April 16, 2019

История заставки программы «В мире животных»

Текст: Екатерина Дементьева, Психо Daily

В ЖЖ писали, что ворота из заставки «В мире животных» происходят из усадьбы герцога Ольденбургского под Воронежем — или Бобрового заповедника рядом. В 2012 году я попала в Останкино на интервью к Николаю Дроздову — оно не удалось, но я успела спросить про герцогов-бобров. Дроздов сказал, что совсем в этом не уверен, и что запускал передачу режиссёр и его товарищ Александр Згуриди, его давно нет в живых.

И вот 7 лет спустя я еду в Воронеж. Милый город, где вообще много всего из детства: не только бобры и (возможно!) мои ворота, но и котёнок с улицы Лизюкова (его тут рисуют на пряниках), и первый макет мышиной железной дороги в усадьбе дрессировщика Дурова, и шоколадные сырки «Вкуснотеево», и группа «Сектор газа» (она ведь тоже скорее из школы). До бобров из города ехать час, на многое я не рассчитываю: в заповеднике недавно произвели ремонт и «интерактивную» экспозицию, а в России в 99% случаев это означает, что выкинули все старое и поставили пластиковые окна с планшетами. Но не в Воронеже.

Ворота не сломали. Они существуют, пусть и не золотые. На кованых прутьях сидят бобры и лисички, лоси и зайцы. Седой администратор, просящий не гладить бобров («Резцы — 12 см!») связь с передачей «В мире животных» категорически отвергает. «Там вообще тропические звери, а у нас тут карта заповедника. Вот дорога на Анну, вот на Рамонь, а вот ЮВЖД пересекает».

Книжка «Бобровый заповедник. Как все начиналось» сообщает, что к 17 веку в Черноземье перебили всех бобров — на мех, пух и так называемую «бобровую струю», которая позволяла делать стойкие парфюмы. В 19 веке несколько бобров привезли в зверинец принцессы Ольденбургской (бежала из имения после революции, бобры тоже уплыли). К середине двадцатых на реке Усманке обнаружили уже 223 хатки. Первого бобра, которого советские зоологи хотели поймать в будущий заповедник, звали Егор. Первое время бобры, ученые и егери вместе жили в бывшей церкви. К середине 30-х в заповеднике появилось потомство: местные фотографии мрачно подписаны «33 год. Бобры готовятся к расселению». Многие сотрудники заповедника тоже десятилетиями уезжали безвозвратно и садились по статье.

Итак, золотые ворота. Я нашла расшифровку разговора с Дроздовым:

— А вы когда-нибудь посещали Воронежский бобровый заповедник, ворота которого в заставке передачи показывают?

— Я не уверен, что это ворота того самого заповедника. Впрочем, я там не был. В 1975 году в программе у Згуриди стал часто выступать Василий Михайлович Песков, писатель-эколог, он в «Комсомольскую правду» замечательно пишет (Песков умер в 2013 году. — Прим.ред.). И у нас с ним было разделение: я больше про Африку, а он больше про Россию. Он и сам из Воронежа. Усманский бор — это его вотчина. И если бы я поехал туда, он бы мне сказал: «Коля, а что ты хочешь там снимать?» Зачем вступать с ним в конфликт? Я бобров и в других местах вижу. В природе много их, этих бобров.

Сейчас бобровый заповедник как раз носит имя журналиста Василия Пескова. Сам Згуриди бывал там еще в сороковых; на YouTube есть советский Planet Earth про бобров: фильм Згуриди 1949 года.

25 лет спустя Згуриди был полноценным шоураннером «В мире животных» — это мы знаем по интервью с музыкальным продюсером Александром Гольдштейном, который собирал музыку для «Ну, погоди» и переложил пронзительное католическое «Паломничество» аргентинца Рамиреса в исполнении оркестра Поля Мориа для той самой заставки:

«Это произошло на киностудии „Центрнаучфильм“, я работал музыкальным оформителем. Режиссер Александр Згуриди принес мультипликацию танцующих зверей и птиц и попросил подобрать подходящую музыку».

Все как будто сходилось: ворота с животными в воронежском бобровом заповеднике выковали где-то в 1972-м году, а в 1975-м Згуриди поменял заставку передачи «В мире животных» — где распахивались ворота уже с экзотическими зверями. Но кто дизайнер? В правительстве Воронежской области мне посоветовали найти Летопись заповедника. В просветительском отделе сказали, что в одной книге перечислены московские художники Трофимов и другие — но прислать фотографию разворота были согласны только после «официального запроса» от Психо Daily, объяснив это так: «Мы все-таки ФГБУ».

Главную помощь оказала директор музея Пескова Наталья Юрьевна Хлызова, соавтор целой серии книг о сосудистых растениях Воронежской, Липецкой, Орловской и Тамбовской областей. Выслушав мои вопросы по телефону, она коротко сказала: «А это не легенда. Это быль. В 75-м году в программе появилась новая заставка, и прообразом ее послужила решетка в нашем Музее Природы».

В апреле воронежский лес еще без листьев, но устлан, вероятно, сосудистыми растениями. В сумерках и ночью в реке появляются дикие бобры, а вот у музейных животных, как сообщает объявление, график не такой четкий: «У бобра есть свое расписание, он не знает, что куплен билет! Мы не можем сказать вам заранее, будет плавать бобер или нет».

Пока я возилась с тремя секундами одной заставки, я узнала о бобрах много удивительного. Например, что ханты, живущие в бассейне Малой Сосьвы, полагают, что бобры — это бывшие люди, скрывающиеся от преследований. Что если человек появился на свет с 10 октября по 10 ноября — он родился под знаком бобра. Что дрессированный бобр Лавруша первым поднялся по вертикали на высоту 2 метра. Что бобренка может съесть лисица, выдра и крупная щука. Что в одной хатке с бобром, бывает, живет выхухоль. Что бобры моногамны, и что самцы и самки делят обязанности по уходу за потомством примерно поровну.

Но главное: чтобы вырастить в России один настоящий заповедник, а не контактный зоопарк, нужно 100 лет и огромное количество увлеченных зоологов и защитников из центральных СМИ.


Бобры каждый день плавают в телеграм-канале Психо Daily. Наш инстаграм — храм красивого, рассылка нужна тем, кто считает себя «своим», и дзен тоже имеется.