закон Горелкина

Выкрики со всех сторон о "законе Горелкина" покрывают всю шкалу - от обожания до ненависти, включая презрение и равнодушие. Конспирологи всех мастей заняты выискиванием мотивов и заинтересованных участников. При этом пока вся истерика ни на чём не основана.

Государству так или иначе нужно контролировать коммуникации и связь, поэтому законопроекты о разнообразных формах контроля будут обсуждаться и приниматься, как это уже и происходит лет тридцать, ничего нового.

При этом, как обычно, работать, вникать, моделировать, оценивать, анализировать никому не впёрлось, поэтому работу по составлению законов и по обсуждению их же с относительно широкой публикой спихивают на тех, кто не успел или не смог убежать. Эти измученные ипотекой люди копипастят знакомые куски текста, как-то склеивают к ним рыбу - и вуаля, новый закон уже обсуждается.

Итого. Законодательные феномены случаются у нас не потому, что такова чья-то злая воля, а потому, что обсуждаемые в законах проблемы не входят в первую десятку того, что волнует власть предержащих. Сравните с законами, регулирующими поступление денег кому надо от нефтегазового сектора - принимаются быстро, тихо, обсуждаются в узком кругу, по-деловому и без клоунады с широкой печатью. И как следствие, те законы работают как задумывалось.

А эти будут как-то работать, и их периодически будут менять, иногда на что-то разменивая те или иные постулаты, иногда просто чтобы развлечь публику.