The Economist. Удивительный мир DeFi и его многочисленные опасности

У криптовалют сегодня много противников и, вероятно, что у них есть причины не любить этот вид цифровых активов.

Существует популярное мнение, что первыми постоянными пользователям криптовалют стали покупатели и продавцы наркотиков.

И, хотя доказательств этого нет, нельзя отрицать, что и сегодня криптовалюты активно используются теневым сегментом рынка.

Например, при совершении киберпреступлений злоумышленники часто требуют выкуп в криптовалюте.

Кроме того, многие люди говорят, что верят в революционность криптовалют, но на самом деле они пытаются быстро разбогатеть на глобальной криптомании, в результате которой совокупная стоимость криптоактивов достигла $2.2 трлн.

И это мы еще не говорим о кражах самих криптовалют. Так, сотни миллионов долларов в эфире были украдены в этом году после того как хакеры нашли ошибку в коде.

Мошенники, легкомысленные инвесторы и биткоин-фанатики отталкивают многих от криптоиндустрии.

Однако существуют и те, кто и в самом деле верит в инновационность криптовалют.

Достаточно вспомнить знаковое событие июня, когда Сальвадор принял биткоин в качестве официальной валюты и предприниматель, объявляющий эту новость, рыдал на сцене, утверждая, что это спасет нацию.

Так что даже скептики признают, что развитие экосистемы финансовых услуг, известной как децентрализованные финансы (DeFi), заслуживает пристального трезвого взгляда.

Эта экосистема способна перестроить работу текущей финансовой системы со всеми вытекающими последствиями и опасностями.

Распространение инноваций в сфере DeFi сегодня сродни ажиотажу вокруг нововведений на ранней стадии развития Интернета - криптореволюция вполне может перестроить архитектуру цифровой экономики.

DeFi - это одна из трех технологических тенденций, меняющих привычный мир финансов.

Сегодня технологические компании активно наступают на сферу платежей и банковских услуг, а правительства запускают собственные цифровые валюты - так называемые национальные криптовалюты.

Даже банки пытаются сделать вид, что они при делах.

DeFi предлагает альтернативный путь, который направлен на распределение (децентрализацию) власти, а не на ее концентрацию.

Чтобы понять, как реализуется это распределение власти, посмотрите на блокчейн: огромное объединение компьютеров, которые хранят открытую, неизменяемую информацию и обновляют ее без какого-либо центрального органа.

На сегодняшний день блокчейн биткоина, появившийся в 2009 году, не является самым технологически совершенным. DeFi-разработчики предпочитают Ethereum - это созданный в 2015 году блокчейн, на котором построено большинство приложений DeFi.

DeFi-разработчики нацелены на трансформацию сферы финансов.

Традиционная банковская деятельность требует огромной инфраструктуры для поддержания доверия между незнакомыми людьми: от клиринговых палат до правил регулирования капитала и судов.

Это дорого и неудобно, но выгодно банкам: вспомните комиссии за транзакции, обслуживание и попробуйте найти хоть одного бедного банкира. В отличие от традиционной банковской системы, транзакции в сети блокчейн являются надежными, дешевыми, прозрачными и быстрыми - по крайней мере, в теории.

Несмотря на пугающую терминологию (сборы за транзакции часто называются "газ", валюта - эфир, право собственности на цифровые активы - NFT's, и так далее), основные процессы, происходящие в сфере DeFi, знакомы многим. К ним относятся: торговля на биржах, выдача кредитов и прием депозитов с помощью самоисполняющихся соглашений - смарт-контрактов.

Одним из показателей популярности этих инструментов является объем активов, заблокированных в качестве залога - он растет с 2018 года и сегодня достигает $90 млрд.

Другим показателем является общая стоимость транзакций в сети Ethereum:

Во втором квартале этот показатель достиг $2.5 трлн, что примерно равно объему транзакций, которые обрабатывает Visa, и эквивалентно шестой части активности на фондовой бирже Nasdaq.

Амбиции DeFi распространяются на все новые территории.

MetaMask, DeFi-кошелек с более чем 10 миллионами пользователей, действует как цифровой идентификатор личности пользователя. Чтобы попасть в децентрализованный "метаверс" - зазеркальный мир с магазинами, которые управляются пользователями, вы привязываете свой кошелек к аватару, который представляет вас в новом финансовом мире.

Эти цифровые миры станут предметом обостряющейся конкуренции по мере того, как все большие суммы будут перемещаться в Интернет.

Крупные технологические компании могут ввести огромные налоговые сборы на эти мини-экономики: тут не надо далеко ходить за примерами - магазин приложений Apple взимает комиссии с разработчиков, а Facebook продает персональные данные рекламодателям.

Наилучшей альтернативой могут стать децентрализованные сети, в которых размещаются приложения и которые управляются пользователями на взаимовыгодной основе.

DeFi может обеспечить проведение платежей и доказательство права собственности.

Криптоэнтузиасты видят утопию.

Необходимо пройти долгий путь, прежде чем DeFi станет такой же надежной системой, как, скажем, JPMorgan Chase или PayPal.

Некоторые проблемы DeFi-инструментов прозаичны. В основном они связаны с тем, что блокчейн-платформы сложно масштабировать и что вычислительная техника, которой пользуются юзеры, потребляет огромное количество электроэнергии.

Но Ethereum - это самосовершенствующаяся система.

Когда спрос на проведение транзакций растет, плата за верификацию также может возрастать, что побуждает разработчиков совершенствовать алгоритмы работы.

Будут появляться новые версии Ethereum и другие, более совершенные блокчейны могут однажды заменить его.

Существует множество спорных моментов в том, как виртуальная экономика со своими собственными нормами взаимодействует с реальным миром.

Одним из поводов для беспокойства является отсутствие внешнего якоря стоимости. Криптовалюты ничем не отличаются от доллара в том моменте, что люди согласились между собой, что валюта имеет определенную стоимость.

Однако обычные деньги также поддерживаются государствами, обладающими монополией на насилие, и центральными банками, которые являются кредиторами последней инстанции.

Без такой поддержки, сфера DeFi будет уязвима к панике.

Исполнение контрактов за пределами виртуального мира также вызывает сложности. В контракте на блокчейне может быть указано, что вы владеете домом, но это может быть не признано в реальных инстанциях, так что вас могут выселить.

Управление и подотчетность в сфере DeFi рудиментарны.

Последовательность крупных необратимых транзакций, которые люди не могут отменить, может быть опасной, особенно с учетом неизбежных ошибок пользователей при вводе данных или ошибок создателей DeFi-инструментов при написании кода.

Отмывание денег также процветает в этой неуправляемой серой зоне услуг, лежащей между Ethereum и банковской системой.

Кроме того, несмотря на заявления о децентрализации, некоторые программисты и владельцы приложений обладают непропорционально большим влиянием на систему DeFi.

Недобросовестный проект может в какой-то момент работы получить контроль над большинством компьютеров, на которых работает блокчейн.


Приключения Алисы в стране DeFi

“Цифровые либертарианцы предпочли бы, чтобы DeFi оставалась автономной системой - несовершенной, но чистой. Однако для успеха эти инструменты должны интегрироваться в традиционную финансовую и правовую системы”,

- считает Гэри Генслер, криптоэксперт и председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Многие приложения DeFi управляются децентрализованными организациями, которые самостоятельно голосуют,по вопросам управления - эти органы должны подчиняться законам и правилам.

Банк международных расчетов и клуб центральных банков предложили использовать государственные криптовалюты в DeFi-приложениях, чтобы обеспечить их стабильность.

Финансы вступают в новую эру, в которой три новых видения на традиционную банковскую систему от технологических платформ, правительства и независимых DeFi-проектов будут конкурировать и смешиваться.

Каждая из них воплощает техническую архитектуру и идеологию того, как должна управляться экономика.

Как и в случае с Интернетом в 1990-х годах, никто не знает, чем закончится эта революция.

Но она способна изменить принцип работы денег и, как следствие, весь цифровой мир.

Оригинальная версия данной статьи была опубликована в разделе "Лидеры" издания The Economist под заголовком "Вглубь кроличьей норы".

Вы найдете ее здесь.

Переведено и адаптировано командой Telegram-канала

https://t.me/SmartBotSystems