Невозможность абсолютной индивидуации

«Индивидуация — одно из основных понятий аналитической психологии Карла Густава Юнга, означающее процесс становления личности, такого её психологического развития, при котором реализуются индивидуальные задатки и уникальные особенности человека».

Здесь раскроется: почему не существует абсолютной уникальности, наличие исключительно личного мнения неосуществимо и невозможна совершенная индивидуация и индивидуализация личности.

Этапы адаптации в обществе для развития психически здоровой и целостной личности.

Для целостного и качественного развития личности, человек должен социально адаптироваться: успешно пройти этап социализации в окружающей среде, начинающийся с самого начала жизни. При рождении младенец сразу попадает в агрессивно влияющую на организм среду, но социальная адаптация начнёт происходить позже, при последующем развитии структур мозга: появления памяти, мышления, качеств взаимодействия, способности различать, кем ему приходится другой человек, способности обучаться речи, и иных качеств, присущих взрослеющему человеку.

Первичный этап социальной адаптации.

С раннего детства, ребёнка прямо пихают в общество, отдавая его в детский сад: там проходит первый этап социальной адаптации — Первичный. Он характеризуется приобретением базовых навыков взаимодействия и общения, приобретения знаний и умений, становления зачатков характера, то-есть индивидуальных предпочтений, интересов. В Первичном этапе социализации происходят такие базовые явления, как:

  • Разделение на социальные группы: у него есть красивая игрушка — буду с ним дружить; он одет в какие-то некрасивые тряпки — не буду с ним дружить; у него на лице уродливая родинка — не буду с ним дружить. Такая поверхностная и тривиальная психологическая оценка вполне присуща детям: тут мы входим в пространство абсолютного субъективизма. Более смышлёный ребёнок способен оценивать не по поверхностным признакам субъекта, а распространяя своё внимание на иные, побочные детали: у него богатые родители — буду с ним дружить; из садика его всегда забирает бабушка, которая даёт мне конфетки — буду с ним дружить; он на моих глазах поколотил другого мальчика и забрал его телефон — не буду с ним дружить (последний случай работает, если ребёнок отличается характером от объекта, но если он с ним схож, и имеет тождественные мировоззренческие зачатки, то это наоборот послужит стимулом к объединению, или по крайней мере — к контакту). Также, юнец хочет создавать собственную экспансию окружающего пространства, но когда ему не присуще развитие интеллекта, это происходит путём физической силы: отсюда задиры и хулиганы. Они удовлетворяют потребность самореализации, обратившись к животному началу, за неимением лучшего способа занимать доминантные позиции в социальной группе.
  • Прикрепление «ярлыков»: (богатый — бедный, бойкий — спокойный, весёлый — скучный, щедрый — жадный). Это не субъектная характеристика, а именно ярлык, поскольку детям достаточно всего лишь одного факта, чтобы на нём основываться и делать выводы касаемо всего человека полноценно. От того дяди плохо пахнет — видимо, с ним что-то не так — он мне не нравится; или — тот дядя косо на меня посмотрел и у него мерзкий голос — он мне противен — он опасен: примерно такая, очень поверхностная и простая причинно-следственная связь возникает у ребёнка. Ни о каком критическом восприятии действительности у детей, речи не идёт.
  • Способность выбора своего окружения и отсеивания неугодных. Ребёнок выбирает друга, основываясь исключительно на желании получить собственную выгоду, если выгоды в любом её проявлении при нахождении рядом с другим дитя нет, у них не будет стимула и задатка для дружбы, ведь «одиночками» чаще всего остаются дети из бедных, или неблагополучных семей, одетые в очень простую одежду и у которых нет игрушек — остальные просто не видят смысла с ними общаться. Если ему весело с определённым ребёнком, он будет присутствовать рядом с ним, чтобы продолжать веселиться — это использование характера как инструмента для выработки нужных эмоций, создающих субъективно положительно влияющую среду. Но, конечно, бывают и исключения, когда «одиночки» находят друг друга и создают собственные компании, но общение, основанное не только на взаимной выгоде наблюдается уже в более старшем возрасте, при формировании индивидуации. Оно основано на схожести круга интересов и интереса при общении так таковом. Замечу, что общение всё-же в любом случае и возрасте будет основываться на взаимной выгоде, разве что выгода при обмене мыслями, и выгода при игре за «его компьютером» — явления не одного порядка: первый случай обусловлен более глубоким, естественным и взрослым пониманием вещей, тогда как второй случай показывает поверхностность понимания причинности взаимодействия.

В Первичном этапе социальной адаптации происходит формирование интересов и предпочтений, соответственно — круга своего общения. Уже на этой стадии дети группируются в определённые социальные, мировоззренческие и поведенческие прослойки, что даёт вектор становления личности. Первичный этап социализации, конечно, возможен не только в детском саду, а вообще в любой среде, где приходится коммуницировать. Разве только из-за особенностей отличающейся от выстроенной и, по сути, регламентированной экосистемы детского сада, среды, у ребёнка могут наблюдаться субстанциональные девиации, а если брать проще, то приобретённые навыки и способности в отличной от детского сада среде, заложат иной фундамент становления личности и дадут ей иной вектор развития.

Вторичный этап социальной адаптации.

Вторичный этап социальной адаптации наступает при смене среды. Переформатирование сознания обусловлено резкой сменой окружающей действительности: в данном случае — школой. После формирования мировоззренческого фундамента, становления предпочтений и стремлений в детском саду, ребёнок попадает в совершенно отличающуюся среду, с иной системой, иной задачей (упразднения индивидуации). Школа — это самый продолжительный процесс получения образования в жизни человека, ведь она занимает 9 или 11 лет. Очень трудно противостоять этой нещадной уравниловке уже отчасти сформировавшихся личностей. Проблема школьного образования в том, что 30 совершенно разных людей обучаются по единому плану, должны сдавать единые тесты и контрольные, единые экзамены — это сильно затрудняет процесс отделения от устойчивой коллективизации для формирования отличной индивидуации. В школе нет возможности выбирать предпочтительные предметы и отсеивать те, которые субъективно не интересны, но это утопия, ведь по преимуществу дети будут ходить на самые простые предметы, где нужно меньше всего думать, чем на какую-нибудь математику или физику. Но это вопрос нюансный.

Во Вторичном этапе социальной адаптации будет происходить парадигмальная корректировка мышления вследствие кардинальной смены среды нахождения и при взрослении человека.

Третичный этап социальной адаптации.

Можно было проследить, что смена этапа социализации — это смена влияющей на человека среды обитания. Самыми важными этапами соц. адаптации послужат Первичный, Вторичный, и пожалуй, Третичный. В них будет происходить фундаментальное становление личности, все же последующие этапы будут лишь её в той, или иной степени корректировать. Мы не учитываем абсолютные изменения в личности, обусловленные попаданием в секту или иную среду, абсолютно меняющую мировоззрение, как и этапы социальной адаптации мы рассматриваем в преимущественном варианте, не учитывая особенности воспитания, при которых ребёнок не ходил в детский сад или школу.

Третичный этап социализации - это колледж или институт. В них попадают люди с уже более-менее устоявшимся мировоззрением, определившие своё окружение и социальную группу, имеющие личностные амбиции и желание их реализовать. Людей в Третичном этапе социальной адаптации объединяет такой феномен, как «Юношеский максимализм», характеризующийся нигилизмом, радикализмом и импульсивностью, манией собственной уникальности и индивидуальности. Они думают, что их мировоззренческая позиция уникальна — но в нюансах откроется неведение.

Четвертичный этап социальной адаптации — это иная среда, будь то другое учебное заведение, или работа, в которую будет погружён человек. Новый виток смены установок и приоритетов, мировоззренческие изменения, поиск себя, или уверенное, несгибаемое стремление к ранее поставленной цели — всё это характерно для любого этапа социализации, дело лишь в степени влияния: влияние на мышление значительнее в первые этапы социализации из-за возраста, неокрепшей нервной системы и личности в целом. Впоследствии, с каждым новым этапом социализации, соответственно с получением и присвоением новых знаний и жизненных принципов, корректировка мировоззрения будет даваться всё труднее, вследствие большей закостенелости разума.

В жизни человека может быть неограниченное количество этапов социализации в зависимости от её насыщенности и продуктивности, а их влияние также разное, в зависимости от мощи влияния среды и способности не поддаваться её влиянию.

Уникальность и самобытность.

Абсолютной уникальности не существует, потому как наше мировоззрение, нюансность нашего мышления — это в любом случае преемственность определённых догм, норм, идей и принципов, присутствующих в обществе и в мире в целом, укомплектованных в соответствующую предпочтениям субъекта, совокупность.

Чтобы достичь абсолютной уникальности мышления, нужно жить в информационном вакууме, но даже тогда она не будет достигнута из-за невозможности развития человека в таких условиях. Преемственность определённых идей не преодолима, поэтому так называемая уникальность — это лишь грамотное выстраивание совокупности, приведение к комбинации, и внедрение в свою систему уже имеющихся категорий, но в контексте выглядящих самобытно. Для наглядности невозможности достижения абсолютной уникальности мышления можно провести мысленный эксперимент: С рождения помещаем человека в изолированную среду, чтобы не дать возможности идеям реального мира внедриться в его разум, не дать осуществиться преемственности любой эпистемологии и чистого феномена, чистого понятия вообще. Первая невозможность достижения — отсутствие качественного развития личности в таких условиях. Человек попросту не сформируется как личность в среде, где невозможно коммуницировать. Его как-то придётся кормить, куда-то девать отходы, то-есть он узнает о существовании мира за пределами его изолированной среды обитания, что подрывает эксперимент, так как мысли о ином пространстве трансформируются в метафизику. Хорошо, закроем глаза и пойдём дальше. Вторая невозможность — даже если человек каким-то образом вырастет и сможет мыслить в бетонной коробке, или в глиняном рве, или вообще в любой изолирующей территории, то его мышление всё-равно не станет уникальным, поскольку он сможет и будет думать только о себе, и о бетонной коробке, поскольку видел он только это, а остальные мысли, если они вообще возможны — будут трансцендентализмом, но у него в лексиконе даже не будет понятия «я» и «бетонная коробка». Всё, о чём будет думать субъект, это то, что он видел — это что-то, в чём он находится (тело), и что-то, что его окружает (изолированная среда).

Чтобы достичь абсолютной уникальности мышления, придётся избавиться от «он сам» и от «что его окружает», то-есть уйти в ничто, в мир чистых идей, стать ноуменом, вещью в себе. Но это невозможно осуществить в этом мире, данном нам в ощущениях, поэтому и невозможно достичь абсолютной уникальности мышления, ведь избавление от примеси идейности реального мира в любом её проявлении предполагает не нахождение в этом мире, то-есть отсутствие, соответственно абсолютную невозможность чего бы то ни было.

По причине невозможности избавиться от преемственности идей этого мира, невозможна совершенная индивидуация и индивидуализация личности, потому как мы уже вывели, что индивидуальность — это определённая совокупность идей этого мира, субъективная идейная выборка, выстроенная в комбинацию и применённая таким образом, что в контексте кажется уникальной.

Исключительное личное мнение.

Надуманные индивидуалисты, начитавшиеся художественной пошлятины и находящиеся в состоянии грубого, кривого созерцания привыкли думать, что они уникальны и у каждого абсолютно свой, исключительный взгляд на определённые вещи, что в сущности — ложно. Мнение об исключительности своей позиции подогревает ощущение своего нерушимого индивидуализма, независимости и самостоятельности в суждениях. Конечно, можно иметь собственную позицию, но она не будет только лишь принадлежащей тебе.

Я же утверждаю, что все людские мнения сводятся либо к заслуживающим доверия авторитетам, либо к сформировавшим определённый взгляд на вопрос факторам, будь то другие люди или группы людей, политический режим в стране или просмотренные фильмы. Личное мнение — это та же самая совокупность наличествующих в обществе настроений, выступающая как преемственность и переформатирование этих мнений: меняется лишь форма, но не содержание. То-есть не существует абсолютной индивидуальности, соответственно и абсолютно индивидуального мнения, по закону тождества Лейбница. Когда человек выносит взвешенное суждение о ненаучном предмете, предмете неоднозначном и не имеющим единого доказательства, он лишь повторяет те мнения, к которым стал более всего привержен за настоящий, то-есть момент от принятия определённой позиции, продолжающийся до данного, реального момента, промежуток времени.