История о студенте из Самары, создавшим свой автопарк.

Интервью с Геннадием Богаткиным, студентом и владельцем автопарка.

Специально для нашего канала

Приветствую, Гена! Расскажи о своем основном роде занятий?

Основной мой бизнес связан с прокатом автомобилей. Мы предоставляем услуги посуточной/долгосрочной аренды для физических и юридических лиц На рынке мы уже 4-й год, в данный момент в парке 20 авто.


С какой отправной точки начинал и почему именно в аренду авто решил зайти? 

Почему Авто-прокат? На самом деле случайно попал в этот бизнес. После продажи Суши-бара я искал куда вложить средства. И так получилось, что я заприметил один маршрут, на котором можно было заработать денег, но нужен был 6-ти местный автомобиль. Так я купил первый Ларгус. Проработал пару месяцев в режиме работа/учеба и понял, что на долго меня не хватит и стал искать применение машине. Ничего лучше, чем сдать его в аренду, я не нашел. Так, собственно, я и ворвался в этот бизнес.


Как получается совмещать с учебой?

На самом деле все зависит от грамотно выстроенного тайм-менеджмента в течении дня. Это не сложно, главное - желание. Да и со временем нанял помощников, которые делают работу за меня. 


На развитие автопарка привлекал инвестиции, если да, то как? 

Инвестиций не привлекал, исключительно свои средства. Эту тему лучше не начинать на кредиты и заемные деньги.


Какие сложности в данной теме?

На самом деле вся тема - сложность. Первое и самое главное - контингент водителей. Таксисты - это отдельная каста людей, с которым жизнь сахаром не кажется. Постоянные проблемы: то нету денег на оплату, то нету заказов, то машина сломалась, то притерли. Короче караул) 

В общем, хотите геморрой , нервные срывы и прочие болячки , то таксисты - это ваш клиенты)


Расскажи о самых “грустных”(подстава, кидалово) моментах на твоем пути, как выкручивался? 

Самые грустные моменты - ДТП. Они всегда тяжело переносятся, но приходится с этим мирится и не опускать голову - таков бизнес.

Самая жесткая история - откатался парень 2 месяца у меня, а потом неожиданно пропал. Машину нашел у столба - она его обняла.А водителя нашел через пару дней, когда меня вызвал следователь на допрос. Оказалось, на моей машине грабили ювелирные магазины.

Конкуренция ощущается? как со стороны частников таких же как и ты и корпораций типа яндекс, убер? 

Конкуренция высокая. Спрос падает. Стараюсь искать свои "голубые океаны", пока безуспешно.


Самое “вкусное”: сколько чистыми приносит бизнес?

В данный момент порядка 200.000/месяц.

Что планируешь дальше делать?  

Уходить в другой бизнес,если честно ;)


На чем передвигаешься сам? 

Сам езжу на Lancer X.


Что можешь посоветовать молодым ребятам, которые захотят подобный автобизнес? стоит влезать в 2018-19году? 

Звучит может странно, но советую не лезть. Вагон проблем, куча стресса и головной боли - это минимум, что сможете получить ;) Есть множество более перспективных ниш и с меньшим количеством проблем.

Спасибо большое на честные ответы:)


Подписывайтесь на Блог Геннадия ВК - там можно прочитать всю историю с покупки первой машины.

Не забывайте подписаться на наш канал в Телеграм - актуальные кейсы каждый день!

June 8, 2018
by @otkudababki
0
8

Кейс: "Одеяло для прогулки: как краснодарская семья создала бренд пуховиков"

Одеяло для прогулки: как краснодарская семья создала бренд пуховиков

После череды провальных бизнес-проектов супруги из Краснодара Валентина и Юрий Булатовы создали бренд пуховиков-одеял «Пух Мех». Выручка их компании, в которой работают всего два человека, за 2017 год составила 23 млн руб.

Юрий и Валентина Булатовы.

Идея зарабатывать на необычных пуховиках появилась у Валентины Булатовой в ноябре 2016 года — она увидела фотографию пуховика-одеяла в интернете. Первым такой пуховик создал бельгийский дизайнер Мартин Маржела еще в 1999 году. Однако в широкой продаже он так и не появился.

«Я захотела себе такой пуховик, но в России найти что-то подобное не получалось, как и в зарубежных интернет-магазинах», — вспоминает Булатова. Девушка решила, что в России с ее суровыми зимами такая одежда будет востребована, интерес к пуховику проявили и ее подруги. «Мы поняли, что такой модели пуховика нет нигде, а спрос есть, и решили сделать все сами», — рассказывает Валентина Булатова.

Поиск идеи

Супруги как раз переживали очередную неудачу в бизнесе. 31-летний Юрий Булатов по специальности судоводитель, он окончил Государственный морской университет в Новороссийске, а его ровесница Валентина — выпускница Российского государственного социального университета по направлению «менеджмент в туризме».

Булатовы — серийные, но не слишком удачливые предприниматели. 12 лет назад, еще в начале супружеской жизни, Юрий и Валентина открыли на деньги, подаренные им на свадьбу, пляжный бар с холодным кофе под Анапой, но дело не пошло, а супруги, продав оборудование, лишь отбили первоначальные инвестиции. Затем Юрий, увлекающийся экстремальными видами спорта, открыл в Краснодаре магазин сноубордов: но спустя четыре месяца из-за нерентабельности бизнес тоже пришлось закрыть.

Следующей его бизнес-идеей был прокат экстремального кино в России. За $10 тыс. он приобрел права на показ в России документального фильма «Каждое воскресенье. Новая глава» про мотоциклистов и договорился о сотрудничестве с российской сетью кинотеатров «Киномакс». Но проект тоже провалился — люди не пошли на показ.

«Мы были убиты морально и не знали, что делать, как закрывать долги», — вспоминает Булатов. В мае 2015 года у супругов родился первый ребенок. Ошибиться с очередной бизнес-затеей было нельзя. Они изучали онлайн-лекции сообщества «Бизнес Молодость» и искали идею, которая наконец окажется успешной.

Первое шитье

К новому проекту Булатова привлекла знакомую швею, вместе они закупили необходимые материалы. Первые два пуховика обошлись супругам в 16 тыс. руб. — уже на следующий день заказ был готов. Юрий Булатов создал аккаунт в Instagram и простенький сайт, на котором разместил фотографии пуховиков. На рекламу было потрачено всего 3 тыс. руб., но уже через несколько дней появились заказы на 200 тыс. руб. Стало понятно, что новинка заинтересовала покупателей. «Под фотографией первого пуховика мы получили около 40 комментариев с вопросами и просьбами о пошиве», — рассказывает Валентина Булатова.

Вообще-то в пуховиках Булатовых используется гипоаллергенный утеплитель термофайбер, но супруги назвали свой проект «Пух Мех», чтобы его было проще продвигать в интернете: при вводе слов «мех» или «пух» аккаунт молодой компании в Instagram появлялся в топе результатов поиска. Это позволило набрать органический трафик и привлечь клиентов на ранней стадии развития бизнеса.

Супруги получили заказы, но столкнулись с тем, что пуховики негде шить — одна швея справиться не могла. Им нужно было производство, которое в разгар сезона могло бы отшивать небольшие партии, но в Краснодаре такого не нашлось. Сроки поджимали, и подходящее, как им казалось, производство супруги нашли только в Санкт-Петербурге. Валентина Булатова наспех заказала оптом ткани и наполнители и по подобию уже сшитого пуховика попросила швей сделать еще несколько штук. На пошив первой партии из шести пуховиков ушло около 70 тыс. руб.

Однако все они оказались скорее одеялами, чем пуховиками, и покупатели их вернули. Некоторые попросили переделать, другие вовсе отказались от заказа — наступали холода, и люди не хотели ждать. «Конечно, первая модель была ужасная — она напоминала кусок одеяла с рукавами, без плеч, который постоянно съезжал», — вспоминает Валентина Булатова. Возвращенные пуховики нужно было переделать в кратчайшие сроки. Но и тут супругов ожидала неприятность. Выяснилось, что производство, с которым работали супруги, — это просто небольшое ателье. Оно было загружено — швеи не могли не только переделать пуховики, но даже вернуть материалы. Курьер, которого супруги отправляли в ателье, уходил оттуда с пустыми руками. «Мы ошиблись, впопыхах не заключили с ними договор, поэтому юридически никак не были застрахованы от таких неприятностей», — говорит Валентина Булатова.

Все закончилось тем, что Юрий Булатов прилетел в Санкт-Петербург, со скандалом забрал из ателье все материалы и сразу же, в разгар сезона, начал искать новое производство. Ему повезло — в тот же день он нашел фабрику «Питжакoff», специализирующуюся на верхней одежде. Там согласились отшивать заказы по фиксированной цене — 1 тыс. руб. за пуховик. Благодаря этому супругам не приходится держать сток, достаточно лишь отправлять заказы, оформленные за день, на производство, и оно начинает их отшивать. «Они нам очень помогли, не отказывали, даже если в день у нас был всего один заказ», — рассказывает Валентина Булатова.

Юрий и Валентина Булатовы

С чистого листа

А главное — новый производственный партнер создал качественное лекало и сделал посадку пуховиков более комфортной. Недоработанные пуховики пришлось перешивать пять-шесть раз, буквально подгоняя под индивидуальные мерки каждого покупателя. «По сути, мы доработали пуховики вместе с заказчиками, отталкивались от того, чего хотелось клиентам», — рассказывает предпринимательница. За неделю супруги успели доставить задержанные заказы.

На то, чтобы создать модель пуховика, которая продается сейчас, ушло около месяца. Довести пуховик до ума помогла бывший конструктор «Питжакoff» Валентина Винник. Именно она создает лекала и вносит изменения в модели. Одним из ее предложений было сделать крой пуховика бесшовным с обеих сторон, что позволило защитить утеплитель от влаги. Помимо этого супруги решили сделать два варианта пуховика, различающихся по толщине. Один из них комфортно носить при температуре до -15°C, другой — до -30°C.​ Сейчас в день портные на фабрике изготавливают около 30 пуховиков, а пошив и доставка товара осуществляется за три дня.

Когда предприниматели разрешили производственные проблемы, начались сложности с логистикой — товар сезонный, и бизнес довольно мал, чтобы заинтересовать курьерские службы. «Под Новый год транспортные компании сильно загружены, и доставить товары в срок практически невозможно, даже если заключить контракт с несколькими компаниями», — объясняет Юрий Булатов. Супругам приходилось связываться с клиентами и извиняться за задержку. Сейчас они нашли наконец партнера по логистике, который их не подводит. Это компания экспресс-доставки СДЭК: курьер забирает заказы с производства и везет их на распределительный центр, откуда они развозятся по городам заказчиков. За доставку платят покупатели, в дни акций, когда продается больше 100 пуховиков, основатели бренда «Пух Мех» расходы за доставку берут на себя.

Покупатели несколько раз жаловались на то, что доставленный пуховик помят, неаккуратно сложен в коробке или испачкан. Чтобы решить эту проблему, супруги стали делать дополнительную брендированную упаковку. Стоимость куртки составляет 11,5 тыс. руб., демисезонного плаща — 12,5 тыс. руб., а самая популярная зимняя модель в пол стоит 13,5 тыс. руб. В среднем себестоимость одного пуховика составляет около 7,5 тыс. руб.

Звезды в пуху

Пуховики-одеяла продаются через интернет-магазин и Instagram, в котором около 18 тыс. подписчиков. Семье Булатовых повезло — их проект заметили звезды Instagram. Например, одной из первых в декабре 2016 года заказала себе пуховик-одеяло жена эстрадного певца Олега Газманова Марина.

О том, что один из заказов принадлежал именно ей, супруги узнали лишь через некоторое время, просматривая ее Instagram. В январе 2017 года Газманова опубликовала фотографию из Сочи, на которой она запечатлена в пуховике рядом с Валентином Юдашкиным. «Потом она позвонила нам и сказала, что «маэстро Юдашкин» похвалил пуховик, попросила сделать для нее и ее мужа еще два пуховика», — говорит Валентина Булатова. На тот момент бренд выпускал только женскую коллекцию, но от просьбы жены звезды основатели не смогли отказаться и создали отдельную мужскую линию. Сейчас она приносит около 5% выручки. Когда заказ был готов, Булатова находилась в Москве: она оформила доставку сначала на себя, чтобы проверить, все ли с пуховиками в порядке, и только потом отправила их по указанному адресу.

Бренд заметили и другие звезды — покупателями «Пух Мех» стали актриса театра и кино Виктория Тарасова, художник-модельер и телеведущая Таша Строгая и танцовщица Даша Ролик. «Нам казалось, что в этом мире бесплатной рекламы не бывает. Но им действительно понравилось, они носят наши пуховики», — говорит Валентина Булатова. Когда предприниматели поняли, что «звездные» публикации приносят новых клиентов, они стали предлагать популярным в Instagram людям пуховики бесплатно. Например, в марте 2017 года пуховики подарили телеведущей Ольге Шелест и ее сестре — после их постов приток клиентов не заставил себя ждать. Сейчас супруги собрались привлечь «большую Instagram-звезду» уже за деньги.

Валентина Булатова

За первый сезон с ноября 2016-го по март 2017-го супруги продали пуховиков на 3 млн руб. при рентабельности 36%. Летом решили взять паузу и переориентировали рекламу — Юрий Булатов решил попробовать продвигать бренд только среди оптовиков. Однако спрос в рознице в летнее время снизился незначительно, а работать с оптовиками предприниматели так и не начали. Запросы от посредников поступают, но основатели бренда решили сконцентрироваться на собственных интернет-продажах. Есть риск, что, начав отгружать оптовые партии, компания не справится с розничными, а маржа на них больше. «Мы не подумали, что многие покупают пуховики летом, так как считают это выгодным», — сетует Валентина Булатова. За низкий летний период оборот составил 870 тыс. руб. По предварительным расчетам, в 2017 год «Пух Мех» получил 23 млн руб. выручки и 7 млн руб. чистой прибыли.

Забить до отказа

Производство «Питжакoff» сейчас полностью загружено заказами бренда «Пух Мех», фабрике даже пришлось арендовать два дополнительных цеха. «Думаю, они не пожалели, что приняли наши условия на индивидуальный пошив», — считает Валентина Булатова.

Ключевая статья расходов помимо услуг фабрики — это продвижение. Сейчас в месяц «Пух Мех» тратит 500 тыс. руб. на социальные сети, привлечение блогеров, лидеров мнений и работу с поисковиками. В ноябре у супругов родился второй ребенок, но они по-прежнему работают вдвоем, привлекая лишь фрилансеров для выполнения некоторых работ. Валентина Булатова отвечает за производство и дизайн, а Юрий Булатов — за продвижение. Он пытался нанять постоянного сотрудника, но результаты предпринимателя не удовлетворили. «Мы решили отказаться от этого, толку не было никакого», — рассказывает Юрий Булатов.

Сейчас на рынке верхней одежды появились похожие пуховики — например, у таких известных брендов, как Mango и Asos. Продавать пуховики-одеяла через социальные сети начали и другие небольшие предприниматели, но Булатовы убеждены, что у них как первопроходцев есть фора — свои шишки они уже набили, а конкурентам это только предстоит.

Взгляд со стороны

«Продукт дизайнерский, но цена при этом вполне демократичная»

Анна Лебсак-Клейманс, гендиректор Fashion Consulting Group

«Сегодня мы находимся на стадии формирования новых реалий индустрии моды, одним из феноменов которой становится активное развитие нишевых марок. Молодые бренды успешно инвестируют в создание индивидуального и четко сегментированного ассортимента в противовес массовому и унифицированному производству от глобальных брендов. Во многом именно этот альтернативный тренд будет определять лицо будущего рынка моды. Именно на этой волне сегодня формируется феномен нишевых проектов на коммуникационной базе социальных сетей.

«Пух Мех» — как раз такой трендовый нишевый проект. Однозначно можно сказать, что первый выстрел был успешным — точная и ясная идея пальто-одеяла, в которое можно уютно укутаться в зимнюю стужу, такой надежный и уютный кокон. Кроме того, создатели бренда подчеркивают, что эта модель — идеальное сочетание с популярным сегодня стилем street wear. То есть она координируется почти со всеми вещами в гардеробе молодого покупателя. На сайте хорошо донесены и все практические преимущества: легкий вес, прочность, простота ухода — стирка в стиральной машине. Не забыты и этические аспекты: экологичность материала-наполнителя.

Есть и «кнопка патриотизма» — это российская разработка. Происхождение подчеркивает еще одно важнейшее преимущество: продукт дизайнерский, но цена при этом вполне демократичная. То есть маркетинговая платформа и брендинг интересного нишевого предложения на самом высоком уровне. Если дальше все операционные процессы ведения бизнеса будут соответствовать этому уровню, то у такого бренда есть хорошие перспективы для роста и развития».


«Пух Мех» звучит хорошо, но не имеет никакого отношения к продукции бренда»

Александр Маланин, сооснователь бренда «Олово»

«На мой взгляд, замысел самого бренда «Пух Мех» довольно однообразный и скучный. Непонятно, какой новый продукт они будут продавать приверженцам марки. Другой важный момент — неправильно подобранное название. «Пух Мех» звучит хорошо, но не имеет никакого отношения к продукции бренда. Конечно, назвать компанию можно как угодно, но важно, чтобы имя бренда не вводило в заблуждение будущего покупателя. В случае с брендом «Пух Мех» материалы не соответствуют тому, о​ чем говорится в названии. Пуховики сделаны из искусственного утеплителя без меха. Мой совет — сменить название».


Подписывайтесь на наш Телеграм - самые актуальные кейсы каждый день.

Источник

June 8, 2018
by @otkudababki
0
9

Антикейс: "Закрытие книжных магазинов «Фёдормихалыч» и «Корнейиваныч» в Красноярске".

На ошибках учатся: как не наступить на чужие грабли.

О своём успешном опыте готовы рассказывать многие предприниматели, а вот поделиться историей серьёзных ошибок способны далеко не все. И уж совсем редко рассказывают предприниматели о том, как их проект провалился и как его пришлось закрыть. А ведь анализ таких провалов может быть крайне полезен для других предпринимателей и, возможно, убережёт многих из них от тех «грабель», на которые уже наступили их коллеги по цеху. Мы попросили трёх предпринимателей, закрывших свои проекты в 2016 году, рассказать о том, почему они решили поставить крест на своём деле и чему это их научило. Большое им спасибо за честность и смелость.

«Рынок изменился, когда подешевел рубль» 


Юрий Калашников, основатель книжных магазинов «Фёдормихалыч» и «Корнейиваныч», Красноярск

Что случилось. Владелец компании по оказанию услуг в сфере строительства «Лаборатория тепловизионной диагностики» Юрий Калашников в январе 2014 года открыл магазин «книг, встреч и подарков» под названием «Фёдормихалыч». Еще через полгода он запустил схожий проект, но уже для детей - «Корнейиваныч». Оба магазина специализировались на продаже книг небольших, но важных для читающей публики издательств (Corpus, «Самокат», «Манн, Иванов и Фербер» и других), продвигали местных авторов и почти каждый день устраивали мероприятия для покупателей. В июне 2016 года проекты были закрыты.

Причины закрытия. Я, конечно, строил проект «Фёдормихалыч», руководствуясь душевными позывами, но невозможно бесконечно заниматься хобби, если вы изначально планировали бизнес. Я всегда считал деньги – последний год, несмотря на все усилия, мы барахтались «около ноля». Посмотрели на рентабельность, на финансовые цели - и поняли, что эти вещи в ближайшей перспективе не совпадут.

По первоначальному бизнес-плану мы собирались открыть пару точек в Красноярске под собственным управлением, упаковать франшизу и продавать модель мультиформатного книжного магазина в регионы. И в принципе франшиза была почти готова. Но если владельцы не смогли построить стабильную финансовую модель, вряд ли франчайзи с этим справились бы лучше. По статистике, показатели франчайзи чаще всего хуже, чем у головной организации. Поэтому мы решили закрыть проект.

Есть много объяснений, почему так случилось. Главная – я не справился как руководитель проекта. Не смог вовремя увидеть изменение конъюнктуры, не захотел поменять формат – можно было бы быстро начать продавать ширпотреб, но мы не для того открывали магазин.

Можно долго размышлять о том, что книжка – не картошка, это - не товар первой необходимости. Что книжку можно не покупать, а перечитать. Что её можно смело украсть, скачав с торрент-трекера – и совесть не будет мучить так, как если бы ты украл буханку хлеба в магазине. Можно ещё поразмышлять на тему падения культурного уровня, но не думаю, что это будет правомерно.

Факт в том, что мы с вами богаче за последние три года не стали. Хорошая книжка всегда стояла дорого, даже в СССР дешёвыми были только книжки про Ленина и Брежнева. И когда денег в кошельке не очень много, начинаешь распределять приоритеты.

«Фёдормихалыч» с каждым днем требовал всё больше денег и времени, выхлоп от него был всё хуже. К тому же на горизонте появились другие проекты.

Финансы. В среднем по году оборот «Фёдормихалыча» составлял 150 тысяч рублей в месяц, не считая пиковых показателей декабря (если с ними – то около 300 тысяч), средний чек – в пределах 650-700 рублей. Этого было явно недостаточно. Второй магазин «Корнейиваныч» зарабатывал ещё меньше (хотя детские книги, на которых он специализировался, в целом по рынку популярнее взрослых). Это был экспериментальный формат в содружестве с магазином настольных игр. Прямо скажем, эксперимент не удался. Если ты хочешь, чтобы точка работала, жила и приносила прибыль, она должна быть только твоей, не стоит отдавать ритейл на субподряд. Либо надо думать об особом режиме контроля.

Формат. «Фёдормихалыч» был необычным книжным магазином, там мы пробовали смешивать разные форматы - лекции, книги, кофе, мастер-классы, чтения. Красноярские лидеры мнений выступали у нас в роли продавцов - начиная от телеведущих заканчивая министром культуры края: я просто написал ей в Facebook - она согласилась. На наши философские встречи приходило до 50 человек. Мы открыли «Книжный клуб», «Книжный бизнес-клуб», «Книжный мамин клуб». Мы всё время присутствовали в информационном поле. Но даже этих усилий не хватало, чтобы выйти в ощутимый плюс.


Штат. Постоянно в проекте работало шесть человек. Кроме того, сформировалось ядро из знакомых, друзей и неравнодушных покупателей - около 35 человек, которые генерировали идеи. С частью команды я сейчас работаю в других проектах. Многие наши продавцы подались в SMM, занимаются продвижением сайтов.

Конъюнктура. Рынок изменился уже в декабре 2015-го, когда резко подешевел рубль. В России печатают не так уж много книг. Большая часть нашего товара хоть и продавалась российскими издательствами, но была напечатана или в Европе, или в Китае. Соответственно, себестоимость и закупочные цены сильно выросли. Мы торговали новыми книгами. Букинистики было немного, да и ту мы продавали не поштучно, а по сантиметрам (толщине), чтобы выделиться. При выросшей закупочной цене и без того невысоком спросе нам оставалось только снижать процент наценки, уничтожая маржинальность. Прибыль уплыла.

Оптимизм. При этом до момента, когда коробки с книгами вынесли из магазина, мы верили, что всё ещё может получиться. Первая половина 2016 года была рекордной по активности. Чего мы только не делали. Зазывали лидеров мнений за прилавок, делали Большой книжный день – ярмарку книжек на открытом воздухе, раз в неделю ходили на телеканалы, радио, рассказывали про книжные новинки. Мы продавали классику в крафтовой бумаге и подписями вроде: «Книга о любви, мистике и правилах безопасности на железной дороге». Мы создали такое мощное присутствие в информационном поле города, что, когда объявили в мае о закрытии, ещё три недели успешно торговали – люди повалили взять книжку напоследок. Жалко, что они не ходили так всё время. Это было неожиданно, потому что в Красноярске каждые пару месяцев закрывается какой-нибудь яркий проект.

Теоретически можно было претендовать на господдержку, гранты, целевое финансирование, но если проект нежизнеспособен с точки зрения рынка, то вкладывать в него государственные деньги бесчеловечно. Объективно этот проект городу не нужен

Профит. Я постоянно думаю, чтобы я сделал иначе, если бы начал этот бизнес сегодня. С точки зрения доходности я бы не занялся книжным магазином ни в коем случае. Но есть другой профит, который я получил: я, как Юрий Калашников, появился в информационном поле Красноярска. Меня узнало огромное количество людей, предпринимателей, руководителей ведомств, и теперь мне намного проще решать некоторые вопросы.

Издержки. Мы постоянно работали над издержками. В книжном магазине не так много способов сэкономить. Мы дважды меняли место, и в итоге, благодаря краевому министерству культуры, получили помещение в Литературном музее на условиях муниципальной аренды, то есть за копейки. Мы ни разу за всё время не купили рекламу, за исключением небольших трат на «Яндекс.Директ» (не очень эффективно). За это нам даже дали «Серебряного лучника». За то, как выстроили информационное поле вокруг нас.

Пробовали заработать на непрофильных продуктах. Продавали выпечку к кофе, канцелярию, наборы для рукоделия, настольные игры – всё это покупали плохо. Лучше шли мелочи - блокноты, открытки, закладки, значки, декор для интерьера. Но и они не делали картины.

Продвижение. Как зануда, я ввёл правило спрашивать всех новых покупателей, как они узнали о нашем магазине. Напомню, мы появлялись в телевизоре каждую неделю. А ещё – радио, газеты, «Вконтакте», Facebook, Instagram. Было сделано 20 тысяч замеров. Как думаете, сколько набрало TV? Менее 2%. Три четверти новых посетителей приходили по рекомендациям друзей из соцсетей, причём Instagram явно доминировал. Мужчины покупают мало книг, нашим основным клиентом была молодая мама 25-35 лет. С этой аудиторией классические СМИ работают неэффективно.

Нужно абсолютно точно понимать, где живёт твой клиент, где гуляет, какими информационными каналами пользуется. Там, де он находится, и стоит развивать активность. Сайт давал плохую конверсию. Мы нашли свою аудиторию в Instagram, там выкладывали книжки, писали про них. А ещё Facebook неплохо продавал деловую литературу.

Уроки. За последний год я понял несколько важных вещей. Во-первых, что самый ценный ресурс – это время, и с ним нужно учиться работать. Во-вторых, насколько важны и в жизни, и в бизнесе социальные связи. Успех коммуникаций зависит от умения слушать. Чем больше понимаешь потребности человека, тем эффективнее выстроишь с ним беседу.

Варианты. Купить магазин или бренд никто мне не предлагал. Перейти в онлайн-формат не было никакой возможности. Там, где работают такие крупные рыбы, как Ozon и «Лабиринт», невозможно выиграть конкуренцию по ценам.

Другие проекты. Книжные магазины никогда не были моим профильным бизнесом. Основной проект, которым я занимаюсь уже восемь лет – это энергоаудит, ввод в эксплуатацию объектов и сооружений, тепловизионный контроль. Помимо этого, я работаю в проекте «Тот самый мёд» - мёд и продукты пчеловодства в сувенирной упаковке. Они уже продаются в красноярском аэропорту. Я консультирую Mom’s bazaar - это агентство мероприятий для молодых мам, но деньги там лежат в продаже рекламных возможностей. Ещё один проект, который мы сейчас запустили, называется «Конструкторское бюро франшиз»: берём бизнес, упаковываем и продаём по стране. Я занялся этим проектом, потому что пока работал в магазине, консалтинговая компания Business&Business пригласила меня в команду тренеров. Я до сих пор мотаюсь по стране, работаю со стартапами. Вижу, что есть сильные проекты, которые можно упаковывать и продавать.

И напоследок. Если кто-то загорится и захочет сделать свой книжный магазин, я скажу «Делайте!». Только поймите, кто ваш клиент, у кого в городе есть деньги на книги. Зачем они им? Чтобы убить время, чтобы дети стали умнее, чтобы соответствовать своей среде? Под эти потребности и нужно предлагать товар. Второй вопрос - чего вы сами хотите. Мы, например, не хотели продавать бумажный мусор, это был бы другой бизнес.


Подписывайтесь на наш Телеграм - самые актуальные кейсы каждый день.


Источник

June 8, 2018
by @otkudababki
0
11

Шаурма на бирже: сибирский фастфуд, который смог

Интервью с основателем крупнейшей в Новосибирске сети уличного питания «Дядя Дёнер» Антоном Лыковым.

По-хорошему, надо сначала рассказать о том, что такое ваша компания, потому что читать наше интервью будут не только жители Сибири, которым «Дядя Дёнер» хорошо известен. Представьте свою компанию.

Мы — крупнейшая в Сибири сеть уличного питания. Начинали мы именно с формата небольших павильонов на улице, представляя монопродукт — шаурму. Сейчас у нас 128 точек продаж, в том числе четыре кафе, три заведения на фудкортах в торговых центрах Новосибирска, служба доставки. Мы представлены в Новосибирской, Кемеровской, Томской и Свердловской областях. И меню теперь уже гораздо шире — это блюда, приготовленные на гриле, закуски, супы и салаты.

Антон Лыков, основатель сети «Дядя Дёнер»

Почему именно шаурма? У вас есть восточные корни, семейный рецепт? Это просто расчет и ничего личного или все-таки любовь?

Просто так сложилось. В 2008 году я начал заниматься бизнесом, открыв первое предприятие питания, еще под другой вывеской. Выбор пал на шаурму, так как моих инвестиций хватило только на оснащение подобной кухни.

Однако, разобравшись как устроен рынок, я увидел, что этот продукт, несмотря на большой потенциал, пока никто не развивает всерьез, не отрабатывает рецептуру, технологию. Тогда же появился мой партнер — Антон Горестов, который поверил в идею, что шаурма может стать популярна, если ее хорошо готовить, и профинансировал запуск первых четырёх точек в Новосибирске.

Всех владельцев фастфудов обвиняют в массовом ожирении, в том, что они пичкают людей отравой. В ваш адрес такие обвинения уже звучали? Как вы реагируете?

Нет, не звучали. Но если прозвучат, отреагирую однозначно: шаурма, при правильном подходе к ее приготовлению — вполне безопасный для фигуры продукт. Мы с момента открытия первых заведений боремся с другим предрассудком: что шаурма — это что-то небезопасное.

В Сибири до появления нашей сети шаурма была продуктом чуть ли не маргинальным: были отдельные точки, которые работали, как правило, на рынках и репутацию имели соответствующую — грязная еда, непонятно из чего и как приготовленная. Вот с этим общественным мнением мы и боремся.

Когда мы открывались, у меня идея была такая: сделать шаурму безопасной и вкусной. У нас это получилось, и сейчас репутация продукта меняется.

А сами вы часто едите свой продукт?

Конечно, постоянно.

И как? Нравится?

Да. Были сложности, вкус менялся и не всегда к лучшему. Но вот то, как мы сейчас изменили продукт, мне очень нравится. Проблемы, о которых я обмолвился, были связаны с качеством и вкусом отдельных компонентов из-за отсутствия собственного производства. Получается, мы не контролировали все этапы приготовления и доверяли нашему поставщику, с которым работали с момента запуска первых павильонов сети.

И долгое время все было отлично, мы росли, поставщик тоже. Но к 2017 году цены на продукты — мясо, овощи — серьезно подросли и поставщик стал снижать качество, чтобы остаться в своей финансовой модели. Мы не сразу смогли это отследить, так как происходило все это постепенно. Но уже к осени прошлого года мы заметили это и начали разбираться.

Итогом стал выкуп производственного цеха у нашего поставщика. Теперь у нас свое производство, и в итоге я хочу иметь некую «вертикаль качества», где мы контролируем все этапы: закуп продуктов, разделку, заморозку, упаковку, хранение, доставку до точек. Это определенно работает в плюс и с точки зрения оптимизации расходов, и, что самое главное, с точки зрения вкуса.

А какие рестораны вы любите посещать в Новосибирске? Не дёнером же единым...

Мне очень нравятся суши и пицца в Beerman, иногда ем в Park cafe с семьей. Но по будням у меня не остается времени на рестораны, поэтому чаще всего я заказываю блюда из нашего меню и ем на работе. Здесь играет роль то самое преимущество заведений нашей сети — скорость приготовления блюда.

Ваша компания прославилась на всю страну размещением облигаций. Даже на шоу «Вечерний Ургант» пошутили на эту тему. Почему ваша компания выходит на биржу, занимает деньги?

Ну а как? Допустим, у тебя нет денег, нет стартового капитала, но есть идея и силы ее реализовать. Что тебе делать? Брать, то есть арендовать средства. Это нормально: арендовать ресурсы. В том числе и инвестиции.

Для растущих компаний все то же самое. Нам нужны заемные средства, чтобы расти и количественно, и качественно. Мы используем банковские кредиты, но на самом деле я задумался о том, что бывает аренда инвестиций, только когда познакомился с «Юнисервис Капитал».

Они показали, что есть такие возможности привлекать средства, когда меня, как собственника компании, основное тело долга не беспокоит. Я плачу проценты, не вытаскивая из оборота средства, а реинвестируя их в бизнес.


Пользуюсь средствами один, два, три года — в зависимости от условий предоставления займа. За это время мы увеличиваем выручку и вернуть основной долг уже не является затруднительным, средства аккумулируются в течение нескольких месяцев.

На биржу мы выходим впервые, но деньги на развитие мы «арендуем» уже давно, в формате вексельных программ. С выходом на биржу мы рассчитываем, что до 30% нашего кредитного портфеля будут составлять займы от частных инвесторов, поэтому работа с ними сейчас для нас в приоритете.

А что за история с братом Дерипаски? Какое отношение он имеет к вашей компании и выпуску облигаций?

Ровным счетом никакого. Просто на момент выхода новости о регистрации нашей биржевой программы СМИ шумели по поводу санкций в отношении компании Дерипаски. И тут какие-то ушлые журналисты — из «РБК», по-моему, они были первыми — увидели, что в числе организаторов нашей программы банк «Акцепт», который принадлежит двоюродному брату Дерипаски. И понеслось.

А то, что его банк просто помогал нам оформлять все документы, выступил андеррайтером — это журналистов не волновало. Ну а мы и не стали спорить и что-то кому-то доказывать — бессмысленное это занятие. Мы лучше сосредоточимся на действительно важных вещах, развитии компании.

Откуда уверенность в успехе? «Дядя Дёнер» смог завоевать значительную долю рынка Новосибирска, но ведь не везде получилось? Я знаю, что у вас были точки в Барнауле, Бийске и даже Калининграде. Почему они закрылись?

Уверенность в успехе появилась как раз благодаря неудачным стартам в отдельных городах: закрылись именно те подразделения, где темпы развития были низкими за счет отсутствия инвестиций. А там, где мы смогли найти партнера с достаточными ресурсами, которые позволяли бы в течение первых двух лет открывать по одной точке в месяц минимум и через два года вырасти до сети из 20 точек, все хорошо.

Там мы не просто закрепились, там «Дядя Дёнер» в числе лидеров. Такая стратегия сработала в Новосибирске, Бердске, Новокузнецке. В Калининграде мы стартовали очень удачно, но партнер решил, что наш маркетинг ему ни к чему, а технологии он уже успешно освоил к тому моменту. И только под угрозой судебного разбирательства нам удалось получить компенсацию, отступные. Так что там сеть не закрылась — она развивается, но уже под управлением других людей. И такое бывает.

В принципе я благодарен такому опыту. Потому что, во-первых, мы поняли, что если строить бизнес правильно, одна неудача или даже несколько неблагоприятных событий не смогут угрожать всему делу.

Во-вторых, мы сформулировали стратегию выхода: поняли, что запуск одной-двух точек в большом городе — это неправильно, и заходить необходимо более агрессивно, занимать более значительную часть рынка.

Раз мы заговорили об ошибках, какую самую неудачную сделку вы можете припомнить из своей истории?

Была одна такая сделка, когда мы неправильно оценили стоимость приобретаемого актива и возможности рынка. У нас в Барнауле был филиал, который мы открыли благодаря покупке сети из 8 киосков на колесах, так называемые купавы, и небольшого производства под них. Все это хозяйство мы купили дорого, дороже рыночной цены.

Это решение было импульсивным, мы его приняли на втором году деятельности. Потому что банк сказал, что даст нам денег под крутой проект. И в итоге мы были слишком заинтересованы разглядеть крутость в любом проекте. Теперь благодаря опыту мы таких ошибок не допускаем. Мы знаем, что сколько стоит и какие дополнительные вложения потребуются.

А как сейчас принимаются решения в компании? Есть какая-то страховка от излишнего энтузиазма?

В прошлом году мы привлекли инвестора, с появлением которого решения стали приниматься совершенно иначе: у нас появился совет директоров. Мы, наверное, сами на определенном этапе не заметили, как сильно выросли. И некоторые решения, которые мы раньше принимали вдвоем с Антоном, были иногда чересчур импульсивными.

Сейчас мы от этого застрахованы. Да, решения принимаются медленнее, но зато те, которые все-таки принимаются — взвешенные и дальновидные.

Кто ваш третий партнер? Что это за инвестор?

Ну, во-первых, его тоже зовут Антон, так что теперь компания принадлежит трем Антонам. Это очень крутой человек, Антон Супрун, он инженер и изобретатель, имеет большой опыт участия в разных компаниях, опыт получения патентов. У него есть компания, которая разрабатывает электронные модули, использующиеся на спутниках Google.

Он развивал компанию «Долфин», которую впоследствии продал крупному европейскому фармпроизводителю. И это только некоторые известные мне проекты, есть и другие, возможно менее понятные широкому кругу лиц, но очень успешные в своих нишах.

Это просто уникальный человек, с которым нам повезло познакомиться и которого нам удалось привлечь в нашу компанию. Мы искали именно такого инвестора — с большим опытом и ресурсами. Потому что в какой-то момент мы поняли, что одни заемные средства не обеспечат нам необходимые темпы роста.

С его появлением компания изменилась?

Уже за первый год новый партнер очень много положительного привнес в нашу компанию. Это создание совета директоров, внедрение управленческой отчетности, которая будет вскоре соответствовать стандартам МСФО, правильная работа с маркетингом.

Это выход на другой инвестиционный уровень: когда такой человек имеет долю в нашей компании, а мы, соответственно, являемся частью его портфеля, нас могут рассмотреть инвесторы, которые раньше не обратили бы на нас внимания.

Сейчас модно и даже весьма выгодно быть бизнес-тренером. Не думали о том, чтобы учить людей, как за 10 лет построить свой многомиллионный бизнес? Если бы решили обучать, какие бесплатные советы дали бы новичкам (чтобы потом заманить на свой платный курс, разумеется)?

Я не исключаю такую возможность в дальнейшем: у меня есть опыт публичных выступлений. Меня приглашают в качестве эксперта. Но тут вопрос такой: куда приложить свои энергию и время, чтобы получить максимальную прибыль? То есть это вопрос личной эффективности. Сейчас получается, что наибольшую прибыль я могу получить именно от работы в компании «Дядя Дёнер».

Молодым и перспективным я бы посоветовал не торопиться с запуском собственного дела, а все-таки где-то поработать. Прежде всего, научиться достигать поставленные цели, проявить себя в качестве лидера, трезво оценивать свои результаты. Если брать мой опыт — мне очень повезло еще до начала своего дела поработать в компании Traveller’s Coffee, построить там карьеру, приобрести опыт, понять свои сильные и слабые стороны.

Второй совет — всегда помнить, ради чего все делается и к чему идет. Нужно иметь в голове идеальную картинку того, как должна работать компания. И сравнивать с тем, как она работает на данный момент.

Третье: уметь считать деньги. Планировать, прогнозировать минимум на 1 год вперед, рассматривать разные сценарии. Со временем расширить этот горизонт до 3-5 лет.

Ничего нового я не сказал, так что пока я, наверное, не готов стать бизнес-тренером. Но это то, что я могу выделить на основании собственного опыта.

А как вы сами изменились за 10 лет в компании?

Образ жизни, образ мыслей сильно изменились. Когда я работал наемным менеджером в Traveller’s Coffee, я был молодой, копировал во всем своего руководителя. Сейчас у меня уже нет таких однозначных примеров для подражания, я являюсь самим собой.

Увеличилась ответственность. От решений, которые мы принимаем вместе с моими партнерами, зависит все больше и больше людей: сотрудников, поставщиков, клиентов, инвесторов. И это становится ощутимым.

Скажите честно, «Дядя Дёнер» — это проект всей жизни или вы готовитесь к чему-то большему?

Ответа на этот вопрос у меня пока нет, но я точно могу сказать, что хочу развиваться дальше. И пока у нашей компании будет потенциал, я буду развиваться вместе с ней. Если я когда-нибудь вырасту из компании, я буду менять сферу деятельности. Но пока потенциал огромный и мне еще очень многое хочется реализовать.

А какие цели вы ставите перед собой и своей компанией?

Перед компанией сейчас стоят очень амбициозные задачи. Я не готов в подробностях обсуждать наш стратегический план развития, но в общих чертах: мы всерьез намерены вырасти до масштабов страны, увеличить сеть до 1000 точек, открыться во всех крупных городах — и все это в перспективе ближайших 10 лет. Перед собой я ставлю более простые цели — обеспечить семью, правильно воспитать детей.

А что можете сказать своим покупателям?

Спасибо, что верите нам, выбираете нас. Ну и приятного вам аппетита.


Подписывайтесьна нашТелеграм- самые актуальные кейсы каждый день.

Источник

June 8, 2018
by @otkudababki
0
5

Как заработать на любви людей к собакам

Одних в бизнесе вдохновляет Илон Маск, других – Ричард Брэнсон, а москвича Евгения Баджера – два охотничьих терьера и дворняга.

В своё время московский предприниматель Евгений Баджер распрощался с большим спортом из-за того, что быстро вырос. Сегодня быстро растёт его бизнес. Возможно, поэтому бывший юрист, а ныне – производитель лежаков и мисок для собак и кошек – не стремится форсировать события. История о том, как из DIY-хобби вырос полноценный бизнес по производству мебели для животных – от создателя Badgers Wood.

Евгений Баджер, 34 года, владелец и директор компании по производству мебели для животных  Badgers Wood. Родился в Москве, окончил юридический факультет МГУ ЭСИ. До запуска собственного бизнеса работал заместителем руководителя департамента GR в энергетической компании «КЭС Холдинг». Холост.

Забег с передышкой 

В детстве я мечтал стать спортсменом, с трёх лет бегал на коньках. Спорт действительно формирует характер. Открывает тебе самого себя. Показывает, что границы мы чаще всего устанавливаем себе сами. Увы, в десять начал быстро расти, сместился центр тяжести и меня списали. Тяжело переживал, до сих пор не могу спокойно смотреть соревнования на льду. Катаюсь теперь для себя, в удовольствие.

По образованию я юрист, но мне, как я теперь понимаю, повезло - с первого же места работы в мои обязанности входило очень многое за пределами юриспруденции. Фактически вся моя карьера наемного сотрудника - это работа в проектах. Я никогда не замыкался на одной функции, погружался в различные отрасли и специальности. Мне это очень нравилось. Но чем старше я становился, тем болезненнее ощущал, как уходит кураж из рабочих процессов.

В какой-то момент я решил, что хватит, пора задуматься о том, как жить дальше. Может быть, попробовать что-то создать самому. К тому же, сложилась благоприятная ситуация – в энергетической компании, где я на тот момент служил заместителем руководителя департамента GR, сменилась команда управленцев. Всё это выглядело как начало нового этапа в моей жизни.

Я люблю юриспруденцию, её возможности можно применять в повседневной жизни. Это опыт, который помогает каждый день.

Я не мечтал о своем бизнесе, у меня не было ни идеи, ни готового бизнес-проекта. На самом деле, я планировал просто взять передышку, не думать ни о чём, выдохнуть. Понять, хочу ли дальше работать в больших корпорациях. Откровенно говоря, накопилась большая усталость от корпоративных игр. 


Собаки на арене 

На счастье, у меня был дом в деревне в Тверской области. В пяти домах люди живут круглогодично, несколько десятков используются как дачи. Много участков заброшено. Туда я и уехал, прихватив своих собак. У меня два джек-рассел-терьера – Ромашка и Егор, и дворняга Никки, которую Егор спас на прогулке – раскопал в земле закопанного слепого щенка. Очень душещипательная история. Щенок вырос в желтоглазое 30-килограммовое чудо. Никки – от Никита, по гречески «Победитель» – потому что боролась, не сдалась и живёт.

Однажды утром я искал в интернете лежак для старшего пса – и в итоге наткнулся на иностранный портал, посвященный дизайну всякой зоопродукции. Как собаковладелец я постоянно сталкивался с тем, что товары для животных у нас продаются просто чудовищные – с точки зрения красоты и качества. Настолько, что вообще непонятно, зачем это делать, когда для всех лучше было бы не делать. Мне ничего не нравилось, я даже все ошейники в итоге купил на выставке у женщины, которая делает их своими руками. Они служат мне до сих пор, хотя прошло уже больше пяти лет.

Лежаки, которые продавались в магазинах, не устраивали меня всем. Материал тонкий, расцветка аляпистая, поролон внутри. Европейские лежаки были куда симпатичнее, но стоили дорого. В итоге, рассмотрев старый лежак, я купил отрез материала и попросил знакомую сшить мне из него новый, по собственному проекту. Набил я его наполнителем для мягких игрушек из магазина хобби. Сделал деревянный каркас, чтобы подушка не скользила.

Как собаковладелец я постоянно сталкивался с тем, что товары для животных у нас продаются просто чудовищные – с точки зрения красоты и качества. Настолько, что вообще непонятно, зачем это делать.

Готовый лежак увидели друзья, попросили сделать такой же - тогда я первый раз задумался об этом как о деле. Помониторил рынок, поставщиков материалов и понял, что смогу.

Рынок, которого нет 

По моему мнению, рынка товаров для домашних животных в России не существует. Есть зоомагазины, но рынка нет. Речи о дизайне, красоте, рабочих качествах этих изделий не идёт. В основном, к нам поставляется китайская продукция.

Есть несколько отечественных фирм, которые что-то шьют, но выглядит это тоже довольно грустно. Причем, я не понимаю почему. Это как с мебелью - повсюду стоят диваны, шкафы и тумбочки, но такое впечатление, что никто никогда не думал, есть ли красота в этих вещах. И ведь согласовывают, и запускают в производство.

На момент старта я понимал чётко только одно - как должен выглядеть лежак. Как его шить, где лучше брать материалы – этого я не знал. С первым поставщиком текстиля мне повезло. Обычно эти фирмы ориентированы на крупный опт, имеют слабую подборку рисунков в ассортименте, работают только с юрлицами и не выкладывают прайсов на сайт (либо не имеют сайта вообще). Мой первый поставщик не только был готов отрезать несколько сантиметров ткани, но и ткани эти имел в отличном ассортименте.

Воодушевленный удачей, я договорился о сотрудничестве со швеёй из деревни, купил текстиль двух цветов, и сделал четыре первых лежака. Все было бы замечательно, если б не одно «но». На этом сотрудничество со швеёй закончилось. Я впервые столкнулся с тем, что люди просто не хотят работать. Не хотят и всё - никаких объективных причин для этого нет. В дальнейшем мне много раз придётся это наблюдать. Может, это национальная особенность такая. Нет у меня ответа.

Одна из швей запросила гонорар, который был выше стоимости самого изделия в рознице. За другой я целый день ездил, пытаясь забрать готовые изделия - это стало точкой в сотрудничестве с частными лицами.

Сделай сам 

Итак, в марте 2014 года было готово первых четыре лежака. Это были лежаки в деревянных каркасах для мелких и средних пород собак. Я сам сфотографировал их, завел страницы в Facebook и Instagram. Сайт я тоже делал самостоятельно, так как никаких инвестиций на это предусмотрено не было. Да я и не шел по классической бизнес-модели (бюджет, проект и т.п.), каждый шаг был, скорее, пробой себя, удовлетворением своих желаний.

Я никогда не шил, не столярничал. Понятия не имел, как работает циркулярная пила или швейная машина, тем более современная, которая, по сути, является мощнейшим компьютером. Но я так думаю: если делать что-то, то нужно прежде научиться это делать самому. Ну, вот и научился.

Я купил первую швейную машинку - не пожалел средств и вложился в хорошую модель Brother, что очень скоро оправдало себя. То же самое могу сказать про столярное оборудование (у меня профинструмент Ryobi и Bosch). Все инструменты для работы должны быть надёжными. Иногда это дорого стоит, но очень быстро окупается.

Пошло-поехало 

Понемногу стали приходить заказы. Продал два лежака - закупил материалов на четыре и так далее. Первыми покупателями были друзья друзей - те, кто увидели страницу в Facebook. Но проект быстро набирал популярность - ничего подобного на рынке не было. Большая часть заказов шла по индивидуальным меркам - эта тенденция сохранилась и сегодня. Клиентам нравится, что лежак изготавливается именно для их собаки или кошки.

Как-то клиент заказал тройной лежак для трёх собак и попросил подписать каждую ячейку. Это была единая конструкция длиной около двух метров. Недавно просили сделать угловой лежак в секцию шкафа-купе. Мне понравилось, котик тоже остался доволен. А самое выдающееся - это лежаки, набитые сеном.

Настоящий бум случился, когда о Badgers Wood узнали СМИ. В начале лета 2014 года появился репортаж из нашей деревни на одном известном портале. Сейчас я с ужасом и радостью одновременно вспоминаю то лето, когда двухчасовой сон в сутки был роскошью.

С каждым месяцем технология изготовления лежака совершенствовалась. Было придумано, как сделать полностью съёмный чехол. Получился конструктор, когда клиент может сам собрать свой лежак. Конструктор - главная моя фишка. Можно выбрать цвет и размеры каркаса, цвет и материал лежака, можно поменять чехол. Ну, и дизайн - предельно четкие линии, чистые и сложные цвета, никаких перьев и страз, текстиль с самыми высокими показателями износостойкости.

Как это делается 

Лежак состоит: из внешнего чехла, который прошивается нитками с повышенной прочностью; из внутренних чехлов-камер, которые вытаскиваются; подушки со своим съемным чехлом. В качестве наполнителя я использую холлофайбер, скрученный в микропружины – из-за этого он называется «шарики». Холлофайбер полый внутри, достаточно просто перетрясти лежак, чтобы воздух снова наполнил камеру и лежак приобрел первоначальный вид.

Изначально я делал лежаки из рогожки, потом добавил в ассортимент совсем другой по фактуре микровельвет. Материалы в моем бизнесе имеют огромное значение. Для собачьих и кошачьих лежанок не подойдет никакой хлопок. У меня много вопросов к войлоку, который входит в моду. Он здорово выглядит, экологичен, но я не понимаю, как его чистить – а стирать нельзя. К тому же он отлично впитывает запахи.

Сложности с материалом сказываются на ассортименте. Так, не пошли в серию большие подушки-лежаки - я пытался уйти от поролона в качестве наполнителя (он быстро изнашивается, не держит форму и очень горюч), нашел годный аналог, но себестоимость изделия получилось слишком высокой. Подушки для переносок отпали по другой причине - не было спроса, хотя для своих собак и собак знакомых я их делаю. Сейчас я ухожу от лежаков с выемкой, так как в монолитном лежаке животным удобней, они чувствуют себя защищенными. Обкатывается лежак-домик, но пока его изготовление не рентабельно.

Тройные миски на деревянной основе попали в ассортимент благодаря моей маме - она попросила сделать такую для кота. Кошек ведь часто кормят одновременно сухим и влажным кормом, отдельная миска нужна для воды. Однако, за год конструкция поменялась, так как сушка дерева не выдерживала критики – база трескалась, рассыхалась. Сейчас конструкция не зависит от колебаний влажности.

Деревянная основа изготавливается из массива, я его покупаю на специализированной базе. А с железными мисками до сих пор мучаюсь. Дело в том, что я никак не мог найти их в нужном количестве - продают либо две, либо 2000. А 50-70 штук купить было нереально. Оказалось, что в Россию железные миски привозят следующим образом: приходит – обычно из Индии - централизованно один вагон мисок раз в полгода и все оптовики этот вагон разбирают, а далее распределяют по сетям и т.д. Не сразу, но я нашёл в итоге оптовика, который продает мне нужное количество этих мисок, но и тут всё не гладко. В зависимости от партии, одни и те же миски могут быть разного размера. Недавно с этим столкнулся, сейчас растачиваю уже готовые основы.

Сюрпризы спроса 

Я всегда шью сигнальный образец каждого цвета. Как правило, потом он уходит в приют для животных или знакомым, такие образцы также можно купить и на сайте с существенной скидкой. Все сочетания цветов, весь дизайн я придумываю сам – просто делаю то, с чем лично мне приятно было бы жить. Да, бывают, конечно, сюрпризы. Например, неожиданно выстрелил в свое время зелёный цвет. Лично у меня нет к нему особых симпатий, я бы себе не стал покупать зеленый лежак. Но тем не менее.

Самые популярные цвета - «мешковина», «тиффани», «зелёный» и «мятный». «Мешковина» - универсальный, практичный цвет, подходит к любому интерьеру. Мятный и «тиффани» - оттенки, которые практически не встречаются на рынке товаров для животных, но смотрятся они при этом эффектно. В последнее время я замечаю, что спрос постепенно смещается в сторону смелых ярких вариантов.

У меня на редкость современные клиенты. Как правило, это люди, которые разбираются в дизайне, много путешествуют, для которых собака или кошка - это член семьи. Им не всё равно, какие предметы их окружают.

Почти все продажи идут через сайт, продвижение построено через Facebook и Instagram. Во«Вконтакте» тоже есть страница, но как выяснилось, там совсем не наша аудитория.

Свою продукцию мы поставляем ещё в один дружественный зоомагазин. Большим сетям мы не интересны: отдавать товар на реализацию мне невыгодно, а предоплачивать продукт никто не желает.

Занимательная экономика 

У меня нетипичная экономика: нет офиса, нет арендованного склада и т.д. Основная доля расходов - это оплата труда специалистов и материалы. Если смотреть на затраты в процентном соотношении, то 40% - это изготовление, 40% - стоимость материалов и 20% - накладные расходы.

Я долго не создавал товарного запаса, так как это предполагало большие вложения. Покупка лежака для собаки - это не сиюминутна прихоть, люди покупают такую продукцию за 2-3 месяца до появления щенка, без авралов и горячки. Это взвешенный подход и он мне очень нравится. Благодаря небольшим стартовым тратам (около 10 тысяч рублей) уже через три месяца дело вышло в плюс. Но я не привлекаю займов, все деньги реинвестируются в бизнес.

На сегодня я почти всем занимаюсь самостоятельно. Управляю, фотографирую, пишу, занимаюсь сайтом. Я пока не готов делить с кем-то эти обязанности, потому что понимаю: сил ещё много.

Отшиваются лежаки в небольшом частном ателье (не все цеха были готовы работать с моими объемами). В зависимости от размера изделия, необходимости делать внутренние чехлы, состыковку двух цветов, изготовление лекал под индивидуальные размеры и т.д. пошив одного изделия обходится мне примерно в 400-600 рублей. Ярлыки для лежанок я делаю сам - покупаю кусочки кожи и выжигаю штампом.

Со столярной составляющей мне очень повезло. Сейчас за это направление отвечают люди, которые когда-то поехали за 150 км от Москвы ради того, чтобы посмотреть на щенка моей собаки. Теперь счастливы все - Декстер (это щенок), хозяева, Ромашка и я. А Badgers Wood пользуется услугами профессионалов из мастерской White Grove.

Средняя цена ткани для лежака - 700-800 руб./м, наполнитель стоит 270 руб./кг, липучка - 380 руб./25 м, экокожа для изготовления дна - около 700 руб./м. Ткани на одно изделие расходуется от метра до бесконечности. Себестоимость лежака - от 2000 рублей и выше, в зависимости от типа ткани, наличия каркаса и количества работы.

Розничная цена лежанки Badgers Wood из рогожки или микровельвета – 3900 рублей, с деревянным основанием – 5900. Бюджетная серия (без индпошива) – 2200. Сменный чехол – от 2500. Матрасы для переносок – 1500. Миски двойные – от 1900, тройные – от 2500.

В 2014 году я продавал примерно 20 лежаков в месяц, в 2015-м – 50. В декабре было 2-5 продаж в день. Большинство - это индивидуальные заказы. Съёмные чехлы продаются всё лучше, но львиную долю доходов приносят лежанки.

Заказы с нестандартными параметрами либо с отправкой в другой город мы делаем по предоплате. Все остальное - по факту доставки. Самое дальнее, куда отправилась моя лежанка - Израиль. Россия «охвачена» вся, кроме Дальнего Востока.

  • Небольшой совет начинающим предпринимателям - доставляйте свою продукцию сами. Хотя бы первое время. Видеть своими глазами эмоции ваших покупателей - это непередаваемо.

На данный момент я сознательно не форсирую количество продаж, чтобы было время тщательно выстраивать ассортимент, продумывать механизмы масштабирования бизнеса. У Badgers Wood нет цели продать 1000 лежаков в неделю, есть цель быть сегодня лучше, чем вчера.

Материаловедение 

Я пробовал турецкий, китайский, итальянский текстиль. Увы, последний для нас сегодня слишком дорог. Ткань я покупаю роликами от 10 до 30 метров, наполнитель приезжает в двухметровых тубах по 12 кг каждая. В среднем в месяц расходуется 40-50 кг наполнителя.

В отношении поставщиков текстиля всегда надо иметь в виду проблему узкого ассортимента. Как правило, это ассортимент «проверенный» (на ком, интересно?), а любые смелые цветовые решения воспринимаются как риск. Получается в итоге замкнутый круг, который я пытаюсь преодолеть. Например, очень тяжело воспринимаются светлые лежаки, общий стереотип - «надо, чтобы было немарко». Но современный текстиль прекрасно стирается и чистится. Мои охотничьи терьеры, например, спят в желтых и светло-голубых лежаках. Никаких проблем.

У меня несколько поставщиков тканей, но есть основной, он сам нас нашел. Они как раз много работают над ассортиментом, быстро вводят новинки, чётко доставляют, лояльны по способам оплаты.

Огромные проблемы с деревом. Сейчас я использую массив сосны, потому что полностью исчезла с рынка берёза. Из-за этого увеличился вес изделия.

Отношения с поставщиками самые простые: товар-оплата. Самое интересное, что региональные поставщики гораздо более клиентоориентированы, чем московские. Москвичи через какое-то время даже перестают присылать вам счета перед отгрузкой, не информируют о новинках, не идут навстречу в каких-то моментах и т.д. Поэтому сейчас 90% поставщиков у меня из регионов. Сразу видно, что люди хотят работать и работу свою хотят выполнять хорошо. Ошибки бывают у всех, но скорость, с какой они исправляются, меня радует.

Специфика бизнеса 

Своими конкурентами я считаю европейцев вроде Cloud 7 и Mia Cara, но с учётом нынешнего валютного курса наши цены в разы ниже. Так что полноценной конкуренцией это не назовешь. О российских самостоятельных брендах мне не известно, я знаю только о тех, кто копирует продукты Badgers Wood. Такие есть и на Украине, и в Белоруссии. И это грустно, потому что скопированы даже тексты с сайта. В чем удовольствие такого бизнеса? Ничего не сделать, не придумать? Столько есть всего такого, что можно воплотить в жизнь. У меня на сотни вещей не хватает сил и времени - амуниция, кровати, домики-столы, одежда для домашних животных – бери да делай.

Основная специфика такого бизнеса - в том, что важно понимать животное. Собака или кошка - это не предмет, который сам по себе. Это огромная часть жизни и хочется, чтобы эта часть была достойной, красивой и удобной для всех.

Очень негативно на бизнес повлияла ситуация с обвалом рубля. Весь текстиль закупается за доллары. В России тканей надлежащего качества не производится, и в ближайшие десятилетия производиться не будет. Следующим ударом стал конфликт нашего государства с Турцией, а 90% текстиля, который завозится в страну - это турецкий текстиль. Пара артикулов тут же попала в стоп-лист, нам пришлось перестраиваться на ходу, хотя уже были готовы сигнальные образцы, должна была запуститься новая линейка. 

Пока ситуация успокоилась, но никто не дает гарантий, что завтра вообще всё не запретят. Есть, конечно, китайский текстиль, но он не дотягивает по качеству.

С другой стороны, из-за обвала национальной валюты спрос у нас вырос, так как европейские изделия стали стоить по 20-30 тысяч рублей, а это совсем перебор.

А не замахнуться ли на еврозону 

Сейчас я живу на два дома – в столице и Тверской области, но в деревне мне намного лучше. Там белая зима, чистейший воздух, лес, баня и любимые собаки. Однако, в Москве сейчас сконцентрировалось огромное количество работы, сюда перемещено всё производство, в деревне создаются только экспериментальные образцы. Дело расширяется и нужно контролировать процесс.

У Badgers Wood нет цели продать 1000 лежаков в неделю, есть цель быть сегодня лучше, чем вчера.

Непосредственно сейчас я ищу возможность расширить ассортимент по изделиям из дерева, ввести линейку амуниции - ошейники и поводки, сделать линию одежды для животных. С этим также большие проблемы, пока найти хорошего подрядчика не удалось. Существующие производства не берутся работать над продуктами чужих брендов. А если и берутся, то цены выставляют неприемлемые.

Запустилась новая серия бюджетных лежаков. До этого ассортимент состоял из базовых моделей в двух материалах, плюс премиум-серия со сложным текстилем и нестандартным дизайном. Бюджетные лежаки выполнены в ограниченном количестве расцветок (пока в одной), здесь нельзя заказать свой размер, можно только выбрать из имеющихся.

Идёт процесс роста, очень много внимания уходит на контроль качества и технические вопросы. Не там может оказаться лейбл, могут привезти не тот цвет ткани, дерево может прийти со скрытыми трещинами. В единый процесс нужно свести закупку и доставку материалов, изготовление, доставку до покупателя и т.д.

С другой стороны, я начал создавать товарный запас самых востребованных позиций, так как очень часто люди хотят купить лежак в подарок срочно, появился спрос на доставку день в день. Это все отнимает много времени.

И да, я планирую пойти в еврозону - там отличное качество спроса, для европейского рынка у меня хорошая цена и понятный дизайн. Но пока это неопределенные планы. Видно будет.

Купить бизнес мне ни разу не предлагали – он совершенно не интересен инвесторам. Мне кажется, это связано с исчезновением из повседневной жизни понятия «культура собаководства». Меня до сих пор часто спрашивают: «Слушай, и что, лежаки кто-то покупает?»


Подписывайтесь на наш Телеграм - самые актуальные кейсы каждый день.


Источник

June 7, 2018
by @otkudababki
0
5
Show more