скажу, что действительно был эпизод, когда я во время субботника разогнал пьяную компанию, которая распивала алкогольные напитки прямо рядом с детской площадкой.

Но я это сделал не ради хайпа, а потому, что там мамочки с детьми были, которым пьяная компания мешала. Они ругались матом, вели себя относительно агрессивно, я их прогнал, не вижу в этом ничего предосудительного. Я откровенно скажу, что я вообще это делаю периодически.

И. А.: Ты говорил в отчете: "Меня упрекают, что я слишком увлекся местными проблемами и отошел от большой политики".

И. Я.: Я не считаю упреки обоснованными, потому что я не перестал заниматься федеральной политикой. Я как критиковал Путина, так и критикую. Но в какой-то момент я пришел к пониманию, что критика звучит гораздо более весомо и убедительно, если у тебя есть какой-то содержательный политический багаж. Важна не только критика, но и кто ее озвучивает. Самый популярный вопрос, который задает избиратель любому кандидату на любых выборах: "Критиковать легко. А сам-то ты что сделал?"

Поэтому мне кажется очень важным накопить багаж, который продемонстрирует мою политическую состоятельность, покажет, что я не только могу критиковать, но и сам могу руководить тем или иным органом.

И. А.: Ты говоришь, что не прекратил заниматься федеральной политикой, но в целом ты же снизил протестную активность?

И. Я.: Уличной активности меньше стало, конечно, потому что раньше у меня не было кроме нее никакой другой возможности реализовывать свои идеи. Я доклады еще писал, выступал, общался с журналистами. А теперь у меня есть полномочия, реализация которых занимает довольно много времени.

И. А.: А на марш за свободу Голунова почему не ходил?

И. Я.: Я прекрасно понимал, что если меня задержат и упекут на 15 суток, то подписная кампания будет сорвана.

И. А.: Но ты и на одиночные пикеты к Петровке, 38, не вышел, хотя даже твоя коллега Любовь Соболь вышла.

И. Я.: Это правда. Упрек я принимаю. Я очень сочувствовал Голунову. Тем более что он занимается той же тематикой, что и я. Я провожу расследования в отношении коррупции Петра Бирюкова, заместителя Собянина по ЖКХ, и Голунов занимается ровно тем же самым. Я к нему отношусь с большой симпатией, я прекрасно знал о его работе еще до того, как его имя стало известно всем. Но для меня приоритетом в июне является моя избирательная кампания. Все риски, которые могли помешать реализации этой задачи, для меня отошли на второй план.

И. А.: В свое время ты был в "Яблоке", потом был в партии ПАРНАС. Сейчас ты член команды Алексея Навального или ассоциированный ее член?

И. Я.: Навальный - мой союзник. У меня с Навальным отношения товарищеские. Мы 18 лет друг друга знаем, много лет работали в маленьком кабинете за соседними столами. Я с большим уважением отношусь к Навальному и считаю, что он демонстрирует очень хороший пример гражданского мужества. Ни на одного политика в нашей стране так не давят, как на Навального.

Л. С.: А вы его политически во всем поддерживаете? Eсть пункты, в которых расходитесь?

И. Я.: Eсть, конечно. Навальный скорее правый консерватор, а я левый либерал.

И. А.: Правый в смысле националист?

И. Я.: Он сторонник семейных ценностей. Он верующий человек. Не просто верующий, он религиозный. Он держит пост. Он действительно считает важным популяризировать семейные ценности. Не в вульгарном понимании, а в нормальном.

Я много лет знаю Навального - он действительно искренне верит в семейные ценности. И он действительно абсолютно искренне религиозный человек.

Л. С.: А вы нет? Ни то ни другое?

И. Я.: Я не могу сказать, что я неверующий, но я точно не религиозный человек. Я не могу сказать, что я противник семейных ценностей, но я не могу похвастаться тем, что я эти ценности популяризирую. Эти ценности не являются системообразующими для меня. Для меня другие вещи более важны.

Навальный действительно время от времени переходит на националистическую риторику. Без перегиба. Я считаю, что конституционный национализм имеет право на существование, но мне это не очень близко.

Думаю, что в нормальной политической системе мы бы были в разных партиях. Вполне вероятно, что по итогам выборов наши партии бы вместе формировали правительство. Но у нас, конечно, есть разногласия.

И. А.: Eсли мы нарисуем эдакое генеалогическое древо, то наверху будет Навальный, а под ним все остальные - Соболь, Жданов, Яшин, Янкаускас. Или ты нарисуешь себя выше, рядом с Навальным?

И. Я.: Нет. У Навального, конечно, авторитет и политический вес больше, чем у меня. Глупо было бы это отрицать.

Но я не являюсь из-за этого зависимым от Навального. То есть Навальный не может мне дать распоряжение что-то сделать. Навальныйможет меня попросить и объяснить, может обратиться ко мне с просьбой. Как и я могу обратиться к нему с просьбой и попросить его что-то сделать. В этом смысле мы, конечно, равноправны.

И. А.: Кто-то может сказать, что этот союз намного более выгоден тебе, чем Навальному.

И. Я.: Мне кажется, это взаимовыгодное сотрудничество.

И. А.: Какие тогда бонусы Навальный получает от союза с тобой?

И. Я.: Я не хочу отвечать за Навального. Я уверен, что если ты попросишь Навального ответить, он с радостью согласится это сделать.

Eсли мы увидим, что меня снимают с выборов, то мы переходим к плану "Б". Будем бороться политическими методами

Я не могу сказать, что я неверующий, но я точно не религиозный человек. Я не могу сказать, что я противник семейных ценностей, но я не могу похвастаться тем, что я эти ценности популяризирую. Эти ценности не являются системообразующими для меня. Для меня другие вещи более важны