Нельсон Мандела

В годы Холодной войны Мандела изображался кем-то вроде африканского Ганди, которого расистский режим держит в тюрьме за идею. Как водится, затем выяснилось, что не всё так однозначно - Мандела вообще-то был руководителем боевого крыла Африканского национального конгресса, был осуждён за терроризм, да и после выхода из тюрьмы и прихода АНК к власти далеко не всё в стране шло так гладко, как хотелось бы. В итоге, как это часто бывает, на месте положительного мифа стал появляться отрицательный. Здесь мы разберём основные положения этого отрицательного мифа.

1. "Террорист"

Мандела был основателем организации "Умконто ве сизве" ("Копьё нации") - боевого крыла АНК и южноафриканской компартии. "Копьё" было создано в 1961 году, в ответ на расстрел полицией мирной демонстрации в Шарпевиле, в ходе которого погибло 69 человек. Демонстранты протестовали против ужесточения режима пропусков, окончательно лишавшего чёрное население права на свободное перемещение по стране. К этому времени чёрное и цветное население лишили также всех политических прав, была введена сегрегация во всех общественных учреждениях включая церкви, чёрное население было фактически лишено доступа к образованию и сколько-нибудь современной медицине. Рассчитывать, что в таких условиях не появятся террористы было бы достаточно наивно. Вместе с тем, "Копьё" было несколько странной террористической организацией. За время руководства Манделы (1961-1963 гг.) "Копьё" провело 193 нападения при которых не погиб ни один человек. В основном, "Копьё" взрывало электроподстанции, сжигало элеваторы, выводило из стоя прочие инфраструктурные объекты. "Копья" критиковались многими чёрными националистами за умеренность - в том числе, из-за того, что в руководстве организации было много белых и цветных.

В конце 70-ых - начале 80-ых гг. руководство "Копья", ушедшее в эмиграцию и установившее тесные контакты с различными африканскими национально-освободительными движениями (МПЛА в Анголе, ЗАНУ в Родезии), сменило тактику и начало проводить вооружённые атаки на территории ЮАР. В период наибольшей активности (1976-1984 гг.) боевиками "Копья" было убито 130 человек, в основном, гражданские лица. При этом террор был взаимным - спецслужбы ЮАР активно применяли внесудебные расправы, в том числе, против людей не вовлечённых в деятельность "Копья". Например, в 1982 году в Мозамбике агентами полиции ЮАР была убита Рут Фёрст, одна из наиболее известных белых противниц апартеида. Позднее к террористическим методам нередко прибегали и ультраправые белые активисты - в 1993 году польский эмигрант Януш Валюсь, придерживавшийся неонацистских взглядов, застрелил Криса Хани, только что вернувшегося из многолетней эмиграции лидера компартии. Вообще же в 1980-ых гг. правительство Питера Боты всё более утрачивало контроль над ситуацией, начиналась война всех против всех и "Копьё" затмевали гораздо более радикальные организации чёрных расистов.

После выхода из тюрьмы Мандела осудил действия "Копья" в 1980-ые гг. В 1994 году организация была распущена, большая часть её членов была включена в состав новой армии ЮАР.

2. "Изгнание белых"

Как выглядит действительное изгнание белых прекрасно видно на примере других африканских стран. В 1960 году в Алжире жило 1,1 млн. французов, через пять лет их число уменьшилось на миллион, а к концу 1960-ых гг. французская община насчитывала несколько тысяч человек. Уехать заставили даже французов, участвовавших в войне за независимость на стороне Фронта национального освобождения. После того, как независимость получили Ангола и Мозамбик, из этих стран в считанные месяцы бежали сотни тысяч португальцев, вынужденных бросать дома и имущество. В обоих случаях речь идёт не о семьях колониальных чиновников, а о крупных общинах, просуществовавших более сотни лет и игравших огромную роль в экономике страны. Пример чуть менее быстрого изгнания белых даёт нам Зимбабве - за 1975-2012 гг. община уменьшилась в десять раз, с 300 до 30 тысяч.

Что же с населением в Южной Африке? В 1991 году, на излёте апартеида, в ЮАР было 5 068 тыс. белых, к 1996 году их осталось 4 434 тысячи. С середины 1990-ых гг. активная фаза эмиграции закончилась и количество белого населения остаётся почти неизменным - перепись 2011 года зафиксировала 4 586 тысяч белых. Что касается доли белых в населении ЮАР, то она действительно снизилась с 13,5% в 1991 году до 9% в 2011 году и продолжает снижаться. Вот только снижалась она и в эпоху апартеида - в 1960 году белые составляли 20% населения ЮАР. Прежде всего, это снижение объясняется гораздо более высокой рождаемостью среди чёрного населения ЮАР. Для удержания высокой рождаемости среди чёрных очень много сделали Фервуд и Бота, закрывшие коренному населению доступ к образованию, всячески препятствовавшие урбанизации и поддерживавшие традиционные племенные структуры. Естественно, всё это способствовало сохранению деревенской африканской семьи, где было в среднем по 5-6 детей - и это при том, что рождаемость среди белых в ЮАР была ниже даже западноевропейского уровня. Любопытно, что сразу же после отмены апартеида рождаемость среди чёрного населения ЮАР начала резко падать, сейчас она самая низкая в чёрной Африке и приближается к уровню США.

Были ли в ЮАР желающие решить расовый вопрос по "алжирскому варианту"? Были и в очень большом количестве. Как мы уже говорили, АНК постоянно пытались "обойти на повороте" более радикальные движения - прежде всего, Панафриканский конгресс Роберта Собукве. В 1960-ые гг., когда "Копьё" взрывало электроподстанции, Собукве, при поддержке китайских товарищей, развернул самую настоящую партизанскую войну. Собукве позднее был арестован и умер в тюрьме, но у его последователей не было никаких сомнений относительно будущего ЮАР - после победы никаких белых в стране остаться не должно.

Сторонников "жёсткой линии" хватало и в АНК и даже в компартии. В этой ситуации огромную роль сыграла именно позиция Манделы и его сторонников, которые не допустили до власти в партии и в стране чёрных расистов. Кроме расовых конфликтов огромную роль играли и племенные -АНК мог просто развалиться на фракции по принципу этнической принадлежности. Параллельно с АНК действовали партии, отстаивавшие чисто племенные интересы - например, зулусская "Инката". В общем и целом, к концу 1980-ых гг. в стране было такое количество политических, национальных и экономических проблем, что правительство Национальной партии стало просто утрачивать контроль над управлением - только совершенно безвыходная внутренняя ситуация заставила де Клерка начать реформы.

Далее расскажем о передаче власти, о причинах южноафриканской преступности и об убийствах белых фермеров.

1. "Белое правительство в Родезии проводило гораздо более либеральную политику, чем в ЮАР, а закончилось всё все равно плохо".

Как всегда, на помощь нам придёт статистика. В 1961 году в ставшей независимой ЮАР проживало 19,4% белых, 9,4% условно-лояльных "цветных" (потомки смешанных браков белых и готтентотов, говорящие на африкаанс), 3% индийцев и 68% чёрных. Родезия провозгласила независимость в 1965 году и состав населения имела следующий - 4,5% белых, 0,5% индийцев и "цветных", 95% чёрных.

Разница в ситуации видна достаточно ясно. Если бы правительство Родезии копировало политику апартеида, оно бы было свергнуто в течение нескольких месяцев. Поэтому Ян Смит и возглавляемый им "Родезийский фронт" постоянно искали компромисса с чёрным большинством, пытаясь прийти к соглашению с умеренными и заключить с ними союз против Мугабе. Из-за этого в Родезии не было законов о сегрегации, чёрные имели право свободно перемещаться по стране и даже избирали депутатов в парламент по собственной квоте. Частично эта политика дала результаты - многие влиятельные чёрные деятели поддерживали Смита, в составе родезийских вооружённых сил воевали "Вспомогательные силы безопасности", составленные из чернокожих добровольцев. Проблема заключалась в том, что Смит шёл на непропорционально малые уступки и не собирался всерьёз делиться с чёрными политической властью и земельными владениями. Конституция 1969 года предоставляла чёрной общине 16 мест в парламенте из 66 - к тому же, чёрные депутаты обладали только совещательным голосом и только по вопросам, касающимся чёрной общины. Остальные 50 мест стабильно занимал "Родезийский фронт".

Есть ещё одно очень серьёзное отличие Родезии от ЮАР эпохи апартеида состоит в идеологии правящих режимов. Ян Смит, Джон Врэтхолл, Клиффорд Дюпон и другие родезийские политики были по происхождению англичанами, как и абсолютное большинство белых родезийцев. Многие из них родились и выросли в Европе, "родезийскую нацию" партийные идеологи начали конструировать только в 1960-ые гг. Родезийская пропаганда обычно делала акцент на британских традициях, поддержании стабильности и борьбе против коммунизма, откровенных расистов на публику старались не выпускать.

Создатели системы апартеида в ЮАР были нацистами - причём слово "нацист" здесь употребляется исключительно для обозначения их предыдущей партийной принадлежности. Питер Бота, Балтазар Форстер, Хендрик Фервуд и прочие руководители ЮАР в 1960-80-ые гг. пришли в Национальную партию из Оссевабрандваг ("Факельной стражи воловьей кибитки") - движения бурских нацистов. Большая часть из них выступала за участие в войне на стороне Германии, некоторые были арестованы британцами - например, Форстер, главный идеолог местных нацистов и переводчик "Майн кампф" на африкаанс и ван ден Берг, руководитель штурмовиков. В годы апартеида Форстер станет премьер-министром ЮАР и назначит ван ден Берга главой политической полиции.

Эти люди не могли проводить политику, подобную родезийской, по идеологическим причинам. Ян Смит мог предоставлять чёрным места в парламенте и разрешать смешанные браки, но для Фервуда или Форстера это было бы предательством идеалов и осквернением расовой чистоты.

2. "Коренным населением в Южной Африке являются бушмены и готтентоты, а зулусы, коса и прочие банту появились здесь позже европейцев"

Понятие "коренной народ" вообще достаточно относительно, а в серьёзных исторических исследованиях употреблять такой термин достаточно дико. Действительно, бантуязычные племена, потомки которых составляют сейчас абсолютное большинство населения ЮАР, пришли на территорию с севера, потеснив койсанские народы (бушменов и пр.). Но дело часто пытаются представить так, будто банту начали заселять страну, чуть ли не одновременно с европейцами, которые осваивали пустующие земли. Действительно, переселение банту на юг датируется достаточно приблизительно, но эти племена начинают появляться на территории ЮАР не позднее V века н. э. К XI-XII вв. на севере ЮАР начинают появляться протогосударственные образования, позднее попавшие в зависимость от Большого Зимбабве. Банту не колонизировали только юго-запад современной ЮАР, где и появились первые европейцы. На этих территориях и сейчас высок процент белого населения и тотально доминирует язык африкаанс.

Когда буры переселялись в глубинные районы нынешней ЮАР там действительно шёл кровавый передел земли между племенами банту. Связан он был с тем, что из португальских колоний в Южную Африку была завезена кукуруза, полностью изменившая тип хозяйствования. Вожди племён получили возможность прокормить гораздо большее количество воинов, которых можно было бы бросить на завоевание земель соседей. В местных языках этот исторический период получил красочное название "мфекане" - "перемалывание". В этот процесс вмешались буры, быстро показавшие себя наиболее серьёзной силой и забравшие большую часть земли и прочих ресурсов.