Who the fuck is Вика Коха?

by Психо Daily
Who the fuck is Вика Коха?

Один из самых популярных форматов в инстаграме — короткие видео о злободневном: бытовухе, жизни, бывших, нынешних, смешном и страшном.С таких в свое время начинали Настя Ивлеева, Ида Галич, да та же Маша Миногарова. Визажистка Виктория Коха довела этот жанр до крайнего абсурда. Уроженка Урала придумала «гадания» — по сути те же вайны, но персонализированные. В них Вика смеется над своими подписчиками и дает им импровизированные прогнозы о будущем. Все это в тотальным макияже — будто пародия на всех бьюти-блогеров сразу. Подписчики сами платят Кохе, чтобы она записывала им язвительный ролик и тегала в профиле. Всю эту странность Вика трансформировала в другие сферы жизни: теперь делает съемки в духе авангардного журнала November, еще поет про купола и пидоров. 

Мы попросили Дмитрия Козаченко, сооснователя ЛГБТ-зина «Открытые», составить ее портрет с ее же собственных слов.

Про Урал и Москву

Я родилась в Новотроицке, и уже тогда стало понятно, кто здесь звезда Голливуда. Была блондинкой, модницей, пусть и отставала от всех трендов на миллион тысячелетий. Училась в художественной академии, а потом в театральном институте. 

В Москву переехала, когда поступила в Университет Менделеева. На гуманитарные направления был очень высокий конкурс, поэтому выбрала точные науки. У меня появился парень отсюда, хотела быстрее к нему. По иронии судьбы до начала учебы мы расстались. 

Я не доучилась и ушла из института на третьем курсе, не стала работать лаборантом и мыть пробирки. Мне было 19 лет, хотелось быстрых денег, и я решила пойти танцевать гоу-гоу, но в первый же день работы сбежала. Мы обсуждали номера в купальнике, но оказалось, нужно было раздеваться догола. Об этом мне рассказали только перед выходом на сцену, и даже привели психолога, которая начала меня уговаривать остаться. В клубе (Вика отказалась его называть. — Прим. ред.) ломали психику, потому что говорили не реальные вещи, а только то, что девочки хотели услышать. Провинциалки приезжали сюда в надежде стать звездами, и этого не происходило.

После я нашла вакансию визажиста, наврала, что у меня большой опыт работы. Я была рада уже тому, что это не индустрия шлюх. Проработала там три омерзительные недели. Мне не нравилось красить, потому что это был стресс и унижения. Клиентки тупые, а если не тупые, то много о себе думающие. 

Вспоминаю себя в 20 и жалею, хочется подойти и сказать: «Прекрати, ты можешь не делать это». Семнадцать лет я жила в маленьком городе. Мне кажется, я до сих пор не чувствую себя москвичкой: у меня остался уральский менталитет. Это выражается в простоте, в желании, чтобы все было уютно, в открытости и неумении зарабатывать деньги.

Про собственную школу макияжа

Средний чек макияжа — до 5 тысяч рублей. Мне нужно было снимать жилье и на что-то жить. Я захотела его поднять, пришла идея создать свою школу Vivicoxy School. Сняла студию и начала набирать учениц через инстаграм. Я никогда не учила c точки зрения визажного подхода. Мне хотелось вывести все на другой уровень: как минимум выучить художниц современного искусства. Визажистка — это просто реснички, красные губы, а я учила создавать что-то вне этого образа. Обучение базировалось на работах Кандинского, Пикассо и других художников.

Обучение базировалось на работах Кандинского, Пикассо и других художников.

Про гадания в инстаграме

Инстаграм я завела в 2013 или 2014 году. Пришла к девочке в общагу, а она говорит: «Смотри, я зарегистрировалась в инстаграме и подписалась на Рианну». Я работала хостес и купила себе iPhone 4, чтобы последовать ее примеру. Выкладывала туда рисунки, — на тот момент у меня была депрессия, и я очень много рисовала. Тогда же не было видео, там реально была еда, кофе, я и мой парень, и собаки с фильтрами. 

Я очень психовала, что никому не нужен высокий и утопический арти-мир, а все хотят Гоар Аветисян (самая известная визажистка России, работает с Ольгой Бузовой. — Прим. ред.). В 2016-м все помешались на флешмобе «До/После», где показывали, как можно преобразиться с помощью макияжа. Для меня это было дико, потому что в моем миру и без мейка хорошо. Друзья предложили плюнуть на принципы и снимать такие же видосы. Так начались гадания. 

Гадания от Виктории Кохи в инстаграме — это простая импровизация. Пиар для меня и для других людей. Это не про: «Эй, привет! Подписывайся на мой канал», а про альтернативу. Мне кажется, я всю жизнь борюсь за нее: раньше в Vivicoxy School, потом в инсте, теперь в музыке.

Про музыку

С музыкой сложно: я до конца не понимаю, зачем я ей занимаюсь. Все происходит само собой, и бесконтрольно. В подростковом возрасте я тайно пела в школьном хоре. Тайно, потому что это считалось зашкварным: «Кто ходит на пианино? Только всякие обрыганы». А для меня важно было быть модницей. Тексты своих песен я пишу сама, все они — пережитый опыт. 

Сейчас работаю над новым альбомом. Он пишется очень медленно, потому что я к нему слишком задротски подхожу. Предыдущие песни были экспериментальными набросками — дань утопическом миру и моей юности. В новом альбоме хештеги уже другие — кабаре, ресторан, мрачность.

Про дружбу с ЛГБТ сообществом и песню «Пидор сломал мне жизнь»

Моего друга бросила девушка-художница. На эмоциях она написала у него на стене красным «Пидор сломал мне жизнь». Получился практически перфоманс: красный текст на белой девственной поверхности. Я вдохновилась этой ситуацией и на бит этого парня записала текст. Это даже не моя мысль, не мой пидор: просто в тот момент во мне тоже было много негативных эмоций, как и у его бывшей.

Это даже не моя мысль, не мой пидор

Я считаю, что главное не слово, а какой ты посыл в него вкладываешь. Я в «Кохе» говорю много мразотных слов, но они несут только юмористическую окраску. Я считаю, что не надо быть такими обидчивыми, — принимайте слово «пидор» проще. Можно использовать все маты, — главное вкладывать в них добрый смысл.

На счет ЛГБТ — все зависит от человека. Меня часто расстраивали и гомосексуалы, и натуралы, которые обманывали и вели себя как пидоры. У меня нет острой позиции на эту тему ЛГБТ. Кто хуже так, это пиздаболы. 

Есть ощущение, что сейчас борются за права геев, только потому, что это альтернатива — ты либо гопник, либо пидор. Очень много молодых парней, которые против всего и заявляют «Я гей», при этом у них никогда не было отношений. Геи — будто просто более комфортная, модная тусовка. 

В России надо меньше ЛГБТ-нытья и больше созидания, работы, объединений, создания классных платформ или журналов. Тогда мнение об ЛГБТ может и поменяется.

Про близких по духу

Мне нравится тусовка Тихона Чигарова-Пенкина (Тихон Пенкин — граффитист, иллюстратор, архитектор. Также делает одежду, но дальше друзей худи и футболки пока не ушли. — Прим. ред.). Очень душевные обаятельные ребята. Им бы чуть-чуть блеска, гламурчика и какого-нибудь инвестора.

В русской действительности выглядеть классно сложно, потому что у нас мрачно. Особенно зимой. Как бы ты не выглядел, из-за серой погоды, вся одежда будет выглядеть нищенски. Не нищенски, только если ты в соболиной шубе идешь. У меня нет соболиной шубы, к сожалению.

Про религию

Я верю в искусство. Я крещеная христианка, но мне кажется, что религия — это как субкультура. Христиане кичатся крестами и религиозным шмотом, а церковь — клуб, в котором все тусуются по воскресеньям. У евреев — кудряшки. Когда говоришь про какую-то религию, то ты сразу представляешь шмотки, музыку, поведение и навешиваешь кучу ярлыков. Тоже самое и со мной. Когда меня представляют, то реакция примерно одинаковая: «А, это вот та с ебанутым мейком?».

Про президента

Кохе нужен президент, и, кажется, для разнообразия в нашей стране он должен быть антипотребителем, а еще лучше — художником. В европейский странах политики ездят на великах и это очень обаятельно. Во главе государства должен стоять настолько духовный человек, чтобы сделать наши озлобленные души добрее. У нас до сих пор в башке нет свободы, мы все какие-то забитые. Капитализм — сложная материальная структура, поэтому мы такие зажатые. Остается только молиться.

Про маму

Ко всему что я делаю, она относится с понимаем, сама часто так прикалывается и смешит меня до слез. Например, изображает моих бывших и начинает подстебывать меня. У нас есть общие шутки про наркотики. Когда я ей звоню и она долго не отвечает, я спрашиваю «Опять обдолбалась?», и она отвечает «В этот раз был героин». У нее специфический юмор, это забавно.

Фотографии: Женя Филатова

Этот материал опубликован в рамках партнерства, дружбы и жвачки Психо Daily с проектом «Открытые». Это новое издание о российской квир-культуре, которому мы перед��ем грант в 20000 р. и призываем вас также его поддержать.


Куча всяких полезностей — на psychodaily.me. В телеграме — наша ежедневная инфолента, инстаграм — храм красивого, рассылка нужна тем, кто считает себя «своим», а дзен вообще всем!

February 18, 2019
by Психо Daily
Развлечения