Букет тюльпанов

Антон не знал, что может понравиться Маше. Возможно, цветы, или духи, или книга… нет, точно не книга. Значит, цветы. Но какие? Розы – слишком откровенны, гвоздики – слишком торжественны, тюльпаны… да, возможно, подойдут. Оставалось выбрать цвет: точно не красный и синий, желтый…

В голове Антона всплыл Машин образ: её большие изумрудные глаза, каштановые волосы, спадающие на небольшую женственную грудь, аккуратной, правильной формы нос, пухленькие губки.

«Да, только желтый цвет и подойдет Маше», - подумал Антон, и на его душе стало как-то солнечнее, теплее.

Он, подгоняемый уверенностью в завоевании девичьего сердца, ворвался в цветочный магазин и взял самый прекраснейший букет тюльпанов, который он покупал в своей жизни, свой первый букет, и, аккуратно спрятав его в портфеле, унесся в школу.

В учебном заведении Антон оказался, как всегда, за двадцать минут до начала занятий.

Это была не случайность. Антон был уверен, что двадцать минут – это оптимальное время, для непредвиденных событий. К тому же он таким образом избегал встречи с Никитой, главой местной школьной «элиты», которая не чуралась избиениями на потеху. Антон часто развлекал его.

Но сегодняшний день не мог омрачиться выходками Никиты или «Гвоздя», так лидера шайки звали его подчиненные. В портфеле Антона находился букет для самой умной и красивой девушки во всем мире.

Находившись напротив кабинета, в котором позже должен начаться урок, он полностью ушел в свои мечты о прекрасной однокласснице и подарке, который сегодня подарит. При этом Антон с глубокой теплотой прижимал портфель к груди, словно частичку чего-то своего, родного.

Постепенно вокруг Антона стали появляться его одноклассники, которые, как и было заведено до, не приближались к нему и на метр. Послышался забористый смех Гвоздя.

У Антона замерло сердце, но это было не от появления главного хулигана: Маша, неожиданно возникнув из-за плечистых спин старшеклассников, подошла к нему и поздоровалась тихим ласковым голосом, затем, приятно улыбнувшись на его невнятные бормотания, отправилась к остальным девочкам.

«Она тоже неравнодушна ко мне», - подумал Антон, провожая взглядом Машу. В эту минуту он вспомнил, как недавно Маша помогала ему. Всегда приветлива и красива, она не терпела несправедливости и всегда выручала в трудную минуту.

Прозвенел звонок.

Школьники постепенно стали проходить в кабинет, Антон, как полагалось, шел последним.

Пройдя, словно призрак, между рядами, он расположился в своем убежище на «камчатке» и посмотрел на Машу, которая уже сидела спереди, через две пустые парты от него. Она улыбалась, смеялась, бархатно говорила с подружками, не замечая его пристального взгляда.

Не успели все подготовиться к занятию, как учитель со словами: «сидите тихо, скоро вернусь», - покинул класс.

Кто-то заговорил, кто-то начал списывать, кто-то задумался, полностью уйдя в свои мысли.

Антон все еще сидел за пустой партой и не отводил взгляда от прелестной одноклассницы, словно никого кроме них двоих вокруг не было. Но, неожиданно, мечту прервал Глеб, севший прямо за Машей.

Антон похолодел. Что нужно было этому здоровому лбу от его Машеньки?

- Машка, ты мне так и не ответила, - произнес разрушитель грез.

Антон затаил дыхание.

- Посмотрим… - отводя взгляд, сказала девушка.

- Но билеты у меня на сегодня.

Маша искренне улыбнулась и ласково посмотрела на Глеба.

- Хорошо, я буду ждать тебя в шесть.

Глеб засмеялся и пересел обратно, на своем место. Маша улыбалась, провожая Глеба задумчивым взглядом.

Этот разговор не был никем воспринят, кроме одного молодого человека, сидящего на «камчатке».

 

Мучительный урок был завершен, и Антон находился в уборной комнате, рядом с кабинетом, где должно было проходить следующее занятие.

Цветы. На что я надеялся? Неужели, думал, что на меня кто-то обратит внимание?

Дверь за Антоном с грохотом захлопнулась. Он остановился, подняв букет цветов над урной.

Неужели, я думал, что мои чувства к Маше взаимны?

Желтый, солнечный, цвет пробирался сквозь зеленые лепестки. Перед глазами Антона предстала прелестная девчачья улыбка, которая тут же растворилась, после раздавшихся слов:

- Что это у нас тут, - Гвоздь с друзьями возникли из-за спины, словно волшебники.

- Не твое дело, - ответил Антон, прикрывая собой торчащий из урны зеленый букет.

После этого последовал удар, от которого Антон упал на кафельный пол.

- Не груби, - произнес Гвоздь и снова ударил Антона.

 

Глеб и Коля поднимались по лестничному проему к кабинету, где должен был проходить следующий урок. Воодушевление первого сложно было не заметить: девушка, к которой он питал теплые чувства, ответила ему взаимностью.

Маша, милая Маша. Только она обладала таким чистым сердцем и непоколебимой силой воли, только ее голосок был подобен пению птицы, а во взгляде читались ум и глубина, только рядом с ней Глеб чувствовал, что сможет преодолеть любые преграды, никто даже от части не мог повторить этот прекрасный образ.

- Серьезно, ты пригласил Машу в парк? – спросил Коля.

- Да, а что? – ответил Глеб с легкой улыбкой.

- Ничего.

Коля, поднявшись на третий этаж, остановился и засмеялся.

- Что? – Глеб подошел к другу.

- Ты подготовил песню для серенады под окном?

- Иди ты, - ответил Глеб и направился кабинету.

- О Мари, Мари, сердце мне свое открой, - услышал он голос Коли за спиной.

Глеб хотел было уже повернуться к Коле и ответить, как, внезапно, послышались крики из мужского туалета:

- Это не твое дело!

Коля замолчал.

Из уборной донесся грохот и чей-то крик.

Глеб скинул портфель на землю и вбежал в помещение, откуда донесся звук: на полу с разбитой губой лежал Антон, в его ногах валялся растрепанный букет цветов, рядом стояли Гвоздь и три его друга.

- Что здесь происходит? – спросил Коля, зашедший в уборную после Глеба.

- Учим говнюка манерам, - ответил Гвоздь и нагнулся над Антоном.

Глеб не считал жителя последних парт своим другом, но и не мог оставить его на «воспитание» Гвоздю с шайкой.

Первый удар пришелся одному из хулиганов, от чего тот распластался рядом с Антоном, следующий - предназначался для ближайшего друга Гвоздя, но не попал в цель. Глеба остановили, резко оттолкнув ногой. Подлетел Коля и оглушил ближайшего противника ударом по носу, за что получил по голове и торсу. Глеб набросился на одного из парней, избивающих Колю: удар в голову, удар в живот и противник припал к стене. Затем Глеб со всей силы толкнул ногой второго парня и, внезапно, влетел в стену от удара по спине. Глеб резко развернулся и слепо ударил врага, которым оказался Гвоздь. Хулиган отошел, у него под носом появилась кровь.

Дверь распахнулась, и в проеме появился учитель математики.

- Прекратили, быстро! – Закричал он.

- Ты еще за это ответишь, - Гвоздь пригрозил Глебу, пытаясь остановить идущую кровь.

- Глеб, Александр, Петр и Константин, вышли из туалета, - громко произнес преподаватель, и друзья Гвоздя начали покидать уборную, - и никуда не уходите, ждите за дверью! – крикнул учитель.

Глеб поднялся, затем нагнулся над Антоном.

- Ты как?

- Оставь меня. Это все из-за тебя! - Проревел Антон, прикрывая лицо руками.

Пораженный Глеб оставил одноклассника в покое и вышел из туалета.

 

Уроки закончились. Глеб и Коля стояли перед школьной калиткой.

- И что тебе сказал директор? – спросил Коля.

- Чтобы такого больше не повторялось.

- Ему особо не хотелось в этом разбираться. А что этот псих?

- Не знаю…

В нескольких шагах от них остановился парень из младших классов и начал что-то искать в портфеле.

- А я думаю, что он просто чокнутый.

- Не надо так, - серьезно сказал Глеб.

Коля хотел возразить, но оставил слова при себе, - так что сказал наш Антон?

- Как я понял, ничего.

- Неблагодарный.

- Оставь это. Ему следует посочувствовать.

- Ага, благородный сер рыцарь, - сказал Коля, увидев идущую с подругами Машу.

- Иди ты.

- Ладно, - с не пропадающей улыбкой на лице сказал Коля, - вечером сможем созвониться?

- Думаю, около десяти, одиннадцати.

- Хорошо… Пожалуй, пойду.

- Удачи, - ответил Глеб, пожимая руку Коли.

Друзья разошлись. Школьник, рыскающий в своем портфеле, то же пошел домой.

- О Мари, жизнь моя с тобой прекрасна! – послышался крик за спиной Глеба, когда он чуть отошел.

- Козел ты! – крикнул он в ответ.

- Да, я таков! – послышалось издали.

Глеб снова улыбнулся и направился к дому.

 

Антон хотел плакать: его мечты рассыпались, как листья по ветру, Маша выбрала другого, не заметив его стараний. Этот русый верзила никогда не проявлял к ней чувств и постоянно сидел на своей четвертой парте, переговариваясь с Колей. В классе он часто молчал, не хулиганил, не пререкался. В нем не было ничего особенного.

Сердце молодого человека сжалось. Он подумал, что мог бы так же назначить свидание, как сделал это Глеб, но уже было поздно, поезд ушел и неизвестно, когда он вернется.

Зайдя домой, Антон закрыл за собой дверь. Затем, скинув портфель и пройдя в свою комнату, он сел в кресло и прикрыв лицо руками. Перед его глазами предстал растрепанный по полу букет желтых цветов и ворвавшийся Глеб. Руки Антона сжались в кулаки.

- Антон, обедать, - с кухни послышался голос бабушки.

Антон глубоко вздохнул и выдохнул, надеясь с воздухом отпустить неприятные мысли. Затем встал и направился на кухню.

- Помой руки, - сказала бабушка, стоявшая у плиты.

Но Антон не выполнил наказа, а сел за стол, опустив глаза.

Бабушка посмотрела на Антона пронзительным взглядом.

- Что-то случилось в школе? – спросила она.

Антон мотнул головой.

Бабушка выключила огонь на плите и села рядом с внуком.

- Утаивай от кого-нибудь другого, Антошка, - мягко сказала она.

Антон посмотрел на бабушку, затем снова опустил глаза:

- Все равно уже ничего не изменишь.

- А ты попробуй.

Антон снова посмотрел на бабушку.

- Сегодня я потерял друга.

- Почему?

- Есть там один парень.

- Но, твой друг не может вечно проводить с тобой время.

- Нет, дело не в этом, просто, мы с этим парнем недолюбливаем друг друга.

- И ты боишься, что твой друг перестанет с тобой общаться?

- Возможно.

- А из-за чего вы не общаетесь с тем мальчиком, с которым пойдет на встречу твой друг?

- Трудно сказать…

- А ты попробуй проще.

Антон задумался.

- Не знаю.

- Тогда, возможно, тебе стоит поговорить с этим мальчиком. Может быть, тебе эта вражда только кажется.

«Возможно, они с Глебом просто друзья», - подумал Антон и твердо решил поговорить со своим соперником сегодня, благо он знал, во сколько начнется свидание.

 

Антон прибежал к Машиному дому в семь минут шестого. Он запыхался: тяжело дышал, сердце часто билось. В его голове промелькнула мысль, действительно ли он так вымотался, что сердце вот-вот вырвется из груди или это переживание от предстоящей встречи с Глебом.

Переведя дух, Антон осмотрелся: окно девушки было выключено, а у подъезда никто не стоял.

Неужели они уже ушли?

Он провел под Машиным окном около получаса, пока окончательно не убедился, что их здесь уже нет.

Глеб с Машей уже возвращались из парка. Маша была приветливой, радостной, как всегда, но ощущение, что ее что-то беспокоит, не покидало Глеба ни на минуту. И вот темы для разговоров уже были исчерпаны, и они просто шли по полупустой улице, держась за руки.

- Что сегодня произошло в туалете? – неожиданно спросила девушка.

- В мужском или женском? – улыбаясь переспросил он.

- Ты знаешь, о чем я.

Глеб вздохнул.

- Я сам так до конца и не понял. Единственное, в чем я уверен, так это в том, что Гвоздь снова издевался над Антоном.

Маша остановилась.

- И ты вступился за него?

- Да.

- И что во всем этом ты не понял?

- Не знаю… Антон обвинил меня…

Маша задумалась, затем произнесла:

- Антон хороший. Я думаю, что это какое-то недоразумение.

- Я-то же так думаю.

Они ненадолго замолчали.

- А что это ты заговорила об Антоне? – улыбнувшись, спросил Глеб.

- Жалко мне его, - без тени иронии ответила девушка, - он постоянно один, Гвоздь с его дружками над ним вечно измываются.

- Ты к нему неравнодушна?

Девушка улыбнулась своей изумительной улыбкой.

- Нет… То есть, да. Мне жалко его, как младшего брата, у которого неудачи.

- То есть за соперника мне его не считать?

Глеб остановился перед Машей, обхватив ее за талию.

- Нет, - мягко ответила девушка, и Глеб нежно поцеловал ее в губы.

После они провели еще немного времени, гуляя вместе, не прекращая держаться за руки. Затем Глеб отвел Машу домой. Он был воодушевлен и не хотел расставаться с милой Машей ни на минуту. Прекрасный вечер превратился в волшебный и его никак не хотелось завершать.

- А что завтра? – спросил Глеб, когда остановились у ее дома.

- Что завтра? – нахмурилась она.

- Мы ведь никому не скажем в школе?

- О чем? – снова улыбнулась Мешенька.

- О нас.

- А зачем кому-то знать?

- Не знаю. Может быть, чтобы они все мне завидовали.

Маша засмеялась.

- И девчонки?

Глеб усмехнулся и поцеловал Машу.

Потом она снова поцеловала его в щеку и, попрощавшись, пошла домой. Глеб радостный побрел в тени ночных улиц. Антон, выйдя из-за угла, последовал за ним.

 

Антон дважды сегодня был обманут. Маша все же любила Глеба, а не его. Мир рушился на его глазах, затягивая за собой и Антона.

Глеб шел вдоль шоссе, Антон следовал за ним. Он хотел подойти и высказать все, что накопилось, но не мог. Антон боялся, как несколько часов назад боялся узнать правду о Маше, так и сейчас боялся признаться во всем, хотя чувствовал в этом острую необходимость. Он говорил себе: «Какой в этом смысл? Маша все равно уже встречается с ним», - но все равно продолжал идти вслед за одноклассником.

Мимо проплывали одинокие машины, с неба шел мелкий дождь. Глеб проходил улицы, переходил дороги, но ни разу так и не обернулся.

Антон чувствовал себя тенью, бесшумным шпионом или убийцей, которого никто и никогда не замечает, который видит всех.

Глеб перешел последнюю улицу и вошел во двор.

Сердце Антона забилось сильнее. «Все, теперь я должен к нему подойти», - подумал он, ускоряя шаг.

Но, неожиданно, послышался знакомые возгласы:

- Вот он!

Антон остановился, затаив дыхание: к нему быстро приближались Гвоздь с дружками.

Увидев их, Антон побежал прочь от этого места, надеясь, что отморозки не догонят.

 

- Эй, стой! – послышалось за спиной Глеба.

Глеб развернулся и увидел подбегающую шайку.

Времени убегать уже не было, так как хулиганы находились от него в нескольких шагах, поэтому Глеб остался на месте.

- Что вам? – спросил Глеб у остановившихся около него парней.

- Дело есть, - ответил Гвоздь.

- Слушаю.

- Может отойдем?

От Гвоздя сильно разило спиртным.

- Мне и здесь хорошо.

- А нам нет! – выкрикнул один из друзей Гвоздя.

- Говорите, что хотите, но с вами я никуда не пойду.

- Ладно.

Гвоздь ударил Глеба по лицу.

Все вокруг Глеба поплыло. Он припал на колено.

- Что с тобой? Теперь то ты уже не такой сильный, защитничек, - раздался голос Гвоздя, - давайте отведем его подальше от дороги.

Глеба схватили за руки и повели в сторону. Он был словно в тумане, ничего не понимал. Первый удар Гвоздя почти вырубил его.

Глеба бросили на землю. Кругом стояла темень, хоть глаз коли.

- Ты понял за что, сволочь? – спросил Гвоздь, нагнувшись над Глебом.

У него вырвался непродолжительный стон в ответ.

- Нет?

Гвоздь с друзьями начали избивать Глеба ногами, больше не задавая никаких вопросов.

 

Поняв, что его никто не преследует, Антон остановился.

Он не мог понять, что произошло. Гвоздь кричал не ему. Но тогда кому? Глебу?

Антон оставался на месте, не зная, что предпринять. В нем бушевали: страх перед Гвоздем, ненависти к Глебу и собственной беспомощности.

Он чувствовал растерянность. С каждым шагом в нем скапливалась вина.

Но почему? Он ни в чем невиновен…

Перед его глазами предстал образ Глеба, говорящего: «как ты?».

Антон остановился.

Он помог мне тогда…

Над головой светил тусклый свет фонарей, сзади доносился звук проезжающих машин. Антон стоял, как вкопанный, не решаясь что-либо сделать. Это продолжалось какое-то время, как неожиданно послышался знакомый забористый смех.