Фрагменты из личного дневника от 6 августа 1991 года. Вторник. Минск.

Невероятно, но факт. Директор подшипникового завода таки уговорил М.Ждановского не приезжать на конференцию его трудового коллектива. А остальные планы самому режиссеру не ведомы. Поэтому сложился день, в котором я поварился в «летописном» борще.
       Не хочу разговаривать с коллегой В.Заиченко, ибо очень зол на него. Тем более, что он, улыбаясь в себя аки Джаконда, даже не собирается виниться, не говоря уж про то, чтобы принимать меры. Между тем, вопреки нашему договору, Володя оставил меня на неделю без зарплаты. Потери «грязными» примерно 25 рублей, что не так уж и страшно. Неприятнее моральные переживания от пребывания в простое, да и наглый обман. А так как во главе угла было лишь слово, то ничего не докажешь. Понимаю, что самый правильный способ выражения «фе» - это растереть и забыть, припомнив лишь эту историю, когда Володе что-то понадобится (он же просил эту неделю зарплаты в долг). Но меня она настолько задела, что просто затаиться на время – не получается. Ведь много раз к нему обращался: где приказ, почему нет приказа? Заиченко в ответ расслабленно улыбался и утверждал: «Все будет в порядке». Он  типа пофигист, но пусть бы в отношении самого себя. Ведь если бы сразу сказал, что не может, у меня была возможность пристроиться в другом месте, однако, понадеялся на него. В общем, разозлился я изрядно фактически на пустом месте. Может быть, разозлился и на себя самого, ведь не первый раз нарываюсь с Володей на нечто подобное и всякий раз с ощущением, что вышло так случайно, не злокозненно. А надо было сразу выносить уроки.  Хотя Зая мне сегодня и без того вынес предостережение: «Смотри, ты так со всеми поругаешься». Намекая на то, что если уж с таким чудесным созданием, как он, конфликтовать, то это уж диагноз. Между тем, я не собираюсь вызывать его на дуэль, просто отстранюсь от дальнейших контактов.  Вернее будет во всех смыслах.

Косвенно про то, что я стал напряжённее в общениях, высказалась и Оксана.Как это часто у нее бывает – парадоксально и не с той стороны, которую можешь заранее представить. Как она выразилась: «Тебя, в отличие от Поршнева невозможно поиметь».  Я сначала подивился этой мысли, а Оксана, в свою очередь, изумилась, что я не знаю о том, что И.Поршнева «поимели» французы: «Как это ты не знаешь, когда вся студия знает?». И действительно странно, но думаю, что если бы я такое услышал, то едва бы безоговорочно с таким согласился, захотел бы каких-нибудь очевидных подтверждений. А может быть, кто-то «копает» под Игоря? Вряд ли, хотя все может быть.
       Мое общее печальное состояние проявилось и в разговоре про жизнь с Мариной П., которую буквально сразила моя сентенция, что долго жить вредно. Это ведь плохо сказывается и на здоровье, и на настроении, и на многих других вещах. Если же не желать жить долго, то можно не обращать внимания на многие факторы, которые могут отрицательно сказаться с возрастом. Да и на те, что уже теперь сказываются. Выслушав конкретные примеры, а также, что меня греет та мысль, что жизнь всегда можно остановить - Марина посоветовала … влюбиться. Я логично ответил, что это чрезмерный расход нервной энергии. После чего она, уже по собственной инициативе, наконец, решила поделиться, почему столь негативно отнеслась к намечавшемуся нашему союзу с Жанной. Нет, дело вовсе не в лесбийской ревности, как могло бы показаться со стороны. Будучи старше и опытнее Жанны, Марина тогда осознавала, что оказывает на нее реальное влияние как близкая подруга. А мои попытки, как она выразилась «клеиться», с одной стороны нарушали какие-то их общие планы, а с другой, я воспринимался ею и так негативно, а в такой ситуации негатив лишь усиливался. Тем более, что оснований для этого реально в достатке. Уж тут я ее понимаю: сам бы с таким как я, никогда бы не хотел жить долго и счастливо. Так что защита от моих происков Жанны – в общем-то, задача почти благородная.
       Между тем Марина не только не отказала себе в удовольствии повспоминать, как перемывали (мол, этот тип слишком многого хочет) мои влюбленные косточки (было неприятно, но я выслушал аки должное), но и нарасказывала много всякого интересного про Жанну, про ее характер и особенности темперамента. Тем более, что ее нынешний «мальчик» ей нравится еще меньше, чем я. Пусть они теперь уже и не близкие подруги... Нет, Марину я все равно не простил, хотя услышал от нее и очень специфические комплименты, в которых можно уловить что угодно (но ловить и не собираюсь). Да и водиться с ней за рамками работы не желаю, но разговор все равно вышел психотерапевтическим…  Не исключаю, что и для нее. Хотя бы, как разбор полетов.
        Ходили с С.Филимоновым домой к А.Телушко на переговоры по выпуску видеокаталога. Он демонстрирует искуренную в нас заинтересованность, а мы всерьез задумались о 4-х томах с 400 рецензиями с разбивкой по жанрам: драма, комедия, фантастика-ужасы, экшен.

Саша представляет некий фонд от Министерства Культуры и с А.Залесским уже ведет переговоры по реализации книг. В общем, строим с Филей наполеоновские планы, ни  в чем себе не отказывая. При том, что Сергей  пока не согласился на предложенную схемы оплаты, при том Телушко, расписывая прелести его деятельности, сказал, что все Шмелевы, все Лисичкины (модные экономисты) были с такой согласны. В общем, уже подумываю как бы «поднять массив» в одиночку, хотя будет невероятно трудно.
      Лучшее из того, что посмотрел – ужаска «Ночная смена» (по С.Кингу). Был также гангстерский боевик «Король Нью-Йорка» и фантастический боевик «Иноплагнетное семя».