«Отказываясь от грудного вскармливания ты отказываешься от ребёнка»: как я стала плохой матерью года.

То, что я сейчас напишу может показаться очень неправильным. Пожалуйста, позволь завершить историю до конца, прежде чем осуждать меня. Спасибо.

Ещё в начале беременности меня пугала мысль не о родах, не об отсутствии сна или личного времени, а о кормлении грудью. Мысль, что я обязана на протяжении нескольких лет «по требованию сиську доставать», вызывала во мне жуткое отвращение. Я чувствовала в этом процессе какое-то обесчеловечивание, превращение в "дойную корову" и потерю себя. Мне становилось больно и мерзко от перспективы потери того, что я так долго хотела обрести - неприкосновенности тела. И да, разумеется, я не считаю всех кормящих матерей «коровами», говорю исключительно о чувстве, из-за которого ещё в середине беременности я решила, что хочу кормить смесью.

Как так? Здоровая, молодая мать, откажет ребёнку в самом ценном, что может ему дать?? Просто из-за каких-то загонов в голове???

Да, просто из-за них. Я не знала, откуда именно появилось это чувство, но знала, моя психика очень нестабильна, чтобы закрывать на это глаза. На своем канале уже писала, что после череды сексуальных домогательств, меня преследовали панические атаки и суицидальные мысли. Часто их получалось глушить только причинением физической боли. [Господи, уже сама устала ссылаться на этот пост, но что делать, если почти в каждой ситуации слышу отголоски тех лет]. И хотя к моменту беременности я успела неплохо восстановить психологическое здоровье, послеродовая депрессия виделась мне вполне насущной проблемой.

Давление в роддоме.

К счастью, семья поддержала меня и в целом я чувствовала себя спокойно. Роды прошли волшебно, просто, почти безболезненно, «как по учебнику». Я была очень счастлива и вымотана. Муж держал на руках дочку, я с улыбкой бубнила что-то про то, какая она красивая. А потом в палату зашла акушерка:

- Ну что, мамаша, будем к груди прикладывать?

Я готовилась к родам и готовилась к этому вопросу - уже тогда мне было известно о том, как женщин принуждают к грудному вскармливанию. Однако я не учла одного - роды высосали все силы и от моей стальной уверенности остались какие-то крупицы. Я неуверенно промямлила: «я собираюсь кормить смесью» и этой фразой подписала себе смертный приговор.

Сначала в ход пошли позитивные доводы. Мол, ты ничего не понимаешь, грудное молоко - это лучшее, что может получить ребёнок. Затем, абсурдные заявления, в духе «нет ничего волшебнее и приятнее этого чувства». Дальше - манипуляции, каким ребёнок вырастет больным и ущербным, если я сейчас же не одумаюсь.

Наконец, не получив желаемого ответа, она сказала ультимативно: «а у нас в роддоме нету смеси. Либо корми грудью, либо никак».

Я с надеждой бросала взгляд на мужа, но после одного случая, когда я рассердилась на него за грубость, он молчал, ожидая «команды». На неё у меня не хватало смелости и сил. В итоге пришли к тому, что я «хотя бы попробую», а потом решу (иначе, как мне сказали, никакой смеси мне не видать).

Что ж, друзья, на этом моменте я хочу официально склонить голову перед теми великими женщинами, которые согласились кормить грудью. Потому что. Это. Ужасно.

Я серьезно, почему никто об этом не говорит?

В течение часа 4 медсестры приходили прикладывать дочь к моей груди. Она не могла захватить ее правильно, с яростью вгрызалась в сосок и истошно кричала, не получая желаемого. Каждая новая женщина, заходившая в мою палату, бросала важное: «тебе ее просто неправильно прикладывают» и начинала сначала. На груди появились кровавые ссадины, которые ужасно болели. Меня лапали, больно оттягивали сосок, пихали его в рот орущей дочки и, клянусь, в этот момент я ненавидела себя, ее и вообще целый мир. У меня началась истерика, я стала рыдать, задыхаться, никак не получалось успокоиться.

- Да ты чего?? Это ведь такое счастье! Сейчас ребёнок научится и потом несколько лет не сможешь жить без этого прекрасного чувства!

Мысль о том, что этот кошмар может продлиться несколько лет, добила меня окончательно. Когда мое состояние вышло за грань малейшей адекватности, одна санитарка сказала: «ладно, я принесу смесь, чтобы докормить ее, а завтра попытаемся снова».

На мой вопрос, что сделать, чтобы смесь приносили постоянно, она посмотрела на меня прожигающим взглядом и ответила: «нужно будет написать отказ от грудного вскармливания», что звучало, как «нужно будет написать отказ от ребёнка»

Тебе просто этот ребенок не нужен.

Мой ад продлился три дня - именно столько я не решалась написать отказ из-за постоянного давления мед персонала. Мне приносили смесь все это время, однако с разным уровнем настойчивости и разной степенью оскорблений, напоминали, что пора бы уже начать кормить. Кроме того, каждый день смена менялась и весь процесс начинался сначала.

Некоторые медсестры приходили с улыбкой и учтиво спрашивали, почему я не хочу кормить грудью. Ответ «из-за психологического отторжения» казался им настолько абсурдным, что они либо разъярённо вскидывали руки, выбегая из палаты, либо накидывали «более логичные» варианты, в духе: «может тебе муж запрещает? Кто тебя настраивает против ГВ?»

Вот несколько аргументов, которые должны были убедить меня изменить мое мнение:

  • Сиська всегда с собой, ребёнок закричал - дал. А смесь готовить надо! Ночью так вообще сплошное мучение!
  • Ну и что, что планируешь учиться и работать? Можно сцеживаться! (Это проще, чем купить банку смеси и, о господи, замешивать ее три минуты по расписанию)
  • Грудное молоко целебное, без него ребёнок вырастет дауном.
  • Кормить грудью - лучше, чем испытывать оргазм.
  • Грудь подтягивается, тело восстанавливается, да и вообще можно больше спортом не заниматься и о здоровье не думать - целительная сила ГВ все решит.
  • Какашки красивого цвета (простите, если вы ели, почему-то это был важный аргумент моих оппонентов)
  • Наконец, мое любимое: когда ты кормишь грудью, ребёнок смотрит на тебя такими преданными, полностью зависимыми глазами. Ты понимаешь, что ты для него - весь мир, он без тебя - никто. В этот момент и приходит осознание, для чего ты стала матерью.
  • Или: возможность - отдала бы его в детдом.

Родственники тоже считали нужным говорить со мной. Правда на полноценное «поговорить» смелости не всегда хватало, так что они брали дочь на руки и, как бы от ее лица, пищали: «мама, сиську дай!», «какая же она мама, она моя молочная кухня!» и прочий обесчеловечивающий бред.

Когда я написала отказ от ГВ, в коридоре женщина закричала: «я слышала, чтобы ребёнок отказывался от матери, но чтобы мать от ребёнка?!»

Для всех, кто хочет узнать о реальной (весьма ощутимой!) пользе ГВ, да и что это вообще такое - у НЭН есть несколько клевых статей (пум и пам)

Просто не слушай их.

Можно было бы забить на то, что мне не давали отсыпаться, занимая все свободное время пространными разговорами. На то, что каждая медсестра считала своим долгом напомнить мне о моей безответственности, бесчувственности, глупости. И на то, как каждая твердила в воздух: «она ещё не понимает, что пуповину перерезали, а связь осталась. Теперь она себе не принадлежит, вся жизнь только ради ребёнка!» (мысль о том, что я могу любить ребенка и, вместе с тем, себя, казалась им совершенно противоестественной)

Но! Из-за всего этого мракобесия страдала моя дочь.

В роддоме смесь приносили по расписанию, которое могло сдвигаться на час-полтора. Например, первую порцию могли принести в 9 утра, а вторую - в 13:30. Для тех, у кого нет ребёнка, поясню суть проблемы - он просит есть каждые три часа. И перерыв в 4,5 часа переживает весьма мучительно.

Кроме того ночью смесь не замешивали. Приносили большую порцию в 00:00, а следующую - в 6 утра (могли и в 7:30). Подразумевалось, что большую порцию ты должен растянуть на всю ночь. Вот только сам производитель указывает, что смесь необходимо употребить в течение часа с момента приготовления и она не подлежит хранению. Самолично замешивать смесь было запрещено.

В любом случае, даже если закрыть на это глаза, из-за кривого расписания порции не хватало. Когда я просила принести немного побольше, меня посылали со словами: «у тебя сиська есть, мамаша» и мне приходилось остаток ночи укачивать орущую дочь, пытаясь заглушить ее голод водой.

Это прозвучит безумно аморально, но именно так я чувствовала себя, когда меня заставляли кормить грудью.


Заберите меня домой.

Везунчиков выписывают на 2 день после родов. Меня выписали на 5-ый. Каждый день слыша, что меня не отпустят домой, я впадала в жуткую апатию, начинала рыдать и просить мужа забрать меня под расписку. Мы не делали этого по медицинским показаниям. Я чувствовала себя в тюрьме, где злые надсмотрщики каждодневно избивали меня (правда, морально). До сих пор, рассказывая все это, я не могу отделаться от чувства, что каждая минута там длилась вечностью. Я знаю, что если бы пробыла там ещё дольше, совершенно точно впала бы в послеродовую депрессию.

К слову, именно это произошло с моей мамой, лежавшей в том же роддоме 21 год назад. Ее ситуация была еще страшнее - одиночная камера палата, отсутсвие мобильных и запрет на посещения. Молока почти не было. Маленькую-меня забирали, а ей вручали молокоотсос и заставляли целый день сцеживаться. Она со слезами рассказывала, как тоже чувствовала себя "дойной коровой", как ее оскорбляли медсестры за недостаточную "любовь в глазах", как "грудь обвисла до колена", а следом пришли ужасные маститы. Ее выписали через 14 (!) дней. Вернувшись домой, она чувствовала опустошение, боль, ненависть к себе и материнству. Еще год ей пришлось лечить послеродовую депрессию, о существовании которой никто не говорил (и не знал) . Для всех, кто сейчас подумал, что это она настроила меня против ГВ - я узнала об этом только после выписки из роддома. Она поделилась со мной, когда увидела мое забитое состояние.

Подумаешь. Помучалась 5 дней и забудь!


Но я не могу забыть, потому что:

1. Я сталкиваюсь с этим давлением каждый раз, когда речь заходит о питании моего ребёнка. Любой знакомый, родственник, а особенно врач, считают нужным спросить: «почему грудью не кормим, мамаша?».
Я уже знаю, какой ответ они хотят услышать и пожимаю плечами: «молока нет».

Те, кто поскромнее, говорят ободряюще: «вы не расстраивайтесь, может ещё придёт» (глядя на 4-месячного ребёнка).
Те, кто посмелее, возмущаются: «как?! Совсем-совсем не пришло?! Прям даже капельку?!»

2. Куда более важное. Врачи так убеждены в пользе ГВ, что совершенно ничего не знают про искусственное вскармливание. Я серьезно, спасибо маме, что я умею читать и спасибо гуглу, за доступ к информации, иначе их советы могли бы навредить моему ребёнку. Например, мне говорили не поить ее водой, ведь «это же как молочко, зачем ещё что-то?», «наводить смесь погуще», или обращаться за подбором новой смеси к медсестре в комнате здорового ребёнка (которая хотя бы честно призналась, что совершенно не компетентна в вопросе, потому что сидит там детей взвешивать и листовки с рекомендациями раздавать). Для всех, кто ничего не знает об искусственном вскармливании, просто скажу, что все перечисленные рекомендации можно записать во «вредные советы» или как делать ни за что нельзя. Тем же, кто сейчас подумал, что "так мне и надо" - хочу напомнить, что некоторым женщинам приходится кормить смесью по медицинским показаниям. Их дети тоже сталкиваются со всем этим.

3. Я знаю, что я не одна. Помимо давления со стороны общества, врачи в роддомах все ещё мало что знают о прекращении лактации. К примеру, мне велели перевязать грудь, чтобы молоко ушло, а это могло привести к маститу. Про таблетку мне и вовсе пришлось вычитывать в интернете - т.е. самой себе прописывать серьезный гормональный препарат, по непонятным материнским сайтам. К слову, из-за страха писать отказ, мне пришлось принимать большую дозу препарата, чем если бы я сделала это с самого начала. Это сильнее ударило по моему организму, чем могло.

Ты еще думаешь, что мне стоит "просто забить"?


К чему все это.

Я не знаю насколько громко должна закричать, чтобы это нескончаемое давление остановилось. Пожалуйста, просто скажите, на какой уровень децибел нужно выйти, я наберу побольше воздуха в легкие. Я ужасно устала носить на себе ярлык «плохая мать» просто за то, что мой ребёнок ест смесь по расписанию.

Грудное вскармливание - это круто, важно и нужно.

Однако выбирая между искусственным вскармливанием и болью, ненавистью к себе и дочери, чувством вины и желанием выйти в окно, лишь бы не испытывать всего этого, я, пожалуй, покормлю ее из бутылочки.

Если ты кормишь грудью, я восхищаюсь тобой. Это тяжело. Ты постоянно следишь за тем, что ешь (тебе нельзя ряд продуктов), куда идёшь (тебе "нельзя" кормить в общественных местах), о чем думаешь (тебе нельзя нервничать). Переживаешь, сьел ли твой ребенок достаточно и не откажется ли он от груди после предложенной соски. Ходишь «по канату», держа баланс между «сохранить лактацию» и «не допустить лактостаз». Многие хотят осудить тебя, рассказать, как правильно, навязать свою точку зрения. Продолжай делать то, что считаешь нужным!

Если ты кормишь смесью, я разделяю твою боль. Это тяжело. Ты постоянно следишь за тем, замешала ли ее правильно, простирелизованны ли бутылки и есть ли кипяток в чайнике. Ты боишься однажды оказаться без смеси с голодным ребёнком на руках или не обнаружить нужную банку в магазине. Переживаешь, отразится ли твой выбор на здоровье твоего малыша и действительно ли смесь подобрана без ошибок. Ты так часто слышишь фразу «плохая мать», что порой и сама начинаешь в неё верить. Многие хотят осудить тебя, рассказать, как правильно, навязать свою точку зрения. Продолжай делать то, что считаешь нужным!

Твой ребенок запомнит любовь не тем, чем ты его кормила.

Напоследок покажу кое что из пакета с "подарками для мамы". Сначала я решила, что это наркотики или оружие.
Потом долго смеялась, ведь там лежало кое что пострашнее... Смесь, разумеется.