Эфиопия

Эфиопия приняла христианство в IV веке, но вот процесс получения местной церковью автокефалии затянулся более чем на полторы тысячи лет. По преданию, в конце V века в страну прибыли "девять святых", спасавшихся от преследования монофизитов в Византийской империи. С их подачи эфиопы порвали церковные связи с Константинополем и стали подчинятся коптскому патриарху в Александрии, который и назначал в страну епископа.

Направляемые в Эфиопию епископы обычно не знали местного языка и слабо ориентировались в реалиях страны. С одной стороны, это предотвращало активное участие епископов в местных междоусобицах, с другой стороны, эфиопские правители всегда стремились к церковной независимости, да и сам процесс доставки коптского епископа из Египта в Эфиопию был сложным предприятием с точки зрения логистики.

В конце XIX века эфиопские монархи, стремившиеся объединить страну до тех пор, пока европейские державы не договорятся о разделе территорий, взялись за дело построения национальной церкви особенно серьёзно. Лишь в годы правления Йоханныса IV (1872-1889) копты впервые за полторы тысячи лет пошли на уступки и назначили в Эфиопию двух дополнительных епископов, а Хайле Селассие I в начале своего правления выторговал ещё двоих.

Окончательно эфиопы добились церковной независимости только после Второй мировой войны - в 1959 году эфиопскую церковь впервые возглавил местный уроженец - епископ Василий, настоятель одного из крупнейших монастырей и участник антиитальянского сопротивления. Он получил титул " патриарха и католикоса Эфиопии и архиепископа Аксума", а эфиопская церковь наконец-то стала полностью самостоятельной.

Бурная политическая история Эфиопии конца XX века завершилась созданием независимой Эритреи. Создания независимой эритрейской церкви от коптов добивалась ещё итальянская колониальная администрация в Эритрее, но тогда дело закончилось неудачей. В 1993 году коптский патриарх в Египте предоставил эритрейской церкви автокефалию, да и эфиопы против такого решения не слишком возражали. Правда, из-за специфического характера нынешнего режима в Эритрее, церковные дела там отличаются запутанностью - патриарх Антоний уже больше десяти лет пребывает под строжайшим домашним арестом, священников, поддержавших патриарха в конфликте с президентом, изгнали из приходов и из страны, а во главе эритрейской церкви находится поставленный президентом патриарх Диоскор, которого не признали ни эфиопы, ни копты.