Короткая проза
April 21, 2019

Последняя Гостья

(здесь автор не пытается восхвалять смерть! Здесь автор ведёт себя как болван)

Чем хороша смерть? Тем, что не надо больше задавать самому себе бесконечное число раз вопросы про непонятное бытие. Вопросы вроде «А есть ли в этом смысл?» или «Когда придёт моё счастье?». 

«Да нет никакого счастья! Все проходит и приедается! А знаешь, что самое ужасное и смешное до истеричной пены? Нет? А всё то существование, что все так пафосно называют жизнью, есть простое утоление потребностей своего тела. А у некоторых, крайне жизнепонимающих личностей – создание своей копии, которая так же должна повторить этот долбаный подвиг. И всё! Большего смысла не ищи, его нет. Слышишь? Нет!» - так говорит смерть.

Она приходит, и всё сложное становится не просто простым, а элементарным.

Она заходит в дверь. Ставит косу в пороге. Ты пытаешься заговорить ей зубы. Предлагаешь чай или кофе со сладостями. Ты говоришь ей, что вот куча всяких планов на будущее. А в её глазах читается насквозь пропитанный иронией вопрос: «Какое будущее?». Ой, ой, ой. Я ж просто прослезился. Какие все целеустремлённые. Смех, да и только.

А смерть берёт чашку в руки и делает глоток того варева, коим ты собрался потчевать. Она пьёт и слушает, делая вид, что ей чрезвычайно интересно. Она просто отдыхает и наслаждается. А ещё даёт тебе последний шанс поговорить за чашечкой горячего. А ты, как наивный ребёнок, тешишь себя надеждой, что эта дама оценит способности твоего языка. 

Знаешь, ей некуда спешить. В пределах разумного. Часик-другой она тебе уделит. Выждет и выслушает. Ты только говори чётко и с чувством.

Но вот наступает момент, когда кофе или чай заканчиваются в её чашке. И сухая костлявая рука ставит опустевший сосуд на столик. «Ну, делу - время, потехе - час» - её слова сухи, холодны и безжизненны.

Ты впадаешь в панику. Предлагаешь ей ещё угощения. Говоришь, что не закончил говорить. Но она непреклонная. Работа такая. Приходится быть твёрдой и холодной. А ещё за столько лет, веков, эпох она насмотрелась столько, что тебе её не удивить ничем.

Всё. Сдали нервы. Слёзы и мольбы. Она крайне серьёзна. У неё нет того сердца, которое ты пытаешься разжалобить. 

Она смотрит на тебя, и ты читаешь в её глазах простые ответы на все свои вопросы. Она молчит, но ответы теперь слишком очевидны, когда предрассудки отброшены прочь.

В комнате становится холодно. И теперь уже ты ничем не согреешься. Всё кончено, говорят её глаза. А где-то внутри какой-то незнакомый голос говорит: «А чего ты боишься-то? Чего жаль тебе? Ты жалеешь то, что с самого начала было непонятным и лишено смысла? Ты идиот?!».

Наступает момент, и ты понимаешь, что он прав. Глаза стекленеют. Сердце остывает вместе со всеми чувствами. Нет ни страха, ни любви. Только холодное спокойствие. Спокойствие и смирение.

Прикосновение не колет, не обжигает. Туман заволакивает всю иллюзорность мира. Он становится плотней и темней. Ни звуков, ни вспышек. Мрак и тишина.

Последний звук ещё эхом отражается от крупинок сонного марева: «Спи…». Вот и всё.

Чем хороша смерть? Тем, что не надо просыпаться.